Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Как заставить банк вернуть проценты по кредиту

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Как заставить банк вернуть проценты по кредиту

Елена Зубова

http://slon.ru/images3/6/700000/232/780228.jpg

Кредит в банке – игра в одни ворота, считают некоторые потребители, и они недалеки от истины. Во всяком случае, разъяснения Высшего Арбитражного суда по поводу выплаты заемщиками аннуитетных платежей при погашении кредита это наглядно показывают (письмо тут, см пункт 5). Из обзора судебной практики ВАС следует, что незаконными могут быть не только комиссии, но и проценты – в случае аннуитетного платежа.

Аннуитетный платеж – самый популярный вид платежей при кредитовании физлиц. Это равный по сумме ежемесячный внос в уплату задолженности по кредиту, который включает в себя сумму начисленных процентов за кредит и сумму основного долга. Его особенность в том, что в начале срока проценты очень большие (они уплачиваются вперед), а погашения основного долга – маленькие. Если заемщик решит погасить кредит досрочно, то окажется, что он уплатил банку суммы, составляющие значительную долю от суммы кредита, но сам долг практически не уменьшился. При досрочном погашении эти проценты, уплаченные заемщиком вперед, становятся, по сути, необоснованным обогащением банка.

Значительную часть излишне уплаченных процентов можно вернуть – это право у заемщика возникает при досрочном погашении, в том числе при рефинансировании (перекредитовании). «Когда нет досрочного погашения, то проценты считаются уплаченными согласно договору. Но если была «досрочка», то в составе аннуитета могут оказаться излишне уплаченные проценты. Иными словами, заемщик за пользование кредитом, исходя из его фактического срока до погашения, переплатил», – пояснил Slon начальник управления частного права ВАС Роман Бевзенко. 

Как известно, при аннуитете проценты начисляются на остаток ссудной задолженности. Однако при досрочном погашении, разъясняет Бевзенко, это не мешает заемщику требовать часть процентов обратно. Позиция ВАС основана на требованиях статьи 809 ГК РФ, согласно которой проценты являются платой за пользование заемщиком суммой займа. Таким образом, проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами, подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита и до даты его полного возврата, говорится в обзоре ВАС. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой займа не осуществлялось, незаконно.

Часто заемщики подозревают, что банк при выдаче кредита их банально обсчитал, но в какой степени, как правило, оценить не могут. Бевзенко замечает, что до сих пор мало кто задумывался о том, что из себя представляет аннуитетный платеж. «Многие идеализируют положение банков и думают, что банки как финансовые организации не нарушают закон», – замечает начальник юридического отдела Contrust Наталья Кашкина.

Рассчитать проценты, которые заемщик может вернуть, несложно (см. таблицу). Надо взять сумму всех начисленных процентов в составе аннуитетных платежей за весь срок к погашению процентов и посчитать ту часть, которая пропорционально приходится на месяцы до фактического погашения. Общую сумму процентов банки указывают в графике платежей, который прилагается к кредитному договору. В случае, если кредит достаточно длинный, то сумма возврата может оказаться значительной.

Например, по ипотечному кредиту на сумму 2 млн рублей на срок 20 лет по ставке 13,75% заемщик должен уплатить банку проценты на общую сумму 3,9 млн руб. (кредитный калькулятор Сбербанка). При досрочном погашении, например, через три года, заемщик может вернуть 230 000 рублей или 26% от суммы всех уплаченных за 3-летний период аннуитетов.

В 2011 году, по данным ЦБ, заемщики досрочно погасили ипотечные кредиты на сумму 174 млрд руб. С учетом потребительского кредитования общая сумма досрочных погашений еще больше. Это существенный объем и не исключено, что масштаб претензий к банкам по возврату процентов при досрочном погашении может превзойти суммы претензий к банкам по возврату незаконных банковских комиссий.

По оценке вице-президента Ассоциации региональных банков Олега Иванова, количество исков потребителей к банкам через пару лет вырастет вчетверо и достигнет миллиона. С учетом разъяснений ВАС по возврату излишне уплаченных банку процентов по кредиту, прогноз не выглядит фантастическим.

http://i63.fastpic.ru/big/2014/1019/80/ca2cf22890fa11a7547879e88f90f180.jpg

http://slon.ru/money/kak_zastavit_bank_ … 0228.xhtml

0

2

http://www.arbitr.ru/_upimg/87DBA127B50B3131BC775F6839990967_gerb_RF.jpg

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Москва                                               № 147                                                            13 сентября 2011 г.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре, и в соответствии со статьёй 16 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» информирует арбитражные суды о выработанных рекомендациях.

Приложение: обзор на 31 л.
Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации                                                                        А.А.Иванов

Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре

1. Тот факт, что банк является участником программы государственной поддержки сельскохозяйственных производителей, предусматривающей субсидирование процентной ставки по кредиту за счёт бюджета субъекта Российской Федерации, не означает, что к кредитным договорам, заключаемым в рамках такой программы, могут быть применены положения Гражданского кодекса Российской Федерации о публичном договоре.

Глава крестьянского (фермерского) хозяйства обратился в арбитражный суд (далее - суд) с иском к банку о понуждении к заключению кредитного договора.

В исковом заявлении глава крестьянского (фермерского) хозяйства указал, что он обратился в банк с заявлением о выдаче кредита, однако в заключении кредитного договора ему было отказано. Истец полагал, что ответчик был обязан заключить с ним кредитный договор, так как банк является участником государственной программы финансовой поддержки производителей сельскохозяйственной продукции, реализуемой субъектом Российской Федерации, а сам истец соответствует предъявляемым к заёмщикам требованиям, содержащимся в нормативных актах, регулирующих названную программу. Банк возражал против удовлетворения искового требования, полагая, что у него отсутствует обязанность по заключению кредитного договора с истцом, так как характер деятельности банка по выдаче кредитов не предполагает, что он должен заключать такие договоры с каждым, кто к нему обратится.

Суд первой инстанции исковое требование удовлетворил, сочтя, что спорный договор является публичным договором, и указав, что в силу самого факта участия в государственной программе поддержки сельскохозяйственных производителей, заключающейся в предоставлении заёмщикам кредитов, процентная ставка по которым субсидируется бюджетом субъекта Российской Федерации, банк обязан заключать кредитные договоры с любым заёмщиком, осуществляющим предпринимательскую деятельность в сфере сельского хозяйства и соответствующим установленным программой критериям, предъявляемым к заёмщикам. Отказ банка от заключения такого договора не допускается (пункт 3 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс)).

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставил без изменения, дополнительно отметив, что банк не представил доказательств невозможности выдачи кредита лицу, обратившемуся с заявлением о заключении кредитного договора, поэтому к отношениям между истцом и ответчиком подлежит применению абзац второй пункта 3 статьи 426 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции указанные судебные акты отменил, в удовлетворении искового требования отказал по следующим основаниям. В соответствии со статьёй 1 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее - Закон о банках) банковская деятельность представляет собой лицензируемую деятельность, состоящую в размещении от своего имени и за свой счёт денежных средств граждан и организаций, привлечённых во вклады и на банковские счета. Предпринимательская деятельность банков регулируется в том числе законодательством о банковском надзоре, задачей которого является обеспечение финансовой надёжности кредитной организации путём установления требований к размещению банком денежных средств в виде кредитов (часть 2 статьи 24 Закона о банках). В связи с этим кредитный договор не может быть отнесен к числу публичных договоров. Само по себе участие банка в государственной программе поддержки сельскохозяйственных производителей не изменяет природу кредитного договора.

Суд кассационной инстанции подчеркнул, что из нормативных актов, регулирующих реализацию данной программы, не вытекает обязанность банка заключить кредитный договор. Более того, из названных актов следует, что выдача кредитов банками - участниками программы - осуществляется за счёт средств банка после подписания кредитного договора, наличие основания для заключения которого определяется в соответствии с действующим законодательством и внутренними правилами банка.

2. В связи с тем, что при заключении кредитного договора заёмщик был фактически лишён возможности влиять на содержание договора, проект которого был разработан банком и содержал в себе условия, существенным образом нарушающие баланс интересов сторон, суд вправе применить к такому договору положения статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения.

Индивидуальный предприниматель обратился с иском к банку об изменении кредитного договора путём исключения из него положения, устанавливающего право банка в одностороннем порядке по своему усмотрению и без объяснения заёмщику причин отказать в выдаче кредита либо выдать кредит в меньшем размере, по своему усмотрению и без объяснения причин увеличивать размер процентов за пользование кредитом, а также сокращать срок возврата кредита.

Обосновывая требование об изменении кредитного договора, истец указал, что спорный договор является договором присоединения, поэтому к отношениям между предпринимателем и банком могут быть применены положения
статьи 428 ГК РФ о праве присоединившейся к договору стороны потребовать изменения договора, содержащего условия, существенным образом нарушающие баланс интересов сторон и потому явно обременительные для данной стороны.

Суд первой инстанции в удовлетворении искового требования отказал, сочтя, что спорный кредитный договор не может рассматриваться в качестве договора присоединения, так как договоры присоединения заключаются, как правило, с гражданами для целей удовлетворения их личных бытовых нужд. Кроме того, суд отметил, что предприниматель как участник переговоров о заключении кредитного договора был вправе предлагать свои варианты условий договора.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставил без изменения, указав, что в соответствии с пунктом 3 статьи 428 ГК РФ требование об изменении договора не может быть удовлетворено, если сторона, которая присоединилась к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, знала или должна была знать, на каких условиях она заключает договор. Суд также отметил, что у предпринимателя была возможность заключить кредитный договор не только с данной кредитной организацией, но и с любым другим банком. В такой ситуации заёмщик не вправе ссылаться на несправедливость договорных условий и требовать их изменения.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил, исковое требование удовлетворил, руководствуясь следующим.

По смыслу пункта 1 статьи 428 ГК РФ путём присоединения может быть заключён любой гражданско-правовой договор вне зависимости от состава сторон договора и целей, преследуемых при его заключении. В материалах дела имеются доказательства того, что при заключении кредитного договора предприниматель предлагал банку изложить часть пунктов договора (в том числе оспариваемых пунктов) в иной редакции, чем та, которая была предложена ему банком для подписания. Однако предпринимателю в этом было отказано со ссылкой на внутренние правила, утверждённые председателем правления банка, не допускающие внесения в проект кредитного договора изменений по сравнению с разработанной и утверждённой формой договора в случае, если предметом договора является типовой кредитный продукт, к числу которых сам банк отнёс и кредиты, выдаваемые малым предпринимателям для целей пополнения оборотных средств. Поэтому договор был заключён на условиях банка.

Суд кассационной инстанции пришёл к выводу, что у предпринимателя отсутствовала фактическая возможность влиять на содержание условий кредитного договора, поэтому он принял условия кредита путём присоединения к предложенному договору в целом, в том числе с учётом оспариваемых условий. Следовательно, к спорному договору могут быть по аналогии закона (статья 6 ГК РФ) применены положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ. При этом тот факт, что в договоре имелись и условия, согласованные сторонами индивидуально (сумма кредита, сроки возврата и т. п.), не препятствует применению пункта 2 статьи 428 ГК РФ к тем положениям кредитного договора, в отношении которых заёмщик был вынужден принимать навязанные ему условия.

Суд признал, что положения кредитного договора, об исключении которых просил истец, содержат явно обременительные условия для присоединившейся стороны, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у неё возможности участвовать в определении условий договора. Спорные положения договора не соответствуют принципу добросовестности в коммерческой деятельности, они явно обременительны для заёмщика, поэтому существенным образом нарушают баланс интересов сторон кредитного договора, так как предоставляют кредитору возможность в одностороннем порядке изменять согласованные сторонами условия договора, которые являются существенными для договоров такого вида. Суд также отметил, что в договоре не предусмотрена возможность заёмщика, не согласного с изменением условий кредитования, без согласия кредитора досрочно возвратить кредит на прежних условиях и тем самым прекратить отношения с банком, напротив, досрочный возврат кредита по инициативе заёмщика договором запрещён.

