Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » УТРОМ МАЖУ БУТЕРБРОД, СРАЗУ МЫСЛЬ: А КАК НАРОД? » «Это будет тотальная цензура» - закон о фейках и об оскорблении власти


«Это будет тотальная цензура» - закон о фейках и об оскорблении власти

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

В неприличной форме: как накажут за «неуважение к власти» в интернете

В Думу внесли закон, по которому за неуважительные материалы о власти в интернете будет грозить штраф или 15 суток. Генпрокурор получит право блокировать такие ресурсы. Эксперты увидели в документе новые ограничения для СМИ

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/4/32/755446422489324.jpeg
Андрей Клишас (Фото: Евгений Павленко / «Коммерсантъ»)

Антифейк и помощь СМИ

В среду, 12 декабря, в Госдуму были внесены два законопроекта об ужесточении наказания за распространение информации в интернете. Их авторами стали члены комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас и Людмила Бокова, а также депутат-единоросс Дмитрий Вяткин.

Законопроекты, сказали РБК два источника в верхней палате, с большой вероятностью, они будут приняты. «Все работы Клишаса — проходные, через него власть реализует свои задумки, так что непроходных законов у него нет», — уточнил один из собеседников РБК.

Проекты направлены «на предупреждение и пресечение распространения в интернете недостоверной информации, а также материалов, содержащих в неприличной форме явное неуважение к Конституции, обществу, государству, официальным государственным символам и государственным органам», сказал Клишас журналистам.

Первый законопроект его авторы назвали «антифейком». Он предполагает поправки в ст. 13.15 КоАП (злоупотребление свободой массовой информации). В нее предлагается добавить запрет на распространение в СМИ и информационно-телекоммуникационных сетях «заведомо недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений». Наказание последует, если подобная информация «создает угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры». Штраф для физлиц составит от 3 тыс. до 5 тыс. руб., для должностных лиц — от 30 тыс. до 50 тыс. руб., для юрлиц — от 400 тыс. до 1 млн руб.

В пояснительной записке говорится, что указанные меры предотвратят угрозы общественному порядку в России и помогут СМИ выполнять их основную функцию — предоставления обществу достоверной информации. По словам Клишаса, «фейки могут создать реальную опасность жизни и здоровью граждан, привести к массовым беспорядкам, создать угрозу безопасности».

Ограничения для СМИ

За последний год по инициативе парламентариев были приняты несколько законопроектов, вводящих различные ограничения для СМИ, в том числе в интернете. Осенью 2018 года был принят закон депутатов Сергея Боярского и Андрея Альшевских, который обязал ограничивать доступ или удалять контент «по заявлению пользователя публичной сети распространяемой в ней информации, которая явно направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды и иной информации, за распространение которой предусматривается уголовная или административная ответственность, в течение суток с момента получения указанного заявления». Одновременно с этим документом были приняты поправки, вводящие штрафы за распространение подобной информации в размере до 50 млн руб.

В начале года Госдума поддержала поправки в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), которые ввели наказание для нарушителей закона о СМИ, имеющих статус иноагента. Эти поправки подготовили сенатор Клишас и председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

К правонарушениям авторы поправок отнесли, напримеру, нарушения порядка регистрации СМИ-иноагентов. За грубое нарушение поправок предусмотрены штрафы до 5 млн руб. В реестре СМИ-иноагентов, созданном Минюстом, сейчас «Голос Америки», «Радио Свобода», а также телеканал «Настоящее время» и др.

Первый пакет поправок о СМИ-иноагентах был принят Госдумой в ноябре 2017 года. В тексте закона указано, что «СМИ, выполняющими функции иностранного агента», могут быть признаны как зарегистрированные за рубежом юрлица, так и иностранные структуры без образования юридического лица, «распространяющие для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы». Критерием попадания в список является получение «денежных средств и (или) иного имущества от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц».


Авторы законопроекта предлагают признать распространение недостоверной информации злоупотреблением свободой массовой информации. И применять тот же механизм, что и в отношении распространения призывов к массовым беспорядкам и участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка. В пояснительной записке Клишас ссылается на опыт разработки Еврокомиссией общеевропейской стратегии противостояния онлайн-дезинформации.

Цензура для синоптиков

Председатель президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов заявил РБК, что считает предложенные изменения нарушением свободы слова. «Я полагаю, что бороться с фейковыми новостями надо, но это делается не так: фейковые новости мы получаем каждый день, в первую очередь — в прогнозе погоды, — пояснил Федотов. — Так может, закроем прогнозы погоды?»

Цензурой законопроекты назвал журналист Владимир Познер. «Я считаю предложение господина Клишаса репрессивным и антидемократическим», — заявил он РБК. «За набором «правильных» слов заложена возможность наказать любое СМИ по существу за любую не понравившуюся власти информацию, — добавил журналист. — А кто, собственно, должен решить, что та или иная информация «заведомо недостоверна», «общественно значима»?»

Неясно, и что имеется в виду под формулировкой «в неприличной форме выражать явное неуважение», отметил Познер. «Например, если я скажу: «Государственная дура», как однажды я оговорился. Это и есть выраженное мной явное неуважение? А если я скажу: «Глуповатая Государственная дума», это как, явно и неявное неуважение? Если кто-то скажет: «Правительство жуликов и воров», это как следует квалифицировать? А если скажет: «Честность и порядочность правительства вызывают у меня сомнения», это как, проходит?» — добавил он.

Предполагается, что решать, что именно является «явным неуважением», а что нет, будет суд, говорит соавтор законопроекта депутат Вяткин. «В действующей статье Административного кодекса «Мелкое хулиганство» тоже употребляется оценочное суждение «явное неуважение», для этого судебное рассмотрение и нужно», — подчеркнул он.

Хотя идею пресекать распространение заведомо недостоверной информации можно только приветствовать, есть опасение, что закон будет в реальности использоваться для преследования любых критических высказываний о власти, говорит партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. «Если кто-то пишет, что чиновник Х не соответствует должности, то бесспорных доказательств у автора может и не оказаться, соответственно, автор будет подлежать ответственности», — предположил он.

Сейчас государство стремится контролировать процесс распространения негативной информации, напомнил РБК политолог Николай Миронов. Он предположил, что нынешние законопроекты могут привести к «волне административных арестов и штрафов, причем в отношении не столько разработчиков контента, сколько простых граждан, делающих посты в интернете». Получается, что, смягчая уголовные статьи за экстремизм, государство одновременно создает новую проблему, посчитал эксперт.

На страже чести власти

Другим законопроектом парламентарии предлагают поправки в ст. 15 федерального закона «Об информации». Документ наделяет генпрокурора и его заместителей новыми полномочиями по обращению в Роскомнадзор. Им позволят требовать ограничение доступа к ресурсам, которые распространяют материалы, выражающие в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальной символике, Конституции и органам госвласти. Любой человек сможет направить обращение руководству прокуратуры, оно будет рассмотрено в процессуальном порядке. Затем генпрокурор или его заместители вносят представление в Роскомнадор, а тот проводит предусмотренные законом действия, — говорит Вяткин.

«Если в общественной жизни мы хулиганов наказываем и видим, то и интернет в этом отношении нужно регулировать», — пояснила РБК соавтор законопроекта сенатор Бокова. Определять, что является неуважением к власти, по ее словам, будет Генпрокуратура, добавила сенатор.

В пояснительной записке парламентарии пишут, что российские законы предусматривают административную и уголовную ответственность за выражение явного неуважения к обществу в общественных местах, надругательство над государственными символами и оскорбление представителей власти. У них «не вызывает сомнений, что сеть интернет является общественным пространством, в котором также должны соблюдаться правила допустимого поведения, направленные на обеспечение общественного порядка и уважения к обществу и государственным институтам».

За распространение подобных материалов авторы законопроекта предложили наказывать штрафом от 1 тыс. до 5 тыс. руб. либо административным арестом на срок до 15 суток. Соответствующие поправки вносятся в ст. 20.1 КоАП (мелкое хулиганство).

Главная проблема предлагаемого законопроекта в том, что в нем нет определения того, что является «неуважением к власти», считает юрист Клеточкин. «Достоверного определения закон не дает, что такое явное неуважение и чем оно отличается от недостаточно явного, критериев нет», — подчеркнул он. При этом под действие закона могут попасть «и блогеры, и лидеры общественного мнения, и рядовые граждане», отмечает он.

Авторы: Евгения Кузнецова, Владимир Дергачев.

При участии: Екатерина Костина.

https://www.rbc.ru/politics/12/12/2018/ … =center_17

0

2

Российские сенаторы предложили арестовывать на 15 суток за неуважение к государству в интернете

Авторы поясняют, что интернет — общественное пространство, в котором должны соблюдаться правила поведения, направленные на соблюдение порядка, уважение к обществу и госинститутам

Сенаторы внесли в Госдуму законопроект, предусматривающий наказание в виде ареста за публикацию в сети материалов, выражающих в неприличной форме «явное неуважение» к государству, обществу, государственным символам власти и конституции. Документ размещен в думской электронной базе данных, отмечает сайт газеты «Ведомости».

Авторы законопроекта — сенаторы Людмила Бокова, Андрей Клишас и депутат Дмитрий Вяткин — предложили внести изменения в статью 20.1 КоАП РФ о мелком хулиганстве. Они также предложили внести поправки в закон «Об информации» и запрещать доступ к страницам, где публикуются «неуважительные» материалы.

В случае принятия документа публикация таких материалов будет наказываться штрафом от 1000 до 5000 рублей или административным арестом на срок до 15 суток. Соответствующее наказание предлагается ввести в случае, если в материалах не содержится «уголовно наказуемого деяния».

