Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » БИЗНЕС: КАМЕНЬ НАДЕЖДЫ ИЗ ГОРЫ ОТЧАЯНИЯ ... » Отсечь или оставить: что не так с идеей регуляторной гильотины


Отсечь или оставить: что не так с идеей регуляторной гильотины

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Сжечь воду: как российский бизнес заставляют выполнять надзорные правила

Текст: Михаил Сафонов

Владимир Путин предложил подготовить новые нормативные акты в сфере контроля и надзора. Поможет ли переписывание норм и что может помешать надзорной революции? Business FM собрала рассказы из жизни предпринимателей и чиновников

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/02/20/depositphotos_47463093_xl-2015.jpg
Фото: depositphotos.com

Надзорная революция: российскому бизнесу перепишут правила. Владимир Путин в послании Федеральному собранию, по сути, предложил за два года создать новые нормы, по которым будет жить бизнес, практически с чистого листа. Значительную часть действующих правил придумали еще во времена СССР.

Один бывший фермер приводил в пример ветеринаров, которые проверяли все его стадо поголовно, невзирая на то, что животных нужно кормить, поить и доить. Другой кейс: бизнесмен привез из-за границы сталь. Заботливые иностранцы положили прокат на березовые чурки, чтобы потом легче было сгрузить. Но таможня потребовала провести экспертизу этих чурок, и в итоге их за деньги предпринимателя проверили на глистов. Естественно, пока проверяли, груз стоял. Кстати, глистов в древесине не обнаружили.

Или еще история: бизнесмен решил завести лосиную ферму и привез лосей. А чтобы животные легче перенесли дорогу, спилил им рога. Все та же таможня потребовала документы на животных и отдельные документы на рога. Вопрос: как теперь доказать, что рога — это часть лосей?

А вот рассказ основателя международной сети кофеен «Даблби» Анны Цфасман. Для одного из своих московских заведений компания получила алкогольную лицензию. Это предполагает обязательную подачу деклараций о продажах спиртного. Но какое-то время работали в тестовом режиме и не подавали отчеты, потому что Росалкоголь этого и не требует, о чем сказано на его сайте. Но тут в дело вступила столичная управа и приостановила лицензию, рассказывает Анна Цфасман.

Анна Цфасман
основатель международной сети кофеен «Даблби»

«Даже если мы подадим в суд — точнее, не даже, мы подадим в суд — никто нам, конечно, упущенную выгоду не вернет, тем более управа. И конкретный человек, который это сделал, тоже никаким образом не понесет никаких наказаний за то, что он вытворил. Хотя они поступили ровно противоположно тому, что написано на сайте органа, который эти лицензии выдает и осуществляет контрольную деятельность. Почему-то управа решила, что у них отдельные правила. Сказали: а у нас такое распоряжение, нас ничего не волнует».


Предложения Владимира Путина бизнес, конечно, воспринял положительно. Но нужно учитывать еще один момент. Контролирующие органы на то и существуют, чтобы контролировать и проверять. У них есть свои KPI, которые они рьяно выполняют, и их не волнует, что производство простаивает и бизнес несет издержки, которые, кстати, потом отражаются на ценах, замечает первый вице-президент «Опоры России» Владислав Корочкин.

Владислав Корочкин
первый вице-президент «Опоры России»

«Я считал в свое время, что во многих продуктах на полках в розничных магазинах от 5% до 15% — это цена избыточных требований, которые предъявляются к производству. Я даже не хочу говорить, что к бизнесу, потому что это предъявляется ко всем хозяйствующим субъектам без исключения. И все издержки, связанные как с подтверждением соответствия, так и с поддержанием избыточного персонала, лишними затратами при строительстве».


Иногда требования закона настолько абсурдны, что иначе как «смех и грех» их не назвать. Историю коллеги и свой кейс рассказывает гендиректор группы компаний «Русит» Дмитрий Филиппов.

Дмитрий Филиппов
гендиректор группы компаний «Русит»

«Торговая организация торгует всем, в том числе бутилированной водой. У бутилированной воды кончился срок реализации. Ее нужно утилизировать. Единственный доступный по закону способ утилизации этого продукта — сжигание. Вы себе представляете, как сжигают воду? Мы долго смеялись, но ему было абсолютно не смешно. Второй момент нашего предприятия: четвертый день заблокирован счет. Автомат нашел недоимку в размере 20 копеек. На основании этой недоимки счет заблокирован. По процедуре у них есть пять дней. Мы пять дней ничего не можем сделать со своим счетом. На счете денег немерено. 20 копеек они списать автоматом не могут — заблокировали счет».


