Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » ИСТОКИ МЫШЛЕНИЯ » Цифровое расслоение Человеческий контакт превращается в роскошь


Цифровое расслоение Человеческий контакт превращается в роскошь

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Цифровое расслоение

Человеческий контакт превращается в роскошь
       
Журнал "Огонёк" №16 от 29.04.2019, стр. 4

Парадокс: в ближайшем будущем технологии станут уделом бедных, а признаком статуса, напротив, станет общение лицом к лицу. Новый тренд уже вовсю обсуждают эксперты.

Кирилл Журенков

Сначала об информационных поводах. В недавнем аналитическом отчете, выпущенном авторитетным Luxury Institute, прямо говорится: большинство брендов сегодня пытаются автоматизировать все, что только могут, и как можно быстрее. Мол, для компании Amazon, которая продает с помощью своих сервисов туалетную бумагу или, допустим, моющие средства,— это хорошо. А вот для сегмента люкс, напротив, смерти подобно, ведь этот сегмент веками делал ставку на человеческий контакт — на всевозможных личных водителей, консьержей, метрдотелей и т.д. Возьмем Walmart (компанию, управляющую сетью оптовой и розничной торговли, США): сейчас там экспериментируют с консьерж-сервисом для богатых нью-йоркских семей. Его суть проста: достаточно отправить текстовую заявку на то, что тебе нужно купить, и заказ привезут в тот же день, подписка — 50 долларов в месяц, подключение только по приглашению. Так вот эксперты подчеркивают: это путь в никуда!

За кем же будущее luxury? Оказывается, за новичками вроде инновационной онлайн-платформы Wishi.me, которая предоставляет услуги стилистов для своих клиентов: такой вполне себе живой стилист сможет помочь не утонуть в бурных водах онлайн-шопинга. Основной посыл экспертов: пока Amazon и Walmart ратуют за автоматизацию и за то, чтобы избавиться от человека, индустрия люкс должна, напротив, за него вступиться.

Тема уже вовсю обсуждается в крупных мировых СМИ. Например, The New York Times бьет тревогу: мол, это когда-то «экраны» представлялись чем-то элитарным. Зато сегодня если вы элита — избегайте их. На первый взгляд кошка-аватар от стартапа Care.Coach, живущая на экране планшета и призванная составить компанию одинокому пожилому человеку (ею на самом деле управляют сотрудники на удаленном доступе),— настоящий прорыв. А с другой стороны, разве такой виртуальный друг может полноценно заменить реальную сиделку?

Все изменилось за какие-то пару десятков лет: раньше пейджер был важным признаком статуса.

Сегодня настоящая привилегия — это когда ты не должен никому отвечать, а другие, напротив, должны отвечать тебе.


По сути, речь о новой сегрегации: богатые все чаще избегают экранов, в то время как бедные впадают все в большую зависимость от них. На передовой, конечно, образование. Пока у нас, в России, рапортуют о всеобщей компьютеризации школьных классов, на Западе, напротив, новая тенденция — все популярнее становятся школы, где целенаправленно отказываются от использования технологий, это называется tech-free.

В консалтинговой и аналитической компании Nextatlas обратили внимание на эту тенденцию еще несколько лет назад, в 2017-м. Обратили не случайно: у компании, в частности, есть платформа, использующая искусственный интеллект, чтобы выявлять новые тренды, которые могут стать мейнстримом. Так вот там заметили растущую взаимосвязь между распространением роботов-суррогатов (например, чат-ботов) и желанием людей перейти к личностным отношениям в виртуальной или электронной среде.

Суть тенденции проще объяснить на примере — на дистанционном банковском обслуживании. Для того чтобы воспользоваться услугой «домашнего банка», достаточно лишь соединения с интернетом и переносимого устройства вроде смартфона. Подключился, ввел пароль и пожалуйста — управляй своими финансами. Но вот ложка дегтя в этой банке меда: получается, что таким образом мы не услугу получаем, а, наоборот, берем на себя чужую работу! Отсюда следует простой вывод: в любом премиальном сервисе на той стороне обязательно должен быть живой человек, да еще такой, который способен тебе помочь, ответить на самые разные запросы, а не просто протараторить заученные ответы или рекомендации.

Но это если речь о чем-то премиальном. А что остается обычным людям? Эксперты осторожны в прогнозах.