Авторы документа в пояснительной записке указывают, что интернет — общественное пространство, в котором должны соблюдаться правила поведения, направленные на соблюдение порядка, уважение к обществу и госинститутам.

https://www.bfm.ru/news/401987

0

3

«Остановитесь, ребята!» Юристы и журналисты возмущены поправками об арестах и о штрафах для СМИ

Текст: Иван Медведев

Наказывать предложено за выражение в неприличной форме неуважения к обществу, государству, официальным символам России и органам власти, а также за распространение заведомо ложной информации

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2018/12/12/klishas.jpg
Андрей Клишас. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Аресты за неуважение к власти и штрафы за распространение заведомо ложной информации — такие поправки сенатор Андрей Клишас предложил внести в закон «Об информации» и в статью административного кодекса о злоупотреблении свободой массовой информации. Предлагается в том числе давать 15 суток за распространение материалов, выражающих явное неуважение к обществу и государству в неприличной форме, а также штрафовать за публикацию заведомо ложных данных, если это «создает угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка или общественной безопасности». Юристы и журналисты возмущены.

Во-первых, нас всех разорит Гидрометцентр. Его данные россияне априори считают заведомо ложными, там даже доказывать не надо. А штрафы, которые предложил Клишас, для граждан — от 3 тысяч до 5 тысяч рублей, для должностных лиц — от 30 тысяч до 50 тысяч, для юрлиц — от 400 тысяч до 1 млн рублей.

Если серьезно, то проблема действительно есть. Мы живем во времена фейк-ньюс. Вспоминается безобразная провокация украинского пранкера, который после трагедии в ТЦ «Зимняя вишня» нагло врал об огромном числе погибших. Но опять-таки на самого пранкера легко завели дело по 282-й статье о разжигании ненависти, а СМИ, рассказывая о том, что жертв, возможно, больше, чем говорят, подчеркивали, что эти данные неофициальные и к ним нужно относиться весьма осторожно.

Есть ли в этом признаки нарушения закона? А может быть, это больше говорит о том, что люди просто не особо доверяют официальным лицам? Можно ли саму проблему распространения заведомо ложной информации регулировать законами, статьями и новыми наказаниями? Вопрос дискуссионный, но если уж и наказывать, то первым в списках может оказаться, например, Минобороны с его картинками из компьютерных игр, которые как минимум на уровне конкретного исполнителя заведомо ложно выдавались за кадры реальных боевых действий.

Юристы, ознакомившиеся с текстом поправок, считают, что эти конкретные инициативы нерабочие. Пока так говорить можно.

Федор Кравченко
управляющий партнер «Коллегии медиа юристов»

«Сейчас большие проблемы возникают в судах с тем, чтобы доказать заведомую ложность информации, например по делам о клевете, и чаще всего на этом и разваливаются уголовные дела. Доказать это крайне сложно. И второй признак: сама по себе информация, публикуемая на интернет-сайтах или в СМИ, опасность не создает. Опасность возникает в результате действий, совершаемых в офлайн-пространстве, на улицах конкретными лицами. И поэтому опять-таки при нормальном развитии событий, конечно, СМИ ничего бы в этой ситуации не грозило».


Ключевые слова — при нормальном развитии событий. Но давайте представим: оппозиция объявляет митинг, власть его не согласовывает. Оппозиция считает, что отказ в проведении мероприятия необоснован, подает жалобу, а пока она рассматривается, говорит: мы считаем, что акция законна. СМИ публикуют в том числе это заявление (с добавлением того, что власти считают иначе). С какой долей вероятности следователь и суд решат, что СМИ опубликовали заведомо ложную информацию, которая может привести к массовым беспорядкам? Вопрос, к сожалению, риторический.

Павел Гусев
главный редактор и владелец газеты «Московский комсомолец»

«Хватит нам портить закон «О средствах массовой информации»! Там столько препонов, там столько запретов! Уже Роскомнадзор не успевает в них разбираться. У меня как у председателя Союза журналистов одна просьба: остановитесь, ребята, остановитесь хоть на секунду!»


Что касается второй инициативы Клишаса о недопустимости демонстрации неуважения к обществу и государству в неприличной форме, представим ситуацию: корреспондент на той же акции протеста записал несколько интервью, участники митинга называют депутатов и сенаторов жуликами и ворами, а министров — дураками. СМИ публикуют эти интервью в репортаже с акции. Накажут ли кого-то и если да, то кого? Юристы говорят, что наказывать в этом случае не за что: неприличная форма — это мат. Но за такие высказывания можно наказывать и сейчас — норм для этого более чем достаточно. Но зависеть все будет от правоприменительной практики. И возникает вопрос: а не приходила ли в голову некоторым парламентариям мысль о том, что, может быть, нужно давать гражданам меньше поводов для того, чтобы проявлять к ним неуважение?

https://www.bfm.ru/news/402009

0

4

Принуждение к уважению: чем опасны новые ограничения свободы информации

Даже на фоне принятых за последние годы поправок в законы, существенно ограничивших свободу информации, внесенные в Думу 12 декабря законопроекты выделяются крайне размытыми формулировками

12 декабря в России отмечали День Конституции. Оценки главного закона страны различаются. Власть называет Конституцию «живым, развивающимся организмом». Критики указывают на то, что как раз власть далека от соблюдения как духа, так и многих норм Основного закона.

Множество законов, принятых в последние годы, мешают Конституции работать напрямую. Это касается и законодательства о свободе слова и средств массовой информации. Островком относительной свободы пока остается интернет, но, возможно, и об этом теперь придется говорить в прошедшем времени.

Дефицит равенства

Главный «подарок» в День Конституции пришел из Государственной думы, куда были внесены законопроекты об изменении законов «Об информации…», «О средствах массовой информации» и Кодекса об административных правонарушениях. Конечно, это уже не первый случай, когда государство старается поставить распространение информации под свой контроль. Однако даже на фоне более 70 принятых ранее изменений в закон о СМИ, отличительной чертой которых можно назвать уменьшение свободы и усиление ответственности, законопроекты 12 декабря выделяются явным искажением баланса интересов в пользу государства. Нарушение принципа равенства, являющегося краеугольным камнем в фундаменте Конституции, разрушает ее демократический смысл. Взять хотя бы крайне неясное определение: «недостоверная общественно значимая информация, распространяемая под видом достоверных сообщений», предложенное в одном из законопроектов.

Как это часто бывает, в пояснительной записке к законопроекту авторы ссылаются на международный опыт, в частности на разрабатываемую Еврокомиссией общеевропейскую стратегию противостояния онлайн-дезинформации. Такая ссылка удивляет хотя бы в силу того, что бороться европейские чиновники предполагают как раз с российской дезинформацией. Да и различие между «разработкой стратегии» и предлагаемым законом с драконовскими штрафами и арестом на 15 суток очевидно. В общем, пока Европа только думает, как пройти между Сциллой свободы слова и Харибдой злоупотреблений, у нас уже есть готовый ответ.

Ссылка на европейский опыт становится еще интереснее, если вспомнить примеры того, что называют дезинформацией в Европе и что считаем дезинформацией мы. Это сразу позволит ощутить, как ценно иметь возможность изложить свою точку зрения.

К примеру, в странах Балтии на государственном уровне изгнание нацистов в 1944–1945 годах именуется «оккупацией», и иная точка зрения вполне укладывается в понятие общественно значимой «дезинформации». Для нас же, чьи родные, как пел Марк Бернес, «лежат в земле сырой» на просторах до Одера, этот вопрос выглядит по-иному. По нему есть «преобладающее общественное согласие», и дезинформацией можно назвать уже другой взгляд на вещи. При известной фантазии можно представить, что распространение такой информации таит угрозу «массовых беспорядков» и даже «прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения», как сказано в законопроекте.

Сомнительная необходимость

Здесь стоит вспомнить, что наряду с Конституцией в России вопросы свободы слова и СМИ регулирует подлежащая обязательному применению международная конвенция «О защите прав человека и основных свобод» 1950 года.

Выражу мнение, что предлагаемые изменения нарушают не только сложившуюся за 25 лет действия Конституции правовую идентичность, включающую в себя свободу слова и средств массовой информации, но и существенно противоречат конвенции и основанным на ней правовым позициям Европейского суда по правам человека.

В соответствии с конвенцией, каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Как и любое право, оно не безгранично, налагает обязанности и ответственность и должно осуществляться с учетом прав иных лиц.

И если уж ссылаться на европейский опыт, то именно ЕСПЧ в своих решениях, основанных на конвенции, сформулировал универсальный критерий, позволяющий дать правовую оценку рассматриваемым явлениям. Это критерий «необходимости в демократическом обществе», что максимально соответствует ст. 1 Конституции, которая само понятие «Россия» раскрывает через определение демократического, правового государства.

\Попробуем оценить сущность предлагаемых изменений законодательства, используя этот критерий «необходимости». В законопроектах предлагается произвольно ограничить существующие демократические права, являющиеся необходимым условием общественного развития, со ссылкой на гипотетические проблемы с общественной безопасностью. Причем использование в проекте термина «недостоверная информация» не позволяет отграничить «информацию о фактах», которые могут быть проверены на их соответствие действительности, и «мнения», «оценки», «суждения», которые отражают внутреннее представление субъекта и «недостоверными» быть не могут в принципе. Нельзя не обратить внимание, что законопроект устанавливает запрет, не называя орган, который эту «недостоверность» установит, что неминуемо приведет к недопустимой правовой неопределенности. К тому же уже сейчас в России есть вполне цивилизованная система правового регулирования, позволяющая защищать права других лиц и тем более общественную безопасность.