Постановлением суда кассационной инстанции кредитный договор был изменён, спорные пункты исключены. Кроме того, суд кассационной инстанции в постановлении подчеркнул, что изменение кредитного договора данным судебным актом означает, что спорные пункты договора утрачивают силу с момента принятия этого судебного акта (часть 5 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

3. При реализации предусмотренного кредитным договором права в одностороннем порядке изменять условия кредитования банк должен действовать, исходя из принципов разумности и добросовестности.

Между банком и обществом с ограниченной ответственностью был заключён кредитный договор, согласно которому обществу предоставлялся кредит со сроком возврата по истечении трёх лет с момента его выдачи, сторонами также согласован график возврата кредита. Кроме того, в договоре было предусмотрено, что условия кредитования в части определения суммы кредита, процентов за пользование кредитом и срока возврата кредита могут быть изменены банком в одностороннем порядке путём направления заёмщику соответствующего уведомления; условия договора считаются изменёнными с момента получения заёмщиком уведомления.

По прошествии четырёх месяцев с момента выдачи кредита банк, руководствуясь положениями кредитного договора о праве в одностороннем порядке изменять его условия, сообщил обществу о том, что принял решение о сокращении срока, на который был выдан кредит, - до пяти месяцев с момента выдачи кредита, об изменении графика возврата кредита и обязании заёмщика единовременно возвратить всю сумму кредита, об увеличении в два раза процентов за пользование кредитом. Так как в указанный срок кредит возвращён не был, банк обратился в суд с требованием о взыскании суммы кредита, процентов за пользование кредитом и неустойки за просрочку возврата кредита.

Как установил суд первой инстанции, обязательства по выдаче кредита банк исполнил надлежащим образом. Уведомление об изменении условий кредитного договора заёмщик получил, однако обязательство по возврату кредита на изменённых условиях не исполнил.

Суд отклонил довод ответчика о том, что банк изменил условия кредитного договора без какой-либо мотивировки, и указал: из положений договора, заключённого сторонами, вытекает, что, изменяя в одностороннем порядке условия кредитования, банк вообще не должен доводить до заёмщика мотивы, которыми он руководствовался при принятии такого решения. Таким образом, названные мотивы не имеют какого-либо юридического значения. Иск банка был удовлетворён в полном объёме.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в иске отказал по следующим основаниям.

Суд апелляционной инстанции признал неверным вывод суда первой инстанции о том, что если в договоре предусмотрено право одной из сторон в одностороннем порядке изменять условия договора, то обоснование решения об изменении условий договора не имеет юридического значения.

В соответствии со статьёй 310 ГК РФ, а также частью 2 статьи 29 Закона о банках процентные ставки по кредитам, а также срок кредитования могут быть изменены банком в одностороннем порядке в случае, если это предусмотрено договором с заёмщиком. Однако данные положения не означают, что сторона договора, уведомлённая об изменении условий договора и не согласная с такими изменениями, не может доказать, что одностороннее изменение договорных условий нарушает разумный баланс прав и обязанностей сторон договора, противоречит устоявшимся деловым обыкновениям либо иным образом нарушает основополагающие частноправовые принципы разумности и добросовестности.

Суд апелляционной инстанции указал, что исходя из доказательств, представленных банком в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, банк обоснованно принял решение о сокращении срока, на который заёмщику был выдан кредит, в связи с резким увеличением риска невозврата кредита. Так, банк представил доказательства того, что в отношении одного из учредителей заёмщика, также являющегося единоличным исполнительным органом общества, было возбуждено уголовное дело по факту совершения им преступлений в сфере экономической деятельности (воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг, фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества) и он объявлен органами внутренних дел в розыск.

По мнению суда апелляционной инстанции, данные факты являются достаточными для обоснованных предположений о том, что обязательство по возврату кредита может не быть исполнено надлежащим образом, поэтому действия банка по защите своих имущественных интересов, выразившиеся в существенном сокращении срока возврата кредита, являются правомерными.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции счёл, что, устанавливая новый срок для возврата кредита, банк действовал с нарушением принципа разумности. Так, назначенный банком срок, в который заёмщик должен был возвратить всю сумму кредита, наступал спустя два дня после получения заёмщиком уведомления банка об изменении условий кредитного договора. Поскольку сумма кредита, подлежащая возврату, достигает величины совокупной выручки заёмщика за год, предшествовавший выдаче кредита, назначение банком нового срока возврата кредита привело к тому, что обязательство заёмщика по возврату кредита стало заведомо неисполнимым.

Кроме того, суд указал, что увеличение банком ставки процентов по кредиту в два раза не может расцениваться как разумное и добросовестное действие, так как в рассматриваемом деле столь резкое увеличение процента по кредиту само по себе не могло привести к защите имущественного интереса банка; новый размер процентов по кредиту существенно превышает среднюю плату по банковским кредитам, установившуюся в месте нахождения банка.

Названные обстоятельства, по мнению суда апелляционной инстанции, свидетельствуют о наличии в действиях банка признаков злоупотребления правом. В связи с этим суд, руководствуясь пунктом 3 статьи 10 ГК РФ, в удовлетворении иска отказал.

Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения, кассационную жалобу банка - без удовлетворения.

4. Банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если оно установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту. В остальных случаях суд оценивает, могут ли указанные комиссии быть отнесены к плате за пользование кредитом.

Общество с ограниченной ответственностью - заёмщик - обратилось в суд с иском к банку о возврате денежной суммы, составляющей суммы комиссий, уплаченных по кредитному договору, полагая, что комиссии были установлены банком незаконно, в частности с нарушением положений статьи 809 ГК РФ и статьи 29 Закона о банках. Банк возражал против удовлетворения иска, указывая, что денежные средства, составляющие комиссии банка, были уплачены заёмщиком по действительному кредитному договору, который не был в судебном порядке признан недействительным или незаключённым.

Суд первой инстанции в удовлетворении искового требования отказал, сославшись на то, что, подписав кредитный договор, общество тем самым выразило согласие с содержащимися в нём условиями о комиссиях, взимаемых банком за рассмотрение кредитной заявки, выдачу кредита, поддержание лимита кредитной линии, ведение ссудного счета. Суд установил, что обязанность заёмщика по уплате всех перечисленных комиссий была исполнена путем списания денежных средств с его расчётного счёта, открытого в банке-кредиторе, причём заёмщик предварительно дал банку согласие на безакцептное списание денежных средств с данного счёта.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, иск удовлетворил, указав, что ни ГК РФ, ни иными нормативными актами Российской Федерации включение таких комиссий в кредитный договор не предусмотрено, поэтому соответствующие условия кредитного договора являются ничтожными и банк обязан возвратить заёмщику денежные средства, составляющие суммы перечисленных комиссий (статья 167 ГК РФ).

Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции отменил, удовлетворив иск частично. Суд кассационной инстанции счёл, что вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности соответствующих условий кредитного договора в связи с тем, что возможность взимания спорных комиссий не установлена в законе, не соответствует действующему законодательству, в частности положениям статьи 421 ГК РФ, в силу пункта 4 которой условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Действующее законодательство не содержит положений, запрещающих взимание комиссий за совершение банками каких-либо действий или операций в рамках исполнения кредитного договора. Следовательно, квалификация упомянутых условий кредитного договора как ничтожных по причине отсутствия в законе нормы, разрешающей включение в договор подобного рода условий, является ошибочной.

Для разрешения данного спора необходимо определить природу комиссий, взимаемых банком с заёмщика.

В договоре, из которого возник спор, комиссии были установлены банком за совершение таких действий, которые непосредственно не создают для клиента банка какого-либо отдельного имущественного блага, не связанного с заключённым сторонами кредитным договором, или иного полезного эффекта, поэтому не являются услугой в смысле 779 ГК РФ. Однако само по себе это не означает, что суммы таких комиссий, уплаченных заёмщиком - юридическим лицом, подлежат возврату.

Суд кассационной инстанции указал, что условия договора о тех комиссиях, обязанность по уплате которых является периодической, а сумма определяется как процент от остатка задолженности заёмщика перед банком на дату платежа (комиссия за поддержание лимита кредитной линии, за ведение ссудного счёта), являются притворными, они прикрывают договорённость сторон о плате за кредит, которая складывается из размера процентов, установленных в договоре, а также всех названных в договоре комиссий. Суд указал, что поскольку воля сторон кредитного договора была направлена на то, чтобы заключить договор с такой формулировкой условия о плате за предоставленный кредит, а закон, запрещающий включение подобных условий в кредитный договор, отсутствует, данное (прикрываемое) условие договора не может быть признано недействительным.

Иные же комиссии (комиссия за рассмотрение кредитной заявки, за выдачу кредита) по условиям договора уплачиваются единовременно при выдаче кредита из денежных средств, подлежащих зачислению на счёт заёмщика, поэтому подлежат оценке судом на предмет того, взимаются ли они за совершение банком действий, которые являются самостоятельной услугой, создающей для заёмщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект. Суд установил, что в рассматриваемом деле комиссии были предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор. Такие условия договора являются ничтожными (статья 168 ГК РФ), а денежные суммы, уплаченные банку в их исполнение, подлежат возврату (пункт 2 статьи 167 ГК РФ).

В другом деле суд признал, что установление в договоре банковского счёта ежемесячной комиссии за возможность кредитования расчётного счёта (овердрафт) является правомерным, указав, что в этом случае банковская услуга, оплачиваемая клиентом, заключается в предоставлении банком возможности совершить платёж, несмотря на недостаточность или отсутствие денежных средств на расчетном счёте (статья 850 ГК РФ).

5. Суд удовлетворил требование заёмщика о возврате ему части процентов, уплаченных в соответствии с кредитным договором, так как они были уплачены за период, в течение которого пользование денежными средствами уже прекратилось.

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском о возврате части процентов за пользование кредитом, уплаченных им банку по кредитному договору.

Суд первой инстанции установил, что между предпринимателем и банком был заключён кредитный договор, по условиям которого кредит возвращается заёмщиком путём ежемесячной уплаты в течение одного года фиксированной денежной суммы, в составе которой в первую очередь учитываются проценты за весь указанный в договоре срок пользования кредита (аннуитетный порядок возврата кредита). Спустя семь месяцев после выдачи кредит погашен заёмщиком досрочно. Истец представил расчёт, из которого вытекало, что проценты, уплаченные им в составе аннуитетных платежей, охватывают в том числе и тот период, в течение которого реальное пользование заёмными денежными средствами не осуществлялось, так как кредит был возвращён досрочно.

Банк возражал против удовлетворения требования, ссылаясь на то, что уплаченные проценты соответствовали условиям договора.

Суд удовлетворил исковое требование предпринимателя, руководствуясь следующим. По смыслу статьи 809 ГК РФ проценты являются платой за пользование заёмщиком суммой займа. Таким образом, проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами, подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита и до даты его полного возврата. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой займа не осуществлялось, не может происходить по правилам названной нормы.

Суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении апелляционной жалобы банка, согласился с судом первой инстанции и подчеркнул, что основания для взыскания с предпринимателя не полученных банком доходов отсутствуют, так как заёмщик не нарушил обязательств по кредитному договору.

6. Разрешая спор о взыскании с заёмщика причитающихся процентов за пользование кредитом, суд учитывает фактические и юридические обстоятельства допущенных нарушений, а также то, привело ли нарушение к образованию у кредитора убытков.