— Технологии дают нам очевидные преимущества, позволяют все большему числу людей иметь доступ к различным услугам и информации,— говорит «Огоньку» сооснователь Nextatlas, ее генеральный директор и председатель правления Лука Морена.— Цена, которую мы за это платим,— зависимость от автоматов, не способных нам отвечать. На нас как на потребителей ложится все бремя управления.

Эксперт также приводит в пример проблему с конфиденциальностью в мире новых технологий: она в результате оказалась заботой самих пользователей, а не некой данностью.

Еще один поворот темы, который отмечают в Nextatlas,— бум цифровой детоксикации. Например, многие люксовые отели и туркомпании стали предлагать гостям отдохнуть от цифровых технологий и от состояния «постоянно на связи»: либо пожить несколько дней без интернета и смартфона, либо по желанию воспользоваться специальными комнатами отдыха. Дальнейшие перспективы легко представить: как насчет технологической детоксикации для богатых? Например, возможности отдохнуть там, где нет вообще никаких технологий, автоматов и всего того, что окружает современного человека и что составляет его повседневную жизнь?

Социолог, интернет-исследователь и координатор клуба любителей интернета и общества Полина Колозариди подтверждает: на фоне повальной цифровизации и автоматизации многое из того, что связано с человеком, становится ценностью. Но это не значит, что так будет всегда. Аналогию можно найти в сфере моды: если 1960-е были отмечены бумом синтетики, то сегодня, напротив, все предпочитают естественное. За этой модой стоит сложная взаимосвязь экономики и культуры, циклический процесс.

К тому же сама по себе цифровизация не плоха и не хороша. Ну, к примеру, уже сейчас люди победнее действительно вынуждены прибегать к «цифровым заменителям» (допустим, к онлайн-психологам) и не могут позволить себе каких-то особенных впечатлений в реальности (например, дорогостоящих путешествий). Но ведь такое разделение, пусть и в других формах, существовало всегда! В некоторых сферах новые технологии, наоборот, дали больше возможностей тем, у кого их не было.

— Возьмем, к примеру, дистанционное образование. Конечно, преподаватель с индивидуальным подходом к каждому студенту и возможностью личных консультаций — это прекрасно. Но для многих недоступно уже сейчас,— говорит Полина Колозариди.— В этом смысле онлайн-курсы могут, к примеру, дополнять классическое образование. Чем плохо, что лекцию можно переслушать несколько раз? Или посмотреть образовательный фильм прямо в классе, да еще и с субтитрами? Образование очень диверсифицировано, мы не должны грести все под одну гребенку.

Как отмечает исследователь, сегодня никто не плачет по машинисткам — они пропали вместе с появлением компьютеров, когда исчезла необходимость печатать множество копий от руки. Так и с более новыми технологиями: мы частично продолжим работать с роботами-аватарами, частично — с людьми. И здесь для людей могут открыться новые возможности — вот, пожалуй, главный парадокс происходящего.

https://im0.kommersant.ru/ISSUES.PHOTO/OGONIOK/2019/016/scheme1.jpg

экспертиза

Человек прежде всего

https://im9.kommersant.ru/ISSUES.PHOTO/OGONIOK/2019/016/expert1.jpg
Кэтрин Бишоп, заместитель главного редактора по форсайту, The Future Laboratory (фирма, оказывающая консалтинговые услуги с фокусом на будущем)

— Насколько человеческое участие становится отличительной особенностью сферы luxury?

— Сервис, ориентированный на каждого клиента и основанный на контакте человека с человеком, исторически был основой luxury. Это хорошо информированный метрдотель, который помнит, где ваш любимый столик и какой коктейль вы предпочитаете, или портной, знающий ваши мерки и способный сшить для вас идеально сидящий костюм. Но с тех пор как технологии облегчили обслуживание и доступ к сфере люкс, общение с человеком оказалось в стороне — бренды переключились на социальные медиа, мессенджеры и даже на потоковые трансляции во взаимоотношениях с клиентами.

Изучая образ мыслей потребителей luxury, мы установили, как именно эмоциональный интеллект и общение с человеком выживут в этой сфере в будущем: людям, уставшим от отстраненности и равнодушия технологий, требуется человеческое участие. Это видно на недавнем примере: отельер Crowne Plaza в рамках сотрудничества со Школой жизни в Лондоне (образовательным проектом, посвященным эмоциональной и психологической жизни.— «О») обучает своих работников взаимодействовать с гостями на более глубоком, личностном уровне. Гости, в свою очередь, сообщают: теперь пребывание в отеле вызывает у них большее удовлетворение.