С учетом высокой профессиональной квалификации разработчиков законопроекта предположу, что в данном случае речь не идет об ошибках, а истинная цель как раз и состоит в создании механизма привлечения к строгой ответственности любого субъекта, включая СМИ, за распространение информации, включая субъективные мнения.

15 суток за Конституцию

Не меньшего внимания заслуживает и предложение дополнить статью Кодекса об административных правонарушениях нормой об ответственности за распространение в интернете материалов, «в неприличной форме выражающих явное неуважение» к Конституции, государству, его символам и органам государственной власти.

Сейчас КоАП при определении мелкого хулиганства говорит только о явном неуважении к обществу или к законным требованиям представителя власти, причем обязательно при «исполнении обязанности по охране общественного порядка».

Теперь же предлагается распространить «уважение» на любого представителя любого органа власти в любое время.

Кроме того, охранительная норма административного закона сегодня защищает от активного неуважения в форме действия. В пояснительной записке к проекту говорится уже о необходимости «уважения» к государственным институтам в интернете. Такой универсальной обязанности «уважать» по отношению к любым органам в законодательстве до сих пор не было. А что делать, если некоторые из них этого уважения не заслужили? И не будут ли суды на местах рассматривать эмоциональную критику в качестве «неприличного неуважения»?

Одно в данной норме представляется действительно полезным. Это установление административной ответственности за явное неуважение к Конституции. Ее за эти 25 лет столько раз явно и публично оскорбляли, искажая ее демократические положения, в том числе в форме законопроектов, что административная ответственность за обиды, нанесенные Основному закону, была бы совсем не лишней.

ОБ АВТОРАХ

Алексей Мельников
адвокат Московской городской коллегии адвокатов

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

https://www.rbc.ru/opinions/politics/17 … m=center_5

0

5

Кремль предостерег от идеи наказывать за «неуважение к власти»

В интервью представитель Кремля отметил, что иногда идеи о наказании за высказывания «приводят к маразмам» и напомнил, что в таких случаях в ситуацию может вмешаться президент

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/2/86/755452598169862.jpeg
Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков выступил с критикой чрезмерного введения ответственности за высказывания в интернете. О готовности Кремля вмешаться в законотворческий процесс в этой сфере он рассказал в интервью «России-24».

В ходе беседы с журналистом речь зашла о проекте закона, предполагающем наказание за высказывания в СМИ и интернете, демонстрирующие неуважение к государству. «Что касается правоприменительной практики разных законов, которые направлены на защиту чести и достоинства, основ государственности и так далее, то, безусловно, в тех случаях, когда это приводит к тем самым маразмам, о которых мы уже говорили, конечно, необходима реакция», — заявил Песков (цитата по ТАСС).

Представитель президента отметил, что в подобных случаях вмешаться и скорректировать подобные нормы может лично Владимир Путин. «Вы знаете, что такая реакция наступает. В том числе по итогам бесед с нашими правоохранителями, правозащитниками президент неоднократно выступал с предложениями о внесении изменений в те или иные законы», — подчеркнул он.

Законопроекты, предусматривающие ужесточение наказания за ряд высказываний в СМИ и интернете были внесены в Госдуму 12 декабря членами комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андреем Клишасом и Людмилой Боковой, а также депутатом-единороссом Дмитрием Вяткиным.

Первый законопроект предполагает поправки в ст. 13.15 КоАП (злоупотребление свободой массовой информации). В нее предлагается добавить запрет на распространение в СМИ и информационно-телекоммуникационных сетях «заведомо недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений». Если подобная информация «создает угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры», авторы документа требуют наказывать за это штрафом: от 3 тыс. до 5 тыс. руб. для физлиц, для должностных лиц — от 30 тыс. до 50 тыс. руб., для юрлиц — от 400 тыс. до 1 млн руб. Второй законопроект предлагает дать генпрокурору и его заместителям полномочия на то, чтобы требовать от Роскомнадзора ограничения доступа к ресурсам, которые распространяют материалы, выражающие в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальной символике, Конституции и органам госвласти.

Председатель президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов заявил РБК, что считает предложенные законопроекты нарушением свободы слова. «Я полагаю, что бороться с фейковыми новостями надо, но это делается не так: фейковые новости мы получаем каждый день, в первую очередь — в прогнозе погоды. Так может, закроем прогнозы погоды?», — сказал он.

Автор: Георгий Тадтаев.

https://www.rbc.ru/politics/20/12/2018/ … m=newsfeed

0

6

В Госдуме поддержали два резонансных законопроекта — о неуважении к власти и фейковых новостях

За публикацию в интернете материалов, оскорбляющих государство и госорганы, и заведомо недостоверной информации предлагается наказывать штрафами и арестами

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/01/09/gosduma_1.jpg
Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции поддержал два резонансных документа — законопроекты «о неуважении к власти» и «о фейковых новостях».

Первый позволяет блокировать интернет-публикации, в которых обнаружено оскорбление государства и госорганов, второй — запретить СМИ публиковать заведомо недостоверную информацию. В качестве наказания — миллионные штрафы и арест.

Законопроекты комментирует председатель редакционного совета «Новой газеты» Дмитрий Муратов:

Дмитрий Муратов
председатель редакционного совета «Новой газеты»

«Действующая Государственная дума приняла уже около 90 ограничительных, запретительных законов и поправок. Даже по сравнению с Думой шестого созыва она отличается высокой эффективностью. Уже давным-давно известна норма, при которой права людей, находящихся во власти, политиков, общественных деятелей толкуются расширительно, в их отношении позволена куда большая свобода высказываний и мнений, они сами выбрали себе публичную работу. Граница приемлемости в отношении критики власти, безусловно, расширена, и это определено многократно, в том числе международным судом по правам человека».


Что касается явления фейк-ньюз, оно действительно существует, в том числе в России. Можно вспомнить, в частности, «Зимнюю вишню», когда СМИ цитировали пранкера, написавшего о замалчивании властями истинного числа погибших. Но будут ли работать эти законы?

Федор Кравченко
управляющий партнер Коллегии медиа-юристов

«В тексте законопроекта использована масса оценочных категорий, которые не имеют надежного толкования в современном информационном праве. В частности, суть законопроекта в том, что запрещено распространять заведомо недостоверную информацию. Эту заведомость очень трудно доказать. Также эта информация должна быть общественно значимой. Критерии общественной значимости тоже юридически не определены. Дальше говорится о том, что эти сведения должны распространяться под видом достоверных сообщений, что тоже вынуждает каждый раз выяснять, под видом чего распространялись эти сведения, потому что формулировка «под видом» не имеет опять-таки точного юридического содержания».


Ранее в «Новой газете» вышло интервью сенатора Андрея Клишаса — главного автора законопроектов. Он рассказал, что если материал СМИ, допустим, посвящен коррупции, то за это наказывать не будут. Журналисты вспомнили, как Владимир Познер назвал Госдуму «госдурой». По словам Клишаса, очень важен контекст, а еще есть юмор, где многое допустимо. Но сенатор добавил, что если цель высказывания — оскорбить власть, то «это может быть расценено как состав». Впрочем, ясности такие объяснения тоже не добавляют.

https://www.bfm.ru/news/404040

0

7

Дума обсуждает «суверенный интернет» и штрафы за неуважение к власти

0

8

«Это будет тотальная цензура». Кабмин поддержал законопроекты Клишаса — о фейках и об оскорблении власти

Ранее Минкомсвязи, Минюст и Генпрокуратура раскритиковали эти документы. Эксперты говорят о слишком широкой трактовке законов — любую информацию можно счесть оскорбляющей, а любая критика приведет к блокировке аккаунтов и штрафам

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/01/19/klishas.jpg
Андрей Клишас. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Правительство поддержало так называемые законопроекты Клишаса — о штрафах за фейковые новости и об оскорблении власти, притом что ранее Минкомсвязи, Генпрокуратура и Минюст подвергли критике эти документы.

О том, что кабмин направил положительные отзывы, сообщил глава думского комитета по информационной политике Леонид Левин. Теперь эти нашумевшие законопроекты, авторы которых — сенаторы Андрей Клишас и Людмила Бокова, а также депутат Дмитрий Вяткин, могут рассмотреть на ближайшем заседании комитета в понедельник.

В начале недели в Думе прошло расширенное заседание комитета, на котором законопроекты обсуждались с представителями всех заинтересованных ведомств. Дискуссия была ожесточенной, многие выступили против, рассказал Business FM зампред комитета по информационной политике Андрей Свинцов:

Андрей Свинцов
зампред комитета ГД по информационной политике

«Все, кроме авторов, высказались либо категорически против, либо высказали свои серьезные сомнения и претензии к текстам законопроекта. Как идею, что надо бороться с недостоверной информацией, это в целом все поддерживают. Но тот инструментарий, который предлагают эти два законопроекта, — это проще, чем даже было в советское время. Формулировки в законах максимально широкие. Там речь идет и о СМИ, и об обычных физических лицах, распространяющих информацию в социальных сетях. Фактически любая информация, которая будет распространяться, может быть признана информацией оскорбляющей, кто-то будет задет, то есть любой человек в отношении любого факта. В отношении политических партий мы видим, что это будет тотальная цензура, когда из-за фразы о том, что мэр неграмотно распорядился бюджетом или неправильно принял решение, последует автоматически блокировка всех аккаунтов во всех социальных сетях того человека, который пытается вскрыть какую-то информацию. То есть будет полностью зачищено все интернет-пространство от любых активистов, общественных деятелей, СМИ — вообще всех зачистят, просто потому что они хоть что-то говорят либо с негативом, либо с оценочным суждением».