Банк предъявил в суд иск о взыскании с заёмщика денежных средств, составляющих сумму задолженности по кредитному договору, включающую в себя сумму кредита и процентов за пользование кредитом, начисленных до дня, когда сумма кредита согласно условиям договора должна была быть возвращена. Требование обосновано положениями статьи 813 ГК РФ, исходя из которой при невыполнении заёмщиком установленных договором займа обязанностей по обеспечению возврата суммы займа, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий по обстоятельствам, за которые займодавец не отвечает, кредитор вправе потребовать от заёмщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором. Истец указал, что основанием для предъявления требования о досрочном возврате кредита является гибель здания, переданного ему третьим лицом в залог в обеспечение исполнения обязательств ответчика по возврату кредита.

Заёмщик возражал против удовлетворения иска в части взыскания процентов за пользование кредитом, начисленных в соответствии с условиями кредитного договора до дня возврата суммы кредита, ссылаясь на то, что он надлежащим образом исполняет обязательства по уплате процентов по кредиту, гибель предмета залога произошла не по его вине, поэтому у банка отсутствует право требовать от него уплаты процентов до дня возврата кредита, указанного в договоре.

Суд первой инстанции установил, что по условиям кредитного договора банк выдал заёмщику кредит сроком на два года на следующих условиях: в течение первого года с момента получения кредита выплачиваются только проценты по кредиту, возвращение выданного кредита должно быть осуществлено в течение второго года действия договора. При этом на остаток долга по кредиту ежемесячно начисляются проценты. Обязательства заёмщика по возврату кредита и уплате процентов были обеспечены залогом недвижимого имущества третьего лица.

Однако в связи с тем, что через три месяца после заключения договора предмет залога погиб в результате пожара, а новый предмет залога предоставлен не был, кредитор предъявил требование о досрочном возврате суммы кредита и уплате процентов, причитающихся до дня, когда в соответствии с договором сумма займа должна была быть возвращена.

Суд удовлетворил иск банка в полном объёме, указав, что статья 813 ГК РФ не связывает возможность предъявления требования о досрочном возврате кредита и уплате причитающихся процентов с наличием вины должника в утрате обеспечения, и взыскал с заёмщика оставшуюся часть кредита, проценты за пользование кредитом, исчисленные до дня, когда кредит должен был быть возвращён.

При этом суд применил пункт 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», согласно которому «в случаях, когда на основании пункта 2 статьи 811, статьи 813, пункта 2 статьи 814 Кодекса займодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа или его части вместе с причитающимися процентами, проценты в установленном договором размере (статья 809 ГК РФ) могут быть взысканы по требованию займодавца до дня, когда сумма займа в соответствии с договором должна была быть возвращена».

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменил, взыскав с заёмщика сумму кредита, сумму процентов за один месяц и проценты по кредитному договору по день фактического исполнения решения суда, по следующим основаниям.

Положения ГК РФ о взыскании причитающихся процентов (пункт 2
статьи 811, статья 813, пункт 2 статьи 814 Кодекса) имеют своей целью защиту интереса кредитора в получении дохода по процентному займу и, по существу, возлагают на должника обязанность по возмещению кредитору убытков в виде неполученных доходов (упущенной выгоды), вызванных досрочным возвратом суммы займа (пункт 2 статьи 15 ГК РФ). Следовательно, поскольку заёмщик в силу закона несёт риск утраты или ухудшения условий обеспечения независимо от его вины, на него возлагается такая ответственность.

Однако при определении размера ответственности судом учтено, что банк, получивший в своё распоряжение досрочно возвращённую сумму займа, будучи профессиональным участником финансового рынка распоряжается ею посредством выдачи кредита другому заёмщику. Взыскание с заёмщика в данном деле причитающихся процентов до дня возврата кредита, определённого в договоре, могло привести к тому, что банк извлёк бы двойной доход от предоставления в пользование одной и той же денежной суммы. Суд признал обоснованным взыскание в пользу банка процентов за один месяц, в течение которого после погашения заёмщиком долга кредитор может понести потери, связанные с неразмещением полученных денежных средств новому заёмщику. При этом суд подчеркнул, что до тех пор, пока заёмщик не исполнил требование банка о досрочном возврате суммы кредита, он обязан уплачивать проценты за пользование кредитом в размере, указанном в договоре.

В другом деле суд также удовлетворил требование о взыскании причитающихся процентов (пункт 2 статьи 811 ГК РФ) частично, сославшись на следующее.

Требование о взыскании причитающихся процентов было предъявлено банком в связи с тем, что заёмщик допускал просрочки по уплате очередной части кредита. Поэтому помимо возврата суммы кредита и уплаты процентов за пользование кредитом у заёмщика также возникла обязанность по возмещению убытков, причинённых банку нарушением кредитного договора.

При определении размера названных убытков (неполученных доходов) суд учёл, что банк получил в своё распоряжение сумму кредита в ходе обращения взыскания на предмет залога, предоставленный должником. Однако даже получив в своё распоряжение денежные средства, составляющие сумму кредита, банк не сможет разместить её на тех условиях, которые были установлены кредитным договором с ответчиком, так как средние ставки по такого рода кредитам в настоящее время существенно снизились. Суд пришёл к выводу, что разница между процентными ставками (ставкой, предусмотренной кредитным договором, и той, по которой в настоящее время банк выдаёт аналогичные кредиты) составляет упущенную выгоду банка, и эти убытки подлежат возмещению заёмщиком. Причитающиеся с заёмщика проценты за будущее время взысканы в пределах указанных убытков.

В другом деле сумма убытков банка определена судом как разница между суммой процентов, начисленных по более высокой процентной ставке, по которой в момент заключения данного договора банк предоставлял краткосрочные кредиты на время, сопоставимое с фактическим пользованием кредитом заёмщиком до его досрочного возврата, и суммой процентов по фактически установленной в договоре более низкой процентной ставке.

7. Односторонний отказ банка от исполнения обязательств по договору кредитной линии не освобождает заёмщика от обязанности по возврату кредита, уплате процентов за пользование им в размере, установленном кредитным договором, и договорной неустойки.

Банк обратился в суд с иском о взыскании с заёмщика - закрытого акционерного общества - задолженности по кредитному договору, процентов за пользование кредитом и договорной неустойки.

Суд первой инстанции установил, что между сторонами был заключён кредитный договор в форме кредитной линии, по условиям которого банк принял на себя обязательство выдавать обществу денежные средства в соответствии с согласованным сторонами графиком.

Суд установил, что банк отказался выдавать заёмщику третий транш по кредитному договору, ссылаясь на наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что представленная заёмщику сумма не будет возвращена в срок. Таким обстоятельством банк признал тот факт, что инвестиционные контракты, заключённые заёмщиком как инвестором с субъектом Российской Федерации, для целей финансирования исполнения которых была открыта кредитная линия, были прекращены по инициативе публичного образования.

Кроме того, одновременно с заявлением об отказе в перечислении очередного транша по кредитному договору банк также воспользовался правом, предусмотренным договором, и потребовал досрочного возврата денежных средств, выданных по предыдущим двум траншам. К моменту рассмотрения дела в суде денежные средства банку возвращены не были, проценты за пользование кредитом заёмщиком также не уплачены.

Суд счёл, что действия банка по отказу в предоставлении кредита являются правомерными и представляют собой односторонний отказ от исполнения обязательства, допускаемый положениями статьи 310 ГК РФ. Суд указал, что в соответствии с пунктом 3 статьи 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом, договор считается расторгнутым. В связи с этим суд пришёл к выводу, что обязательства сторон по кредитному договору прекратились (пункт 2 статьи 453 ГК РФ), поэтому сумма невозвращённого кредита и проценты на неё подлежат взысканию в пользу банка по правилам о неосновательном обогащении (статья 1102, пункт 2 статьи 1107 ГК РФ). В удовлетворении требования о взыскании неустойки, установленной кредитным договором, было отказано.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменил в части взыскания процентов, отметив, что при отказе от исполнения обязательств обязательства прекращаются на будущее и потому в пользу банка подлежат взысканию проценты, установленные кредитным договором, исчисленные до даты направления заёмщику уведомления об отказе в выдаче очередного транша кредита. Начиная же с этой даты с общества, по мнению суда апелляционной инстанции, подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами (пункт 2 статьи 1107 ГК РФ). Требование о взыскании неустойки судом было удовлетворено также только за период, предшествовавший направлению банком заёмщику уведомления об отказе от исполнения обязательств по названному договору.

Суд кассационной инстанции изменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции ввиду следующего.

Обязательство по возврату денежных средств, перечисленных по первым двум траншам, возникло на основании кредитного договора в связи с предъявлением банком требования о досрочном исполнении обязательства по возврату кредита.

Заявление банка об отказе от предоставления третьего транша было направлено на прекращение обязательств по кредитному договору на будущее, в первую очередь - на прекращение обязанности банка выдавать заёмщику очередные транши кредита. В связи с этим данное действие кредитора не затрагивает тех договорных обязательств сторон, которые существовали в связи с исполнением ими кредитного договора к моменту заявления отказа от исполнения договора.

Суд кассационной инстанции пришёл к выводу о том, что положения кредитного договора, прекращённого на будущее, распространяются и на обязательство заёмщика по возврату полученных им по этому договору денежных средств. Поэтому с ответчика были также взысканы проценты и неустойка, установленные кредитным договором, до даты фактического исполнения судебного акта о взыскании задолженности по договору.

8. Заявление банком требования о досрочном возврате кредита не является основанием для прекращения обязательства должника по кредитному договору.

Банк обратился в суд с иском к акционерному обществу о взыскании процентов по кредитному договору и неустойки за просрочку исполнения обязательства по возврату кредита.

Суд первой инстанции установил, что решением суда по другому делу, которое к моменту рассмотрения настоящего дела еще не исполнено, с общества досрочно взыскана сумма кредита по кредитному договору, а также обращено взыскание на предмет залога, предоставленный третьим лицом в обеспечение исполнения обязательств заёмщика по этому договору.

Разрешая настоящий спор, суд в иске отказал, указав, что, предъявив требование о досрочном возврате кредита, банк, по сути, заявил об одностороннем отказе от исполнения кредитного договора. Удовлетворение этого требования влечёт за собой те же последствия, что и расторжение договора. Следовательно, обязательства по уплате процентов за пользование кредитом, а также неустойки, которые были предусмотрены кредитным договором, прекратились с момента вступления в силу решения суда по другому делу о досрочном взыскании кредита (пункт 2 статьи 453 ГК РФ).

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев жалобу банка, оставил в силе решение суда первой инстанции и отметил, что требование о досрочном возврате кредита было обосновано банком тем, что заёмщик нарушил условие кредитного договора о сроках возврата очередной части кредита. В соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ существенное нарушение договора одной из сторон является основанием для его расторжения. Согласно пункту 3 статьи 450 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства, который в кредитных правоотношениях выражается в предъявлении требования о досрочном возврате кредита, влечёт за собой те же последствия, что и расторжение договора, то есть прекращение обязательств.

Суд кассационной инстанции не согласился с позицией судов первой и апелляционной инстанций, отменил принятые ими судебные акты и вынес постановление об удовлетворении требований банка. Как указал суд кассационной инстанции, воля кредитора, заявляющего требование о досрочном возврате кредита, направлена на досрочное получение исполнения от должника, а не на прекращение обязательства по возврату предоставленных банком денежных средств и уплате процентов за пользование ими. В связи с этим после вступления в силу судебного акта об удовлетворении требования банка о досрочном взыскании кредита у кредитора сохраняется возможность предъявлять к заёмщику дополнительные требования, связанные с задолженностью по кредитному договору (взыскание договорных процентов, неустойки, обращение взыскания на предмет залога, предъявление требований к поручителям и т. п.), вплоть до фактического исполнения решения суда о взыскании долга по этому договору.

9. Суд удовлетворил требование банка о досрочном взыскании кредита и отказал в удовлетворении встречного иска о признании условий кредитного договора, ограничивающих получение заёмщиком кредитов, выдачу поручительств и передачу имущества в залог, недействительными.

