Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ » Из аптек исчезают жизненно важные препараты ...


Из аптек исчезают жизненно важные препараты ...

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

«Прямой замены амиодарона не существует»: из аптек исчез жизненно важный препарат от аритмии

Новые поступления амиодарона французской Sanofi ожидаются только в апреле. За время ожидания не стало и отечественных аналогов препарата

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/18/amio.jpg
Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Обновлено в 14:29

В российских аптеках возник дефицит препарата амиодарон от внезапной смерти при аритмии. Заведующий отделением кардиореанимации городской клинической больницы № 29 Алексей Эрлих рассказал РБК, что пациенты несколько недель не могут купить лекарство.

Амиодарон входит в список жизненно необходимых медицинских препаратов. Французская компания Sanofi подтвердила перебои с поставками лекарства на российский рынок и пообещала возобновить продажу в апреле.

Препарат также производят белорусский Борисовский завод медицинских препаратов (24%) и российская «Органика» (20%). За время ожидания не стало и отечественных аналогов амиодарона, говорит заведующий отделением кардиореанимации городской клинической больницы № 29 Алексей Эрлих:

— Сначала кордарон, потом исчезли его российские и белорусские аналоги. Скорее всего, он появится в аптеках в апреле. Компания Sanofi обещает поставить препарат на склады не раньше апреля. Это большая проблема для многих пациентов, принимающих это лекарство, особенно если они принимают его для так называемого предотвращения внезапной смерти.

— Сейчас нет лекарств, компенсирующих амиодарон?

— Прямой замены амиодарона не существует. По усмотрению врача в некоторых случаях можно пробовать заменять его препаратами других групп. Обычно, если пациентам назначен этот препарат, нужен именно он. Лекарство входит в список жизненно важных лекарственных препаратов, цены регулируются государством. Производители препарата не горят желанием продавать его за цены ниже рыночных. По всей видимости, сначала дженериковые, а потом и оригинальная компания не увидели необходимости поставлять этот препарат. Я могу это только предположить.


По словам Эрлиха, амиодарон выводится из организма в течение одного-двух месяцев. Но это не значит, что перебои с поставками жизненно важных препаратов допустимы, отмечает исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей, первый зампредседателя Всероссийского научного общества фармацевтов Нелли Игнатьева:

— Производители прогнозировали нам поставку в начале апреля. Ждем, как и все наши пациенты. Если замена, надо анализировать, что у нас сейчас есть в наличии.

— Насколько серьезно исчезновение этих лекарств?

— Для пациента, который постоянно принимал эти препараты, это более чем серьезно. Человек, который страдает тахикардией, доверяет препарату, который он принимает. Вдруг этого препарата нет, какова ситуация? Тем более это тахикардия. Разумеется, это проблематично, дискомфортно, тяжело переносить пациентам. Мы никак не можем повлиять на эту ситуацию. Не можем и не могли. У производителя возникли трудности с сырьем. Увы, это случается. На этом препарате это более ощутимо для наших пациентов. Просто ждем апреля, чтобы препарат быстрее появился.


Российских аналогов кордарона действительно не стало. Отечественные производители просто перестали его выпускать себе в убыток, говорит исполнительный директор НП «Аптечная гильдия» Елена Неволина:

— Амиодарона сейчас в аптеках действительно нет. Один производитель говорит, что он у него на перерегистрации. Отечественные производители пока вывели препарат из своего ассортимента, потому что очень подорожала субстанция, они не укладываются в зарегистрированную цену. Здесь вопрос, потому что Минпромторг должен был обратить на это внимание. Получилось, что зарегистрированная цена производителя оказалась ниже, чем себестоимость этого препарата. Производители просто прекратили его производство.

— А в аптеках какие-то остатки еще есть?

— Насколько нам удалось выяснить, мы, конечно, все аптеки не обзванивали, но он исчез уже. Амиодарон — тоже был, конечно, не панацеей, он в ряде случаев подходил пациенту, но по идее, сейчас врач под контролем электрокардиограммы может что-то из аналогичных препаратов назначить. Сказать, что это катастрофа, безусловно, нельзя, потому что подобрать препарат из имеющихся все-таки можно.


Радиостанция Business FM ожидает комментария производителя амиодарона — французской компании Sanofi. Ранее там сообщали, что перебои в поставках на российский рынок не связаны с качеством препарата или перерегистрацией лекарства.

https://www.bfm.ru/news/409589

0

2

Дожить до апреля: почему из российских аптек пропал амиодарон?

Препарат назначают при аритмии. Сначала из продажи исчезло лекарство французской Sanofi, а затем российские и белорусские аналоги

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/15/apteka_1.jpg
Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Главное — дожить до апреля. Об этом говорят многие пациенты и их близкие, которые ищут пропавший амиодарон в соцсетях, надеясь, что у кого-то остались запасы. Надежде повезло: для мужа удалось найти два блистера таблеток. Теперь их должно хватить до апреля, когда лекарство снова должно появиться в продаже.

«Это Пермский край, искали везде. Потом оказалось, что его нет вообще в стране, ни в одном городе. Кордарон есть, другие препараты, которые действуют, но принцип другой. Для шунтированных сердец, как правило, действует только амиодарон. Аритмию другой препарат не снимает. Чтобы как-то выжить, ищем теперь, у кого остались. Может быть, у кого-то есть запасные. Может, у кого-то осталось от предыдущих больных. Нашли два блистера и безумно счастливы, что хватит. Видимо, до конца или середины апреля дотянем. Он копеечный, стоит от 237 до 320 рублей в разных регионах. Кто-то умудряется сейчас либо через Белоруссию, либо напрямую из-за границы его привозят из аптеки».


Из-за перебоев с поставками лекарство французской фирмы Sanofi перестало продаваться в российских аптеках еще в начале марта. Амиодарон входит в список жизненно важных препаратов. Среди версий пропажи звучало, что, возможно, дело в перерегистрации препарата. По данным государственного реестра лекарственных средств, в феврале по препарату как раз обновлялась регистрационная документация. В самой компании Sanofi на запрос Business FM причину не озвучили. Только сообщили, что перебои в поставках не связаны с качеством или безопасностью лекарства.

После того как исчез импортный амиодарон, в аптеках не стало и аналогов, которые выпускают белорусский Борисовский завод медицинских препаратов и российская «Органика». Можно предположить, что причины исчезновения амиодарона — экономические, говорит кардиолог Ярослав Ашихмин:

«Есть два обстоятельства. Дорогая и сложная субстанция в производстве. Нашим производителям не очень выгодно, оказывается, делать амиодарон из дорогостоящей субстанции. У нас есть список жизненно важных препаратов, на которые регулируются цены. Эти цены устанавливаются порой без диалога с производителем. Физически производителю, может быть, не выгодно продавать лекарство в Россию, потому что регулятор вынуждает продавать его по очень низкой цене».


Кардиологи призывают скорее решать проблему с производством амиодарона: он достаточно долго выводится из организма, но пациенты и врачи на нервах. Прекращение приема грозит внезапной смертью, а полноценных аналогов нет. Более того, замена препарата может быть смертельно опасна.

https://www.bfm.ru/news/409428

0

3

Лекарства из списка жизненно важных продолжают покидать российский рынок

Текст: Светлана Чередникова

Производитель Takeda выводит с рынка три препарата, в том числе популярный атенолол. Какими последствиями это грозит пациентам?

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/20/atenolol.jpg
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

С российского рынка уходят еще три препарата из списка жизненно важных, в том числе лекарство от аритмии атенолол. Японская компания Takeda, производящая их, сообщила, что причина — «глобальный пересмотр продуктового портфеля компании».

И пока сердечники разыскивают французский кордарон, а также его белорусские и российские аналоги, японская Takeda своим сообщением добавляет напряженности. Поставки сразу трех жизненно важных препаратов прекратятся с апреля. Один из препаратов — атенолол, лекарство от аритмии, занимавшее почти 60% рынка. Второе — антидепрессант «Амитриптилин Никомед», у него 40% рынка, а также противопротозойное средство «Метронидазол Никомед», но по нему компания не занимает и 2%.

