Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » ЛОВУШКА СРЕДНЕГО ДОХОДА » Принадлежность к среднему классу – это самоощущение


Принадлежность к среднему классу – это самоощущение

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Принадлежность к среднему классу – это самоощущение

15:07, 19 апреля 2019

Руслан Быстров
ведущий эфира
 
Александр Сафонов
Проректор Российской академии народ…

СЛУШАТЬ

СКАЧАТЬ

В России сокращается средний класс.

Ведущий – Руслан Быстров.

На связи – проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор Александр Сафонов.

БЫСТРОВ: Итак, вот эти данные, которые были обнародованы на этой неделе о том, что исчезает в России средний класс – можно ли им верить?

САФОНОВ: Скажем так: каждое социологическое исследование отражает определенные тенденции, но говорить о том, что отражает в полной мере, наверное, не представляется возможным. Почему? Потому что, во-первых, понятие среднего класса до сих пор до конца не определено. Вот если мы возьмем европейские страны, то мы с вами увидим, то в основном это лица, которые имеют собственный небольшой бизнес семейный, либо это представители высококвалифицированных профессий. Но и у тех, и у других сочетающийся фактор присутствует – это уровень доходов, который позволяет им обеспечивать не только базовые интересы, но и позволяет развиваться им и членам их семей. Плюс, самое главное – откладывать себе на старость и на всякого рода экстренные ситуации.

А вот когда исследуют проблему среднего класса в Российской Федерации, то выясняется, что к среднему классу себя относят очень разные люди. Это, например, и, безусловно, ученые, представители бюджетной сферы – врачи, учителя. Но самое интересное, что дифференциация уровня доходов здесь – достаточно большая. И к среднему классу себя, конечно, относят лица, которые имеют какой-то бизнес – топ-менеджеры, офисные работники. И, скорее всего, то, что отметили социологи, это все-таки вопрос не статуса, как такового, это – взгляд людей на то материальное положение, которое у них на сегодняшний день имеется.

БЫСТРОВ: Но это субъективно, даже то, о чем вы говорите! Учитель и топ-менеджер! Это люди совершенно разного дохода! И те, и те относят себя к среднему классу. О чем же мы тут можем говорить? О какой объективности тогда?!

САФОНОВ: Конечно! Здесь объективности, еще раз подчеркну, как таковой нет. То есть если на Западе уровень доходов является все-таки определяющим, то есть, например, это, как минимум, люди, которые имеют (если в евро пересчитывать) не меньше 5-7 тысяч евро в месяц, то у нас, к сожалению или к радости, в зависимости от того, кто как смотрит на эту проблему, к среднему классу относят себя люди с абсолютно разными доходами, которые в разы могут отличаться. Но тем не менее у них есть главный статус – это высшее образование!

Также на связи – доктор социологических наук, первый заместитель директора ФНИСЦ РАН Михаил Черныш, американист, политолог Дмитрий Дробницкий и клинический психолог Мария Киселёва.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

https://radiovesti.ru/brand/63408/episode/2161923/

0

2

Менее половины россиян считают себя средним классом

Показатель сократился за несколько лет с 60 до 47%, показал опрос «Сбербанк CIB»

18 апреля 01:00

Татьяна Ломская

https://cdn.vdmsti.ru/image/2019/2z/1cg49j/fullscreen-1qsd.jpg
Кризис придавил доходы населения
Евгений Разумный / Ведомости

Годы кризиса и падения реальных доходов населения серьезно ударили по среднему классу. Доля относящих себя к нему людей сократилась с 60% в 2014 г. до 47% в 2018 г., свидетельствуют итоги ежеквартального опроса «Потребительский индекс Иванова», который проводится по заказу «Сбербанк CIB» (условный Иванов рассматривается как типичный представитель среднего класса). Доля считающих, что их доходы ниже среднего уровня, выросла на столько же – с 35 до 48%.

Резкое сокращение среднего класса произошло в 2015–2017 гг., в последние 15 месяцев его доля остается стабильной, замечает начальник аналитического подразделения «Сбербанк CIB» Ярослав Лисоволик. Если человек может откладывать, путешествовать, ходить в рестораны, то он относит себя к среднему классу, объясняет экономист, если же денег хватает только на основные траты – к классу «ниже среднего».

В Москве доля среднего класса с 2014 по 2018 г. сократилась с 63 до 54%, а людей с низкими доходами – увеличилась с 27 до 39%, отмечают аналитики «Сбербанк CIB» в исследовании «Российские регионы: где находится потенциал роста?». В других регионах аналогичная ситуация: в Санкт-Петербурге доля среднего класса уменьшилась с 58 до 51%, в прочих городах-миллионниках – с 61 до 49%, в регионах – с 56 до 45%. Доля людей с низкими доходами увеличилась соответственно с 34 до 45%, с 34 до 48% и с 39 до 51%.

По данным Росстата, реальные доходы россиян падали пять лет подряд – с 2014 по 2018 г. (с учетом 5000 руб., выплаченных пенсионерам в 2017 г.) и до сих пор остаются ниже уровня докризисного 2013 года. Москва больше других пострадала от кризиса, указывают аналитики «Сбербанк CIB»: если по итогам 2017 г. реальные доходы всех россиян были на 11% ниже, чем в 2013 г., то москвичей – на 21%. В 2010 г. номинальные доходы москвичей были в 2,5 раза выше, чем жителей других регионов, а в 2017 г. – в 1,9 раза.