Банк обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю о досрочном взыскании суммы кредита и процентов по кредитному договору. В обоснование предъявленных требований банк указал, что в силу статьи 813 ГК РФ при невыполнении заёмщиком предусмотренных договором обязанностей по обеспечению возврата суммы займа займодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов.

В соответствии с положениями заключённого между сторонами кредитного договора в целях обеспечения полного и своевременного исполнения обязательств по нему заёмщик обязуется поддерживать определённый уровень финансовых показателей своей деятельности, уведомлять банк о предъявленных исках, до полного возврата кредита воздерживаться от заключения договоров поручительства, по которым заёмщик выступал бы поручителем по обязательствам третьих лиц, а также не предоставлять своё имущество в залог как по своим обязательствам, так и по обязательствам третьих лиц. В договоре установлено, что в случае нарушения предпринимателем названных обязанностей банк имеет право потребовать досрочного возврата кредита.

Банк, узнав о заключении предпринимателем с другим банком договора поручительства в обеспечение исполнения обязательств третьего лица, обратился в суд с иском о досрочном возврате кредита.

Предприниматель предъявил встречное требование о признании недействительным условия кредитного договора, ограничивающего его в совершении ряда сделок (заключении кредитных договоров, договоров поручительства и залога), сославшись на то, что данное условие договора противоречит положениям статьи 22 ГК РФ, так как ограничивает его правоспособность, поэтому является ничтожным (пункт 3 статьи 22 Кодекса).

Суд, рассмотрев требования сторон, пришел к следующему выводу. Условия кредитного договора, которые, по мнению ответчика, являются ничтожными, устанавливают обязанность заёмщика воздерживаться от совершения определённых действий, в том числе от совершения некоторых видов сделок. При этом действия, которые обязался не совершать заёмщик, в достаточной степени конкретизированы, а обязанность не совершать их - ограничена временными рамками. Кроме того, принятие заёмщиком на себя такого рода обязанностей было связано с получением им имущественного блага - кредита, причём без предоставления какого-либо обеспечения. В связи с этим суд счёл, что включение в кредитный договор подобных условий не было направлено на ограничение правоспособности или дееспособности ответчика.

Поскольку эффективный контроль кредитора за соблюдением заёмщиком принятых на себя обязанностей, равно как и оспаривание сделок, совершённых в нарушение данного условия договора, невозможны, надлежащим способом защиты интересов кредитора является предъявление им требования о досрочном возврате кредита. Условие об этом стороны согласовали в кредитном договоре как последствие несоблюдения оспариваемого заёмщиком положения кредитного договора. Руководствуясь изложенными соображениями, суд удовлетворил требование о досрочном возврате кредита и взыскании процентов по кредитному договору и отказал в удовлетворении встречного иска.

10. В случае если между банком и заёмщиком было заключено несколько кредитных договоров и суммы платежа недостаточно для погашения обязательств заёмщика по всем договорам, уплаченная сумма должна засчитываться в счёт исполнения того договора, срок исполнения которого наступил ранее, если иное не было указано заёмщиком при осуществлении платежа или не предусмотрено соглашением сторон.

Банк обратился в суд с иском о взыскании с заёмщика суммы кредита, процентов по кредитному договору и неустойки за несвоевременное исполнение обязательства по возврату кредита.

В отзыве на исковое заявление ответчик возражал против удовлетворения иска, ссылаясь на то, что кредит был возвращён.

Суд первой инстанции установил: между истцом и ответчиком было заключено несколько кредитных договоров с разными сроками возврата кредита, отличающихся размерами процентов за пользование кредитом (более поздний кредит был выдан под меньший процент); ответчик уплатил истцу денежную сумму, не достаточную для погашения обязательств по всем названным договорам.

Из объяснений представителя банка следовало, что поскольку в платёжном поручении заёмщика не было указано, по какому именно кредитному договору была уплачена денежная сумма, банк отнёс её на частичное погашение более позднего кредита.

Суд удовлетворил иск банка, признав, что в рассматриваемом споре отсутствие указания в платёжном поручении назначения платежа означает, что право определения того, какое именно обязательство будет считаться погашенным, принадлежит кредитору.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения, отклонив довод ответчика о применении к отношениям сторон по аналогии закона положений пункта 3 статьи 522 ГК РФ, так как данная норма содержится в главе Кодекса, регулирующей отношения по договору купли-продажи, и может быть применена только к отношениям покупателя и продавца по такому договору.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил, руководствуясь следующим. Глава 22 ГК РФ не содержит норм, регулирующих последовательность исполнения обязательств по нескольким договорам, заключённым между одними и теми же лицами. В связи с этим к отношениям сторон по рассматриваемому делу следует применять положения статьи 522 ГК РФ (аналогия закона). Банк, предъявив требование о возврате кредита по тому кредитному договору, который был заключен ранее, не учёл, что в случае если между ним и заёмщиком было заключено несколько кредитных договоров и суммы платежа недостаточно для погашения обязательств последнего по всем договорам, уплаченная сумма должна засчитываться в счёт исполнения того договора, срок исполнения которого наступил ранее, если иное не было указано заёмщиком при осуществлении платежа или не было предусмотрено соглашением сторон. Следовательно, обязательство по кредитному договору, об исполнении которого был предъявлен иск, было прекращено надлежащим исполнением, поэтому в удовлетворении исковых требований банка было отказано.

11. Требование заёмщика о взыскании с банка убытков, причинённых нарушением обязательства по выдаче кредита, могут быть удовлетворены судом, если сумма кредита не была выдана в установленный договором срок и отсутствуют обстоятельства, указанные в пункте 1 статьи 821 ГК РФ.

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском о взыскании с кредитной организации убытков, причинённых неисполнением ею кредитного договора и составляющих разницу между размером процентов за пользование кредитом, предусмотренных кредитным договором, заключённым с ответчиком, и размером процентов за пользование кредитом по кредитному договору, заключённому с другим банком.

Ответчик возражал против удовлетворения искового требования, указывая, что в соответствии со статьёй 821 ГК РФ у него есть право отказаться от предоставления заёмщику предусмотренного кредитным договором кредита даже после заключения договора. При этом отказ от выдачи кредита в данном случае не является нарушением договора, а представляет собой действие кредитора по защите своих имущественных интересов.

Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал, отметив, что в связи с резким снижением стоимости недвижимости финансовое положение заёмщика, который осуществляет предпринимательскую деятельность в сфере строительства, должно неизбежно ухудшиться. Это обстоятельство, по мнению суда, свидетельствует о том, что сумма кредита, которая должна была быть предоставлена заёмщику, не будет возвращена в срок. Суд согласился с доводом банка о том, что в силу пункта 1 статьи 821 ГК РФ он вправе отказаться от предоставления кредита, поэтому такой отказ является правомерным действием.

Кроме того, суд указал, что разница в размере процентных ставок не может быть квалифицирована как убытки истца, так как является следствием конкурентной борьбы кредитных организаций и не породила имущественных потерь у истца.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, иск удовлетворил по следующим основаниям.

Положения пункта 1 статьи 821 ГК РФ предусматривают право банка отказать в выдаче кредита только в том случае, если имеются обстоятельства, непосредственно свидетельствующие об ухудшении положения заёмщика, что, в свою очередь, повлечет нарушение им своих обязательств по возврату кредита. Отказывая заёмщику в предоставлении кредита по заключённому кредитному договору, банк не сослался на положения пункта 1 статьи 821 ГК РФ. В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции банк также не доказал наличия обстоятельств, свидетельствующих о том, что сумма кредита не будет возвращена в срок. В кредитном договоре, заключённом сторонами, отсутствовало положение о том, что банк вправе по своему усмотрению отказать в выдаче кредита или приостановить её.

Кроме того, суд апелляционной инстанции подчеркнул, что заёмщик хотя и осуществляет деятельность в сфере строительства, но основную часть своей выручки получает не от продажи недвижимого имущества, а в качестве вознаграждения за выполненные строительно-монтажные работы по договорам подряда, заключаемым с заказчиками.

Так как понуждение к исполнению обязанности выдать кредит в натуре не допускается, надлежащим способом защиты прав заёмщика в случае нарушения кредитной организацией обязательства выдать кредит является обращение в суд с требованием о возмещении убытков, причинённых нарушением кредитного договора, выражающихся, в частности, в разнице между ставкой за пользование кредитом, установленной в нарушенном договоре, и процентной ставкой за пользование суммой кредита, полученной в другом банке, при условии, что срок кредитования и сумма кредита по второму кредитному договору не отличаются значительно от соответствующих условий нарушенного договора.

При этом судом учтено, что по общему правилу процентная ставка по второй (заменяющей) сделке должна приниматься во внимание лишь в том случае, если сходными являются условия кредитования, включая вид и объём предоставляемого обеспечения. В данном деле кредит, выданный истцу другим банком, был обеспечен только поручительствами третьих лиц, что сказалось на увеличении процентной ставки из-за возросших рисков невозврата кредита. Однако ответчик не мог ссылаться на указанные отличия в условиях кредитования, поскольку недвижимое имущество истца было обременено ипотекой, предварительно установленной в пользу ответчика в расчёте на выдачу им кредита, и от погашения данной записи ответчик уклонялся.

12. Суд удовлетворил требование банка о взыскании долга по кредитному договору и отказал в удовлетворении встречного иска о признании данного договора незаключённым, так как спорный договор содержит согласованные сторонами положения о сумме кредита и условиях его выдачи.

Банк обратился в суд с иском к акционерному обществу о взыскании суммы кредита, предусмотренных кредитным договором процентов за пользование кредитом и неустойки за просрочку исполнения обязательства по возврату кредита.

Общество, не согласившись с исковыми требованиями в части взыскания процентов за пользование кредитом и неустойки, предъявило встречный иск о признании договора незаключённым, указав, что сторонами не достигнуто соглашение по существенным условиям кредитного договора: сумме кредита, сроку и порядку выдачи кредита и сроку возврата кредита. Кроме того, кредитный договор в нарушение положений статьи 30 Закона о банках не содержит условий об ответственности банка за нарушение договора и о порядке его расторжения.

Рассматривая иск и встречное исковое требование, суд первой инстанции установил, что между сторонами был заключён кредитный договор, предусматривавший выдачу кредита в форме кредитной линии на сумму не свыше 1 978 000 рублей. Сторонами согласован лимит кредитования по этому договору, предусмотрено, что кредит выдаётся траншами по заявке заёмщика, причём в месяц может быть подана только одна заявка на сумму не свыше 440 000 рублей. В договоре установлен размер процента за пользование кредитом, а также сроки возврата кредита. В связи с этим суд счёл, что стороны договорились о таких существенных условиях кредитного договора, как размер кредита и условия его выдачи, процентная ставка за пользование кредитом, срок возврата кредита.

Довод общества о том, что в договоре отсутствуют положения об ответственности банка за его нарушение и о порядке расторжения договора, которые являются существенными условиями кредитного договора в силу части 2 статьи 30 Закона о банках, суд отверг, указав, что названная норма Закона о банках устанавливает правовые принципы взаимоотношений Банка России, бюро кредитных историй, коммерческих банков и их клиентов и не содержит положений об условиях кредитных договоров, по которым банк должен прийти к соглашению с клиентом-заёмщиком.

Однако суд счёл, что стороны не достигли соглашения по другим условиям, которые законом признаны существенными для кредитных договоров: о сроке и порядке выдачи кредита. В связи с этим суд пришёл к выводу, что данный договор не может считаться заключённым, поэтому между истцом и ответчиком договорные отношения по возврату кредита отсутствуют, и в удовлетворении иска банка отказал.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, исковые требования банка удовлетворил, в удовлетворении встречного иска отказал, руководствуясь следующим.