О причинах вывода препаратов с российского рынка рассуждает генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк.

Сергей Шуляк
генеральный директор DSM Group

«Российский рынок за 2018 год вырос по лекарственным препаратам на 2,2%. Это, наверное, самые минимальные темпы прироста фармацевтического рынка за последние 20 лет. Перспектив перехода рынка в бурный рост нет. И при реструктуризации портфеля, конечно же, компании смотрят на доходность препаратов, потому что каждый препарат — это затраты, это продвижение, это логистика. И немудрено, что в случае пересмотра они будут выводить самые нерентабельные и низкодоходные препараты, а ЖНВЛП именно к таким и относятся».


Обсуждения с профильными специалистами показали, что все три препарата довольно устаревшие и, например, уход с рынка атенолола не вызовет у сердечников серьезных проблем, говорит врач-кардиолог, главный врач частной Mentor Clinic Рашад Абышев.

Рашад Абышев
врач-кардиолог, главный врач частной Mentor Clinic

«Ситуация с пропаданием атенолола некритичная. Атенолол является препаратом широко распространенным и старым в классификации бета-блокаторов. Чаще всего сейчас его уже не используют. Наиболее распространена сейчас схема применения метопролола, это немного другая субстанция. Он производится под другими названиями, и заместить атенолол можно с легкостью. Ситуация с амиодароном посложнее. Атенолол уже давно выпал из рейтинга конкурирующих препаратов, потому что более современные препараты с субстанциями типа бисопролола, метопролола давно вытеснили его с рынка. На протяжении последних, наверное, лет десяти я лично атенолол не назначал уж точно».


В данной ситуации проблемы могут возникнуть у бригад скорой помощи, поскольку недорогой атенолол содержится в их арсенале, добавляет участковый терапевт Александровской районной больницы Томской области, председатель региональной организации межрегионального профессионального союза работников здравоохранения «Альянс врачей» Владимир Сотников:

— Атенолол по большей части сейчас используется только на скорой помощи. Если действительно компания занимает 60% рынка, это может стать проблемой именно для скорой неотложной помощи.

— Но тем не менее его можно заменить другим препаратом спокойно, более современным, как вы сказали?

— Более современным можно, просто дело в том, что там есть различные способы введения. Вот для меня как для терапевта это не критично, потому что я в любой момент могу, например, человеку порекомендовать купить другие препараты в аптеке.


Исчезновение с прилавков антидепрессанта «Амитриптилин Никомед» также не приведет к дефициту подобных лекарств. Правда, все более современные препараты стоят дороже, рассуждает психиатр, кандидат медицинских наук, директор Центра по лечению наркотической и алкогольной зависимости Михаил Зобин.

Михаил Зобин
психиатр, кандидат медицинских наук, директор Центра по лечению наркотической и алкогольной зависимости

«Это один из самых старых. В настоящее время усилиями фармфирм приоритет отдается антидепрессантам первой линии — их довольно много, целая группа. Отдается им приоритет не потому, что они превосходят по эффективности «Амитриптилин Никомед». У них меньше побочных эффектов. Поэтому амитриптилин в последнее время используется значительно реже, чем в прежние времена. Но он более дешевый, остальные антидепрессанты дороже, а замену ему найти, конечно, нетрудно».


Что касается метронидазола, то это антисептик, и его отсутствия рынок тоже ощутить не должен. Интересно, что сама компания Takeda заявила, что ее действия не окажут влияния на обеспечение российских пациентов лекарствами из списка ЖНВЛП.

https://www.bfm.ru/news/409836

0

4

Не только амиодарон: российские сердечники лишатся еще одного препарата

Японская компания Takeda сообщила о прекращении поставок в Россию трех жизненно важных лекарств, в том числе атенолола, применяемого при аритмии. Ранее из продажи уже исчезли амиодарон и его российские и белорусские аналоги

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/20/tass_14646631.jpg
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Японская компания Takeda сообщила, что выводит с российского рынка сразу три жизненно важных препарата. Поставки прекратятся с апреля. Один из них — атенолол, лекарство от аритмии, занимавшее почти 60% рынка.

Также прекратятся поставки антидепрессанта «Амитриптилин Никомед» (40% рынка) и противопротозойного средства «Метронидазол Никомед». По последнему, впрочем, компания не занимает и 2%. В самой компании сообщили, что причины ухода с рынка — «глобальный пересмотр продуктового портфеля компании».

Все эти препараты входят в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, их цена регулируется государством. На все три лекарства компания не повышала цены несколько лет.

О причинах вывода препаратов с российского рынка рассуждает генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк.

Сергей Шуляк
генеральный директор DSM Group

«Причину знает только сам производитель. Это может быть банальная реструктуризация портфеля, потому что российский рынок за 2018 год вырос по лекарственным препаратам на 2,2%. Это, наверное, самые минимальные темпы прироста фармацевтического рынка за последние 20 лет. Перспектив перехода рынка в бурный рост нет. И при реструктуризации портфеля, конечно же, компании смотрят на доходность препаратов, потому что каждый препарат — это затраты, продвижение, логистика. И немудрено, что в случае пересмотра они будут выводить самые нерентабельные и низкодоходные препараты. А ЖНВЛП именно к таким и относятся».


Ранее у французской компании Sanofi возникли перебои с поставкой кардиологического препарата амиодарона. Но в аптеках не стало и его аналогов белорусского и российского производства. Эксперты объясняли, что субстанция очень дорогая, при этом лекарство входит в список жизненно важных препаратов, на которые регулируются цены, и производителям может быть невыгодно поставлять лекарство в Россию, потому что регулятор вынуждает продавать его по очень низкой цене.

С атенололом, впрочем, не должно возникнуть таких проблем, как с амиодароном, его легко заместить, говорит врач-кардиолог, главный врач частной клиники «Ментор Клиник» Рашад Абышев.

Рашад Абышев
врач-кардиолог, главный врач частной клиники «Ментор Клиник»

«Ситуация с пропаданием атенолола некритичная: это широко распространенный и старый препарат в классификации бета-блокаторов, и чаще всего сейчас его уже не используют. Наиболее распространенная сейчас схема применения все-таки метопролола. Это немножко другая субстанция. Он производится под другими названиями. И заместить атенолол можно с легкостью. Ситуация с амиодароном посложнее. Мне неизвестно, почему Takeda снимает с поставок атенолол, но, конечно же, в фармакологии финансово-экономическая составляющая наиболее значима. И атенолол уже давно выпал из рейтинга конкурирующих препаратов, потому что более современные препараты с субстанциями типа бисопролола, метопролола давно его вытеснили с рынка. На протяжении последних, наверное, лет десяти я лично атенолол не назначал уж точно».


Что касается уже пропавшего из аптек амиодарона, врачи предупреждали, чтобы пациенты не заменяли препарат самостоятельно, это может быть опасно. Сами больные и их родные рассказывали, что вынуждены искать лекарство по соцсетям или ездить за ним в Белоруссию. По словам производителей, вернуться в российские аптеки оно должно в начале апреля. Как сообщает РИА Новости, Росздравнадзор не получал сведений о приостановке производства амиодарона.

https://www.bfm.ru/news/409764

0

5

Теперь из аптек пропал и анаприлин

В Москве потребители столкнулись с нехваткой еще одного популярного лекарства от аритмии и гипертонии из списка жизненно важных

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/23/apteka.jpg
Архив. Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

В некоторых аптеках Москвы нет анаприлина, популярного препарата от аритмии и гипертонии. Ранее сообщалось о проблемах с поставками амиадарона, и производитель пообещал восстановить их ближе к апрелю. Также японская компания Takeda заявила о прекращении поставок препарата от аритмии атенолола.

Анаприлин — дешевый препарат скорой помощи для гипертоников, его стоимость в зависимости от дозировки составляет от 16 до 100 рублей. Жительница Москвы Наталья принимает его регулярно, он должен быть всегда под рукой, но на этой неделе она не смогла его купить.