Законопроекты Клишаса, внесенные в Думу в начале декабря, вызвали шквал критики. В частности, замглавы Минкомсвязи Алексей Волин заявил: «Одна из задач госорганов — спокойно выслушивать критику своей работы. Не сахарные». Мог ли кабмин поддержать оба законопроекта, если профильное ведомство выступило против?

Михаил Емельянов
первый зампред комитета ГД по госстроительству и законодательству

«Мне трудно отвечать за правительство, но я думаю, что поддерживается главная идея, что с фейковыми новостями надо бороться. Это же не только в России, и в США, и в Великобритании принимаются законы против фейковых новостей. Другое дело, что, борясь с фейковыми новостями и с какими-то антироссийскими действиями, нельзя выводить власть как таковую из-под критики, отдельных чиновников. Вот с этим надо работать в законопроекте, и вот здесь были главные проблемы».


По словам депутата Леонида Левина, у правительства все же есть ряд замечаний к законопроектам, в частности к документу о штрафах за оскорбление власти. То есть какие-то изменения все-таки будут. Но в целом законопроект, скорее всего, концептуально признали отвечающим духу времени, рассуждает руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачёв:

Константин Калачёв
руководитель «Политической экспертной группы»

«Очевидно, что не обошлось без участия премьер-министра, который, видимо, консультировался с людьми, стоящими за законопроектом Клишаса, очевидно, не сам он его инициировал, а есть заинтересованные лица и структура. Свобода лучше несвободы — было сказано давно. Сейчас правительство, видимо, своей репутацией уже не озабочено. Медведев в либерала играть перестал, видимо, решено, что поздно уже пытаться поднимать свой рейтинг, законопроект, как известно, в обществе воспринят негативно. Для меня в этой истории ключевой является роль премьер-министра, который понимает, что подобное решение не добавляет очков правительству, но почему-то с ним соглашается. Я думаю, что раз уж правительство отзывается о нем положительно, остается только один человек, который может в этот процесс вмешаться или не вмешаться, но, судя по всему, в каком-то виде этот законопроект будет принят».


Отметим, что единороссы предлагают приравнять публикации, в которых выказывается неуважение к власти, к мелкому хулиганству и наказывать за это штрафами в размере от одной до пяти тысяч рублей либо арестом на срок до 15 суток.

https://www.bfm.ru/news/404832

0

9

Фейковые новости и оскорбление власти: что говорят депутаты — противники «пакета Клишаса»?

Госдума одобрила законопроекты в первом чтении. 332 депутата проголосовали за, 44 — против. Автора документов сенатора Андрея Клишаса на обсуждении не было

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/01/24/gosduma.jpg
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Госдума приняла в первом чтении законопроекты о штрафах за фейковые новости и оскорбление власти в интернете. Их поддержали 332 депутата, 44 проголосовали против, воздержавшихся не было.

Несмотря на просьбу совета нижней палаты, автор пакета из четырех законопроектов, глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас в Думу 24 января не явился. Сенатор находится в рабочей поездке по Красноярскому краю, и, как сообщил Business FM его помощник, связаться с ним нет никакой возможности. Вместо него присутствовала соавтор — сенатор Людмила Бокова.

Как прошло обсуждение, рассказал еще один соавтор, депутат от фракции «Единой России» Дмитрий Вяткин:

Дмитрий Вяткин
депутат от фракции «Единой России»

«Ряд депутатов выступили принципиально против. Но даже из тех, кто не голосовал, все согласились, что проблема распространения ложной информации, которая тем более направлена на дестабилизацию обстановки, на то, чтобы посеять страх, панику, проблема существует, и законодатели обязаны на нее отреагировать в любом случае, это абсолютно очевидно. Возражения, на мой взгляд, носили больше эмоциональный характер: а если вдруг, а вдруг чего, а вдруг не так поймут, не так будут применять и так далее. Хотя мы здесь не впереди планеты всей в установлении ответственности за распространение определенных сведений в интернете».


Против законопроектов выступали коммунисты и либерал-демократы, которые обращали внимание на расплывчатые формулировки. Вот что рассказал Business FM член думской фракции КПРФ Денис Парфенов:

Денис Парфенов
член думской фракции КПРФ

«На обсуждение записался 21 депутат — своеобразный рекорд, очень давно такого не было. Вопросов было много, значительная часть касалась реализуемости этого закона, на кого он будет направлен. Ставить вопрос так широко, как поставили его авторы, и создавать возможность и угрозу репрессивного применения этого законодательства, на мой взгляд, совершенно нельзя. Автору, наверное, следовало бы присутствовать. Многие коллеги просто считают, что автору не хочется этого делать по одной простой причине: очень легко обрести репутацию человека, который подавляет свободу слова в нашей стране. Не исключаю, что это вполне может быть истинным мотивом, почему сам Клишас сегодня не присутствовал и не докладывал».


Инициатива сенатора Клишаса вызвала широкий резонанс. Подготовленные им законопроекты позволяют блокировать общедоступные материалы в интернете, выражающие в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, госорганам, госсимволам и конституции. За распространение таких материалов вводится ответственность в виде штрафов либо административного ареста на 15 суток.

https://www.bfm.ru/news/405259

0

10

«Пакет Клишаса»: сначала критика, затем — внезапное согласие?

«Очевидно, что, когда два таких серьезных ведомства, как правительство и Генпрокуратура, в одночасье меняют свою позицию, это не происходит просто так, случайно», — подчеркнул политолог Аббас Галлямов

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/01/24/gos.jpg
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Госдума 24 января в первом чтении рассмотрит скандально известные законопроекты Андрея Клишаса о фейковых новостях и об оскорблении власти. Ранее инициативы одобрила Генпрокуратура, несмотря на то, что еще совсем недавно в ведомстве негативно высказывались о предложениях Клишаса. Точно так же изменили свое отношение к этим законопроектам в правительстве.

В конце прошлого года сенатор Клишас предложил запретить распространять в СМИ «заведомо недостоверную общественно значимую информацию» под видом реальных новостей, а также штрафовать за высказывания, выражающие в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству и органам власти.

В экспертном сообществе, правительстве и прокуратуре инициативы критиковали как в части невозможности их исполнения, так и в части возможности избирательного применения этих норм. Однако ситуация изменилась. Почему? Мнение политолога Аббаса Галлямова:

Аббас Галлямов
политтехнолог

«Надо понимать: что бы там ни происходило на поверхности, внутренняя борьба, внутриаппаратная сильная, и она имеет гораздо большее значение для судеб страны, чем внешне видимая борьба власти с оппозицией. Борьба внутри власти между различными группировками — это и есть то, что определяет в основном пути развития страны. Очевидно, что есть группировка, которая считает, что гайки нужно завинтить и идти по силовому сценарию. Есть группировки людей, считающих, что это путь в никуда, что это угробит инвестиционный климат, что это превратит страну в подобие Северной Кореи, поэтому работать надо более тонко и не выглядеть как слон в посудной лавке. И вот борьба между двумя этими группами и определяет динамику политического процесса. Очевидно, что на прошлой неделе побеждала одна группировка, а на этой неделе победила другая — условных «ястребов». Очевидно, что, когда два таких серьезных ведомства, как правительство и Генпрокуратура, в одночасье меняют свою позицию, это не происходит просто так, случайно».


С этой точкой зрения согласен и директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин:

Павел Салин
директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ

«Возможно, на это повлияли последние сведения по продолжающемуся снижению рейтингов власти. В таком случае власть для сохранения стабильности политической системы будет перестраховываться и делать ставку на сугубо охранительные рычаги, отсюда такое изменение позиции».


На ситуацию могли повлиять события в Магнитогорске и то, как их освещали российские СМИ, считает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов:

Дмитрий Абзалов
президент Центра стратегических коммуникаций

«Изменилась она, судя по внутренним особенностям, во многом в результате Магнитогорска, это первое, и встроилась в общую канву: Кемерово, Керчь и все, что с этим было связано. Проблема заключается не столько в оскорблении власти как таковой, потому что это понятие очень абстрактное в принципе, а в так называемых fake news. То же самое касается ситуации с Магнитогорском. Например, то же самое заявление подразделения информационного фактически издания «Исламского государства», которое берет на себя ответственность практически за все, что взрывается с ее участием или без ее участия, это во многом предупредило изменение федеральной позиции».


ИГ — террористическая организация, запрещенная в России по решению Верховного суда.

https://www.bfm.ru/news/405213

0

11

Клишас в ответе Познеру связал богатство политиков с беспристрастностью

Сенатор Андрей Клишас ответил Владимиру Познеру на критику законопроекта о неуважении к власти. Он убежден, что благосостояние политиков ведет к беспристрастности и что их работа «сама по себе достойна уважения»

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/4/10/755511934786104.jpeg
Андрей Клишас (Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости)

Председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас обратился с письмом к телеведущему Владимиру Познеру в связи с обсуждением закона о неуважении к власти в интернете. Автор законопроекта призвал Познера «отделить неуважение от оскорблений». Письмо направлено журналисту, рассказали РБК в пресс-службе Клишаса.

В начале февраля Клишас стал гостем на программе Познера на «Первом канале». В следующем выпуске, комментируя его выступление, журналист заявил, что не считает никого обязанным уважать власть. Он назвал слова Клишаса о том, что, оскорбляя власть, человек оскорбляет себя как избирателя этой власти, софистикой.