Суд апелляционной инстанции признал верным вывод суда первой инстанции о том, что часть 2 статьи 30 Закона о банках не определяет, какие из условий кредитного договора являются существенными. В соответствии со статьёй 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заёмщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заёмщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на неё. Исходя из положений названной нормы Кодекса к существенным условиям кредитного договора относятся условия о сумме кредита, сроке и порядке его предоставления заёмщику, размере процентов за пользование кредитом, сроке и порядке уплаты процентов по кредиту и возврата суммы кредита. Однако тот факт, что по каким-либо из указанных условий отсутствует волеизъявление сторон, не является основанием для признания кредитного договора незаключённым, так как к соответствующим отношениям сторон могут быть применены общие положения ГК РФ о гражданско-правовых договорах и обязательствах (например, статья 311, пункт 2 статьи 314, статья 316 ГК РФ). То обстоятельство, что в рассматриваемом кредитном договоре не указана конкретная сумма, которая передаётся заёмщику в виде кредита, также не свидетельствует о незаключённости договора, так как определение суммы кредита путём установления в договоре лимита кредитной линии и условий о подаче заявок на перечисление очередного транша по кредиту обусловливается особенностями данной разновидности кредитного договора (предоставление кредита путём открытия кредитной линии) и в достаточной степени конкретизирует предмет договорённости сторон.

13. В связи с тем, что повышение процентов за пользование кредитом в случае нарушения заёмщиком обязательства по возврату кредита представляет собой меру ответственности должника за нарушение обязательства, суд с учётом обстоятельств дела вправе на основании мотивированного заявления ответчика снизить размер названных процентов в соответствии со статьёй 333 ГК РФ.

Банк обратился в суд с иском о взыскании с заёмщика невозвращённой суммы кредита и процентов за пользование кредитом с учётом их увеличения согласно условию кредитного договора о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов. Ответчик просил суд снизить размер процентов в повышенной части на основании статьи 333 ГК РФ, полагая, что они по своей правовой природе являются неустойкой; размер повышенных процентов явно несоразмерен последствиям нарушения кредитного договора, так как существенно превышает возможные убытки банка, вызванные этой просрочкой.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил в полном объёме, указав, что повышение процентов за пользование кредитом в случае нарушения заёмщиком графика возврата кредита установлено кредитным договором, поэтому не может быть квалифицировано как мера ответственности заёмщика.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено, исковые требования удовлетворены частично. Суд апелляционной инстанции указал на ошибочность позиции суда первой инстанции о том, что повышение процентов, предусмотренных кредитным договором, в случае совершения заёмщиком тех или иных действий, не может рассматриваться как мера ответственности заёмщика за нарушение условий договора. Согласно пункту 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» в тех случаях, когда в кредитном договоре установлено увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование заемными средствами, следует считать иным размером процентов, установленных договором в соответствии с пунктом 1 статьи 395 Кодекса. Суд апелляционной инстанции признал, что размер (ставка) процентов, которые должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства по возврату кредита, может быть снижен по правилам статьи 333 ГК РФ, если суд придёт к выводу о том, что он явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства (пункт 7 названного постановления).

Суд апелляционной инстанции взыскал с ответчика сумму долга по кредитному договору, сумму процентов за пользование кредитом, предусмотренную договором, а также повышенные проценты, сниженные судом с учётом мотивированного заявления ответчика, которое он сделал при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В другом деле суд взыскал с заёмщика по кредитному договору, содержащему условие о повышении размера процентов в случае ухудшения обеспечения кредита, а также уменьшения определённых в договоре показателей финансово-хозяйственной деятельности заёмщика, повышенные проценты в полном объёме, установив, что произошла утрата обеспечения исполнения обязательств по договору, а новое обеспечение не предоставлено. Суд указал, что условие о повышении процентов в данном случае не может рассматриваться как условие об ответственности за нарушение обязательства по возврату кредита, и отказал в удовлетворении заявления заёмщика о снижении названных процентов на основании статьи 333 ГК РФ.

14. В удовлетворении иска о взыскании с банка суммы неосновательного обогащения было отказано, так как в соответствии с пунктом 1 статьи 313 ГК РФ банк был обязан принять исполнение, предложенное третьим лицом за заёмщика.

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском к банку о взыскании суммы неосновательного обогащения. В качестве основания искового требования предприниматель сослался на то, что им по просьбе акционерного общества, являвшегося заёмщиком по кредитному договору, заключённому с банком, была перечислена банку денежная сумма в качестве возврата выданного акционерному обществу кредита. Истец полагал, что в силу специфики кредитных отношений с участием банков, а также положений подзаконных нормативных актов, регулирующих банковскую деятельность, банк неправомерно принял в качестве исполнения за заёмщика перечисленные ему денежные средства. Кроме того, истец указал, что основанием для перечисления им денежных средств банку за заёмщика послужил договор простого товарищества, заключённый с этим обществом, согласно одному из положений которого предприниматель принял на себя обязательство погасить долг общества по договору кредита, заключённому ранее обществом и банком. Однако впоследствии названный договор простого товарищества был признан судом недействительным. Истец полагал, что отпадение оснований для совершения платежа за третье лицо также является основанием для признания денежной суммы, уплаченной банку, неосновательным обогащением последнего.

Суд отказал в удовлетворении иска, руководствуясь следующим.

Довод истца о том, что банк был не вправе принимать исполнение за должника по кредитному договору, так как это не допускается подзаконными нормативными актами, регулирующими банковскую деятельность (пункт 3.1 Положения Банка России от 31.08.1998 № 54-П «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)»), суд счёл несостоятельным, так как пункт 1 статьи 313 ГК РФ устанавливает, что исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов или условия обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом. Из названного Положения не вытекает, что обязанность по возврату кредита должна быть исполнена лично должником, соответствующий раздел этого Положения (раздел 3) регулирует порядок совершения заёмщиком - клиентом банка - действий по погашению кредита. Кроме того, подзаконный нормативный акт Банка России не может распространяться на правовые отношения лиц, не являющихся кредитными организациями (должник и третье лицо, исполняющее обязательство за должника).

Суд также указал, что признание судом недействительным договора, послужившего основанием для возложения на предпринимателя исполнения обязательства по возврату кредита, не может повлиять на права банка, принявшего исполнение, и не влечет признания такого исполнения обязательства ненадлежащим. Однако это не лишает сторону сделки, признанной судом недействительной, предъявить иск о применении последствий недействительности такой сделки (статья 167 ГК РФ).

http://www.arbitr.ru/as/pract/vas_info_ … 39383.html

0

3

Бевзенко, ВАС: «Если деньгами пользовался меньше, чем договаривался, часть процентов должна быть возвращена»

Елена Зубова

http://slon.ru/images3/6/700000/232/780226.jpg

В октябре тихо и незаметно произошла революция на кредитном рынке. Высший арбитражный суд опубликовал обзор судебной практики. В нем даны разъяснения по поводу возврата излишне уплаченных процентов в составе аннуитетных платежей по кредитам. Право на возврат, согласно обзору, возникает при досрочном погашении ссудной задолженности. Документ дополняет позицию ВАС в отношении платежей, которые банки неправомерно удерживают с заемщиков.

Ранее в своих постановлениях и обзорах ВАС назвал незаконным взыскание с заемщиков-физлиц различных комиссий. Это вызвало шквал судебных исков к банкам и радикально изменило правила игры на рынке потребительского кредитования. Разъяснения по поводу возврата процентов, возможно, сулят банкам еще большие неприятности, однако пока поводом для массовых обращений потребителей в суды еще не стали. Почему мало исков и как вернуть «лишние» проценты, Slon спросил у начальника управления частного права ВАС Романа Бевзенко.

– Поясните, пожалуйста, о возврате каких процентов при досрочном погашении идет речь в обзоре ВАС. О тех, что были уплачены заемщиком в составе регулярных текущих аннуитетных платежей? Почему они могут быть излишне уплачены?

– Смотрите, как считается аннуитет: заемщик платит каждый месяц одну и ту же сумму, но в ней первые месяцы большая часть – это проценты. По мере того, как платится аннуитет, та часть, которая приходится на проценты, уменьшается, а доля платежей в уплату основного долга увеличивается. Если кредит по тем или иным причинам возвращается досрочно, то оказывается, что в составе уже уплаченных аннуитетных платежей «сидят» проценты за те периоды, в которых пользование деньгами не осуществлялось.

В аннуитете, по сути, авансируются проценты. Например, вы пользовались кредитом три месяца и на четвертом его вернули, но в составе первых аннуитетных платежей вы заплатили такие проценты, как будто вы пользовались кредитными деньгами и четвертый месяц, и пятый.

Когда нет досрочного погашения, то проценты считаются уплаченными согласно договору. Но если была «досрочка», то в составе аннуитета могут оказаться излишне уплаченные проценты. Иными словами, заемщик за пользование кредитом, исходя из его фактического срока до погашения, переплатил.

– Чтобы рассчитать излишне уплаченные проценты...

– Надо взять проценты начисленные по той кредитной ставке, которая указана в договоре и посчитать, какая часть приходится на месяцы, в течение которых осуществлялось фактическое пользование деньгами. Допустим, в составе аннуитета, по той формуле аннуитета, которая есть в договоре, вы заплатили проценты за три месяца по годовому кредиту в размере 225 рублей. При этом за меньший срок кредита проценты набежали только в размере 200 рублей. В этом случае 25 рублей банк должен вернуть, потому что это были проценты, уплаченные заемщиков авансом.

– Тем не менее, при аннуитете заемщик сам соглашается с первоочередным погашением процентов. Проценты при этом начисляются на остаток ссудной задолженности. Между этими положениями договора и разъяснениями ВАC нет противоречия?

– Главное ведь не в том, сколько будет мой ежемесячный платеж. Я когда беру кредит в банке, то договариваюсь с ним в первую очередь о процентной ставке по кредиту. Есть разные способы уплаты процентов – ежемесячно, ежеквартально, в конце срока пользования. Почему банки предпочитают брать проценты именно вперед – это отдельная тема, есть разные причины популярности аннуитета. Но, согласно Гражданскому Кодексу, я должен заплатить, только если я пользовался деньгами.

– Расчеты показывают, что для длинных кредитов, например, ипотечных со сроками 20–30 лет, возврат излишне уплаченных процентов при досрочном погашении может составить значительную сумму.

– Действительно, я могу попользоваться деньгами по 20-летней ипотеке, скажем, 5 лет, и погасить кредит. Тогда банк будет должен вернуть мне часть уплаченных в составе аннуитета процентов. Не бывает такого, чтобы я деньгами в последующие годы не пользовался, а вознаграждение за пользование деньгами банку заплатил.

– Разъяснение о возврате процентов помещено в обзор судебной практики по делам юридических лиц. Но пункт 5, наверное, больше затрагивает физических, а не юридических лиц?

– Пожалуй да, этот пункт более актуален для физлиц, хотя и помещен в обзор практики, где в основном рассматриваются дела юрлиц. И прислушаются ли суды общей юрисдикции к толкованию норм права ВАС, это еще вопрос. Но все же бывает, что они ссылаются на наши разъяснения.

Добавлю, что аннуитеты в коммерческих кредитах не сильно распространены, их чаще можно встретить в потребкредитовании. Кредитование коммерческих организаций имеет свои особенности – для них досрочный возврат кредита запрещен по инициативе заемщиков. Возврат процентов юрлицом, например, может быть в ситуации, когда банк досрочно взыскивает задолженность по кредиту из-за ухудшения обеспечения по кредиту.

– Какие подводные камни могут быть в судебном споре по этому поводу? Может ли помешать несвоевременное исполнение обязательств до кредитному договору, просрочка?

– При нарушении заемщиком условий договора у кредитора могут возникнуть требования по возмещению убытков. Не исключено, в таком случае кредитор откажется возвращать заемщику излишне уплаченные проценты по кредиту. Много он себе оставил при этом или нет – возможно решить в суде.

– Как часто суды рассматривают иски о возврате излишне уплаченных процентов при досрочном погашении кредита? Есть единообразие в решениях?

