Коварный грибной сезон. Отряд «Лиза Алерт» заявил о рекордном числе пропавших в лесах России людей

Только за одну июльскую неделю в российских лесах пропали почти 600 человек, из них почти 200 — в Подмосковье. Спасатели-волонтеры просят грибников соблюдать хотя бы элементарные нормы безопасности

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/07/24/les.jpg
Фото: depositphotos.com

С 15 по 21 июля в российских лесах потерялись 596 человек, восемь из них погибли, 19 не найдены, сообщает поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт». Ситуацию комментирует руководитель пресс-службы «Лиза Алерт» Ксения Кнорре-Дмитриева.

Ксения Кнорре-Дмитриева
руководитель пресс-службы «Лиза Алерт»

«Поисково-спасательный отряд незаметно бьет все рекорды по количеству лесных заявок. У нас с 15 по 21 июля было 596 человек пропавших в лесах, которых мы искали. Это огромное количество, из них восемь человек были найдены погибшими, а 19 не найдены до сих пор. Я очень рекомендую всем, кто собирается в лес за грибами или погулять, правильно собраться. Во-первых, надо обязательно предупредить родных и знакомых, куда вы идете и когда вы планируете вернуться, чтобы в случае, если вы не вернулись, они начали вас искать вовремя. Во-вторых, очень важно взять с собой несколько очень легких вещей — это вода, какой-то запас еды, мы рекомендуем шоколад, обязательно мобильный телефон, полностью заряженный, свисток, чтобы вы могли подать звуковой сигнал, потому что кричать человек устает очень быстро, зажигалки, спички, желательно несколько штук. Очень здорово, если вы умеете пользоваться компасом, взять с собой компас, и обязательно одеваться в яркую одежду, которая будет теплее, чем та одежда, которая на вас сейчас, плюс непромокаемые ботинки. Очень здорово, если человек, собираясь в лес, посмотрит карту. Это такие элементарные меры безопасности, но если бы они соблюдались, то, безусловно, количество людей, потерявшихся в лесу, было бы намного меньше. В истории нашего отряда были случаи, в том числе, людей, которые при очень низких температурах достаточно длительное время выживали в очень суровых условиях, когда уже все признаки того, что они не могут выжить, были уже налицо. Тем не менее, мы находили их живыми, или они сами выходили из леса. Поэтому у нас нет такого, что прошло столько-то суток, и все, мы уезжаем. Мы стараемся по мере возможности найти всех».


Что насчет полиции, то у нее есть регламент, согласно которому сотрудники ждут появления пропавшего около трех дней, рассказал директор благотворительного учреждения «Право и Порядок», подполковник запаса МВД Олег Иванников.

Олег Иванников
директор благотворительного учреждения «Право и Порядок», подполковник запаса МВД

«У сотрудников полиции существуют определенные правила, по которым они осуществляют поиск граждан, пропавших без вести. Должно изначально пройти около трех суток, после этого заявление поступает в работу уже непосредственно в отдел, который занимается поиском пропавших граждан. Специальной техники для работы в лесу у полиции нет, в основном, эта работа в некоторых случаях сводится к формализму, то есть опрашиваются родственники, опрашиваются друзья, знакомые, в какое место пошел, где он может находиться, либо опрашиваются жители близлежащих деревень, но, как правило, это не приносит должного результата. Здесь, конечно, большую роль играют волонтеры и добровольные помощники полиции, которые могут не ждать двух-трех дней».


«Московский комсомолец» писал, как у одного из сотрудников издания две недели назад пропал отец. Пожилой москвич пошел за белыми грибами во Владимирской области. По рассказам сына, сразу за деревней начинается огромное колхозное поле. Правда, там давно никто ничего не сеет и не пашет — оно заросло кустарником, а он не менее опасен, чем густой лес. Поисковики говорят, что были случаи, когда в таких заросших полях пропадали люди, и их тела находили уже после заморозков, когда трава оседала.