«Власть, то есть люди, которых мы избрали, должна доказать, что она достойна уважения: законопроекты, выступления ее представителей — вот что должно быть мерилом», — уточнил Познер. Он заявил, что представители власти — «это люди, говоря мягко, небедные, привилегированные, с них спрос особый». По мнению телеведущего, они должны заслужить уважение народа, а не исходить из убеждения, что народ их уважать обязан.

Клишас в ответ заявил, что законопроект направлен прежде всего на ограничение оскорбительных действий в отношении общества. Государство же является производным общества, считает он. По мнению сенатора, власть не может заставить никого себя уважать, но цель законопроекта не в этом, а в том, чтобы «предотвратить проявление неуважения в оскорбительной форме». «Оскорбления ни к чему, кроме отстранения от диалога вследствие нежелания их выслушивать, не приведут», — сказал член Совфеда.

Отвечая на тезис о зарплатах представителей власти, Клишас заявил, что «успех в профессиональной самореализации неминуемо влечет рост материального благосостояния и уровня независимости». По его словам, это «не только позволяет заниматься политикой, но и дополнительно гарантирует беспристрастность и объективность политической деятельности». Богатство представителей власти не может быть причиной особого спроса» с этих людей, потому что своей работой
«на благо граждан политические деятели уже заслужили уважение значительной части населения».

«Сама по себе такая работа достойна уважения и вполне закономерно открывает дорогу в представительные органы власти», — уверен сенатор.

В конце прошлого года Клишас с группой парламентариев внес в Госдуму законопроект, по которому за неуважительные материалы о власти в интернете будет грозить штраф или 15 суток, а генпрокурор и его заместители смогут требовать ограничения доступа к ресурсам, которые распространяют материалы, выражающие в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальной символике, Конституции и органам госвласти.

Госдума поддержала его в первом чтении. Депутаты также предложили увеличить штрафы в 20 раз. В соответствии с поправками штраф для обычных граждан будет увеличен с 3–5 тыс. до 30–100 тыс. руб., для должностных лиц — с 30–50 тыс. до 60–200 тыс. руб. Исключением станут юридические лица, для которых штрафы, наоборот, предлагается сократить с 400 тыс. — 1 млн руб. до 200–500 тыс. руб.

Автор: Евгения Кузнецова

https://www.rbc.ru/politics/26/02/2019/ … =from_main

0

12

«После принятия такого законопроекта нас будут уважать граждане России?»

Наказания за фейковые новости и неуважение к власти прошли второе чтение
     
"Коммерсантъ" от 06.03.2019, 14:17

Госдума одобрила во втором чтении законопроекты, запрещающие распространять фейковую информацию и выражать «явное неуважение» к органам власти в интернете. Наказание, предусмотренное исходными версиями проектов, было кратно увеличено в соответствии с рекомендацией профильного комитета. Депутаты не прислушались к коллеге Сергею Иванову (ЛДПР), который указал на несоразмерность наказаний: брань в общественных местах карается штрафом до 1 тыс. руб., в то время как за аналогичное деяние в интернете теперь будет грозить до 300 тыс. руб. или 15 суток ареста. В третьем, окончательном чтении документы будут рассмотрены завтра, 7 марта.

Представляя резонансные законопроекты, глава думского комитета по информполитике Леонид Левин рассказал об изменениях, которые комитет рекомендует внести ко второму чтению. Так, в проекте о «недостоверной информации» уточнены «потенциальные последствия» их распространения, а СМИ, «имеющие регистрацию», были выведены из документа.

Господин Левин подчеркнул, что традиционные СМИ «не выводятся из-под ответственности», и закон коснется всех одинаково, будь то «ВГТРК или "Дождь", "Российская газета" или "Новая"».

Вопросов к главе комитета не было, и депутаты приняли законопроект «о недостоверной информации» во втором чтении без обсуждения: за проголосовали 327 депутатов, против — 42.


Оперативно и без обсуждения депутаты рассмотрели и второй законопроект, наделяющий генпрокурора и его заместителей правом ограничивать доступ к сайтам, на которых распространяются высказывания с «явным неуважением к обществу и органам власти». Как рассказал Леонид Левин, по сравнению с исходной версией в проекте теперь будет прописано, что «информация, доступ к которой ограничивается, должна не только проявлять явное неуважение и выражаться в неприличной форме, но и оскорблять человеческое достоинство и общественную нравственность». «Все обращали внимание на размытость формулировок, многие говорили, что не хватает акцента на оскорбительный характер»,— пояснил глава комитета. Кроме того, доступ к сайту будет ограничиваться, если его владелец «не удалит информацию в течение суток с момента получения соответствующего уведомления от генпрокурора». Документ поддержали 319 депутатов, 43 — были против.

Санкции за описанные господином Левиным деяния все же вызвали дискуссию в зале заседаний. Как рассказал глава думского комитета по госстроительству Павел Крашенинников, представляя поправки к Кодексу об административных правонарушениях (КоАП), по сравнению с исходной версией «штрафы увеличиваются в несколько раз». «Мы с вами в первом чтении вспоминали примеры кемеровские, магнитогорские (о распространении фейковых новостей.— “Ъ”). Конечно, когда мы все взвесили, пришли все-таки к тому, что должен быть барьер, чтобы человек задумался о том, нужно ли это делать не только с точки зрения нравственной, но и с точки зрения экономической»,— рассказал глава комитета. Критерии, по его словам, стали «более содержательными» и «стали носить менее резиновый характер». Протокол о нарушении составляет полиция либо Роскомнадзор, в течение суток уведомляются органы прокуратуры, а решение принимает суд, описал процедуру блокировки Павел Крашенинников.

Такие поправки «явно нам всем уважения не добавляют», заявил депутат от ЛДПР Сергей Иванов. Только для граждан ко второму чтению штрафы предлагается поднять от 3 тыс. до 5 тыс. руб. до максимальной планки в 400 тыс. руб. «только для граждан». «И все это мы делаем, ссылаясь на международный опыт,— сказал господин Иванов.— Дорогие мои коллеги, вы знаете, что во Франции рабочий получает в четыре раза больше, чем российский рабочий? Там огромное количество привилегий, когда вы все это сделаете, может, не будет и нужды в таких вот санкциях?» Установление судебного порядка блокировки, по его словам, тоже не изменит ситуацию: «Вы можете назвать хоть один пример, когда суд выносил решение в пользу граждан, а не в пользу государства?»

«На комитете мы так же эмоционально это все рассматривали»,— сказал Павел Крашенинников. Возражения коллеги он отверг, еще раз подчеркнув, что человек «тысячу раз должен подумать», прежде чем нарушать закон.

Поправки к КоАП, по сравнению с исходной версией увеличивающие штрафы в несколько раз, поддержаны голосами 316 депутатов, против голосовал 41 человек.


Последними депутаты рассмотрели поправки к КоАП за выражение неуважения к обществу и власти в интернете. С развитием технологий и с прогрессом «развиваются не только какие-то положительные истории, но и отрицательные», сообщил Павел Крашенинников. Здесь штрафы также увеличиваются по сравнению с первым чтением, отметил он, но при этом арест на 15 суток теперь предусматривается не сразу, а только в случае повторного нарушения.

Сергей Иванов заявил, что вводимые наказания несоизмеримо выше уже предусмотренных в КоАП санкций за «нарушение общественного порядка, выражение явного неуважения к обществу, сопровождающегося нецензурной бранью в общественных местах».


«То есть, если общество оскорбляют в общественных местах, то всего-навсего от 500 руб. до 1 тыс. руб. штрафа. А за то же самое, сделанное в интернете, вы предлагаете наказывать штрафом до 300 тыс. и арестом на 15 суток! После принятия такого законопроекта нас будут уважать или нет граждане России?» — возмутился Сергей Иванов и призвал коллег «соизмерять степень наказания». Павел Крашенинников в ответ еще раз заметил, что «наряду с защитной функцией должна быть и охранная функция данной нормы». Поправки были одобрены 323 депутатами, 45 голосовали против, один воздержался.

В третьем, окончательном чтении законопроекты будут рассмотрены завтра, 7 марта.

Наталья Корченкова

https://www.kommersant.ru/doc/3906212?from=main_read

0

13

Совет Федерации одобрил «пакет Клишаса». О чем говорили противники законопроектов?

Сенаторы поддержали законы о запрете распространения фейковой информации и борьбе с оскорблением власти в интернете

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/13/tass_31985614.jpg
Сенатор Андрей Клишас. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Совет Федерации одобрил так называемый пакет Клишаса о фейковых новостях и неуважении к власти в сети. Ранее Совет по правам человека при президенте попросил Совфед отклонить оба закона и отправить их на доработку в Госдуму. Эксперты СПЧ нашли в документах много неточностей и поводов для злоупотреблений.

На обсуждении в Совете Федерации был замруководителя Роскомнадзора Александр Панков. Выступал с законопроектом его автор сенатор Андрей Клишас. Он отметил, что ответственность последует за нарушения, сделанные только после вступления этого закона в силу.

Обсуждение заняло не более 20 минут. Клишас сравнил российскую практику борьбы с дезинформацией с европейской и попытался ответить на заключение СПЧ:

Андрей Клишас
сенатор

«По всем замечаниям, которые высказал Совет по правам человека, я вынужден вам сказать, что они скорее носят политологический или философский характер. Мне даже не очень удобно останавливаться на отдельных его положениях. Мы подготовили очень подробный ответ на заключение Совета по правам человека и по согласованию с председателем Совета Федерации мы направим в ближайшее время, возможно, даже уже сегодня эти свои мысли, свое ответное заключение на то, что мы получили от Совета по правам человека».