Опрос показал, что 32% москвичей и 43% жителей других регионов не имеют сбережений, 7% жителей столицы и 12% остальных граждан России обременены долгами. Дополнительные доходы москвичи намерены откладывать, а жители других регионов – потратить на погашение долгов. Потребление будет восстанавливаться медленнее, чем доходы, делают вывод аналитики «Сбербанк CIB».

В 2005–2013 гг. власти проводили политику по сокращению разрыва между доходами самых богатых и самых бедных, в частности направляли часть дополнительных доходов от нефти на повышение зарплат и пенсий, но потом у бюджета уже не было такой возможности, вспоминает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров, в ближайшие год-два доходы будут расти на 1–1,5%.

Минэкономразвития в скорректированном прогнозе социально-экономического развития ждет роста реальных доходов в 2019 г. на 1%, затем – его ускорения до 1,5% в 2020 г. и в последующие годы – до 2,2–2,4%.

Доля среднего класса должна расти вместе с доходами, говорит Лисоволик. Она может достигнуть 50%, если рост экономики и доходов стабилизируется, но вряд ли увеличится существенно, считает Тихомиров. В 2019 г. ситуация для среднего класса должна быть менее благоприятна, чем в прежние годы, поскольку динамику доходов уже не будет поддерживать индексация зарплат в госсекторе, согласна главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, к тому же на восприятии своего благополучия скажется ускорение инфляции. В то же время во втором полугодии 2018 г. начали расти ставки депозитов, а именно сокращение доходов от финансовых вложений было одной из ключевых причин снижения доходов в прошлом году, замечает она.

Доля тех, кто причисляет себя к среднему классу, возрастет, полагает директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов: «Люди понимают, что у остальных доходы и уровень жизни также упали, поэтому я не хуже, значит, остаюсь средним классом. Просто сейчас еще не все смирились с тем, что снижение уровня жизни – это всерьез и надолго».
Средний класс традиционно считается опорой стабильности в государстве – экономической и социально-политической, рассуждает эксперт управления социальной политики аналитического центра при правительстве Владимир Трубин. Существует четкая связь между устойчивостью среднего класса и экономическим ростом, указывает в докладе Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Ее специалисты объясняют это нетерпимым отношением среднего класса к коррупции и его верой в демократические институты. За 30 лет доля среднего класса в странах ОЭСР сократилась с 64% населения до 61% (к нему относятся домохозяйства с доходом 75–200% от медианного). Это чревато политической нестабильностью, способной помешать инвестициям и экономическому росту, предупредила организация. Волна популизма во многих развитых странах – это протест против истеблишмента людей, считающих, что их положение не улучшается, а возможности сокращаются, указывал Йон Триси, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money.
 
https://cdn.vdmsti.ru/image/2019/2z/1eae9u/fullscreen-1t6b.png

https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2019/04/17/799444-rossiyan-sberbank?utm_campaign=newspaper_18_4_2019&utm_medium=email&utm_source=vedomosti#galleries/140737494423849/normal/1

0

3

Сокращение среднего класса угрожает росту мировой экономики

Под угрозой также политическая стабильность, предупреждает ОЭСР

15 апреля 00:35

Михаил Оверченко,  Алексей Невельский

https://cdn.vdmsti.ru/image/2019/2w/1abf13/default-1o10.jpg
Новая угроза мировой экономике: сокращается средний класс
Евгений Разумный / Ведомости

Численность среднего класса в развитых странах уменьшается, а уровень жизни его представителей долгие годы снижается, говорится в докладе Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). 30 лет назад средний класс составлял 64% населения стран ОЭСР, теперь – 61%. Но для каждой страны эти цифры разнятся: в США к среднему классу теперь относится около 50% населения, а в скандинавских странах – примерно 70%.

ОЭСР определяет средний класс как домохозяйства с доходом от 75 до 200% медианы доходов в стране. В США холостяк должен заработать $23 400–62 400 в год, чтобы относиться к среднему классу.

На пике в 1985 г. совокупный доход среднего класса в развитых странах был в 4 раза больше, чем у самых богатых жителей, а сейчас – менее чем в 3 раза, свидетельствуют данные ОЭСР. В последующие десятилетия он рос гораздо медленнее стоимости недвижимости, образования, здравоохранения, многих товаров и услуг. Пятая часть домохозяйств из среднего класса тратит больше, чем зарабатывает, согласно ОЭСР. Из-за этого они с гораздо большей вероятностью влезут в долги, чем богатые или бедные люди.

Людям, которые традиционно считаются основой общества и экономики, пришлось брать больше кредитов, в том числе из-за этого они стали считать свое положение менее устойчивым, а шансы представителей молодого поколения стать средним классом снизились. К среднему классу относилось 70% беби-бумеров (послевоенное поколение, особенно многочисленное) в возрасте от 20 до 30 лет, но среди миллениалов (1980–2000 годов рождения) аналогичного возраста – всего 60%.

Чрезвычайно остро вопрос стоит с жильем. По оценкам ОЭСР, если в 1995 г. на его оплату приходилось примерно 25% расходов среднего класса, то теперь – треть. «Сегодня средний класс все больше напоминает лодку посреди шторма», – сравнивает генеральный секретарь ОЭСР Анхель Гурриа. Например, аренда жилья в Берлине подорожала на 70% с 2012 г., а в Мюнхене – на 43%, тогда как реальные доходы рядовых сотрудников в Германии выросли лишь на 8,4%.