— Насколько это путь к новой сегрегации? Для бедных — технологии, для богатых — общение с живыми людьми…

— Когда-то технологии были заповедником для богатых. Хотя с недавних пор это символ растущего разделения между богатыми семьями и семьями с низким достатком, в частности среди детей. К примеру, в США исследования организации Common Sense Media показывают, что подростки из семей с высоким доходом проводят около 5 часов 42 минут в день, общаясь с экраном. Это не идет ни в какое сравнение с тем, что подростки из низкодоходных семей смотрят в экраны 8 часов 7 минут в день.

Эффект особенно заметен в образовании, где школьники в городах и регионах победнее получают планшеты и другие технологии для учебных классов (иногда на спонсорские деньги технологических компаний), в то время как богатые семьи платят за доступ своих детей к более активному, творческому и практическому обучению. Яркий пример — образовательная инициатива WeGrow от WeWork (бренда, специализирующегося на коворкинге), там есть класс йоги, медитации и даже приготовление еды по принципу «с фермы на стол».

— И каков ваш прогноз?

— Разумеется, в следующие десять лет человеческое участие станет маркером богатства.


Возможность заплатить за то, что с тобой общается человек, за его опыт и время, например, в отеле или во флагманском магазине — все это окажется доступно лишь немногим. Остальные, в свою очередь, будут бороться за другую возможность — стать одним из хорошо натренированных и хорошо оплачиваемых работников с развитым эмоциональным интеллектом. Таких работников будут отбирать за способность продуктивно общаться и предугадывать нужды других. Можете назвать это «Сервис 3.0».

Авторы:  Кирилл Журенков

https://www.kommersant.ru/doc/3937440

0

2

Как технологии стали уделом бедняков

02 мая в 12:33

Олег Сахно
Руководитель направления исследований Ingate

2019 год. Интернетом пользуются 57% населения Земли (4,4 млрд человек), а смартфонами — 67% (5,1 млрд человек). IPhone есть в прямом смысле у каждого второго американца. Когда-то обладание пейджером или мобильным телефоном придавало человеку статусности. Сегодня в массовом сознании такой силой обладает только игрушки от Стива Джобса: гаджеты Apple — всё ещё считаются признаком состоятельности среди двух третей жителей США. Зная, что наценка подстёгивает уровень вожделения, гении маркетинга в Apple не допускают удешевления своих гаджетов. Но сегодня индикатором избранности перестают быть даже они.

Возвращение к истокам

В марте 2019 года в NYT вышел нашумевший материал о том, что живое общение становится предметом роскоши. Новый символ состоятельности — возможность полностью отказаться от телефона и соцсетей, навсегда замолчать в электронной переписке. Это утверждение подтверждает, например, директор Института роскоши в США Милтон Педраса. Он обнаружил, что богачи, ещё недавно спускавшие состояния на дорогие технологические игрушки, сегодня всё больше тратят на то. что в народе называется простыми человеческими радостями — гастрономию, отдых, путешествия.

https://i110.fastpic.ru/big/2019/0510/3b/8ca8a6f43b464916492628e6c5942f3b.jpg

Во многом именно этим продиктован, например, вернувшийся тренд на ретро, винтаж, изделия ручной работы. «Эта мода была и раньше, но сейчас она очень ярко противопоставляется технологичному миру, где одежда и обувь заказываются в один клик. Бедные покупают одежду онлайн, а богатый едет в ателье, — считает бизнес-консультант Максим Поташев, — Наследнику семейного состояния или собственнику, отошедшему от операционного управления, не нужно мучить себя мыслями о том, насколько продуктивно он тратит своё время».

Признание вины

Людям по-настоящему влиятельным и статусным претит ассоциация с условным студентом, еле накопившим на новенький IPhone X. Больше того, это свойственно и самим отцам современных технологий.