Сенаторы задавали вопросы по поводу соцсетей: будут ли они попадать под действие нового закона о фейк-ньюс, как регулятор будет взаимодействовать с ними, не противоречит ли нынешняя редакция закона конституции? Активнее всех против законопроекта выступала сенатор Людмила Нарусова:

Людмила Нарусова
член Совета Федерации

«Как не получилось у Роскомнадзора с блокировкой телеграфа (Telegram. — Business FM), так ничего не получится и с этим, потому что нас тут 200 человек, в Госдуме — 400, а за стенами наших залов миллионная аудитория молодых, прогрессивных, знакомых с новейшими технологиями людей, которые абсолютно точно найдут возможность это обойти. И это та реалия, с которой мы не можем не считаться. Поэтому я полагаю, что цель данного закона не технические блокировки или борьба, а просто репрессивная цель морального устрашения граждан, которые никак не могут реализовать в данном случае свое конституционное право на свободу выражения мнений».


Ранее более 100 известных писателей и журналистов, в частности Людмила Улицкая, Денис Драгунский, Леонид Зорин и другие, выступили против принятия закона о фейк-ньюс. В открытом письме они назвали документ «установлением в стране режима прямой цензуры».

Business FM ранее спросила у Дмитрия Пескова, почему мнение общественности не берут в расчет. Пресс-секретарь российского президента ответил, что в Кремле закон о борьбе с фейковыми новостями считают достаточно продуманным.

За первое нарушение закона о фейк-ньюс граждане заплатят штраф от 30 до 100 тысяч рублей, должностные лица — от 60 до 200 тысяч, юрлица — от 200 тысяч до полумиллиона рублей. Максимальный штраф для физлиц — 400 тысяч, для должностных лиц — 900 тысяч, для юридических — 1,5 млн.

С законопроектом об оскорблении власти в сети сенаторы разобрались еще быстрее. Документ позволяет блокировать общедоступные материалы в интернете, выражающие в неприличной форме явное неуважение к государству и госорганам. За распространение таких материалов предлагаются штрафы от 30 до 300 тысяч рублей, за повторное нарушение грозит административный арест до 15 суток.

Сразу два вопроса автору законопроекта Андрею Клишасу задала сенатор, бывший прокурор Светлана Горячева:

Светлана Горячева: Вы сказали, что допустимы оценочные категории. Что это может значить? Что каждый суд в зависимости от обстоятельств будет сам решать, что такое неприличная форма, что такое приличная форма. Мне кажется, что для юриспруденции эти расплывчатые формулировки не очень правильны. Может быть, нужно было хотя бы в скобках тогда сказать «нецензурное», еще чего-то, чтобы было ясно каждому. Потому что может получиться, что на практике один суд будет так понимать, другой этак. И второе, самое главное: у нас за многие виды административных правонарушений штраф, к примеру, тысяча, а тут сразу за это, особенно что касается госвласти, сразу 30 тысяч. Вам не кажется, что это немножко не сообразуется с мерой ответственности по административному кодексу?

Андрей Клишас: По первому вопросу, безусловно, суд будет это решать, потому что в зависимости от контекста, в зависимости от намерения лица одно и то же слово может значить совершенно разные вещи. Это и называется субъективная сторона, которая подлежит анализу. Второе. Да, мне кажется, что эти штрафы очень большие, и мы предлагали совершенно другие штрафы, но Госдума оценила степень общественной опасности таким образом. И я готов с этим согласиться, если коллеги в Думе настояли и проголосовали в большинстве своем за увеличение штрафов.


В итоге за закон о неуважении к власти проголосовали 145 сенаторов, трое против, четверо воздержались. Закон о фейк-ньюс поддержали 149 сенаторов, трое были против и трое воздержались.

https://www.bfm.ru/news/409212

0

14

Новая журналистика: без права на ошибку. Комментарий Георгия Бовта

По мнению политолога, теперь фейком можно без суда и следствия объявить и разоблачения коррупции чиновников, и материалы независимых расследований

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/13/bovt.jpg
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Совет Федерации одобрил закон о запрете распространения недостоверной общественно значимой информации одновременно с законом о высказывании неуважения по отношению к представителям власти. «Закон о фейках» вводит запрет на распространение недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу причинения вреда жизни и/или здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и/или общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи.

Согласно документу, Роскомнадзор по заявлению генпрокурора будет требовать от редакции зарегистрированного СМИ удалить соответствующий материал, а если издание «незамедлительно» не отреагирует на уведомление надзорного ведомства, его оштрафуют. Физические лица ожидает штраф до 100 тысяч рублей, должностных лиц — до 200 тысяч рублей, юрлиц — до 500 тысяч рублей. Если распространение «фейковой новости» привело к смерти человека или причинению вреда здоровью, то размер штрафа увеличивается — до 400 тысяч рублей для граждан и до 1,5 млн рублей для юрлиц. Как будет работать данный документ?

Для российских СМИ, а заодно блогеров наступает новая реальность. За то, что будет сочтено «недостоверной новостью», им грозят разорительные штрафы. При этом механизм определения «заведомой недостоверности» — внесудебный. То есть прокуроры с подачи представителей власти будут это определять и брать пример с той же Америки. С Америки, где Дональд Трамп, когда ему что-то не нравится, тут же пишет в Twitter, что это «фейк-ньюс». Правда, ни он, ни другие органы не могут в ответ ни заблокировать ни один сайт, ни оштрафовать СМИ.

Под определение нового закона могло бы легко попасть расследование журналистов о том, что произошло под Новый год в Магнитогорске, — был ли это взрыв газа или теракт. Силовики однозначно определили случившееся как взрыв бытового газа. Однако окончательных результатов расследования до сих пор нет, и не все обстоятельства той трагедии получили исчерпывающее объяснение.

Под «фейк-ньюс» может попасть все, что отличается от официальных пресс-релизов, особенно когда это касается привыкших к секретности силовых органов. А как поступать в тех случаях, когда сначала новость объявляется фейком и за нее штрафуют и блокируют, а затем она оказывается правдой? Или, скажем, редакция, уйдя на выходные из редакции, не успеет «незамедлительно», как сказано в законе, удалить неугодную новость? И тут же попадет на блокировку и разорительный штраф.

Теперь фейком можно без суда и следствия объявить и разоблачения коррупции чиновников, и материалы расследований типа того, что недавно опубликовано относительно инвестбанка «Тройка Диалог». Закон фактически лишает журналистов права на ошибку, которая является одной из основ свободы прессы. Они теперь — как саперы.

Говоря о данном законе, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заметил, что область фейковых новостей и оскорблений «достаточно жестко регулируется, в том числе и в европейских странах». Столь острожное и неконкретное высказывание, конечно, «фейком» в юридическом теперь смысле не назовешь, однако уточнения необходимы.

Дело в том, что ни в одной европейской стране нет законов о «фейковых новостях», аналогичных российскому. Еврокомиссия лишь разрабатывает план действий по борьбе с фейками. Однако речь не идет о штрафах и блокировках — лишь о разъяснительной работе. О том, например, что интернет-гиганты типа Facebook, Google или Twitter должны сами и разработать внутренний кодекс по противодействию дезинформации, без которой интернет все равно немыслим, и с этим придется смириться. О том, что интернет-платформы должны раскрывать источники финансирования политической рекламы, удалять фейковые аккаунты и так далее.

Во Франции, правда, в прошлом году приняли закон, по которому судам дано право требовать удаления «недостоверной информации» под угрозой штрафа в 75 тысяч евро для СМИ. Однако, во-первых, речь идет о периоде предвыборных кампаний, во-вторых, речь о судебном решении, а не прокурорском или французского аналога Роскомнадзора. В суд будут подавать кандидаты на выборах. В-третьих, закон фактически адресован не французским СМИ и тем более блогерам, а иностранным типа RT.

Недавно в Германии приняли закон, обязывающий интернет-платформы с более чем 2 млн пользователей удалять террористический, расистский и тому подобный контент под угрозой огромных штрафов. Однако и в этом случае речь не идет о «фейк-ньюс».

Российский закон о «фейковых новостях» ближе не к европейской практике, а к законам таких стран, как Китай, Вьетнам, Камбоджа, Таиланд или Малайзия, где за распространение «лживой информации» можно попасть в тюрьму. На Филиппинах аж на 20 лет. В Китае в 2016 году криминализировали как раз распространение слухов, которые «подрывают экономический и общественный порядок». Потом вообще приказали соцсетям и новостным агрегаторам давать новостные ссылки только на официально зарегистрированные СМИ, а иных новостей не публиковать вовсе.

Однако Россия не Китай и не Филиппины. У нас чем запретнее плод, в данном случае «фейк», тем он, как говорится, «слаще», а эзопов язык наши законодатели пока запретить не додумались.

https://www.bfm.ru/news/409234

0

15

«В их разработке не было необходимости»: СПЧ просит президента отклонить законы о фейк-новостях и неуважении к власти

Ранее в совете заявили об избыточном ограничении свободы слова. СПЧ также рекомендует отправить законы на доработку

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/14/012.jpg
Заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека в Кремле. Фото: Михаил Климентьев/ТАСС

Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России просит Владимира Путина отклонить и отправить на доработку законы о наказании за фейковые новости и неуважение к власти. Об этом заявил глава СПЧ Михаил Федотов.

Ранее СПЧ направил аналогичную просьбу Совету Федерации, но верхняя палата парламента поддержала оба закона. СПЧ надеется, что президент наложит на законы свое вето.