Если в середине 1980-х гг. семье из среднего класса на покупку квартиры площадью 60 кв. км в столице своей страны хватило бы шестилетнего дохода, то теперь нужен доход за 10 лет.
Но и достичь статуса среднего класса становится все труднее. Сейчас для этого необходимо, чтобы работали оба супруга и как минимум один из них обладал высокой квалификацией, утверждают эксперты ОЭСР. В середине 1980-х гг. было достаточно, чтобы в семье был один высококвалифицированный сотрудник. И сейчас каждый шестой представитель среднего класса рискует потерять работу из-за автоматизации. «Нынешнее поколение – одно из самых образованных, но у них меньше шансов достичь того же уровня жизни, что был у их родителей», – считает руководитель секретариата ОЭСР Габриэла Рамос.

Существует четкая связь между устойчивостью среднего класса и экономическим ростом, утверждает ОЭСР. Ее специалисты объясняют это нетерпимым отношением среднего класса к коррупции и его верой в демократические институты. Его проблемы могут привести к политической нестабильности, способной помешать инвестициям и экономическому росту, предупредила организация.

Чтобы остановить этот тренд, ОЭСР рекомендует снизить налоги для среднего класса и повысить их для богатых, а также принять меры, чтобы затормозить рост стоимости недвижимости, образования и здравоохранения. Проблема настолько актуальна, что на нее обратили внимание миллионеры и миллиардеры. Джейми Даймон, гендиректор крупнейшего банка США JPMorgan Chase, в письме акционерам отметил, что американская мечта для многих потускнела. Он призвал реформировать рынок ипотеки, принять меры к сокращению быстро растущих расходов на здравоохранение, изменить политику в области образования, иммиграции, инфраструктуры, регулирования, налогов, рынка труда, бюджетирования и планирования.
Рэй Далио, создатель крупнейшего хедж-фонда в мире Bridgewater, недавно написал доклад, где попытался объяснить, почему капитализм не очень хорошо работает для большинства американцев. В самом начале он сообщил, что вырос в семье из среднего класса: «Я считаю, что, если любую хорошую вещь довести до крайнего состояния, она становится саморазрушительной и что все должно эволюционировать или умереть – и эти принципы сейчас применимы к капитализму». Обычно стремление к прибыли – эффективный стимул и способ распределения ресурсов для повышения производительности и затем покупательной способности тех, кто стал более производительным, отмечает Далио. Но сейчас это стремление порождает порочный круг, из-за чего «разрыв в доходах, благосостоянии или возможностях увеличивается до такой степени, что капитализм и американская мечта оказываются в опасности». За последние десятилетия доля корпоративной выручки, направленной в прибыль, выросла, а доля работников при ее распределении сократилась, указывает Далио. Если не реформировать капитализм, возможен крупный конфликт и революция в какой-то форме, предупреждает он.

Нынешняя волна популизма во многих развитых странах – это протест людей против истеблишмента, объясняющийся как раз ощущением, что их положение не улучшается, а возможности сокращаются, считает Йон Триси, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money. До 2008 г. ответом политиков на недовольство было выделение денег, теперь такой возможности нет, а многие закредитованные потребители, пострадав от кризиса, сократили займы. Но Триси сомневается в скором улучшении ситуации: «Чтобы начались изменения, о которых говорит Далио, должен произойти кризис – по той простой причине, что ни одна организация не меняет стратегию, пока ее к тому не вынудят обстоятельства».

https://www.vedomosti.ru/economics/arti … ego-klassa

0

4

Несчастье быть средним

Как себя чувствует средний класс в разных странах мира
     
Журнал "Огонёк" №15 от 22.04.2019, стр. 4

Развитые страны теряют средний класс, предупреждают эксперты. А кто-то уже пугает социальными последствиями: его потенциальная гибель отбросит общество на 200 лет назад! Как спасти «середнячков» в эпоху экономической турбулентности, выяснял «Огонек».

Кирилл Журенков

Доклад, выпущенный Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), наделал немало шума. СМИ не скупились на эпитеты: мы, мол, слышим «похоронный звон» по среднему классу, он «усыхает» и даже «вымирает». Причины для беспокойства? Согласно докладу, доля людей в домохозяйствах со средним доходом (специалисты определяют его в промежутке между 75 и 200 процентами медианного дохода по стране) в развитых странах упала с 64 процентов в середине 1980-х до 61 процента в середине 2010-х. На первый взгляд не так уж и много, но это ведь «средняя температура по больнице». В тех же США средний класс сейчас составляет чуть более 50 процентов — похвастаться нечем.

Любопытно, что на первый план вышел поколенческий фактор: если в свои 20 лет 70 процентов беби-бумеров уже пополнили ряды среднего класса, то среди миллениалов таких лишь 60. За них у экспертов особое беспокойство.


Растет и неравенство: в середине 1980-х совокупные доходы среднего класса в четыре раза превышали доходы богатых, а сейчас менее чем в три раза.

Но это в целом по миру. А как чувствует себя отечественный средний класс?

— В России ситуация, конечно же, отличается,— говорит директор Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ Алина Пишняк.— Начиная с 1990-х, напомню, специалисты спорят о том, есть ли у нас средний класс вообще. Используя разные источники данных и концепции для идентификации этой группы, эксперты дают различные оценки его численности. Но почти все соглашаются: он начал оформляться в постреформенный период и резко просел в первый кризис 1998-го, а затем продолжил рост во время экономического подъема 2000-х. Но даже на пике роста его численность составляла примерно треть российского населения. Согласно альтернативным теориям — около половины. Однако я придерживаюсь первой точки зрения.