Наталья
жительница Москвы

«Я постоянно принимаю анаприлин, это лекарство антиаритмического свойства, «скоропомощное», и при аритмии помогает, если под язык положить таблетку, также и давление снижает, гипертоники им пользуются. Оно у меня всегда в аптечке и с собой. Неделю назад поняла, что заканчивается, зашла в аптеку, его не было, внимания не обратила, не придала значения. Буквально накануне, в пятницу, 22 марта, тоже решила зайти в аптеку, спросила, анаприлина у них нет. Более того, мне сказали, что его нет уже почти две недели. Когда поступит, неизвестно. Это была аптека «Ригла». Сегодня я начала смотреть на сайтах, где он есть, где нет. Позвонила в «Риглу», в сеть аптек «Горздрав», и там и там нет. Единственное, в сети аптек «36,6» сказали, что он есть, правда в дозировке 10 мг, а гораздо более удобная дозировка — 40 мг».


В сети аптек «Ригла» Business FM подтвердили, что препарата в Москве нет. Осталась одна упаковка по одному адресу в дозировке 10 мг, но препарат, как сказали Business FM представители «Риглы», доступен по предзаказу, его обещают доставить в течение трех рабочих дней.

Наличие проблемы с поставками подтвердили в сети аптек «Столички». С чем связаны затруднения, там не уточнили.

— Анаприлин? Нет, к сожалению, в Москве нигде нет, ни 10 мг, ни 40 мг. Где-то в других городах есть, в Коломне в остатках, 40 мг 56 таблеток. Анаприлин 10 мг 50 таблеток есть в поселке Сосновское Московской области. Муром, Красногорск… Можно только выкупить в аптеке, если есть в наличии.

— Заказать по телефону нельзя?

— Нет, такого у нас нет. Это в остатках осталось, к сожалению, поэтому заказ пока невозможен.

— Я правильно понимаю, что поставок этого препарата нет?

— Пока нет.

— А давно нет?

— Буквально недавно выкупили последний анаприлин 10 мг 50 таблеток на неделе, в начале недели. Новых поставок не было, и все, что вы видите, это в остатках в других городах.

— Вы не знаете, когда можно будет еще обратиться?

— Нет, такой информации у нас нет.


Однако анаприлин в Москве есть. Возможно, проблемы наблюдаются у отдельных поставщиков. Вот что сказали Business FM в сети аптек «А-Мега»:

— Улица Мытная, дом 7, строение 1, здесь две упаковки, цена 38 рублей за упаковку. Николоямская, дом 2 — здесь четыре упаковки, цена — 38 рублей. Шелепихинская набережная, дом 20 — здесь пять упаковок, цена 40 рублей за упаковку. Вы можете обратиться в любую удобную аптеку, которая находится рядом с вами, и просто уточнить непосредственно у фармацевта, смогут ли они сделать заказ на нужное вам количество упаковок. Если есть у поставщиков, они делают эти заказы на количество, которое вам нужно.

— Но сейчас у поставщиков есть анаприлин, учитывая наличие в аптеках?

— Да, в аптеках он есть, достаточно неплохие поставки идут, поэтому фактически во всех аптеках он есть. Если посмотреть в общем по Москве, то есть и по пять, и по шесть упаковок в аптеках. Я не думаю, что это является дефицитом.


Есть анаприлин и в сети «Самсон-Фарма». Если проблемы с поставками и возникли, то только на этой неделе. Статистика продаж за февраль и начало марта у препарата положительная. Все свидетельствует о том, что дефицита нет, говорит генеральный директор аналитического агентства DSM Group Сергей Шуляк.

— Препаратов, которые содержат действующее вещество пропранолол, которое входит в анаприлин, было продано в феврале из аптек 380 тысяч упаковок. Сейчас мы по статистике пока не видим исчезновения или резкого снижения потребления этого препарата. Мы же занимаемся аудитом рынка. У нас 11-я неделя, последние данные, это значит, по первую неделю марта данные.

— Нет проблемы вообще с этим препаратом?

— Вообще не вижу, 83 тысячи упаковок за неделю по всей стране было продано, я не вижу какого-то снижения по отчетам аптек.


Наличие проблем с анаприлином не подтвердили и врачи, опрошенные Business FM.

https://www.bfm.ru/news/410053

0

6

Не только кордарон и атенолол – пациенты могут столкнуться с дефицитом и других лекарств

Текст: Наталия Шашина

Иностранные компании могут отозвать ряд препаратов с российского рынка. Причина – новые правила регистрации цены, которые могут начать действовать уже в следующем году

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/27/tass_23827382-crop.jpg
Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Было жестко, а станет — еще жестче. Так коротко эксперты описывают новые правила регулирования цен на жизненно необходимые лекарства. С одной стороны, лекарства не будут дорожать. С другой, они могут вообще пропасть из аптек — их будет невыгодно сюда поставлять. За примерами далеко ходить не нужно. «Коммерсант» писал, что вероятно по этой причине японская фармкомпания Takeda недавно объявила, что выводит с российского рынка три препарата из списка жизненно важных, в том числе лекарство от аритмии Атенолол. А последний месяц тысячи российских сердечников не могут купить препарат против аритмии Кордарон французского производства. Также пропали его белорусский и российский аналоги.

Как предполагали специалисты фармрынка, дело может быть в нерентабельности: субстанция дорогая, а цена на жизненно важный препарат государством установлена низкая. О ситуации с лекарствами рассказывает моя коллега Ксения Изотова.

Ксения Изотова
журналист

«Наша семья столкнулась с нехваткой лекарств в конце февраля-начале марта, когда бабушке выписали в больнице Кордарон, которого не оказалось в аптеках. Мы обзвонили всевозможные аптеки Москвы и Подмосковья. Нашли только три пачки. Одну пачку Кордарона, последнюю, забрали и две последних пачки в другой аптеке забрали Амиодарона, и больше в аптеках общедоступных лекарств нет, но нам повезло дважды. В аптеке районной поликлиники был Амиодарон, который заменяет Кордарон, и врач районной поликлиники выписала бабушке это лекарство, и сейчас у нас все-таки есть небольшой запас. Мы надеемся, что рано или поздно нужное лекарство появится в аптеках».


По словам медиков, из-за новых правил перерегистрации цены, предложенных минздравом, иностранные компании могут отозвать ряд лекарств. Конкретные примеры эксперты не называют, чтобы не нагнетать панику. «Комсомольская правда» приводит мнение, что возможны перебои с инсулинами. Среди ужесточений в новых правилах: то, что потребуется перерегистрация всех жизненно важных препаратов, а не только отдельных наименований. Для цен на дженерики будет применяться понижающий коэффициент, они не смогут стоить как оригинальное лекарство. И все эти меры должны дать снижение цен на жизненно важные препараты на 10-15, а где-то даже 50%.

Но то, что может случиться — можно проследить на международной практике, рассуждает гендиректор аналитического агентства DSM Group Сергей Шуляк.

Сергей Шуляк
гендиректор аналитического агентства DSM Group

«Понятно, что отслеживать цены и регулировать их на часть препаратов необходимо, но опять-таки нужно смотреть и быть более гибкими в вопросе перерегистрации цен, в вопросе того, чтобы даже тем же российским производителям было выгодно производить лекарственные препараты, потому что есть пример турецких фармпроизводителей, которых государство зажало до такой степени, что в прессе месяц или полтора назад были статьи о том, что в Турции есть проблемы с поставками лекарственных препаратов. Очень похожая политика — политика развития фармпромышленности, стимулирования развития фармпромышленности, а потом жесткое регулирование цен, это привело к тому, что препараты стало производить невыгодно».


Сейчас в списке жизненно важных 735 препаратов, в среднем одна упаковка препарата из списка стоила около 189 руб. С другой стороны — в случае с исчезнувшим Кордароном люди, разыскивающие препарат по соцсетям, готовы отдать за него любые деньги. Не говоря уже о том, сколько нервов это стоит пациентам.

https://www.bfm.ru/news/410330

0

7

Цены на жизненно важные лекарства будут пересмотрены

Перерегистрация медикаментов после 2020 года может привести к сокращению поставок иностранных препаратов в российские аптеки

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/26/apteki_3.jpg
Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Иностранные компании могут отозвать некоторые лекарства с российского рынка в связи с изменением правил регистрации цен после 2020 года. Об этом пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на проект постановления Минздрава об обязательной перерегистрации цен на лекарства из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов.