Екатерина Шульман
политолог, член СПЧ

«Совет Федерации нас не послушал, соответственно, мы направили экспертное заключение президенту. С ним можно ознакомиться, оно в открытом доступе. Заключение касается всех четырех законопроектов: двух основных и двух сопровождающих. Есть противоречия в формулировках к изменениям, которые вносятся в Кодекс об административных правонарушениях, изменениях, которые вносятся в закон «О защите информации». Наши основные претензии состоят в том, что законы являются избыточными, они повторяют положения, которые уже есть в Уголовном кодексе, в Кодексе об административных правонарушениях, в законе «О СМИ». Кроме того, они отличаются расплывчатыми, неопределенными формулировками, употребляют неправовой язык и открывают простор для произвольного правоприменения. В их разработке вообще не было необходимости, они не решают никакую проблему, которая была бы у нас на правовом поле с какой-то недостаточностью. Они привносят простор произвольного правоприменения».


Совет по правам человека рекомендует отклонить пакет законов, который многие представители гражданского общества уже назвали неприкрытой цензурой.

https://www.bfm.ru/news/409325

0

16

Власть хочет добиться, чтобы люди ненавидели молча

20:53 , 13 марта 2019 

АВТОР Александр Минкин
журналист

В этой заметке о наших новых законах мы процитируем многих великих людей. Они высказались на эту тему давным-давно, ибо желание властей заткнуть рот подданным — желание очень старое, позорное и бессмысленное (поскольку даже виселицы и пушки оказываются бессильны).

Власть хочет добиться, чтобы люди ненавидели молча

Но сперва — предупреждение. Если кто-то напишет, будто я уважаю правительство РФ и лично премьер-министра — это будет фейковая новость; и по новому закону такого лживого писаку следует штрафовать беспощадно.

Но вот вопрос: могут ли власти счесть это предупреждение за неуважение к власти?

Вообще идея, что власть сама будет решать, что является уважением к ней, а что неуважением, — такая идея глубоко порочна. Власть же не Господь Бог; она состоит из сотен тысяч людей, среди которых есть дураки, воры, убийцы — и те, и другие, и третьи жутко обидчивы (даже арестованные).

* * *

Обещанные цитаты начнём патриотически — с великого русского поэта, чьи стихи учат в школе уже несколько поколений.

Помните: Некрасов, «Размышления у парадного подъезда», какие-то бедные мужики уходят от барского дворца не солоно хлебавши:

И пошли они, солнцем палимы…
Выдь на Волгу: чей стон раздаётся?..


Но это, так сказать, серёдка. А начинается совсем не с мужиков:

Вот парадный подъезд.
По торжественным дням,
Одержимый холопским недугом,
Целый город с каким-то испугом
Подъезжает к заветным дверям;
Записавши их имя и званье,
Их впускают заслушать посланье.
А потом отпускают домой,
Так глубоко довольных собой,
Что подумаешь — в том их призванье!


А потом, гораздо позже, когда мужики (которых даже на порог не пустили) ушли солнцем палимы, Некрасов обращается прямо к барину:

Ты, считающий жизнью завидною
Упоение лестью бесстыдною,
Волокитство, обжорство, игру…
Не страшат тебя громы небесные,
А земные ты держишь в руках,
И несут эти люди безвестные
Неисходное горе в сердцах.
Что тебе эта скорбь вопиющая,
Что тебе этот бедный народ?
Вечным праздником быстро бегущая
Жизнь очнуться тебе не даёт.
И к чему? Щелкопёров забавою
Ты народное благо зовёшь;
Без него проживёшь ты со славою
И со славой умрёшь!
Безмятежней аркадской идиллии
Закатятся преклонные дни:
Под пленительным небом Сицилии,
В благовонной древесной тени,
Ты уснёшь, окружён попечением
Дорогой и любимой семьи
(Ждущей смерти твоей с нетерпением);
Привезут к нам останки твои,
Чтоб почтить похоронною тризною,
И сойдёшь ты в могилу… герой,
Втихомолку проклятый отчизною,
Возвеличенный громкой хвалой!..


О ком пишет Некрасов? Кто этот барин, от которого стонет весь народ — и в столице, и на Волге? Это ж не про Ноздрёва, не про Собакевича и пр. Современники не сомневались: это об Императоре Всея Руси.

Вот суд Истории: эти стихи остались в учебниках, в хрестоматиях, в умах шести поколений русских людей, — а кто тогда был императором? Если за ответом на такой простой вопрос вам надо лезть в энциклопедии, в интернеты — значит, в исторической памяти стишок оказался нетленным, а владыка — истлел. Типичный случай.

Брежнев 18 лет правил могучим Советским Союзом, а собрания его сочинений давно с библиотечных полок ушли в макулатуру; если ж где и остались, то ведь никто не читает и читать не будет. И собрания сочинений Сталина, если в каких-то библиотеках и остались, то никто ж не читает; даже фанатичные его поклонники не знают, чего там понаписано в 13-ти томах собр. соч.

Ничего не осталось от Нерона, кроме ужаса, презрения и ненависти. Да и эти чувства (вызванные зверскими преступлениями императора) остались в истории только благодаря великим авторам: Тациту, Светонию…

Были, конечно, историки, которые писали о Нероне во время его правления, восхваляли его до небес, но их писанину никто не рассматривает всерьёз. При жизни Брежнева его тысячи раз называли великим государственным деятелем, гениальным продолжателем и развивателем марксизма-ленинизма. А на самом деле плелись кое-как от одного съезда КПСС к другому; одни изобретали, как назвать очередной год очередной пятилетки (определяющий, решающий, завершающий), другие писали за него книги, третьи вручали ему за эти книги Ленинскую премию по литературе; а в народе рассказывали анекдоты, передразнивая полупарализованную речь и врали, будто про генсека снимается кино «Бровеносец в потёмках».

Народ высмеивал генсеков, поэты издевались над императорами. Блистательный Валерий Катулл о Юлии Цезаре и невероятно обогатившемся его дружке:

В чудной дружбе два подлых негодяя,
Кот Мамурра и с ним — похабник Цезарь!
Что ж тут дивного? Те же грязь и пятна
На развратнике Римском и Формийском.
Оба мечены клеймами распутства,
Оба гнилы и оба — полузнайки,
Ненасытны в грехах прелюбодейных.
Оба в тех же валяются постелях,
Друг у друга гимнасток отбивают.
В чудной дружбе два подлых негодяя.


Интернета не было. Римские граждане по ночам писали эти стишки на стенах домов Великого города. Цитировать ли Пушкина?

В России нет закона,
Есть столб и на столбе корона.


Интернета не было, но зверский стишок мгновенно разлетелся по всей Империи.

Конечно, стишки и анекдоты правителям не указ. Щелкопёры, зубоскалы — от них легко отмахнуться: мол, ничтожества, пятая колонна… Поскольку мы пишем о властях, которые пытаются заткнуть рот общественному мнению, то и примером должны служить авторитетные государственные деятели.

С кого начать: с Бенкендорфа или с Наполеона? С одной стороны, Наполеон, несомненно, более велик. С другой — Бенкендорф нам родной. Вот если бы их удалось объединить… Оказывается, это уже в своё время сделал фон Фок — циничный организатор политического сыска, создатель III отделения (тайная полиция) Корпуса жандармов.

В 1826 году фон Фок в донесении своему шефу Бенкендорфу процитировал Талейрана — гениального и абсолютно беспринципного политика, который был министром иностранных дел Франции при трёх (!) режимах: при Директории, при императоре Наполеоне, а потом при короле Луи-Филиппе.

Фон Фок пишет:

Талейран выразился очень верно: «Я знаю кого-то, кто умнее Наполеона, Вольтера с компанией, умнее всех министров настоящих и будущих, и этот кто-то — общественное мнение». Общественное мнение не навязывается; за ним надо следить, так как оно никогда не останавливается. Можно уменьшить, ослабить свет озаряющего его пламени, но погасить это пламя — не во власти правительства.

Наполеон сказал, что, если бы можно было дать сражение общественному мнению, он не боялся бы его; но что, не имея таких артиллерийских снарядов, которые могли бы попадать в него, приходится побеждать его правосудием и справедливостью, перед которыми оно не устоит. «Действовать против него другими средствами, — говорит Наполеон, — значит даром тратить и деньги, и почести; надо покориться этой необходимости. Общественное мнение не засадишь в тюрьму, а прижимая его, только доведёшь до ожесточения».

Этот доклад, который фон Фок направил Бенкендорфу, как видите, сообщает нам, что думали об общественном мнении сразу и Талейран, и Наполеон, и создатель нашей родной тайной полиции. Что этим великим людям могут противопоставить те, кто под именем Клишаса и т.п. опять пытаются задушить общественное мнение? Они же будут выглядеть круглыми дураками, если попробуют наказать Талейрана, который сказал, что все будущие министры глупее общественного мнения. Жаль, что он про депутатов так не сказал, но ведь это само собой получается.

И от Клишаса, и от тех, кто орудует его руками (так и видишь мелькание политических напёрстков), не останется ничего. Конечно, своим детям, жёнам и любовницам они оставят большое богатство, но политически исчезнут без следа.

Они не умеют извлекать уроки из древней истории — это понятно. Чтобы эти уроки извлечь, надо хотя бы древнюю историю знать, на что у них не хватает ни ума, ни времени. Но они могли бы извлечь уроки из собственной истории, сегодняшней. На глазах нынешних «законодателей» (без кавычек их писать рука не поднимается), на глазах сегодняшних депутатов, министров и прочих владык произошли шокирующие исчезновения, превращения в политические трупы.