Как отмечает эксперт, экономическая турбулентность последних лет стала для нашего среднего класса серьезной проверкой на прочность. Хорошая новость в том, что драматичных изменений численности эксперты не зафиксировали: оснований утверждать, что средний класс исчез, нет. Однако есть и обратная сторона: средний класс в России не растет. При этом меняется его состав (наблюдается увеличение доли бюджетников, в том числе чиновников и представителей силовых структур).

Но вернемся к общемировым тенденциям. На что уходят деньги «середнячков»? Триада их расходов, в принципе, известна: хорошее здравоохранение, хорошее образование и хорошее жилье. Вопрос в другом: может ли средний класс их себе позволить?


Оказывается, с середины 1990-х стоимость образования, медицины и жилья в мире выросла больше, чем инфляция (а точнее, индекс розничных цен, который используется как один из ее индикаторов). Допустим, старение населения и новые медицинские технологии задрали цены в здравоохранении, а «гонка дипломов» заставляет родителей все больше и больше инвестировать в образование (при том что оно и так дорожает). Наконец, географическая поляризация рынка труда — одна из причин роста непомерно высоких цен на жилье в городах (там, где доступны наиболее выгодные рабочие места). Жилье вообще камень преткновения для среднего класса. На него у «середнячков» уходит больше всего трат — около трети так называемого располагаемого дохода (в 1990-х — четверть). Характерный пример: в 1985 году паре с двумя детьми, относящейся к среднему классу и с соответствующим медианным доходом (получаемым ежегодно), требовалось 6,8 года, чтобы купить квартиру, площадью 60 квадратных метров, в столице или крупном финансовом центре. В 2015-м этот показатель вырос уже до 10,2 года — в перспективе человеческой жизни разница, конечно, огромна. Впрочем, дьявол, как известно, в деталях.

— В целом про недвижимость и образование нужно понимать следующее: для российского среднего класса вызов не в том, чтобы купить жилье или заплатить за обучение детей,— говорит Алина Пишняк из НИУ ВШЭ.— Сформирован запрос на «более качественное», а качество, конечно, требует больших вложений. Следом возникает конфликт запросов и возможностей — получать стабильный доход, позволяющий поддерживать нужный уровень потребления, не всегда возможно.

Стоит признать: экономические последствия происходящего волнуют специалистов не в первую очередь, ведь на кону — самочувствие общества в целом. В ОЭСР предупреждают: схлопывание среднего класса может повлиять на рост националистических и антиглобалистских настроений. Там даже заговорили о потере доверия к социальным институтам, а заодно и к глобальной интеграции. А ведь доверие — основа общества.

Эксперты, опрошенные «Огоньком», с этим согласны: сводить проблемы, связанные со средним классом, только к экономике, недальновидно.

— Общество заинтересовано в среднем классе потому, что тот несет на себе большую общественную нагрузку, например он перетянул у элиты роль социального образца,— говорит руководитель центра социального анализа Института глобализации и социальных движений Анна Очкина. Она подчеркивает: схлопывание среднего класса идет на фоне кризиса социального государства — эти процессы неразрывно связаны.

— Налицо мировая тенденция,— развивает свою мысль эксперт.— Социальное государство — это доступность образования, здравоохранения, широкие социальные права и гарантии. У нас его часто связывают только с бедными, отказываясь признать, что это необходимое условие существования среднего класса. В целом современный средний класс, если понимать его как класс профессионалов, монетизирующих собственные усилия, с большим трудом может существовать без такого государства.

По словам Очкиной, сокращение социального государства идет одновременно с другой тенденцией: на место профессионала приходит бюрократ. С точки зрения маркетинговой и потребительской — замена более выгодная. С точки зрения общества — это все равно что заменить плодоносное растение сорняком.

— Происходит реструктуризация среднего класса в менее выгодном для общества направлении,— подчеркивает эксперт.— Вымываются люди, которые являются деятельной опорой общества. Все считают, лишь бы кушал хорошо. Нет, этого недостаточно!

Удержится ли средний класс в эпоху перемен? Вопрос открытый. Анна Очкина предупреждает: его исчезновение отбросит мир лет на 200 назад — перспектива, прямо скажем, пугающая. Чтобы помочь «больному», ОЭСР предлагает известные рецепты: снижение налоговой нагрузки, облегчение условий ипотечного кредитования, прогрессивная шкала налогообложения… Поможет ли это? Пока очевидно только одно: даже если принять эти меры немедленно, выздоровление рискует затянуться.

https://im0.kommersant.ru/ISSUES.PHOTO/OGONIOK/2019/015/scheme1.jpg

экспертиза

Негативная стабилизация

Елена Авраамова, заведующая лабораторией исследований социального развития РАНХиГС

Основная проблема отечественного среднего класса в том, что он не растет. Причем в течение последних 15–20 лет. Почему? Давайте разберемся, что мы называем средним классом в России и почему так происходит. Сегодня средним классом считаются не просто люди со средними доходами, но и те, кто ощущает себя определенным образом, а также кто занимает определенную профессиональную позицию. Так вот, по совокупности этих трех критериев в России средний класс — это около 20 процентов.

Парадокс: было время, когда у нас доходы людей росли, самоощущение улучшалось, а численность среднего класса все равно не росла. Как оказалось, все дело в структурных перекосах нашей экономики: те сферы, благодаря которым в мире обычно происходит расширение среднего класса, у нас неразвиты либо развиты недостаточно.