Жизненно важные лекарства станут дешевле, а медикаменты, которые не подпадают под госрегулирование, могут подорожать или исчезнуть с прилавков.

На жизненно важные лекарства цены снизятся существенно: 10-15% и 50-60%. Оборотная сторона медали — цены подрастут на обычные препараты, считает заместитель гендиректора холдинга STADA CIS Иван Глушков:

— На жизненно важные лекарственные препараты цены существенно снизятся. По разным позициям на 10-15% и 50-60%. Это, безусловно, будет заметно. Оборотная сторона медали — на другие препараты цены пропорционально подрастут.

— Также на 10-15% или тут возможны варианты?

— Это будет решать уже каждая аптека и каждый производитель самостоятельно по своему продуктовому портфелю. Уровень изменения цен на не жизненно важные препараты будет зависеть от конкурентной среды в конкретной товарной группе. Там, где конкуренция высокая, цены совсем не изменятся, где конкуренция ниже — цены вырастут. Первое следствие — ценовое. Второе — для препаратов, которые окажутся убыточными, поставки прекратятся. Сказать, сколько будет таких препаратов, к сожалению, невозможно. Понятно, что производитель, снимая какие-то препараты с производства, будет выпускать другие препараты в большем объеме, чтобы обеспечить необходимый уровень загрузки производства и доходности своего бизнеса. Хуже для пациентов, потому что какие-то препараты, к которым они привыкли, неожиданно могут оказаться в дефектуре. Закон обязывает производителей уведомлять государство о снятии препаратов с производства или поставок. Об этом будет объявлено заранее, будет понятно, каких препаратов на рынке не будет.


С 2019 года в перечень жизненно важных входят 735 препаратов с годовым объемом продаж около 700 млрд рублей. Они занимают половину российского фармацевтического рынка. Основной канал реализации — больницы и поликлиники (80%). В среднем одна упаковка препарата из списка стоила около 189 рублей; цена для препаратов вне перечня — около 200 рублей.

Николай Беспалов
эксперт аналитической компании RNC Pharma

«Логика системы регулирования цен в нашей стране пока построена по принципу, что на отдельный ассортимент ЖНЛВП цены либо фиксируются, либо сокращаются за счет повышения цен на все остальное. Государство определило некий список препаратов, которые являются приоритетными и на основе которых строится система государственных закупок. Соответственно, все процессы, связанные с желанием каким-то образом скорректировать эти цены, призваны оптимизировать расходы государства на покупку лекарственных препаратов. Другое дело, что у нас помимо влияния на перечень этих закупаемых препаратов понятно, что влияние пойдет и на все остальные сегменты, но оно будет не прямым, а опосредованным. В принципе рост цен уже стартовал. Если посмотреть на февральский показатель инфляции в лекарственные препараты, то он близок к 6%. К концу года вполне можно ожидать, что инфляция составит 8-10% на лекарственные препараты. Но там есть и другие причины, по которым цены будут повышаться. Они связаны с внедрением маркировки лекарственных препаратов. Плюс — компании, которые не смогут компенсировать выпадающие доходы, могут принять решение просто отказаться производить тот или иной препарат либо поставлять его в Россию».


По данным аналитической компании DSM Group, с начала текущего года жители России чаще покупают отечественные препараты. Их доля в феврале составила почти 60%. Средняя цена за упаковку импортного лекарства составила 335 рублей, отечественный препарат обошелся в 102 рубля за упаковку.

https://www.bfm.ru/news/410294

0

8

В Крыму пропал инсулиновый препарат «Левемир»

Текст: Наталья Воробьева

В результате этот инсулин длительного действия не могут бесплатно получить пациенты полуострова. Власти Крыма заявляют, что держат ситуацию под контролем

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/29/pt.jpg
Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Рецепты есть, а инсулина нет. С перебоями в аптеки Крыма поставляются и тест-полоски для глюкометров — бытовых приборов для измерения сахара в крови. Рассказывает Валентина, мать больного диабетом из Крыма:

— Тест-полосок нет у нас. «Сателлит» вот уже месяца два, наверное, мы не получаем. Я иду в аптеку, за свои деньги покупаю этот «Сателлит».

— А сколько стоят полоски?

— Сейчас около 500.

— Этого на месяц хватает?

— На месяц, да, хватает полосок. Доктор выписывает, но в аптеке нет, а инсулина два выписали. «Левемир» и «Новорапид». «Новорапид» получили, а «Левемира» нет.

— То есть, короткий получили, а длинный нет?

— Сказали: ждите, мы позвоним. Но вот ждем, уже сколько — месяц.

— А раньше были перебои вот с «длинным» инсулином?

— Нет, всегда давали вовремя все. Это вот сейчас не знаю, почему там нет.


Месяц не может получить «Левемир» больной диабетом с 50-летним стажем из поселка Азовское Виктор.

— У меня инсулин «Новорапид» датский и «Левемир» датский, но вроде бы так проблем не было раньше, а вот последний месяц вообще не дали «Левемир», и я еще в аптеке получал, говорю: что же мне делать, у меня же заканчивается. Ну говорят: придется, покупать.

— Такие перебои были раньше?

— Нет, раньше у меня не было. С таблетками, вот которые даются бесплатно, там были перебои, а с инсулином первый раз.

— А что касается тест-полосок?

— C тест-полосками, да, есть проблемы часто. Врач выписывает, а в аптеку приезжаешь, их нет. Ставят на очередь, но эта очередь уже полгода, я никак не получу. С моей пенсией я не смогу инсулин покупать.


25 марта Игорю из Джанкоя, больному с 30-летним стажем, выписали «Новорапид» и «Левемир». Первый выдали, а «Левемира» в аптеке нет. На вопрос, когда будет, в аптеке отвечают, что не знают. Был печальный опыт применения другого препарата. Больше его повторять не хочется, говорит Игорь.

Игорь
житель Джанкоя

«Я написал в прокуратуру с требованием «прошу взять под контроль, чтобы в течение 10 дней, согласно закону, мне был выдан этот инсулин». Каждый инсулин работает по-разному, ведь к нему надо привыкать, к примеру, у меня до 2012 года был инсулин протофан и актропит. И на том инсулине у меня постоянно происходили падения сахара, а я их не ощущаю. То есть при низком сахаре терял сознание, вызывали постоянно скорую. В 2012 году добился, чтобы мне поменяли инсулин. И на этом инсулине, тьфу-тьфу, пусть контролируют, да, но я сплю ночью спокойно, и таких вот у меня, чтобы скорую вызывали, больше инцидентов не было. Я не хочу возвращаться к каким-то другим».


Покупать нужный препарат многим просто не по карману. Business FM позвонила в аптеку в Симферополе. За деньги все есть.

— Здравствуйте, Вы не подскажете, у вас есть в наличии инсулин, «Левемир» и «Новорапид»?

— «Левемир», шприц-ручки стоят 2790, «Новорапид» — 1980 рублей.

— Про полоски забыла спросить, «Сателлит». Есть ли?

— 50 штук — 430 рублей.


В среднем в день нужны четыре тест-полоски. Смена же инсулина — вопрос сложный и глубоко индивидуальный. Аналоги конечно есть. Но если есть возможность, то лучше и проще купить прежний, чем подбирать новый, считает эндокринолог Центрального института дерматокосметологии Елена Пшинник.

— В среднем у нормального здорового человека выделяется в час определенное количество единиц инсулина. Это заменяет «длинный» инсулин, «Левемир», в частности.

— Насколько сложно подобрать аналог?

— Все же индивидуально. Столько нужно нюансов учесть. Конечно, будет проще пойти купить то, что они принимали. Потому что постоянные замены инсулина все-таки выбивают людей из привычной колеи.


Есть другие «длинные» инсулины, но это все вот индивидуально, это ни в коем случае нельзя принимать, только послушав кого-то по радио, обязательно нужно обратиться к доктору, который пациента ведет ежедневно, чтобы вместе сесть, поменять препараты и подобрать другую схему лечения.