Все такие исчезают, не успев даже умереть. Где эти могущественные повелители: Коржаков, Грызлов, Скуратов, Полторанин, Устинов, Зубков? Кто-то из них был всесильным охранником, всесильным председателем Думы, всесильным генеральным прокурором, первым вице-премьером, премьер-министром…

Они исчезают, а мы остаёмся расхлёбывать эту кашу. Да если б кашу, если бы даже болото — это ещё ладно. Нет, они оставили нам мусорную свалку на земле и груды окаменевшего дерьма в головах значительной, увы, части современников.

Если последняя фраза вам, уважаемый читатель, показалась излишне грубой, то вы ошиблись. Мы, наоборот, смягчили текст гениального поэта:

Уважаемые товарищи потомки!
Роясь в сегодняшнем окаменевшем говне,
Наших дней изучая потёмки,
Вы, возможно, спросите и обо мне…
Стихи стоят свинцово-тяжело,
Готовые и к смерти, и к бессмертной славе.
Поэмы замерли, к жерлу прижав жерло
Нацеленных зияющих заглавий…


Не уважаете Маяковского? — имеете право. За неуважение к поэту закона нету. А стоило бы заставить нынешних выучить наизусть замечание князя Вяземского:

Для некоторых любить отечество — значит дорожить и гордиться Карамзиным, Жуковским, Пушкиным. Для других любить отечество — значит любить и держаться Бенкендорфа, Чернышева, Клейнмихеля и прочих и прочего.

Смотрите: Вяземский написал это в 1841 году, это наша родная история. И что же? — первые три имени помнит каждый, а из второй тройки в памяти народа остался лишь Бенкендорф, да и то лишь потому, что мучил Пушкина. А какие были важные господа! Граф, светлейший князь Чернышев — премьер-министр при Николае I. Граф Клейнмихель — военный министр, главноуправляющий путей сообщения. Пользовался особым доверием Николая I и устойчивой репутацией невероятного казнокрада.

* * *

В знаменитом романе «Мастер и Маргарита» есть важное место. Может быть, самое важное. Арестованный бродяга (в котором читатели с первого слова узнают Иисуса Христа) пересказывает могущественному римскому прокуратору Понтию Пилату свой разговор с каким-то незнакомцем (который, как мы знаем, немедленно настрочил донос).

В числе прочего я говорил, — рассказывал арестант, — что всякая власть является насилием над людьми и что настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдёт в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть.

Тут у прокуратора что-то случилось со зрением. Так, померещилось ему, что голова арестанта уплыла куда-то, а вместо неё появилась другая. На этой плешивой голове сидел редкозубый золотой венец; на лбу была круглая язва, разъедающая кожу и смазанная мазью; запавший беззубый рот с отвисшей нижней капризною губой (ни имплантатов, ни ботокса тогда не знали). И со слухом Пилата совершилось что-то странное, явственно послышался носовой голос, надменно тянущий слова: «Закон об оскорблении величества…» Мысли понеслись короткие, бессвязные и необыкновенные: «Погиб!», потом: «Погибли!..» И прокуратор закричал: «На свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиверия!»

Пилат ошибся и остался в истории чиновником, который помиловал разбойника и осудил на казнь праведника. Толкнула его на это трусость; как написано в романе — величайший порок. И вот опять трусливые богатые человечки, презирая Законы Истории, приняли закон трусливый и жлобский, а вдобавок задрали штрафы до небес, чтобы если их ругнут, то ещё и зарабатывать на этом.

Наши «законодатели» приняли закон, требующий уважения. Но они же не надеются, что их начнут уважать ради соблюдения нового закона, они же не такие дураки. Они знают, что многие их презирают и ненавидят. Их цель одна: добиться, чтобы люди ненавидели молча.

Если бы они хотели уважения, они бы перестали воровать, подняли образование, медицину и т.д. Но ничего этого они не могут. Только душить. Они же все родом из Отдела очистки (Собачье сердце).

* * *

Когда барон Дельвиг (друг Пушкина) осмелился напомнить Бенкендорфу о законе, тот ответил исторически и великолепно:

Законы пишутся для подчинённых, а не для начальства, и вы не имеете права в объяснениях со мною на них ссылаться или ими оправдываться.

...Сейчас, кроме закона, требующего уважения, принят закон, карающий за «фейковые новости» — за ложные сообщения, которые навредили людям и стране. Хорошо бы понять, подпадают ли под закон о фейковых новостях майские указы, которые гарантировали людям много добра и невыполнение которых причинило людям моральные страдания и жизненные невзгоды. Хорошо бы понять, можно ли наказать человека, который публично утверждал: «Свобода лучше, чем несвобода!», а руководимая им правящая партия «Единая Россия» своими действиями доказала, что это фейк.

Летнее время, зимнее время, нулевое промилле, утверждение, что люди будто бы начнут уважать милицию, если её перекрасить в полицию… Наша власть — могущественный и неугомонный производитель фейков.

Они думают, будто наказание им за это не грозит. Они ведут себя как мелкие бенкендорфы — мол, для них закон не писан. Не знают или не помнят, что Бенкендорф приговорён к вечному презрению за подлости, ложь и мелочную злобу.

Они сами фейк, ибо они только кажутся настоящими депутатами, министрами, губернаторами. Когда они умирают или их увольняют, сажают — от них не остаётся ничего. Они — тень. И как неотвратимый приговор Истории звучит (казалось бы сказочный) приказ: «Тень, знай своё место!»

Оригинал

https://echo.msk.ru/blog/minkin/2388153-echo/

0

17

Обращение Председателя Московского городского суда Ольги Егоровой к «Эху Москвы»

https://cdn.echo.msk.ru/files/3066229.jpg
https://cdn.echo.msk.ru/files/3066231.jpg

https://echo.msk.ru/doc/2388735-echo.html

0

18

Что изменят законы о фейк-ньюс и оскорблении власти? Отвечают известные журналисты

Резонансные законопроекты подписал Владимир Путин. Своим мнением о новых нормах поделились Константин Ремчуков, Владимир Соловьев и Сергей Доренко

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/18/fake.jpg
Фото: depositphotos.com

Штрафам за фейки быть. Президент подписал законы о наказании за публикацию заведомо ложных новостей, а также за оскорбление органов власти и госсимволов. Теперь виновным грозят крупные штрафы.

Business FM спросила у журналистов, что они об этом думают. Основная задача пакета законов — именно запрет на так называемое оскорбление власти, а вовсе не борьба с фейковыми новостями, считает главный редактор и гендиректор «Независимой газеты» Константин Ремчуков.

Константин Ремчуков
главный редактор и гендиректор «Независимой газеты»

«Этот закон носит антидемократический характер, направлен против свободы высказывания мнения. И хотя формально он ограничивает интернет-издания, там зарождается журналистика нового времени, новых стандартов. Я думаю, что это связано с подготовкой элиты к периоду, который называется транзитом от путинской власти к постпутинской власти. Анализ рисков этого времени показывает роль влияния интернета как организующей силы, для того чтобы оппозиция или протест могли быть координированы. Это его главная цель».


К счастью, к окончательному чтению некоторые положения законопроектов удалось смягчить, говорит председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев.

Владимир Соловьев
председатель Союза журналистов России

«К сожалению, можно очень расширенно толковать само понятие фейк-ньюс. Между прочим, у нас даже в законодательстве точного определения этому нет. Поэтому, в принципе, такой ярлык можно повесить на все что угодно. После многократного обсуждения инициатив на всех уровнях — в Совете Федерации, в Госдуме, в Союзе журналистов, журналистским сообществом — председатель профильного комитета Госдумы и секретарь Союза журналистов Леонид Левин предложил целый ряд поправок к этим законодательным актам, значительная часть из которых была принята. Важно, что, согласно предложенным поправкам, регулярные, то есть официально зарегистрированные Роскомнадзором, СМИ были выведены из-под действия закона о противодействии фейк-ньюс. То есть в случае появления в регулярных СМИ фейк-ньюс редакции дается время на оценку и исправление ошибок. Решение по данным вопросам в отношении СМИ принимает только суд, то есть в данном случае появляется так называемое право на ошибку. Очень важно, что эти поправки были приняты».


На самом деле ничего не изменится, считает главный редактор радио «Говорит Москва», журналист Сергей Доренко.

Сергей Доренко
журналист, главный редактор радио «Говорит Москва»

«Мы же и так ничего не распространяли эдакого. На самом деле, все эти законы, в общем, уже существовали, все эти нормы уже существовали. Они были, и они были в законе о клевете, и никогда ничего не менялось. Мне кажется, что законы в России — это как фрукты, которые вы забыли на подоконнике: они потихонечку гниют, и надо новые подкладывать. И эта новая груша в блюде полежит, она тоже будет с бочком, через какое-то время новую примут и так далее. Власть не хочет, чтобы ее воспринимали несерьезно или извращали. Власть хочет серьезного к себе отношения, но стесняется принять закон, единственно верный и правильный, запрещающий смех. Когда будет принят закон, запрещающий смех, мне кажется, вопрос об уважении власти будет решен радикально. Я думаю, что рано или поздно моя подсказка возымеет действие. Надо бить в десяточку сразу — запретить смех, и тогда наконец-то у нас будут серьезные лица».


Теперь Административный кодекс пополнился статьей, предусматривающей за распространение оскорбительных материалов штраф в размере от 30 тысяч до 100 тысяч рублей. При повторном нарушении грозит арест на 15 суток или штраф до 200 тысяч.

За публикацию фейковых новостей полагаются штрафы от 30 тысяч до полутора миллионов рублей, а ресурсам, их опубликовавшим, — блокировка.

https://www.bfm.ru/news/409634

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » УТРОМ МАЖУ БУТЕРБРОД, СРАЗУ МЫСЛЬ: А КАК НАРОД? » «Это будет тотальная цензура» - закон о фейках и об оскорблении власти