Еще один штрих: за последние 15 лет происходит замещение состава среднего класса.


Выпадают так называемые профессионалы (то есть люди со специальным профессиональным образованием — учителя, врачи), а также, к примеру, индивидуальные предприниматели. На их место приходят представители силовых структур и специалисты в области государственного и муниципального управления, проще говоря, чиновники. Это происходит постепенно, медленно, но неуклонно. В результате состав среднего класса в стране поменялся, а вместе с ним и его приоритеты.

Теперь вернемся к критериям. Этот набор позволяет говорить о выполнении средним классом различных функций в обществе. То есть его представители одновременно и налогоплательщики, и потребители, и «агенты модернизации», обеспечивающие социальную стабильность. Мы можем утверждать, что наш средний класс был (и пока остается) активным потребителем (хотя значительно менее активным, чем в годы потребительского бума), обеспечивал хорошие показатели занятости, но вот по другим функциям, что называется, просел. Например, у новых представителей среднего класса, заменивших старых, нет никаких резонов быть «агентами модернизации».

А вот насколько на среднем классе сказались экономические неурядицы последних лет, вопрос открытый. Есть известная шкала: на первом месте — уровень жизни (проще говоря, деньги), на втором — образ жизни (путешествия или развлечения), а на третьем — качество жизни (то есть, скажем, возможность выражать взгляды или ощущать себя уважаемым членом общества). Так вот наш средний класс сильно потерял в образе и качестве жизни, а с уровнем жизни все-таки удержался.

Несколько слов о его перспективах. Сегодня представители этого класса чувствуют угрозу, связанную с высокой ценой здравоохранения, в их представлении бюджетное здравоохранение умерло и любая болезнь требует огромных затрат. Недвижимость тоже проблемный момент, но скорее для молодежи, только входящей в средний класс. Из страхов наиболее распространен страх потери работы. Ну а в целом российский средний класс оценивает экономическую ситуацию как «негативную стабилизацию», то есть ситуация подморожена, но по нижней границе. Тут, понятное дело, не до расширения.

Авторы:  Кирилл Журенков

https://www.kommersant.ru/doc/3930417?from=doc_vrez

0

5

Российский средний класс мельчает

Есть ли механизмы, которые помогут улучшить ситуацию в стране
       
"Коммерсантъ FM" от 18.04.2019, 21:00

https://im2.kommersant.ru/Issues.photo/RADIO/2019/04/18/KVR_001310_00026_1_t218_203606.jpg

Менее половины россиян относят себя к среднему классу — за последние пять лет это число резко сократилось. Если в 2014 году 60% граждан причисляли себя к среднему классу, то в 2018 таких осталось всего 47%. Это показали итоги опроса «Потребительский индекс Иванова», который проводился по заказу Sberbank CIB. Также за пять лет увеличилась доля тех, кто оценивает свои доходы ниже среднего.

Представитель российского среднего класса, согласно условиям опроса, может путешествовать, откладывать средства и ходить в рестораны. А если человеку хватает денег только на основные траты, то его доход ниже среднего.

«Ъ FM» поинтересовался у пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, что в Кремле думают по поводу такого тренда? Там данные опроса Сбербанка поставили под сомнение: «Не знал, что Sberbank CIB вообще проводит опросы. У нас нет возможности это прокомментировать, поскольку нам не известно, на основе какой методологии, выборки и критериев проводилось исследование. Дело в том, что те, кто считают или не считают себя средним классом, воспринимают это на уровне ощущений, здесь же все-таки нужна статистика. Кроме того, от региона к региону это совершенно разные данные, ведь везде разные показатели и по средней зарплате, и по налогам, которые платят граждане. Нельзя, например, сравнивать Москву и Тыву. Давайте мы сначала определим, что такое средний класс, а потом уже будем проводить расчеты», — прокомментировал Песков.

Два года назад министр экономического развития Максим Орешкин заявил, что нижняя граница дохода среднего класса в России — 20-30 тыс. руб. По данным Росстата, сейчас средняя зарплата составляет чуть больше 40 тыс. руб. Но уровень дохода — далеко не единственный критерий, объясняет старший научный сотрудник Института социологии РАН Василий Аникин: «Средний класс измеряется комплексно не только по доходу, но и по таким составляющим, как образование, нефизический труд и квалификация. По таким критериям он у нас не превышает 50%, а его ядро, куда входят специалисты с высшим образованием, управленцы, едва превышает 15-18%. В среднем заработок населения в крупных пунктах едва ли доходит до 50 тыс. руб. К слову, самые высокодоходные группы — это управленцы. Средний класс живет за счет человеческого капитала. На Западе, например, его составляют порядка 70% населения, там в принципе больше людей, занятых нефизическим трудом. Это очень выгодно экономике государства, потому что люди платят налоги, у них есть возможность зарабатывать. Эта группа в России как раз и не растет.

Резкое сокращение среднего класса произошло в 2015-2017 годы. Это связано с пятилетним падением реальных доходов россиян. И механизмов, чтобы улучшить ситуацию, нет, считает доктор экономических наук, профессор Евгений Гонтмахер: «Такого стремительного падения, какое происходило эти пять лет, в ближайшие время не будет, но и никакого роста, чтобы вернулись те параметры, которые были пять лет назад, тоже не будет. Я думаю, что, вероятнее всего, будет постепенное снижение доли тех, кто себя относит к среднему классу. Пожалуй, это наиболее вероятный вариант. Он не оптимистический, но он и не катастрофический. Но с точки зрения перспектив развития страны, мне кажется, он удручающий. Мы все понимаем, что Россию надо как-то менять, ее нужно выводить на один уровень с развитыми странами и создавать экономику, построенную на человеческом капитале.