Крымские власти уже отреагировали на исчезновения инсулина. Юлия Елистратова, директор ГУП «Крым-Фармация», в чье ведение входит сеть аптек, занимающихся льготными лекарствами, заявила местным СМИ, что ситуация с инсулином в аптеках Крыма под контролем и стабилизируется в течение двух недель.

В свою очередь замминистра здравоохранения Республики Крым Николай Деркач отметил, что на данный момент инсулина на складах имеется более чем достаточно, и уточнил, что в основном проблемы с выдачей льготного инсулина связаны с некачественной работой аптекарей. Business FM замминистра пообещал прокомментировать ситуацию на следующей неделе.

https://www.bfm.ru/news/410609

0

9

Жизненно важные лекарства в России будут продавать по новым ценам. Чем грозит погоня за дешевизной?

Текст: Светлана Чередникова

Эксперты считают, что перерегистрация цен на препараты из списка ЖНВЛП способна резко изменить ситуацию на рынке и привести к росту цен и дефициту лекарств

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/04/01/apteka.jpg
Фото: Julian Stratenschulte/DPA/TASS

С 2020 года жизненно важные лекарства будут продаваться по новым ценам. Перерегистрация цен на медикаменты из списка жизненно необходимых может кардинально изменить ситуацию на фармрынке. Вариантов множество — от роста цен на остальные лекарства до тотального дефицита препаратов из списка ЖНВЛП, поскольку фармкомпании откажутся продавать товар ниже себестоимости.

Хотя сами производители предпочитают сдержанную риторику, налицо проблемы с некоторыми поставками. При этом российские власти руководствуются благими намерениями — сделать цены на лекарства самыми низкими в мире.

Это будет, по сути, торг между Минздравом и Федеральной антимонопольной службой с одной стороны и производителями — с другой. Государство промониторит цены на препарат в стране-производителе и еще в Венгрии, Греции, Бельгии, Испании, Нидерландах, Польше, Румынии, Словакии, Турции, Франции и Чехии. Наши власти считают их сопоставимыми с российскими.

Фармкомпания на год получит право поставлять нам препарат по самой низкой цене. Если по каким-то причинам зарубежный ценник уменьшится, фармацевты должны поменять его и у нас. Дорожать лекарство может лишь раз в год — на величину инфляции.

Цены на дженерики (препараты-заменители) власти установят сами, применив понижающий коэффициент. Ситуацию комментирует генеральный директор аналитического агентства DSM Group Сергей Шуляк:

Сергей Шуляк г
енеральный директор аналитического агентства DSM Group

«На сколько произойдет снижение, покажет только перерегистрация. Действительно, из-за низких цен зарегистрированных мы и до сегодняшнего дня видели, что некоторые препараты уходили с рынка».


По замыслу чиновников, жизненно важные медикаменты должны подешеветь на 15%, а в ряде случаев на 50%. Так как для льготников их закупает государство, выгода для страны очевидна, но неочевидна для фармкомпаний.

Эксперты отрасли не раз говорили о затратах импортеров на дополнительные клинические исследования, одобрения, лицензии и согласования в госорганах. И после всех мытарств регулятор может установить цену на препарат ниже себестоимости, поэтому ряд лекарств фармконцернам в Россию поставлять невыгодно.

После перерегистрации не исключено, что и уже зарегистрированные лекарства продавать станет неинтересно. К тому же с 2020 года вводят обязательную маркировку. Возможно, чтобы компенсировать выпадающие доходы, производители поднимут цены на продукцию не из жизненно важного списка.

Однако пространство для такого маневра ограничено конкурентами и дженериками, говорит заместитель генерального директора холдинга Stada CIS Иван Глушков:

Иван Глушков
заместитель генерального директора холдинга Stada CIS

«С одной стороны, это очень конкурентный рынок. Нельзя просто взять и поднять цены, потому что в большинстве случаев пациент найдет возможность переключиться на какой-то аналогичный препарат, который будет стоить дешевле. Да, конечно, производители будут искать способы компенсации снижения доходов. В том числе они будут на не жизненно важные препараты, если конкурентное окружение это позволяет, корректировать цены».


Второй вариант для производителей ЖНВЛП — не связываться с госрегулированием и вовсе уйти с отечественного рынка. Так, например, случилось в Белоруссии. Население теперь ездит за импортными лекарствами в Польшу или Россию. Аналогичная история в Турции: там примерно 20% пациентов не могут купить дефицитные лекарства.

Фармбизнес — один из самых закрытых и не критикует политику властей. Просто из российских аптек один за другим уже исчезают препараты ЖНВЛП. Самая громкая история — вокруг острого дефицита на кордарон от французской Sanofi. Компания признала перебои в поставках, не уточнив, с чем это связано, но заверила Business FM, что в России поступило в оборот 68 тысяч упаковок лекарства и в дальнейшем поставки будут регулярными.

Однако в сети «Горздрав» радиостанции сообщили, что кордарона нигде нет, и предложили единственную пачку тоже дефицитного заменителя — амиодарона от российского производителя, и то в Дмитрове.

— Здравствуйте, оператор Роман, чем могу вам помочь?

— Кордарон и амиодарон можно ли сейчас заказать?

— Амиодарон «Органика». Таблетки покрыты оболочкой, 200 миллиграммов, 30 штук, в наличии в одной аптеке, город Дмитров.


Кстати, кордарон в аптеках Польши стоит на четверть дороже, чем в России, а детский инсулин «Левемир», о пропаже которого сейчас говорят льготники Крыма, в Варшаве дороже на треть.

https://www.bfm.ru/news/410818

0

10

Ждать ли подорожания валокордина и корвалола?

Минпромторг предлагает заменить пищевой спирт на фармацевтический, который в разы дороже. Инициатива призвана бороться с нелегальным оборотом спирта

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/05/14/korvalol.jpg
Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Обновлено в 15:41

Минпромторг России предложил запретить применять спирт, полученный из пищевого сырья, при производстве настоек валерианы, пустырника, боярышника, а также корвалола и валокордина.

Как пишет РБК, идея министерства направлена на пресечение незаконного оборота спирта и его использования для подпольного производства алкоголя.

По данным экспертов, для производства настоек на фармацевтическом спирте требуется сертификат о соответствии стандартам GMP, что приведет к подорожанию конечного продукта.

Фармацевтический спирт в несколько раз дороже обычного, к тому же его производителей не так много, говорит замгендиректора по производству компании «Эколаб» Татьяна Гашенко:

Татьяна Гашенко
заместитель гендиректора по производству компании «Эколаб»

«Этим они не пресекают оборот фальсифицированного спирта, этим не контролируется, а просто ставится в тупик производитель. В чем основное неудобство для производителя? В том, что слишком узок круг производителей фармсубстанции, которые зарегистрировали ее в России. Сужается круг, где производители настоек могут купить спирт. Монополисты, которые зарегистрировали фармсубстанцию, держат высоковатую цену. Для производителей проще покупать спирт, который, допустим, выпускает тот же «Кристалл», а не именно фармсубстанцию».


Медицинский пищевой спирт для лекарств действительно является источником нелегального алкоголя, говорит директор Центра исследований федерального и регионального рынка алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз:

— Сегодня нелегальную водку производят из медицинского спирта. Где бы ни обнаруживали нелегальное производство водки, в основном, это спирт «Брынцалов А», который идет, по идее, на производство медицинских настоек. Вот эту лазейку пытается Минпромторг закрыть.

— Много ли у нас производителей фармацевтического спирта?

— В 2007 году спирт производили 140 заводов, лет через пять-семь осталось 40. Сейчас этиловый пищевой спирт производят около 35-40 заводов. Остальные либо стоят, либо превратились в производителей фармацевтического спирта.