– До обзора ВАС вообще мало кто задумывался, что такое аннуитет. Помещение в обзор 5-го пункта как раз и было направлено на то, чтобы показать – в чем природа аннуитеных платежей и авансирования процентов. В апелляционных инстанциях дела единичные, но в первых инстанциях, конечно, больше.

– Позиция ВАС по возврату процентов выглядят не менее революционно, чем по возврату незаконных банковских комиссий. Во всяком случае, суммы претензий к банкам могут быть больше?

– Для меня всегда было очевидно, что если деньгами пользовался меньше, чем договаривался, а с меня взяли проценты авансом за весь период, то часть процентов должна быть возвращена. Не вижу в этом революции.

http://slon.ru/money/bevzenko_vas_esli_ … 0226.xhtml

0

4

Кредитные истории и как перестать быть жертвой кредитов

0

5

Верховный суд разрешил заемщикам требовать возврата уплаченных процентов

11:18

Анастасия Стогней, Екатерина Аликина, Данил Седлов

http://pics.v7.top.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/4/59/754594075577594.jpg
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Верховный суд признал, что заемщик имеет право вернуть часть уже выплаченных процентов по кредиту при его досрочном погашении. Это следует из определения суда по иску жительницы Алтайского края к Сбербанку.

Верховный суд в марте этого года рассмотрел дело заемщика, взявшего кредит на 300 тыс. руб. в Алтайском отделении Сбербанка. Заем, сказано в определении суда, был выдан на пять лет под 18,2% годовых. По условиям договора клиент банка должен был ежемесячно выплачивать банку 7650 руб., а всего ему предстояло заплатить 158,9 тыс. руб. в счет процентов и 300 тыс. руб. основного долга.

Однако, как следует из документов суда, заемщик погасил кредит досрочно за три года и один месяц. При этом он отдал банку 131,4 тыс. руб. в качестве процентов. Клиент банка посчитал, что заплатил больше, чем нужно, и требовал от Сбербанка в суде компенсировать излишне уплаченные проценты — 33,4 тыс. руб. На столько меньше ему пришлось бы платить за пользование кредитом, если бы в договоре фигурировал реальный срок кредитования — три года и один месяц.

Верховный суд рассмотрел дело по существу 1 марта и посчитал, что заемщик имеет право требовать перерасчета процентов и, если переплата будет установлена, возврата средств дополнительно к тем 27,5 тыс. руб., которые заемщик сэкономил за счет досрочного погашения кредита.

Как следует из определения Верховного суда, кредит является услугой, поэтому на нее распространяется закон о защите прав потребителей. По нему гражданин может в любой момент отказаться от услуги, возместив исполнителю те расходы, которые тот фактически понес. Так что, по мнению судей, заемщик может требовать перерасчета процентов, исходя из реального времени использования кредита.

«В случае реализации права на досрочное исполнение кредитного договора заемщик вправе потребовать перерасчета … процентов, уплаченных за период, в течение которого пользование средствами прекратилось», — говорится в определении суда по этому делу.

«Верховный суд, конечно, ошибся. Он продемонстрировал свою некомпетентность в экономических вопросах», — уверен замгендиректора «Интерфакс ЦЭА» Алексей Буздалин. По его словам, проценты в обычном кредитном договоре начисляются на ту задолженность, которая есть на конец определенного месяца, и Сбербанк не нарушил условий договора.

«Погасить кредит досрочно — это святое право каждого заемщика», — признает руководитель блока «Розничный бизнес» Альфа-банка Михаил Повалий. Однако требовать от банка смены условий, которые изначально были согласованы с самим заемщиком, по его мнению, некорректно.

Сбербанк оценки решению Верховного суда не дает. «Факт переплаты процентов, а тем более наличие в составе аннуитетных платежей процентов за будущие периоды суд не устанавливал», — заявила пресс-служба банка в ответ на запрос РБК. В определении суда не говорится о нарушении прав заемщика, сказано в комментарии банка.

Заемщики могут воспользоваться этим определением, чтобы добиться пересчета процентов по кредиту, считает юрист «Финпотребсоюза» Алексей Драч. При этом надо понимать, что определение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам, а не президиум ВС и оно носит рекомендательный характер, замечает партнер московской коллегии адвокатов «Арбат» Игорь Зиневич.

«То есть де-юре его нельзя считать прецедентом. Однако де-факто такие определения успешно используются адвокатами», — считает Андрей Емелин, глава Национального совета финансового рынка, некоммерческого партнерства, занимающегося правовыми консультациями. Другими словами, говорит он, нельзя обязать суды и банки следовать определению Верховного суда, но заемщики могут апеллировать к нему в аналогичных ситуациях. «Верховный суд зафиксировал очевидную юридическую конструкцию», — уверен он.

http://www.rbc.ru/money/31/03/2016/56fc … ?from=main

0

6

Вычет из Сбербанка: суд допустил возврат уплаченных процентов по кредитам

http://pics.v7.top.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/9/87/754593736958879.jpg
Фото: Олег Яковлев/РБК

Верховный суд признал, что заемщик имеет право вернуть часть выплаченных процентов по кредиту при его досрочном погашении. Это следует из определения, которое суд вынес по иску жительницы Алтайского края к Сбербанку

Переплаченные проценты

Верховный суд рассматривал дело Ирины Шиченко из села Завьялово Алтайского края. В ноябре 2011 года она взяла кредит на 300 тыс. руб. в местном отделении Сбербанка. Займ, сказано в определении суда, был выдан на 5 лет под 18,2% годовых. Ежемесячно заемщица должна была платить 7 650 руб, а всего женщине предстояло вернуть банку 458,9 тыс. руб., из которых 158,9 тыс. руб. — проценты.

Однако, как следует из документов, Шиченко удалось расплатиться досрочно — она погасила кредит за 3 года и 1 месяц. При этом она отдала банку 131,4 тыс. руб. в качестве процентов и посчитала, что заплатила больше, чем нужно. Логика ее была такова: если она пользовалась кредитом 37 месяцев, то исходя из этого срока и должна быть пересчитана переплата по кредиту, несмотря на то, что она и так сэкономила 27,5 тыс. рублей за счет его досрочного погашения.

Чем меньше срок займа, тем меньше проценты. Поэтому при тех же условиях кредита и сроке в 37 месяцев проценты составили бы 98 тыс. руб. Разницу — 33,4 тыс. руб. — Шиченко и потребовала со Сбербанка. В банке ей отказали, но заемщица не сдалась и через пару месяцев после погашения кредита — в марте 2015 года — обратилась в Завьяловский райсуд Алтайского края. Требования были те же — вернуть 33,4 тыс. руб.

Там заемщицу тоже ждал отказ: суд решил, что банк не обязан ничего пересчитывать. Требование пересчитать проценты исходя из нового срока — это, по сути, попытка изменить существенное условие договора, посчитал суд. По закону (п.4 ст.453 ГК РФ) это можно сделать, только если одна из сторон не исполнила своих обязательств — а это не так. Суд также апеллировал к тому, что в ежемесячные платежи не входили проценты за ненаступивший период — их рассчитывали исходя из остатка задолженности, периода пользования кредитом и размера ставки.

Тогда в дело включился муж Ирины и как ее представитель в июне 2015 подал апелляционную жалобу в Алтайский краевой суд. Но и там в пересчете процентов отказали — по той же причине. «Доводы истца и его представителя о том, что за период фактического пользования кредитом происходила переплата процентов со стороны заемщика, являются несостоятельными», — сказано в этом решении.

Барнаул — Москва

Супруги, которые с начала 2015 года подали еще три апелляции в Алтайский краевой суд по другим делам (в том числе о снижении ставки по кредиту в Россельхозбанке), на этом не успокоились. В октябре 2015 года они обратились с жалобой на это решение в Верховный суд, а тот истребовал дело из Барнаула.

Верховный суд рассмотрел дело по существу 1 марта и встал на сторону Шиченко. Судьи сочли, что женщина имеет полное право требовать перерасчета процентов и, если переплата будет установлена, возврата средств. Аргументация двух других судов, по мнению ВС, противоречит нормам права.

Кредит — это услуга, поэтому на нее распространяется закон о защите прав потребителей, объясняет свое решение Верховный суд. По нему гражданин может в любой момент отказаться от услуги, возместив исполнителю расходы, которые тот понес. Так что, по мнению судей, заемщик может требовать перерасчета процентов, исходя из фактического времени использования кредита.

«В случае реализации права на досрочное исполнение кредитного договора заемщик вправе потребовать перерасчета… процентов, уплаченных за период, в течение которого пользование... средствами прекратилось», — говорится в определении суда по этому делу. Теперь Алтайскому краевому суду предстоит вновь пересмотреть его — уже с учетом определения Верховного суда.

История Шиченко — не первый случай, когда Верховный суд вынес подобное решение, замечает юрист «Финпотребсоюза» Алексей Драч. В 2014 году суд подтвердил право заемщика Александра Давыдкова требовать у екатеринбургского СКБ-банка переплаченные при досрочном погашении кредита проценты. В частности, суд счел незаконным взыскание процентов за период, когда заемщик не пользовался кредитом. «Проценты подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита до даты его полного погашения. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой займа не осуществлялось, является незаконным», — сказано в том определении Верховного суда.

http://pics.v7.top.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/4/60/754593731488604.jpeg

Похожую позицию пять лет назад отстаивал и Высший арбитражный суд — правда, речь шла о кредитах юрлиц. В октябре 2011 года его разъяснения по поводу возврата излишне уплаченных процентов были опубликованы в обзоре судебной практики. ВАС указывал, что по смыслу статьи 809 ГК РФ проценты — это плата за пользование суммой займа. Значит, платить их нужно только за период с момента выдачи кредита и до его полного возврата.

Спорная математика

Банкиры и финансовые аналитики считают, что Верховный суд не разобрался в вопросе, а юридическая логика в них противоречит финансовой. «Верховный суд, конечно, ошибся. Он продемонстрировал свою некомпетентность в экономических вопросах», — уверен замгедиректора «Интерфакс-ЦЭА» Алексей Буздалин.

Как следует из материалов дела Шиченко, она платила по кредиту аннуитетными, равными платежами. Эти платежи, объясняет Буздалин, состоят из двух частей. Первая — доля погашаемого кредита, вторая — проценты за пользование им. Поскольку изначально сумма долга велика, доля процентов в аннуитетном платеже выше, а ближе к концу срока кредита, с уменьшением долга, ситуация меняется на противоположную, объясняет Буздалин.

Главный нюанс, продолжает он, заключается в том, что независимо от структуры платежа проценты начисляются строго на ту задолженность, которая есть на конец определенного месяца. «Другими словами, даже если человек заранее погасил долг, все предыдущие периоды он платил проценты ровно за ту сумму, задолженность по которой у него была на момент каждого платежа. То есть нарушения закона здесь нет», — объясняет он.

То же по сути написано в решении предыдущих судов и о том же говорят банкиры. «Погасить кредит досрочно — это право каждого заемщика», — признает руководитель блока «Розничный бизнес» Альфа-банка Михаил Повалий. Однако требовать от банка изменения условий, которые изначально были согласованы с самим заемщиком, по его мнению, некорректно.

В Сбербанке оценки решению Верховного суда не дают. «Суд факт «переплаты» процентов не устанавливал», — заявила пресс-служба банка в ответ на запрос РБК. В определении ВС не говорится о нарушении прав Шиченко, сказано в комментарии банка. По мнению банка основная идея определения Верховного суда в том, что суды должны проверять расчеты и устанавливать, была фактическая переплата процентов или нет.

Просто рекомендация

Хотя определение Верховного суда неоднозначно и только заставляет Алтайский краевой суд вновь рассмотреть дело, заемщики могут воспользоваться им, чтобы добиться пересчета процентов по кредиту, обнадеживает юрист «Финпотребсоюза» Алексей Драч.

При этом надо понимать, что определение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам, а не президиум ВС, и оно носит рекомендательный характер, замечает партнер московской коллегии адвокатов «Арбат» Игорь Зиневич.