И такая динамика к этому нас никак не толкает, а, наоборот, только отдаляет.


То есть поведение среднего класса в любой стране — это очень хорошая лакмусовая бумажка общего положения дел по всем параметрам, включая политику. Он показывает, что происходит в стране. Если его доля такая же небольшая, как в России, это говорит об отсталости, потому что в развитой стране средний класс должен составлять, по крайней мере, половину населения. Тем более, если динамика идет в сторону снижения, мы видим, что ситуация системно ухудшается».

Несмотря на то, что в прошлом году реальные доходы россиян продолжили падать, власти в прогнозах оптимистичны. Так, Минэкономразвития ждет в этом году роста на 1%, затем ускорения до 1,5%. Правда, как выяснил Росстат, в первом квартале реальные доходы снизились на 2%. Служба посчитала этот показатель по новой методике.

«Ъ FM» на своей странице «ВКонтакте» запустил голосование с вопросом «Относите ли вы себя к среднему классу?». Большинство респондентов ответили отрицательно, а треть вообще не знает, что это такое.

Глеб Силко, Елена Иванова

https://www.kommersant.ru/doc/3947624?from=doc_vrez

0

6

Ипотека и автомобиль открывают путь в средний класс

Кого аналитики причисляют к этой социальной группе
       
"Коммерсантъ FM" от 19.06.2018, 14:07

120 тыс. рублей в Москве и 60 тыс. рублей в регионах — таким должен быть, по мнению аналитиков, минимальный ежемесячный доход, что человек мог причислить себя к среднему классу. Расчет сделали эксперты Аналитического кредитного рейтингового агентства. При этом, по данным Росстата, по итогам 2017 года средняя зарплата в стране составила менее 40 тыс. рублей. Кто может считать себя представителем среднего класса в России?

Эксперт АКРА Елена Анисимова пояснила, что представитель среднего класса — это россиянин, у которого нет проблем с погашением кредитов и оплатой текущих счетов:

«Мы считали, что средний класс — это те люди, которые могут позволить себе иметь недвижимость, то есть ипотеку, владеть неким условным средним автомобилем. Кроме того, человек может позволить себе двухразовый отпуск и не будет иметь проблем с оплатой текущих счетов и потребления. Кроме того, мы считали, что средний класс — это также те люди, у которых остается какая-то сумма на накопления. В целом средний класс растет, но этот рост очень неравномерен. Максимальный рост наблюдается в добывающих регионах и в финансовых центрах — в Москве, Санкт-Петербурге».

Доходы населения подвержены колебаниям

https://im7.kommersant.ru/CorpImages/KSP_013457_00001_1_t218_210027.jpg

Доля среднего класса, если исходить из наиболее распространенного его определения, в России невелика — в разы меньше, чем в большинстве западных стран, подчеркнула первый заместитель директора Института глобализации и социальных движений Анна Очкина:

«Я как-то встречала замечательное прагматическое определение среднего класса — это люди, которые живут в кредит, поскольку бедным кредит не дают, а богатым кредит не нужен. Традиционно для западной социологии средний класс — это основа общества, это большинство населения. В российской социологии утвердился такой немного маркетологический подход к определению среднего класса — с точки зрения потребления. Тогда это очень невысокий процент — по провинции это, наверное, 10-15%. Квартира, автомобиль, обязательные поездки за границу — при этом несколько раз уже ВЦИОМ и ФОМ приводили данные, что у нас около 80% вообще загранпаспорта не имеют».

Принято считать, что средний класс — наиболее активная часть общества, которая толкает развитие экономики вперед. В России, однако, пока ничто не говорит о том, что эта социальная прослойка будет заметно расти, полагает директор Института глобальной экономики Никита Исаев:

«К сожалению, с учетом огосударствления экономики более чем на 80% мы получаем из среднего класса людей фактически чиновников, фактически бюджетников. Тенденций для развития в России среднего класса сейчас я не наблюдаю. Этого нет ни в одной государственной программе и даже в заявлениях, которые прозвучали в рамках предвыборной кампании, майских указов и так далее — никаких дорожных карт, программ нет. Поэтому при нынешнем подходе я не думаю, что мы кардинально изменим ситуацию, скорее она будет ухудшаться».

По данным агентства АКРА, наиболее «правильная» структура расходов — у представителей среднего класса, живущих в Москве: траты на жилье у них составляют 35%, на автомобиль — 25%, на текущее потребление — 17%.

Авторы:  Андрей Загорский 

https://www.kommersant.ru/doc/3662337?from=doc_vrez

0

7

Эксперты зафиксировали сокращение среднего класса до минимума за 15 лет

Средний класс в России стал более бедным и уязвимым. Доля граждан с устойчивыми доходами сократилась до 30%, выяснили экономисты Альфа-банка

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/4/47/755613943004474.jpeg
Фото: Юрий Кочетков / EPA / ТАСС

Средний класс пострадал от экономических проблем последних лет и утрачивает свою значимость. Сейчас к нему можно отнести всего 30% россиян, говорится в поступившем в РБК обзоре Альфа-банка.

- Доля среднего класса за пять лет заметно сократилась — с 37% в 2014 году до 30% в 2018-м. В 2003 году к среднему классу относилось 34% россиян.