Планы Минпромторга по замене спирта в лекарственных препаратах прокомментировал директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов:

Николай Беспалов
директор по развитию аналитической компании RNC Pharma

«Здесь нужно искать лобби со стороны производителя алкогольной продукции, поскольку это финансово емкий сегмент. Этот сегмент сейчас, безусловно, несет определенные потери, потому что часть потребителей покупают неподакцизную продукцию по более привлекательной цене. Эти компании могут нести определенные потери. Но это канал, по сути, серого распространения алкоголя. Эта мера приведет к подорожанию подобных лекарственных препаратов по той простой причине, что процесс даже не столько производства, сколько администрирования всех вопросов, связанных с оборотом сырья фармакопейного класса чистоты, сильно отличается от обращения с пищевым сырьем. Самое страшное здесь, наверное, даже не в том, что цены будут повышаться, а в том, что ассортимент продукции будет сокращаться. Большое количество небольших компаний, которые специализировались на данной продукции, перестанут работать».


Самый популярный спиртовой препарат в России — настойка пустырника.
По данным DSM Group, с начала года было продано более 7 млн упаковок на почти 130 млн рублей.

https://www.bfm.ru/news/414133

0

11

Россияне переплачивают за лекарства из-за картельных сговоров?

По словам главы ФАС Игоря Артемьева, доля картелей на строительном и фармацевтическом рынках достигает 90%

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/05/15/ateka.jpg
Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Ущерб от картелей составляет около 2% ВВП, заявил руководитель Федеральной антимонопольной службы России Игорь Артемьев. По его словам, доля картелей на строительном и фармацевтическом рынках достигает 90%. «Мы сегодня покупаем лекарства по повышенным ценам», — отметил глава ФАС.

Действительно ли россияне переплачивают за лекарства? Такой вопрос Business FM задал исполнительному директору Ассоциации аптечных учреждений «СоюзФарма» Дмитрию Целоусову:

Дмитрий Целоусов
исполнительный директор Ассоциации аптечных учреждений «СоюзФарма»

«Федеральная антимонопольная служба постоянно ведет работу с производителями. На сегодняшний день достаточно большое количество лекарственных препаратов снизили цену. Конечно, это касается жизненно необходимых, важнейших лекарственных препаратов. Нужно учитывать, если цена снижается на жизненно необходимые препараты, то в принципе она может повышаться на лекарственные препараты, которые не попадают в список ЖНЛП. Поэтому мы видим уменьшение цены по одним позициям и увеличение цены по другим позициям. С одной стороны, может быть, покупатель на каких-то препаратах уже заметил это и обратил внимание, что препараты стали несколько доступнее. В то же время другие препараты стали дороже, потому что производители не могут до бесконечности уменьшения цены, работать себе в убыток. Здесь сложно согласиться, что цена намного завышена».


Вместе с тем, эксперты, опрошенные Business FM, уверены, что в госзакупках лекарств картельные сговоры точно есть.

Сергей Шуляк
генеральный директор аналитического агентства DSM Group

«Например, договориться на выход на рынок какого-то региона по каким-то дорогостоящим препаратам, конечно, очень большой соблазн. Как это происходит: несколько компаний-поставщиков договариваются и распределяют между собой лоты различных лекарственных препаратов, договариваются, что они не будут конкурировать и снижать цену при проведении торгов. Тогда получается максимальная цена лота. Соответственно, кто-то получает прибыль при продаже одних препаратов, кто-то при продаже других препаратов».


По оценкам главы ФАС, цифровизация экономики также привела к появлению новых форм монополизации рынка с помощью роботов и последующий рост цен на рынке.

https://www.bfm.ru/news/414247

0

12

Лекарства подорожают из-за обязательной маркировки

Себестоимость одной упаковки лекарств вырастет в среднем на 80 копеек, а с учетом стоимости криптокода — на 1,3 рубля

Лекарства подорожают из-за введения обязательной маркировки с криптозащитой. Об этом заявили на совещании в Минпромторге, пишет «РГ».

По опыту фармкомпаний, уже присоединившихся к системе, внедрение маркировки обходится в сумму около 100 млн рублей. В результате себестоимость одной упаковки лекарств вырастает в среднем на 80 копеек, а с учетом стоимости криптокода цена увеличивается на 1,3 рубля.

Маркировка с 1 января 2020 года станет обязательной для всех участников российского фармрынка. Как подчеркнул первый замглавы Минпромторга Сергей Цыб, никаких отсрочек для производителей медикаментов не будет.

Глава Росздравнадзора Михаил Мурашко рассказал, что требования маркировки включат в лицензионные документы аптек, поэтому аптечные сети будут обязаны зарегистрироваться в системе. Аптеки, не выполнившие требования, станут нарушителями со всеми вытекающими последствиями.

https://www.bfm.ru/news/416973

0

13

Инсулин в долг: почему льготники остаются без лекарств?

Права льготников на получение лекарств нарушаются почти по всей России, следует из результатов проверки Росздравнадзора

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/17/ins.jpg
Фото: depositphotos.com

Обновлено в 15:00

Проверка Росздравнадзора выявила «грубые нарушения» в обеспечении лекарствами ряда российских регионов. Исследование проводилось по поручению главы Минздрава Вероники Скворцовой и длилось полгода, сообщается на сайте ведомства.

Нарушения были зафиксированы в Ивановской и Смоленской областях, Ингушетии, на Чукотке, в Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и Севастополе. В девяти регионах специалисты выявили несвоевременное получение лекарств льготной категорией граждан. Речь идет о Брянской, Тверской и Ярославской областях, Краснодарском и Алтайском краях, а также о республиках Коми, Адыгея, Хакасия, Дагестан.

Значительное число нарушений связано с бесплатным получением препаратов больными сахарным диабетом. Пресс-секретарь профсоюза «Альянс врачей» в Новгородской области Иван Коновалов рассказал, с какими ситуациями ему пришлось столкнуться лично.

— Здесь абсолютно точно есть коррупционная составляющая. Схема такая: бюджет выделяет деньги на льготные лекарства, допустим, 10 млн рублей на инсулин. В свою очередь, чиновники, главные врачи, аптеки, то есть все заинтересованные, решают закупить препараты всего на 3 млн. Соответственно, на эту сумму люди разбирают лекарства, остальным не хватает. Те, кому не достается, к сожалению, не знают, что им по закону бесплатно положен инсулин. Поэтому они безропотно идут и покупают за свои деньги.

— Вы говорили, что люди вам жалуются. Можете какую-то конкретную историю рассказать?

— В Ярославле есть третья клиническая больница. Мы заходили в несколько палат, там лежали в том числе диабетики. У них спрашивали, дают ли лекарства. Они говорят: нет, не дают, покупаем сами. Там, по-моему, раз в месяц привозят льготные лекарства. На них выстраивается очередь за несколько часов до привоза. Мы, если честно, в шоке были от этой ситуации. Люди буквально занимают друг у друга инсулин. Женщина рассказывала: у нее не было денег, поэтому она занимала у своей подруги инсулин, который та получила по льготе, и потом ей отдавала. То же самое было и есть в Омской области, мы ездили в село Александровское. Один человек выяснил, что ему положен льготный инсулин, и начал за него бороться, а ему пытались палки в колеса вставлять. В итоге он добился того, что ему дают инсулин. И то же самое: знакомые диабетики у него занимают инсулин.


Жительница Петербурга Альбина рассказывает, что не может получить льготные лекарства для 26-летней дочери:

«У моей дочери тревожно-депрессивное расстройство. У нее достаточно тяжелая депрессия, поэтому она в полулежачем положении. Проблемы начались шесть лет назад, она неоднократно лежала в больнице, три раза ей было назначено лечение. Оно всегда приблизительно одинаковое было, состоящее из нейролептиков, антидепрессантов и нормотимиков. Антидепрессанты мы вообще никогда не получали бесплатно. Нейролептики и нормотимики получали, у нее стопроцентная льгота на получение этих лекарств. Два года назад нам продолжали выдавать рецепты на льготные препараты, но в аптеках городах их не было вообще. Даже при звонке в справочную — я звонила на протяжении полугода практически каждый день — мне каждый день говорили один и тот же ответ: нет ни одной упаковки. Я оставляла рецепт в аптеке, мне предлагали встать в очередь: когда появится, вам позвонят. Но проходил год, полтора — мне так и не звонили. Мы просто ходили и покупали. Потом исчезли также нейролептики. Нейролептик стоит больше 5 тысяч».