Когда Стива Джобса спросили, любят ли его дети IPad, он спокойно ответил, что отпрыски им не пользуются: «Мы ограничиваем время контакта детей с технологиями». Билл Гейтс, в свою очередь, не разрешал детям пользоваться мобильными телефонами до 14 лет. А исполнительный директор 3D Robotics Крис Андерсон установил систему родительского контроля и таймеры на каждом цифровом устройстве, к которому имели доступ его дети. Он объяснил: «Я одним из первых столкнулся с опасностями, которые влекут за собой технологии. И не хочу, чтобы это коснулось моих детей». Как стало понятно позже, под опасностями он имел в виду не только кибербуллинг, жестокость и порнографию в интернете, но и саму зависимость от гаджетов.

https://i110.fastpic.ru/big/2019/0510/23/5579f281f13d28e986d75ada8f58fe23.jpg

В 2017 году бывший старший исполнительный директор Facebook Чамат Палихапития признался, что «чувствует огромную вину» за то, что сделали разработчики Facebook: у миллионов людей соцсеть сформировала дофаминовую зависимость от виртуального общения, и это разрушило общественные связи в привычном их понимании.

Бывший сотрудник Google Тристан Харрис тоже разочаровался в своей работе и ушёл из компании. Ирония в том, что, будучи специалистом по этике дизайна, он несколько лет создавал приложения, вызывающие привыкание. После ухода Харрис сразу же основал свою компанию Time Well Spent, её миссия — «убедить мир постепенно отказаться от технологий».

Дешёвый дофамин

Но почему для большинства людей технологии остаются чем-то притягательным? Дело в нейрофизиологии. Ещё в прошлом веке Джеймс Олдс и Питер Милнер доказали, что в мозге есть некий центр, отвечающий за удовольствие. Свой самый известный эксперимент они провели на крысах с подключенными к мозгу электродами: нажимая на рычаг, животные стимулировали центр удовольствия, и не останавливались до тех пор, пока не погибали от истощения.

Мозг жаждет дофамина ежедневно, но он слишком ленив, чтобы заботиться о качестве и ищет простейший путь для его получения. Интернет и соцсети дают дешевый дофамин каждый день, и, точно как крысы, мы тянемся за ним — к кнопке. Научный сотрудник Гарвардской медицинской школы Тревор Хейнс даже полагает, что социальные сети и гаджеты используют ту же нейронную схему получения дофамина, что и игровые автоматы и кокаин. Новые сообщения и лайки также возбуждают центр удовольствий, хоть и слабее наркотиков.

https://i110.fastpic.ru/big/2019/0510/69/1bbb4e839ff2266ace68f262f3c42469.jpg

Противоположность дешевому дофамину — более дорогой, «настоящий». Но добыть его тяжелее, чем разблокировать экран. Так, обеспеченные люди заботятся о качестве получаемых удовольствий и выбирают настоящий отдых, альпинизм и охоту. Менее состоятельным остается виртуальный секс и уничтожение нарисованных врагов в игровых симуляторах.

В 2017 году психолог Джин Твендж выпустила книгу «iGen», где утверждает, что нынешние — «суперподключённые» — дети гораздо толерантнее и послушнее предшественников, однако гораздо несчастнее, и при этом совсем не готовы ко взрослой жизни. Специалистка утверждает, что ранняя «цифровизация» приводит к нарушениям сна, беспокойству, депрессии. Обычное поведение подростка — заснуть со смартфоном в руках, а на утро расстроиться из-за отсутствия лайков. В феврале 2019 года 18-летний индиец покончил с собой, когда родителей отказались купить ему смартфон, чтобы тот играл в популярную в Индии игрушку PlayerUnknown's Battlegrounds.

Потенциально взрослые тоже находятся в зоне риска. Согласно исследованию 2017 года, совершеннолетние американцы, которые проводят за компьютером больше 6 часов в день, чаще страдают депрессиями.

https://i109.fastpic.ru/big/2019/0510/b0/7a71f7833182010ca7d1cf1e7fa891b0.jpg

От технологической зависимости начали лечиться. Например, тот же Тристан Харрис посещает известное в США мероприятие под названием Unplug («Отсоединение»), где уставшие от технологий люди общаются, медитируют и отдыхают на природе. Естественно, без гаджетов — их сдают на время мероприятия. Выходные в Unplug обойдутся в $600-1400.

В 2016 году американские ученые доказали, что благополучные люди чаще едят здоровую пищу, в то время как малообразованные охотнее потребляют газировку и кондитерские изделия. В 2017 году другие исследователи обнаружили, что люди с низкими доходами курят в два раза чаще богачей. В 2019 году появился еще один индикатор — отношение к цифровым технологиям и их роль в жизни каждого из нас.

https://secretmag.ru/opinions/kak-tekhn … nyakov.htm

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » ИСТОКИ МЫШЛЕНИЯ » Цифровое расслоение Человеческий контакт превращается в роскошь