В прошлом году в поисках людей участвовало более 20 тысяч волонтеров. Один из таких активистов опубликовал пост в Facebook с обращением к грибникам.

«Вот yжe больше 32 чacов я на нoгax. Cпaл я за это время oдин чac. Вчepa приволокли на буксире поломавшуюся машину из Eльцa и уехали на поиск. Больше 90% людей считают что «мы вот сейчас на минуточку в лес и с полными корзинами домой». Они уходят в лес без лекарств, которые им надо принимать по несколько раз в день. Они уходят в лес без спичек, без компаса, с разряженными телефонами или вообще без телефона. Они лезут через болота. Зачем тебе в лес камуфляж? От грибов-снайперов прятаться среди листвы? Или ты думаешь, что, увидев яркую одежду, грибы разбегутся? Почему просидев полсуток в болоте, босые и мокрые, вы отказываетесь от госпитализации? Мы тратим свою жизнь на то, чтобы вас спасать, и это наш выбор, но обидно же, если вы сразу после эвакуации помрете дома! Если вводная на «потеряшку» гласит, что он курит, то мы радуемся. Ибо это значит, что хотя бы спички или зажигалка у него точно есть, и ночью «потеряшка» хотя бы костер сможет развести... Я к соцсетям всегда относился достаточно легкомысленно, никогда не просил репостов. Но сейчас я прошу репост. Потому что чем больше людей, прочитав, возьмет с собой в лес хотя бы спички, компас и заряженный мобильный телефон, тем больше шансов, что он останется жить. Лес убивает так же надежно, как и выстрел в упор. Только медленно».


В этом году благодаря дождям и теплым ночам небывалое грибное лето. Какие правила есть у подмосковных дачников, рассказала москвичка Юлия, у которой дом находится возле Тучковского лесничества:

«Я хожу всегда с мобильником, там есть компас. Потом я хожу по своим местам, я здесь выросла, и когда идешь, уже четко знаешь, где и какие грибы растут и куда, как надо прийти. Если вдруг получается, что мы собираемся компанией и едем куда-то подальше, чтобы набрать побольше, то у нас есть небольшое правило: мы ходим только вдоль дорог, либо это большая дорога, где мы останавливаемся, либо это какая-то проселочная дорога, и мы ходим с двух сторон от этих дорог. Потому что когда человек идет, у него правая нога шагает шире, чем левая, получается, что он идет кругом. Если ты не ориентируешься, то, конечно, ты можешь закружиться. Ходить, что называется, в трех соснах и не выйти, хотя, может быть, и поселки, и дороги рядом. И потом вдоль дороги идешь и слышишь, как машины звучат, можно на звук пойти. С собой обычно ничего не берешь, потому что это тяжело, еще грибы наберешь, это мобильник, конечно, и не надо ходить одному, тоже такое правило было. Мы как-то с друзьями очень давно, лет 20 назад, решили скосить угол. Угол скосили, но попали в Тучковское лесничество, огромное, и мы там заплутали, нас спасло только то, что оно было разделено на квадраты. Раньше за лесом хорошо ухаживали, и на каждом квадрате был номер. Мы ходили по квадратам и понимали, что они уменьшаются, в результате мы вышли к деревне, а потом мы вышли и на дорогу. Поэтому как городские жители мы можем принять болото за красивую полянку и там сгинуть, что называется».


В прошлом году в поисково-спасательном отряде «Волонтер» подсчитали среднюю стоимость поиска заблудившегося в лесу человека. Основными расходами добровольцев были бензин, еда и вода, а также средства защиты от клещей и комаров. Минимально возможные траты за выезд составляют около 1,5 тысячи рублей, а максимальные — более 3 тысяч рублей. За сезон поиски пропавших обходятся в сумму от 40 тысяч до 90 тысяч рублей.

https://www.bfm.ru/news/420198