Впрочем, проблема с обеспечением льготников есть не только с инсулином. В сообщении Росздравнадзора говорится, что, например, жители Ярославской области из-за несвоевременной закупки препаратов органами исполнительной власти региона не могли получить лекарства для лечения бронхиальной астмы, сердечно-сосудистых, неврологических и других заболеваний.

https://www.bfm.ru/news/417019

0

14

Дешевые лекарства «вымываются» из ассортимента аптек

Текст: Лейла Якимычева

Впервые за последние три года в российских аптеках упали продажи препаратов стоимостью до 500 рублей. При этом продажи дорогостоящих медикаментов выросли. В чем причина?

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/08/09/lekarstva.jpg
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

В первом полугодии 2019 года в аптеках росли продажи только дорогих лекарств, следует из отчета DSM Group, на который ссылается «Коммерсантъ». Доля недорогих лекарств в структуре аптечных продаж пока еще высока. К примеру, почти 40% всех продаваемых препаратов стоят меньше 50 рублей. При этом продажи дешевых медикаментов уменьшились на 3-7%.

Фармпроизводители говорят, что виной тому инфляция. Однако препараты, относящиеся к группе жизненно необходимых, инфляции не подвержены. Цены на них, как оптовые, так и розничные, регулируются государством и не меняются в течение года. Директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов считает, что причиной такой статистики могут быть как инфляция, так и регулирование цен.

Николай Беспалов
директор по развитию аналитической компании RNC Pharma

«Тот регламент ценового регулирования и ограничения цен, который действует у нас в стране, приводит к тому, что ценовой ассортимент нижней группы вымывается по той простой причине, что для реализации он никому из участников системы обращения лекарственных препаратов не интересен. Инфляция, безусловно, здесь сказывается: препараты просто дорожают, и препарат, который относился к группе «до 500 рублей», он в какой-то момент времени попадает просто в следующую ценовую категорию. Уже «выше 500».


При этом растет себестоимость производства медикаментов. Сейчас в России активно внедряется система маркировки лекарственных препаратов, и затраты на установку соответствующего оборудования, обучение персонала и так далее производители закладывают в стоимость, что и толкает цены вверх, сужая перечень недорогих лекарств.

Еще одна причина падения продаж дешевых препаратов — так называемые маркетинговые контракты, которые заключаются между аптеками и фармкомпаниями. Суть их в том, что аптеки в первую очередь предлагают покупателям дорогие лекарства, имея с этого определенный бонус. Причем эта практика пришла в аптеки из продуктового ретейла, говорит исполнительный директор некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия» Елена Неволина.

Елена Неволина
исполнительный директор некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия»

«Здесь, на мой взгляд, лежит вина как на аптеке, которая требует заключения такого контракта, так и того производителя, который готов платить за продвижение именно своего препарата. И вместо того чтобы обучать аптечных работников правильному консультированию, почему их препарат такой замечательный для потребителя, они предпочитают заплатить аптеке за первоочередное предложение конкретного препарата. Получается так, что наш потребитель не выигрывает от этих маркетинговых контрактов».


Чем дороже лекарство, тем выше бонус, и нетрудно догадаться, что продвижения дешевых препаратов либо нет вообще, либо оно незначительно. По словам экспертов, именно маркетинговые контракты являются основным источником дохода аптек. Порог таких бонусов не определен, и в Госдуме задумались об ограничении премий от производителей. Однако эта идея может иметь побочный эффект: аптеки просто увеличат наценку на лекарства, и в итоге проиграет потребитель.

Стоит еще учесть, что часто в продвижении тех или иных препаратов задействованы врачи. Но здесь проконтролировать, делается назначение дорогого лекарства для пользы пациента или для получения бонуса, очень трудно. Выбор в пользу высокой цены иногда делает сам пациент, убежденный, что чем дороже, тем лучше. Но это и понятно: дешевые аналоги часто уступают по эффективности дорогим оригиналам, поэтому люди не экономят.

https://www.bfm.ru/news/421515

0

15

«Лекарств с недоказанной эффективностью у нас подавляющее большинство»

Текст: Светлана Чередникова

Большая часть препаратов, выставленных в аптечных витринах, это, по мнению многих медиков, плацебо. Почему Минздрав скрывает экспертизы лекарственных препаратов?

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/09/03/lekarstva.jpg
Фото: depositphotos.com

Комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований неоднократно обращалась в Минздрав с просьбой получить доступ к материалам экспертных заключений. Как пишет РБК, это помогло бы ученым определить, насколько эффективность того или иного препарата клинически доказана и он безвреден для пациентов. Однако Минздрав отказался, сославшись на то, что доступ к этой информации закрыт в интересах производителя. Поскольку материалы содержат коммерческую тайну.

По мнению комиссии РАН, Минздрав по закону обязан выкладывать экспертные заключения о клинических исследованиях в открытый доступ. Поскольку есть подозрения, что сегодня в аптеках часть ассортимента в лучшем случае плацебо. Но развеять их на основе научных данных, получается, нельзя. Как и исключить коррупционную составляющую с административным давлением при регистрации нового продукта. Говорит пресс-секретарь комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований Петр Талантов.

Петр Талантов
пресс-секретарь комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований

«Нам ответили, что они публикуют в закрытом разделе, и доступ есть только у производителя самого лекарства. Когда лекарство выпускается на рынок в России, Минздрав собирает комиссию, с которой рассматривает данные, предоставленные производителем. Как правило, это результаты доклинических и клинических исследований и на основе их делает выводы о том, что а) лекарство эффективно, б) безопасно. И вот это экспертное заключение, если оно хорошо, качественно написано подробно, можно понять, собственно, с чего взяли, что лекарство эффективно и безопасно. Вот эти экспертные заключения нигде не публикуются. Что именно может быть не так? Я немного слышал о том, что у Минздрава просто недостаточно ресурсов, чтобы эта экспертиза была действительно качественной».


По словам Талантова, в Евросюзе экспертные данные могут читать все. Однако опрошенные BusinessFM эксперты со стороны фармкомпаний это частично опровергают. Почему экспертные заключения засекречены, пояснил гендиректор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев.

Виктор Дмитриев
гендиректор Ассоциации российских фармацевтических производителей

«Результаты исследований являются собственностью компании либо спонсора, кто заказывает эти исследования. Потому что результаты могут быть разные, не всегда положительные. Компания не хочет публиковать свои неудачи, к примеру. Нередко нарушаются патентные права, на рынок выходят дженерики, которые не проводили эти исследования, фактически пользовались результатами вот той клиники, о которой мы сейчас говорим. Никогда не закрываются данные о побочных эффектах препарата, то есть все данные, которые необходимы врачу и то, что необходимо пациенту, всегда эти данные открыты».


В Европе не публикуют досье только на патентные лекарства. И Россия подписала международное соглашение о Data Exlusivity. Запрета на обнародование данных по дженерикам нет, отмечает гендиректор аналитического агентства DSM Group Сергей Шуляк.

— Если публиковать клинические исследования всех дженерических препаратов, и тех препаратов, которые уже вышли из-под патентной защиты, то в этом ничего страшного нет.

— А почему хотя бы эти данные не публикуются?

— Ну, это уже вопрос к Минздраву. Здесь под одну гребенку подмели все препараты. Но речь о защите информации идет только в отношении патентных препаратов.


Академия Наук права. Клинические исследования, которые проводят отечественные фармкомпании, далеки от международных стандартов. Слишком долго и дорого. Поэтому за рубежом наши препараты не появляются. Об этом рассказал BusinessFM доктор медицины и врач высшей категории в США, главврач Городской клинической больницы №71 Москвы Александр Мясников. И большинство наших лекарств, по его словам, не лечат.