- Если в 2014-м средний класс зарабатывал почти половину (48%) совокупных доходов российских домохозяйств, то в 2018 году уже только 39%.

Разворот от роста доли среднего класса к падению отражает реальную картину российской экономики, прокомментировал РБК директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. «В эпоху дорогой нефти и относительно доступных кредитов значительная часть населения начала стихийно улучшать свое жизненное положение вопреки принципам, на которых построена российская экономика», — отмечает социолог.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/945xH/media/img/6/02/755613946710026.jpeg

Сокращение среднего класса — негативная тенденция, которая сдерживает развитие экономики, подчеркивает старший научный сотрудник лаборатории исследований проблем экономического роста Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Иван Любимов.

«Если бедные покупают в основном продукты и иногда одежду, то граждане среднего достатка могут позволить себе услуги, электронику, автомобили, путешествия. С сокращением среднего класса падает спрос и, соответственно, рынок этих товаров и услуг», — отметил Любимов.

Особенности среднего класса в России

В мире средний класс традиционно ассоциируется с сотрудниками частных компаний и предпринимателями. В России же занятость среднего класса резко сместилась в сторону госсектора.

- Доля госслужащих в структуре среднего класса выросла с 10% в 2003-м до 15% в 2017 году.

- Доля доходов среднего класса от предпринимательской деятельности сократилась до минимума — всего 5% по итогам 2017 года.

Количество представителей среднего класса, занятых в разных отраслях, сокращается неравномерно, замечает Кагарлицкий. «Поскольку число госслужащих практически не изменилось, а другие категории пострадали больше, удельный вес госслужащих возрос», — отмечает социолог.

Высокая доля госслужащих связана со структурой российской экономики, пояснил Любимов. Доля малого и среднего бизнеса в России составляет всего 21,9% ВВП. «Госсектор — важная часть российского рынка труда. Во многих регионах с неразвитой экономикой и маленькими возможностями надежнее стать чиновником и получать стабильный доход», — отметил эксперт.

«Основная причина, почему россиян привлекает работа в госсекторе, связана с его большей стабильностью и меньшей рискованностью», — резюмировали эксперты Альфа-банка.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/945xH/media/img/0/93/755613946803930.jpeg

Еще одна особенность среднего класса в России — высокая доля расходов на питание, и в последние годы она растет — явный признак снижения уровня жизни.

- 27% составляет доля расходов на еду в структуре потребления всех домохозяйств в России, и примерно такая же она у среднего класса. При этом уровень трат на питание у среднего класса вырос на 3 п.п.

- Всего 20% доходов средний класс в России тратит на услуги (здравоохранение, образование, транспорт, связь и отдых). В развитых странах (США, Германии) этот показатель достигает 40%. В странах Восточной Европы — 30–35%.

Социальное государство создает средний класс. Там, где разрушается социальное государство, уничтожается и средний класс, отмечает Кагарлицкий. «Именно экономя на услугах, которые обеспечивает государство, — на образовании и здравоохранении, граждане становятся средним классом. Когда образование и медицина не съедают значительную часть доходов, появляются свободные деньги, которые обеспечивают модель потребления среднего класса. В России остатки социального государства хотя и продолжают существовать, но исчезают с каждым годом», — подчеркивает социолог.

Кого относят к среднему классу

Понятие «средний класс», хотя и широко используется, субъективно. Диапазон разных оценок настолько широк, что между ними огромный разрыв.

- Carnegie Endowment, например, считает, что к среднему классу принадлежат семьи с одним автомобилем как минимум. В таком случае в России 73%, или 104 млн граждан среднего класса.

- Credit Suisse относит к среднему классу граждан со сбережениями не меньше двух среднегодовых доходов. При таком подходе в России всего 4%, или 6 млн граждан среднего класса.

- Альфа-банк относит к среднему классу граждан с доходом от 39 тыс. до 99 тыс. руб. в месяц. Это соответствует от 110 до 250% медианного дохода в России (35 тыс. руб. в месяц).


- Лишь 3,2% домохозяйств не испытывают ограничений в расходах, показал опрос Росстата.

- 32,3% домохозяйств могут позволить себе продукты, одежду и товары длительного пользования. Но у них нет возможности покупать машины, квартиры и загородные дома.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/945xH/media/img/1/38/755613946760381.jpeg

Богатые богатеют

За последние десять лет реальные доходы среднего класса стагнировали. Доходы менее обеспеченных выросли всего на 4%. На этом фоне доходы наиболее богатых увеличились на 11%.

Во время кредитного бума 2009–2012 годов средний класс увеличил объем заимствований и сбережений на 90%, а состоятельные граждане — на 100%. Теперь россияне среднего достатка стали более осмотрительными, меньше остальных прибегают к кредитам и живут в основном на свои средства.

- Доля финансового рычага (использование кредитов или сбережений) по отношению к совокупным доходам по итогам 2018 года составила всего 2–2,6% в структуре их потребления. Категория наиболее состоятельных граждан резко повысила уровень до 30%.

Альфа-банк объясняет снижение интереса среднего класса к кредитам накопленной долговой нагрузкой. Издержки на обслуживание долга растут: процентные платежи среднего класса выросли на 20% с 2014 по 2018 год.

Кредитные риски сместились в сторону менее обеспеченных групп населения. С 2016 года в зоне риска граждане с доходом 17 тыс. руб. в месяц. Именно они наиболее активно берут кредиты.