«То есть де-юре его нельзя считать прецедентом. Однако де-факто такие определения успешно используются адвокатами», — считает Андрей Емелин, глава Национального совета финансового рынка, некоммерческого партнерства, занимающегося правовыми консультациями. Другими словами, говорит он, нельзя обязать суды и банки следовать определению Верховного суда, но заемщики могут апеллировать к нему в аналогичных ситуациях». Верховный суд зафиксировал очевидную юридическую конструкцию», — уверен он.

Если это действительно так, то на какой объем возмещения может рассчитывать заемщик? Чем выше ставка по кредиту и его сумма, тем больше объем возможных требований к банкам по возврату процентов. Например, если бы Шиченко взяла кредит по ставке 25%, то сумма возможного «банковского вычета», который можно было бы требовать по суду, составила бы около 52,5 тыс. руб.

А если бы речь шла не о потребительском, а об ипотечном кредите, то суммы были бы куда больше. Например, если досрочно через пять лет погасить 15-летний кредит на 5 млн руб. под 12% годовых, то, по логике Верховного суда, можно потребовать от банка 1,12 млн руб. из уже уплаченных к этому времени 2,8 млн руб. процентов. А если досрочное погашение придется на десятый год действия договора — то 1,3 млн руб. из 4,8 млн руб. выплаченных процентов.

Правда, заемщик екатеринбурского СКБ-банка Давыдков, несмотря на такое же определение Верховного суда, дело в итоге проиграл.

http://money.rbc.ru/news/56fc3f8d9a7947647e2b62e3

0

7

Как Вы можете себе испортить кредитную историю

Россияне смогут вернуть кредит досрочно без штрафа В Гражданский кодек

0

8

Как лучше досрочно гасить кредиты с постоянным платежом

финансовый аналитик, консультант компании Lighthouse, автор финансового блога your-mom.ru

Плюс аннуитетных платежей по кредиту — простота. Зная неизменную сумму платежа, заемщику намного легче планировать личный бюджет. Как правильно досрочно гасить такие кредиты?

Аннуитетная система погашения кредитов, при которой размер ежемесячного платежа не меняется на протяжении всего периода кредитования, пришла к нам с Запада, в настоящий момент является самой распространенной и на российском рынке.

Аннуитетный платеж складывается из двух сумм: часть идет на уплату процентов за пользование кредитом, а другая — на погашение долга. При этом в начале кредитного периода платеж почти полностью расходуется именно на уплату процентов, а уменьшение суммы долга происходит очень медленно, по капле. Это соотношение постепенно смещается в сторону погашения долга: ваша задолженность уменьшается с каждым платежом, а вместе с ней — и проценты, которые вы должны банку.

При этом, как долго заемщик будет платить преимущественно проценты (а не погашать тело долга), однозначно сказать сложно: это зависит и от срока кредита, и от ставки. Тем не менее, если мы говорим о длинных кредитах (например, ипотека на 20–30 лет), то погашение тела долга в структуре ежемесячного платежа начинает преобладать только в последнюю четверть срока кредита.

Иными словами, если вы взяли кредит на 20 лет, то активно погашать долг вы начнете только в последние пять лет — до этого вы в основном будете платить проценты. И чем выше срок или ставка, тем дальше оттягивается этот момент — так, к примеру, в случае кредита на 30 лет под 30% годовых, активное погашение тела долга начнется только в последние 3 года.

Поэтому часто можно слышать мнение, что подобная система выгодна банкам: из-за того, что в первые платежи практически не происходит погашения самого долга, заемщик переплачивает в сравнении с дифференцированными платежами — когда проценты начисляются на остаток основного долга, который гасится равномерными порциями.

Но при этом упускается из виду важная особенность. Ежемесячный платеж по аннуитету всегда будет меньше первого платежа по дифференцированной системе. И, значит, аннуитетная система позволяет заемщику взять более крупный кредит, ведь банки смотрят на соотношение платежа к доходу заемщика. Аннуитетные платежи на самом деле повышают доступность кредитных продуктов — особенно крупных долгосрочных кредитов вроде ипотечных.

Понимая, что в случае аннуитетных платежей заемщик вынужден переплачивать больше, многие решают хотя бы частично досрочно гасить кредит. После этого клиент банка встает перед выбором: уменьшить свой ежемесячный платеж, не меняя срока кредита, либо же, наоборот, оставить платеж на прежнем уровне, но закрыть кредит быстрее.

Уменьшение срока кредита кажется правильным решением: по крайней мере, если сравнить оба этих варианта с помощью кредитного калькулятора, то общая переплата заемщика будет в таком случае меньше. Это, в принципе, довольно логично: чем меньше мы пользуемся кредитом, тем меньше процентов мы платим. Тем не менее, это неправильный вывод и в большинстве случаев гораздо выгоднее уменьшать ежемесячный платеж.

В этом случае при тех же сроках мы значительно снижаем риски собственного дефолта. Заемщику никто не мешает продолжать платить прежнюю сумму: часть ее будет идти в счет обязательного платежа, а с помощью накопленного остатка можно вновь досрочно гасить долг.

Это сделает оба варианта равнозначными с математической точки зрения: кредит будет погашен в одну и ту же дату, а итоговая переплата будет одинаковой. Зато у заемщика появится не относящееся к математике, но совсем неиллюзорное преимущество: свобода маневра. Если вдруг его финансовое положение ухудшится, он сможет без переговоров с банком снизить свои ежемесячные платежи.

Можно посмотреть на эти варианты еще с одной стороны: уменьшая срок кредита, вы экономите свои будущие средства, а уменьшая ежемесячный платеж, вы получаете свободные деньги сегодня. Если принять в расчет инфляцию, деньги сейчас привлекательнее тех же денег в будущем.

Наконец, уменьшая платеж, а не срок кредита, вы получаете возможность инвестирования свободных средств, даже по более высокой ставке. Такие возможности бывают редко. Но можно вспомнить экстремально высокие ставки по депозитам, которые банки предлагали в начале 2015 года.

Наконец, нужно помнить, что не всегда следует бежать и досрочно гасить свой кредит, когда у вас появляется такая возможность: порой, как это ни странно, выгоднее все оставить как есть. Покупательская способность денег будет падать, а значит, есть смысл сегодня потратить свободные деньги на покупку необходимых товаров.

В целом, я рекомендую каждому заемщику воспользоваться одним из многочисленных кредитных калькуляторов и внимательно рассмотреть именно свою ситуацию. Как я уже говорил, структура платежей сильно отличается в зависимости от срока и ставки кредита, а эффект от досрочного погашения зависит не только от суммы, но и от момента: чем раньше вы уменьшите свой долг, тем больше будет ваш выигрыш.

Из-за обилия неизвестных переменных тут чрезвычайно сложно давать какие-либо общие советы: каждый случай необходимо рассматривать индивидуально. Однако, если уж вы решите досрочно гасить кредит, то уменьшайте именно платеж, а не срок — вне зависимости от параметров вашего кредита, это будет самое правильное решение.

http://money.rbc.ru/news/573c7d7f9a794758ca70eab7?from=typeindex/opinion

0

9

Избавление от долгов: как правильно досрочно гасить кредиты

6 мая, 08:55

Александра Киракасянц

http://pics.v7.top.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/3/88/754624720355883.jpg
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Россияне стали активно гасить свои кредиты досрочно. Финансисты называют эту стратегию верной. Какими подходами стоит руководствоваться при досрочном погашении долгов?

По данным НБКИ, досрочное погашение розничных кредитов за первые 3 месяца 2016 года выросло на 67% по сравнению с первым кварталом 2015 года. За три месяца этого года россияне выплатили до окончания срока более 950 тыс. кредитов. Данные для исследования предоставили в НБКИ более 3700 финансовых организаций. При расчетах учитывалось количество полностью досрочно выплаченных ипотечных, потребительских, автокредитов, кредитных карт и займов в МФО.

Тенденцию досрочного избавления от долгов НБКИ зафиксировала еще в четвертом квартале 2015 года — тогда граждане погасили досрочно 720 тыс. займов. В первую очередь заемщики расплачиваются по потребительским кредитам: в первом квартале этого года было погашено 640 тыс. таких кредитов. На втором месте — кредитные карты и микрозаймы.

Основной причиной роста досрочного избавления от долгов НБКИ называет окончание сроков сверхдоходных депозитов, которые банки открывали в конце 2014 года и начале 2015 года после повышения ключевой ставки ЦБ до 17%. «Средства с этих депозитов люди и направили на досрочное погашение кредитов», — поясняет директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков. Волков говорит, что потребительские кредиты люди гасят чаще из-за того, что их больше всего. По его словам, доля займов на покупку потребительских товаров превышает 2/3 всех розничных кредитов.

Правильное поведение

При досрочном погашении кредитов стоит обратить внимание на несколько параметров — сумму, срок, ставку по кредиту и оставшееся время на его выплату. Независимый финансовый советник, доцент Финансового университета Саида Сулейманова считает, что важно начинать с самого дорогого кредита. «Если у заемщика одновременно открыты несколько разных кредитов, например, и потребительский, и карточный, то первым выплачивается кредит с самой высокой ставкой», — говорит она.

Нужно обращать внимание не только на ставку, уверена гендиректор компании «Персональный советник» Наталья Смирнова. «Значение имеет эффект, который окажет частичное досрочное погашение на размер ежемесячного платежа. Если досрочно выплачивать ипотеку, то на размер ежемесячного платежа это сильно не повлияет. По этому критерию наиболее выгодным по-прежнему остается погашение относительно коротких потребительских кредитов», — отмечает Смирнова.

Срок, на который выдан кредит, учитывается в третью очередь. Так как большая часть платежа в начале срока действия кредита идет на уплату процентов, консультанты советуют гасить вначале кредиты, до окончания которых осталось больше времени, чтобы сэкономить на процентах. «Длинные кредиты выгоднее досрочно гасить в первую половину их действия. Это общая рекомендация для всех кредитов с аннуитетными платежами», — рассказывает Смирнова.

Финансовые возможности

Выплата кредита до срока не всегда имеет экономический смысл — например, если суммы, направляемые на эти цели малы. Сулейманова не рекомендует идти на это, если нет возможности внести сумму, как минимум вдвое превышающую размер ежемесячного платежа.

Часто ограничивают минимальные суммы дополнительных платежей по кредиту и банки. Заместитель директора департамента развития розничного бизнеса Связь-банка Андрей Точеный рассказывает, что обычно заемщик должен будет внести сумму не меньше размера ежемесячного платежа или установленной банком суммы. Так банкиры борются с издержками. При этом официально банк не может установить комиссию за досрочное погашение — это запрещено законом о потребительском кредите, говорит управляющий партнер Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) Павел Самиев.

Смирнова считает, что при досрочном погашении необходимо взвешивать свои финансовые возможности и не отказывать себе во всем ради того, чтобы выплатить кредит. «Если после этого у человека не остается средств, то имеет смысл расплачиваться не досрочно, а в обычном режиме», — считает эксперт.

Сулейманова обращает внимание на то, что банкам досрочное погашение не выгодно. «Официально ни один банк этого не подтвердит, но я много раз сталкивалась тем, что в новом обращении за кредитом банки всячески препятствуют заемщику. Могут даже отказать», — рассказывает она. Для банков наиболее предпочтительным вариантом будет погашение кредита в срок, без просрочек и без досрочных выплат, поясняет Самиев.

Смирнова, впрочем, уверена, что досрочное погашение не сказывается на решении банков при выдаче следующих кредитов. «Исключением может быть только ситуация, когда клиент берет большую сумму на долгий срок и выплачивает ее полностью в течение года или двух. На таких заемщиках банки совсем ничего не заработают и им впоследствии могут отказывать», — считает эксперт.