Александр Мясников
главврач Городской клинической больницы №71 Москвы

«Все сосудистые препараты, которые в капельницы капают, для улучшения мозгового кровообращения. Это все иммуномодуляторы. Нет такого лекарства иммуномодулятор вообще. Мы не можем стимулировать иммунитет таблетками. А у нас они продаются 170 наименований. Нет нигде в мире гепатопротекторов. Мы не знаем, как работает печень до конца. Есть два-три лекарства, которые вроде как в клинических испытаниях. Говорят, что можно их дальше тестировать, но не эти 172 гепатопротектора, которые продаются в аптеке. Антивирусные препараты. Это все старые лекарства, которые вышли из Европы, которые давно уже потеряли свою эффективность, в силу того, что вирус мутирует. Антивирусные препараты единичные, которые работают. Во всем мире единичные. Это не просто так. Все лекарства для улучшения памяти, для лечения остеоартрита, хондропротекторы. Лекарств с недоказанной эффективностью у нас подавляющее большинство».


Хорошее лекарство, по словам врача, определяется исходя из того, насколько оно распространено в развитых странах.

Минздрав на запрос нашей радиостанции не ответил.

https://www.bfm.ru/news/423594

0

16

«Риски в лекарственном обеспечении никуда не делись». Минздрав поменяет порядок закупок жизненно важных лекарств

Текст: Наталия Шашина

Причина — срыв аукционов на закупку этих препаратов, и часто из-за новых правил, определяющих начальную цену. Она слишком низкая

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/09/12/lekarstva.jpg
Склад лекарственных препаратов. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Минздрав изменит порядок закупки жизненно важных лекарств. Об этом пишет РБК со ссылкой на проект нового приказа. Это происходит после срыва трети аукционов по закупкам. Поставщики отказывались в них участвовать из-за низких цен. Удастся ли решить проблему?

Инсулин, вакцина от бешенства, «Ламивудин» для больных ВИЧ — о проблемах с этими препаратами Business FM рассказывала в последние месяцы практически каждую неделю. Причина была одна — срыв аукционов на закупку жизненно важных лекарств.

В этом году примерно каждый третий тендер не состоялся, в том числе из-за новых правил, определяющих начальную цену. Она часто оказывалась настолько низкой, что никто из компаний не хотел участвовать — нецелесообразно, нет потенциальной прибыли.

И вот Минздрав решил исправлять ситуацию. Как пишет РБК, в ведомстве обсуждают проект нового приказа. Подробности рассказывает заместитель генерального директора фармкомпании Stada CIS, участвовавшей в обсуждении, Иван Глушков.

— Новая версия дает возможность государственному закупщику устанавливать цену, отличающуюся от рассчитанной по формуле начально максимальной цены контракта, при наборе, скажем, достаточных для этого условий. И второе: новая версия документа дает возможность государственному закупщику в случае, если конкурс все же не состоялся, скорректировать цену не на маленькую ступеньку, как было ранее, а сделать более высокий шаг вверх, чтобы увеличить вероятность того, что повторный конкурс состоится, поставщики на него выйдут.

— О каких рисках можно говорить?

— Глобально риски в лекарственном обеспечении никуда не делись. Государство как крупнейший заказчик хочет получать лекарственные препараты по минимальной цене, устанавливая определенные правила расчета этой минимальной цены таким образом, что эти правила, к сожалению, не учитывают реальную экономику производства лекарственных препаратов. Понять, что гайки слишком закручены, государство может только в тот момент, когда по предложенным ценам почему-то никто ничего не поставляет. К сожалению, здесь сломана система обратной связи от индустрии.


Впрочем, как утверждает генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев, окончательного решения пока нет, обсуждается несколько вариантов изменения схемы закупок. Но интересы производителей расходятся с задачами Минздрава, считает Дмитриев.

Виктор Дмитриев
генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей

«По всей видимости, цели у нас разные. Задача Минздрава, как я ее услышал, это сохранять минимальную цену, прикрыть все свои выпячивающиеся точки от правоохранительных органов в случае проверки, чтобы их не обвинили в том, что цена была необоснованно завышена. Поэтому конечный результат как проведение торгов, которые состоялись, обеспечение лекарствами, — там вопрос так не стоит».


Правила проведения тендеров могут измениться с ноября. Но непонятно, что делать медучреждениям и пациентам до момента, когда будут проведены новые закупки? Например, в ситуации с препаратом для больных ВИЧ, «Ламивудином», есть надежда, что больные скоро его все-таки получат. Ситуацию комментирует активист движения «Пациентский контроль» Юлия Верещагина.

Юлия Верещагина
активист движения «Пациентский контроль»

«Аукционы все-таки объявлены. Цена там практически вдвое повысилась. Была 112, стала 216 рублей за упаковку. Но пока еще аукционы не состоялись. По крайней мере, по условиям аукциона первая партия должна быть поставлена к 1 октября. Проблема была в том, что «Ламивудин» практически у всех присутствует в схеме лечения. Здесь большие объемы препарата требовались, и большое количество пациентов это затрагивало».


Но список лекарств, тендеры на которые неоднократно срывались, очень широк: инсулин, альбумин человека — заменитель плазмы, препараты против онкологических заболеваний. Например, относительно вакцины от бешенства некоторые московские врачи признавали, что запасы в их учреждениях подходят к концу, а что будет дальше, они не знают.

https://www.bfm.ru/news/424383

0

17

Минздрав подтвердил дефицит преднизолона в России

Конкретные сроки возвращения препаратов в аптеки в министерстве не называют. Жалобы на отсутствие некоторых жизненно необходимых лекарств поступают уже четыре месяца

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/10/10/tass_23827382.jpg
Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Минздрав подтвердил дефицит преднизолона в России: не хватает примерно 600 тысяч упаковок. Об этом сообщила по итогам совещания с представителями фармкомпаний директор департамента лекарственного обеспечения министерства Елена Максимкина, передает ТАСС.

По словам Максимкиной, причиной нехватки препарата стало то, что крупные фармкомпании вовремя не предупреждали о прекращении выпуска лекарств. Теперь они должны за год информировать Минздрав о возможном дефиците на рынке.

Максимкина также прокомментировала ситуацию с противосудорожным препаратом «Фризиум», ввоз которого в Россию ограничен. Сейчас официальное разрешение на него выдано 510 детям. Благотворительные организации говорили о 2 тысячах нуждающихся. В Минздраве считают, что цифра завышена, так как некоторые родители принимают решение о назначении самостоятельно.

Ответ министерства комментирует директор по методической работе детского хосписа «Дом с маяком» Наталья Савва.

Наталья Савва
директор по методической работе детского хосписа «Дом с маяком»

«Сам родитель никогда в жизни не назначит дозировку этого препарата. Врачи, которые назначают, очень часто не оформляют свои назначения, потому что боятся преследований со стороны даже своей администрации. Соответственно, этих детей намного больше 500 на всю Россию. Здесь проблема в том, что люди еще не успели оформить все [решения] ВК (врачебных комиссий. — Business FM). До сих пор четко не разъяснили регионам, как и куда направлять детей, чтобы им оформили ВК, очень многим же отказывают вообще в оформлении ВК. Соответственно, нужно время для того, чтобы этот механизм начал работать без сбоев. И тогда, конечно, этих детей будет становиться все больше и больше».


Чтобы не было проблем с обеспечением лекарствами, Минздрав обязал регионы определить необходимое им количество препаратов из списков жизненно необходимых, чтобы министерство могло оценить размер экспорта и наладить поставку недостающих лекарств.

Несмотря на обещанные в скором времени улучшения, решить проблему одними лишь чиновниками Минздрава крайне сложно, считает директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов.

Николай Беспалов
директор по развитию аналитической компании RNC Pharma

«Нужно отходить каким-то образом от этой централизованной системы и давать право на обращение с подобной продукцией какому-то более широкому кругу специалистов и медицинских учреждений. Централизованная система объективно не справляется с тем потоком, который существует, не видит очень многих проблем, и, чтобы рядовому пользователю этой системы достучаться до центров принятия решений, нужно пройти очень много этапов. Все это затратно даже не столько финансово, сколько с точки зрения каких-то административных и временных процедур».


Конкретные сроки возвращения препаратов в аптеки в Минздраве не называют. Жалобы на отсутствие необходимых лекарств поступают уже четыре месяца.

https://www.bfm.ru/news/426664

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ » Из аптек исчезают жизненно важные препараты ...