Средний класс осторожнее прибегает к кредитам, поскольку уязвим, предполагает Иван Любимов. «У среднего класса в России практически нет гарантий, уверенности в завтрашнем дне. Граждане опасаются потерять работу, доходы и предпочитают ограничить себя, а не рисковать. Бедные же настолько в сложном положении, что прибегают к кредитам, чтобы просто дотянуть до зарплаты», — отмечает Любимов.

Обеднение среднего класса характерно не только для России, отмечают экономисты Альфа-банка. В мире средний класс находится под давлением на протяжении длительного периода — с 1980 по 2016 год. Доходы среднего класса растут медленнее других. Если рост доходов менее обеспеченных домохозяйств во всем мире достигал 120%, а наиболее состоятельных — 235%, доходы среднего класса выросли всего на 40% за аналогичный период.

Автор: Ольга Агеева

https://www.rbc.ru/economics/24/06/2019 … =from_main

0

8

Почему в России истребляют средний класс. Комментарий Семена Новопрудского

У запрета на полеты российских авиакомпаний в Грузию, кроме печальной политической начинки (обидчивость России на страны, которым мы сами причинили очевидное зло, мягко говоря, зашкаливает), есть и не менее печальная экономическая — новый удар государства по российскому среднему классу. Причем удар сознательный

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/25/novoprudskiy_1_1.jpg
Семен Новопрудский. Фото: Татьяна Фролова

Если в начале 2000-х российские власти публично декларировали увеличение численности среднего класса как одну из главных задач экономического и социального развития страны, теперь таких слов из уст чиновников или политиков не услышишь. Более того, средний класс становится главной жертвой затяжного экономического кризиса и главной мишенью геополитических упражнений государства. В результате он тает буквально на глазах.

Доля среднего класса в России за последние пять лет снизилась с 37% до 30%. Такие оценки содержатся в исследовании Альфа-банка, сообщает РБК.

Понятно, что критически важно, как именно вы будете считать этот самый средний класс. Чаще всего это делается по уровню базового дохода населения и определенным поведенческим характеристикам. Средний класс в этом случае — те люди, у которых есть автомобиль и сбережения. Эксперты Альфа-банка сочли средним классом 30% россиян с доходами в диапазоне от 39 тысяч до 99 тысяч рублей в месяц.

Устойчивый рост доходов россиян благодаря нефтяному буму 2000-х и сравнительно быстрый выход мировой экономики из кризиса 2008-2009 годов привел к тому, что по крайней мере по количеству денег средний класс в России рос. Он стал главным двигателем экономического роста в стране в начале 2010-х (он был преимущественно потребительским, цены на нефть уже не росли прежними темпами) и главным источником невиданного кредитного бума, продолжавшегося вплоть до начала войны санкций и нескольких обвалов рубля в 2014 году.

Но средний класс — это не просто люди с определенным уровнем доходов, которые могут позволить себе один или даже два раза в год отдыхать за границей, спокойно покупать одежду и обувь (а не только еду) и обладают хоть каким-то автомобилем. Это еще и самая граждански активная часть населения. У миллионеров своя жизнь и свои заботы. Нищие вынуждены думать только о куске хлеба насущного. Они выживают. И только средний класс, ядро гражданского общества, готов задавать государству вопросы. Где хорошее образование и качественная медицина? Где хорошие дороги? Будут ли суды судить по закону, а не по понятиям и приказам сверху? Куда идут налоги?

Государству эти вопросы явно не нужны, а значит, не нужны и люди, способные их задать. 10% россиян владеют 82% всего национального богатства страны. У 70-72% россиян по-прежнему нет загранпаспортов. Они никогда не были за границей и не могут лично сравнить жизнь «здесь» и «там». Значит, эти 10% могут (и хотят!) спокойно рассказывать по телевизору этим 70% про ужасы жизни в других государствах — неважно, правду или ложь, они все равно не могут проверить. А средний класс не только бывал за границей и может сравнить российскую реальность с зарубежной, он еще и привык свободно выезжать из страны. Для него отдых в Грузии, Турции, Египте (не говоря уже про Италию, Испанию или Грецию) не просто приятная возможность или абстрактное гражданское право, это уже норма жизни.

Я не думаю, что запретом на полеты в Грузию государство пытается заставить россиян больше ездить отдыхать в Крым, как это многие трактуют. В конце концов, это же не запрет русскому туристу отдыхать в Грузии, это просто дополнительные заботы: искать обходные варианты, менять планы, тратить на отпуск больше, чем ожидалось. Это пока и не элемент железного занавеса: теперь даже российским полицейским великодушно разрешили ездить на отдых в Турцию и Таиланд. Это именно адресный плевок государства в средний класс, оно как бы говорит: нам безразлично, что мы создаем вам проблемы и рушим планы на лето.

Узкому слою политической и бизнес-элиты, по сути, приватизировавшей государство, не нужна значительная прослойка свободных граждан со средним уровнем доходов и финансовой независимостью от бюджетных денег. Не нужны люди, которые видят в государстве не сакральное высшее начало, а сферу обслуживания своих повседневных интересов. Поэтому так медленно в России развивается малый и средний бизнес, несмотря на 20 лет непрерывных заявлений. Поэтому в России вымывается средний класс. Управленческому классу гораздо легче и удобнее иметь дело с нищебродами.

https://www.bfm.ru/news/417710

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » ЛОВУШКА СРЕДНЕГО ДОХОДА » Принадлежность к среднему классу – это самоощущение