Все под контролем

По словам начальника управления розничного кредитования Банка Москвы Сергея Ситина, на дату списания суммы досрочных выплат заемщик должен проконтролировать достаточность денежных средств для осуществления досрочного платежа. «Иногда бывают ситуации, когда на счете меньше средств, чем нужно, но банк может списать только ту сумму, которая указана в заявлении на досрочное погашение, поэтому в такой ситуации платеж вообще не происходит — у нас нет права списывать меньшую сумму», — рассказывает он.

Эксперты также призывают не забывать о документах. «После частичного или полного досрочного погашения клиент должен запросить у банка документ, в котором будет подтвержден факт получения платежа и указаны изменившиеся условия по кредиту — меняется либо срок, либо ежемесячный платеж», — рассказывает Наталья Смирнова из «Персонального советника».

Сулейманова предупреждает, что иногда клиент, расплатившийся по кредиту, может по-прежнему считаться должником из-за ошибок сотрудников банка. «У меня был случай, когда я выплатила часть кредита досрочно, но банк оставил старый график и начислял платежи по нему», — говорит она. По ее мнению, эти моменты также стоит контролировать самостоятельно.

http://money.rbc.ru/news/572b71c79a7947a3e299ddbf

0

10

Раньше срока: стоит ли досрочно выплачивать долги банкам

21 окт 2015, 17:05

Михаил Качурин

http://pics.v7.top.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/7/28/754454380156287.jpg
Фото: Игорь Генералов/РБК

Доля заемщиков, погашающих кредиты досрочно, снизилась почти в два раза, сообщает НБКИ. Почему так произошло и стоит ли в кризис гасить долг досрочно?

В кризис доля заемщиков, досрочно погасивших свои кредиты, упала почти в два раза, говорится в опубликованном в среду, 21 октября, отчете Национального бюро кредитных историй (НБКИ). Этот вывод НБКИ сделало, проанализировав число досрочно погашенных кредитов, выданных до 1 января 2014 года и после этой даты.

Доля заемщиков, досрочно погасивших выданные с начала прошлого года кредиты на покупку потребительских товаров, составила на 1 октября 13,83%. Два года назад их было 25,06%. Доля клиентов банков, погасивших раньше срока ипотечные кредиты, снизилась с 24,77% до 14,83%, автокредиты — с 37,16% до 15,16%.

В НБКИ сокращение числа досрочных погашений объясняют ростом инфляции и снижением реальных доходов населения. По данным Росстата, реальные располагаемые доходы населения в сентябре в годовом выражении сократились на 4,3%. В то же время реальная зарплата, то есть покупательная способность денег, за год сократилась на 9,7% при годовой инфляции 15,7%.

«В этой ситуации заемщики менее охотно идут на досрочное погашение, тем более что у многих из них снизилась возможность для уменьшения долговой нагрузки», — прокомментировал генеральный директор НБКИ Александр Викулин.

Кроме того, по его мнению, россияне вместо того, чтобы досрочно погашать кредиты, решили положить свободные средства на банковские вклады, ставки по которым выросли после повышения ключевой ставки ЦБ. «Весьма вероятно, что уже в начале следующего года, когда истекут сроки «сверхдоходных» депозитов 2015 года, доля досрочно погашенных кредитов в розничном портфеле начнет расти», — отметил Викулин.

В период кризиса правильно избавляться от долговой нагрузки, но это верно для тех, кто имеет стабильный доход выше среднего и для которых погашение кредита не оказывает существенного влияния на семейный бюджет, говорит независимый финансовый советник, к.э.н., эксперт Института финансового планирования Саида Сулейманова.

Досрочно погашать кредит в ущерб потребительским расходам, например на еду, не надо, полагает она. «В таком случае нужно не допускать просрочек и повременить с досрочным погашением кредита, пока ситуация в экономике не станет более определенная», — отмечает Сулейманова.

Однако и тем, кто имеет свободные деньги, о досрочном погашении стоит задуматься, если ставка по кредиту выше уровня инфляции. «Если уровень процентной ставки сопоставим с уровнем инфляции и человек уверен в стабильности своих доходов, то его можно продолжать выплачивать в плановом порядке, так как погашение становится дешевле из-за падения стоимости денег», — говорит эксперт.

Перед тем как принимать решение о досрочном погашении кредита, нужно сравнить ставку с инфляцией, согласна генеральный директор компании «Персональный советник» Наталья Смирнова. «У нас инфляция сейчас порядка 15%, так что, если кредит примерно под такую ставку, большого смысла его досрочно погашать нет», — говорит она.

Досрочно гасить кредит можно, только если есть уверенность в стабильных доходах. Если ожидаются перебои с доходами, зарплатой или бизнесом, желательно все накопления не тратить на досрочное погашение кредита, а оставить их на банковском вкладе, отмечает Смирнова. «Нужно, чтобы даже после досрочного погашения на банковском вкладе оставалась сумма в размере хотя бы трех—шести ежемесячных доходов», — говорит эксперт.

http://money.rbc.ru/news/5627876f9a7947a324bc74db

0

11

Столяров Александр Васильевич (гор. Псков) 08.09.2016

Возврат банком излишне выплаченных процентов по кредиту

В Сбербанке был оформлен ипотечный кредит на покупку квартиры. Платеж был ежемесячный аннуитетный. Кредит сроком на восемь лет, через три года одноразово был досрочно погашен. В ежемесячных одинаковых по сумме платежах большую часть составляли проценты по кредиту, а меньшую часть - основной долг ("тело"). То есть проценты были переплачены мною "досрочно", рассчитанные банком за весь период пользования кредитом. Имею ли я право обратиться к банку о возврате мне переплаченных процентов за пользование кредитом? Основание и как правильно это сделать?

Юлия Жиделева

На основании п. 2 ст. 819 Граданского кодекса РФ к отношениям по кредитному договору по умолчанию применяются правила, предусмотренные статьями кодекса о договоре займа.

В силу п. 2 ст. 810 ГК РФ сумма займа, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, может быть возвращена заемщиком-гражданином досрочно полностью или по частям при условии уведомления об этом займодавца не менее чем за 30 дней до дня такого возврата. Договором может быть установлен более короткий срок уведомления займодавца о намерении заемщика возвратить денежные средства досрочно.

Согласно п. 4 ст. 809 ГК РФ в случае возврата досрочно суммы займа, предоставленного под проценты для указанных целей, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов по договору займа, начисленных включительно до дня возврата суммы займа полностью или ее части.

Таким образом, проценты должны быть рассчитаны за период до момента фактического возврата суммы кредита. Вы можете направить в банк письменную претензию с требованием о перерасчете процентов за пользование кредитом и возврате переплаченных процентов. В случае отказа банка в добровольном порядке вернуть денежную сумму вы вправе требовать ее взыскания в судебном порядке.


https://pravo.rg.ru/rubrics/question/544/

0

12

Вернут ли переплаченные проценты при досрочном погашении кредита

5 июл, 20:37

Павел Хлюстов,
адвокат, партнер коллегии «Барщевский и партнеры»

Информация о том, что Верховный суд РФ обязал банки возвращать переплаченные проценты, возникающие при досрочном погашении кредита с аннуитетными платежами, недавно взбудоражила умы заемщиков.Что произошло на самом деле?

Я постараюсь разобраться в том, о чем говорит решение Верховного суда и чем в действительности оно обернется для российских заемщиков и банков.

В марте Верховный суд рассматривал дело Ирины Шиченко из села Завьялово Алтайского края. В ноябре 2011 года она взяла кредит на 300 тыс. рублей в местном отделении Сбербанка. Он был выдан на 5 лет под 18,2% годовых. По договору заемщица, кроме основной суммы долга, должна была вернуть банку 158,9 тыс. рублей процентов.

Однако, как следует из документов, Шиченко удалось расплатиться досрочно — она погасила кредит за 3 года и 1 месяц. При этом она отдала банку 131,4 тыс. руб. в качестве процентов и посчитала, что заплатила больше, чем нужно. Она отправилась в суд и ее дело в конце концов дошло до очень высокой инстанции.

Стоит обратиться к тексту судебного акта, принятого ВС РФ (определение от 01.03.2016 № 51-КГ15-14) по этому делу. В нем нет правовой позиции, признающей, что при использовании схемы с аннуитетными платежами заемщик всегда переплачивает проценты банку. Верховный суд всего лишь отправил дело на новое рассмотрение и указал нижестоящим судам на необходимость проверить расчеты, представленные заемщиком.

Иными словами, судьи ВС не утверждали, что досрочное погашение кредита, предусматривающего расчеты с использованием аннуитетных платежей, автоматически приводит к переплате процентов.

Необходимо сделать небольшое отступление об экономической природе аннуитетных платежей. Аннуитетный платеж состоит из двух частей — денежных средств для погашения основного долга и денежных средств для погашения процентов. Однако, несмотря на тот факт, что общий размер аннуитетного платежа остается неизменным на протяжении всего срока кредитования, соотношение его частей постоянно меняется. Вначале срока кредитования та часть, которую составляют средства, направляемые на погашение процентов, существенно превышает сумму, идущую в счет погашения основной суммы долга.

Это связано с тем, что на начальных этапах сумма основного долга еще велика, а, следовательно, и сумма процентов за ее использование составляет значительную величину. К концу срока кредитования происходит обратная ситуация — часть аннуитетного платежа, предназначенная для погашения основного долга, превосходит сумму, идущую на погашение процентов.

Неподготовленному человеку может показаться, что на начальных этапах часть денежных средств из аннуитетного платежа идет не только на уплату процентов за текущий период, но и за проценты, которые должны быть начислены в будущем. Однако это арифметическая иллюзия.

Классическая формула для расчета аннуитетных платежей, используемая абсолютным большинством российских банков, базируется на простом правиле: проценты начисляются лишь на текущую задолженность заемщика. Заемщик платит проценты только за истекший период, когда он фактически пользовался соответствующей суммой. На начальных этапах погашения задолженности доля процентов в аннуитетном платеже очень велика.

Ровным счетом ничего не меняется и при досрочном погашении кредита. Поскольку проценты платятся за прошедший временной период и подлежат начислению на сумму непогашенного кредита, существующего на момент досрочного погашения, переплаты не происходит. Заемщик гасит лишь сумму основного долга и сумму процентов, начисленную за тот период, когда он действительно пользовался полученными денежными средствами. Простая арифметика и никакого обмана.

Конечно, заемщик может утверждать, что если бы он сразу взял кредит на более короткий срок (в этом случае общая сумма переплаты была бы меньше), то условия кредитования были бы выгоднее по сравнению с теми, на которые он первоначально согласился.

Но вступая в договорные отношения с банком, заемщик определил интересующий его срок кредитования, а также согласился на предложенную банком процентную ставку и порядок погашения задолженности.

Закон предоставляет заемщику возможность в любое время досрочно погасить кредит, но это отнюдь не означает, что заемщику предоставлено право пересматривать ранее согласованные условия о размере выплат. Это правило является оправданным как по отношению к заемщику, так и по отношению к банку.

Верховный суд отправил дело на новое рассмотрение с целью проверки расчетов заемщика. При новом рассмотрении дела, в удовлетворении иска вновь было отказано. Проверив расчеты, суд не обнаружил, что при досрочном погашении кредита заемщик что-то переплатил.

Данное обстоятельство наглядно свидетельствует о том, что никакой переплаты при досрочном погашении кредита у заемщика не возникает, а возникший слух основан на неправильном понимании механизма аннуитетных платежей, что привело к возникновению неоправданных ожиданий заемщиков.

Нельзя исключать ситуации, что некоторые недобросовестные банки могут пытаться предусмотреть в договоре такие аннуитетные платежи, которые действительно будут предусматривать плату за будущие периоды. В последнем случае, при досрочном погашении кредита переплата действительно возникает, и суд обязан ее вернуть заемщику. Но это гипотетическая ситуация, которая практически никогда не встречается в реальной жизни.

http://money.rbc.ru/news/577bed619a79477d137b0b76

0