Гаджеты — больше не роскошь

Текст: Наталия Шашина

Потребление цифровых услуг в современном мире стало признаком бедности, а люксовым теперь становится человеческое общение. Статья в The New York Times, где высказывается эта мысль, вызвала много споров

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/26/cafe.jpg
Фото: depositphotos.com

«Неужели iPhone — это больше не роскошь?» — наверняка удивятся многие из тех, кто готов был взять кредит на очередную новинку от Apple. The New York Times настаивает: «По мере того как в жизни бедных появляется больше гаджетов, они исчезают из жизни богатых». Теперь уже не технологии — признак богатства и власти, люксом становится человеческое общение: отсюда, например, неугасающий успех частных школ, а все то, что можно передать через экран, например онлайн-урок учителя или онлайн-консультация врача, стало дешевле.

Тезис о том, что цифровая экономика равно экономика для бедных, звучит как минимум спорно. Но заставляет задуматься: а не слишком ли мы уткнулись в свои смартфоны, если даже вместо телефонного звонка предпочитаем набить сообщение, а потом постоянно вздрагивать от уведомлений с ответами. Сейчас гаджеты — это необходимость. Комментирует управляющий партнер журнала Inc, предприниматель Никита Ким.

Никита Ким
управляющий партнер журнала Inc

«Любой серьезный бизнесмен вне зависимости от его ресурса просыпается с условной головной болью от количества задач и дел, которые ему придется сделать, и засыпает с ней же. Поэтому с этой точки зрения возможность сэкономить время, энергию, как-то структурировать разговор благодаря мессенджерам, она крайне важна и для человека с любым уровнем достатка. С другой стороны, лично я поклонник психологической школы ведения бизнеса, и многие высокопоставленные люди точно так же. Всегда в основе лежит Н2Н — human to human, человеческие отношения. Я с трудом себе представляю способ убедительно продавать себя по мессенджеру».


The New York Times приводит и довольно спорные данные исследований, согласно которым дети, взрослеющие у экранов гаджетов, менее успешны в языковых тестах и способности рассуждать. Автор цитирует экспертное мнение: «Дети бегут к тому, что знают, — к экранам, и это все равно что бежать в фастфуд». Посмотрим на самих себя: легко задать любой вопрос Алисе или в свободную минуту листать ленту Instagram. Но разве мы выиграли от этого? С другой стороны, и победить вызов, который ставят цифровые технологии, невозможно. Рассуждает первый заместитель председателя совета директоров Альфа-банка Олег Сысуев.

Олег Сысуев
первый заместитель председателя совета директоров Альфа-банка

«Действительно, в некоторых семьях борются с тем, чтобы ограничить детей. Подвинуть их в сторону общения с книгой, но это, правда, борьба такая неравная. Сейчас не случайно, особенно в Москве, мы видим, популярны интеллектуальные игры, там запрещается пользоваться даже интернетом. Это просто ответ на этот вызов, который заставляет людей все-таки обращать внимание на живое общение, на поиск какой-то истины, но это все просто ответ на вызов. Этот ответ не может победить сам вызов».


На доводы The New York Times о том, что потребление новой элиты — это отказ от цифровых услуг в пользу офлайновых, можно найти много контраргументов. Tesla, например, как раз закрывает магазины ради онлайн-продаж. Но стоит трезво взглянуть на роль технологий в нашей жизни, рассуждает философ, доцент Высшей школы экономики Кирилл Мартынов.

Кирилл Мартынов
доцент Высшей школы экономики

«Есть некоторые вещи, которые быстро возникают и быстро меняются в зависимости от какого-то исторического контекста, и особенно это касается так называемых новых технологий компьютерных, интернета, вообще всех коммуникаций цифровых. Потому что они, конечно, не очень новые по своей природе. Мы по инерции относимся к ним как к чему-то безусловно прогрессивному, новому и хорошему, забывая, что контекст может меняться. И мне кажется, что статья в The New York Times, она, конечно, несколько отрезвляющее значение имеет для нас. Думаю, что корректная вот эта история про цифровую бедность — это история про то, что сферы услуг в целом проходят процедуру дегуманизации. Как в смысле того, что там ничего человеческого не остается, так и в прямом смысле — о том, что оттуда просто исчезают люди».


Те, кто могут себе это позволить, и сейчас предпочитают личных тренеров и учителей онлайн-курсам. Но похоже ли, что будущий тренд — избавляться от гаджетов и удаляться из соцсетей? 92-летняя британская королева Елизавета II, например, только пару недель назад опубликовала свой первый пост в Instagram.

https://www.bfm.ru/news/410299