Остаются вопросы. Все рассказанные истории — случайность или система? И сломают ли ее просто заново написанные инструкции?

https://www.bfm.ru/news/407462

0

2

Как таможня искала гельминтов в березе: рассказ бизнесмена

Текст: Михаил Сафонов

В специальном проекте Business FM «Регуляторная гильотина» предприниматели рассказывают о том, как непредсказуемые проверки останавливают производство

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/02/24/tamozhnya.jpg
Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Карельский предприниматель Андрей Козин, владелец компании «Форвардер», производит уникальные гусеницы для лесной техники. Раньше этот рынок в России полностью принадлежал шведам. Теперь есть отечественный производитель, импортозаместитель. Но сталь для своих гусениц он покупает в той же Швеции.

И вот приходит очередная фура с прокатом. Неожиданно таможня начинает проверку, рассказывает предприниматель. И пока она не закончилась, от него потребовали положить на депозит 400 тысяч рублей. Он внес деньги, но на этом приключения не кончились. Таможенники назначили санитарную экспертизу — не прокату, а березовым брускам, которые лежали под сталью.

Андрей Козин
генеральный директор компании «Форвардер»

«Шведы положили стальной прокат на четыре березовых бруска. Его нельзя прямо бросить и все — его потом выгружать надо как-то. Таможня назначает санитарную какую-то инспекцию. Приходят какие-то непонятные люди от какой-то организации. Они берут анализы с этих березовых брусков, которые мы не заказывали. Потом мне приносят эти акты. Знаете, какая была первая строчка в актах, за что мы заплатили? «Гельминты не обнаружены». То есть они в шведской березе глисты искали. За простой в процессе поиска глистов в шведской березе платил я».


Когда мы спросили у бизнесмена, как он взаимодействует с другими регуляторами, он сразу вспомнил историю с миграционными властями. Предприятие взяло на работу в цех мигранта. Очень хороший работник, говорит Андрей Козин. Но пока он у них трудился, МВД ввело требование, чтобы работодатели сообщали обо всех своих иностранцах. Завод об этом узнал слишком поздно. В итоге выставили штраф в 300 тысяч. Продолжает Андрей Козин:

«Штраф этот никак не снять. Мы тогда пошли разбираться: либо штрафуют фирму на 300 тысяч рублей, либо уже ответственность директора персонально. Мы выбрали персональную ответственность директора. Директор пошел на суд, был осужден, получил за это какую-то административную судимость. Директор у нас пострадал».


Таких историй в России множество. Но уникальность этой еще и в другом. Поскольку гусеничный завод стал успешно конкурировать в России со шведскими предприятиями, то шведы перестали поставлять ему свою сталь.

Российский прокат предпринимателя устраивает меньше. В итоге удар получился с двух сторон: досталось и от своих, и от иностранцев. Возможно, если бы шведы знали о проблемах бизнесмена с регуляторами, они бы и пожалели конкурента. В России ведь и сами умеют успешно бороться со своими производителями.

В январе 2019 года премьер-министр Дмитрий Медведев указал на проблему избыточной нагрузки со стороны контрольно-надзорных органов на российский бизнес. По его словам, задачу можно решить с помощью механизма «регуляторной гильотины». «В чем она заключается? Все ранее действующие положения актов, которые содержат обязательные требования и которые не будут специальным образом одобрены или изменены, автоматически утрачивают силу. Это позволит избавиться от неэффективных и избыточных требований. В соответствии с таким механизмом к 1 февраля 2020 года можно было бы пересмотреть все эти требования с точки зрения современных реалий», — заявил глава правительства.


Если вы занимаетесь бизнесом и хотите поделиться своей историей, напишите Business FM в любой из соцсетей: Facebook, «ВКонтакте», Twitter, Telegram или на специальный адрес heroes@businessfm.ru.

https://www.bfm.ru/news/407673

0

3

Даже в советский период рьяных проверяльщиков одергивали партийные органы

Текст: Михаил Сафонов

Business FM подводит промежуточные итоги спецпроекта «Регуляторная гильотина», в котором предприниматели рассказывают о том, как непредсказуемые проверки останавливают производство

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/01/buzz.jpg
Фото: depositphotos.com

Таможня требует проверить, есть ли гельминты в березовых брусках, на которых сложен металл (его, собственно, импортировали). Или отправляет рентгеновские аппараты на экспертизу в ФСБ. Налоговая и Пенсионный фонд за небольшую просрочку с отправкой документов штрафуют. Причем штраф берут дважды — и с юридического лица и с физического. Довод, что речь идет об одном бизнесмене, который сам себе и «юрик», и «физик», и гендиректор, и единственный сотрудник, не действует.

Бизнесмены, вместо того чтобы работать и платить налоги, проводят время в кабинетах. И даже Пенсионный фонд, который по всей стране построил громадные здания, ставшие притчей во языцех, построил их якобы для того, чтобы свободно принимать граждан. И все равно предприниматели часами ждут в очередях.

Всего за несколько дней редакция получила десятки писем от бизнесменов с рассказами о самых нелепых требованиях регуляторов. Вот еще одна короткая история. Подмосковный предприниматель Алексей. Занимается перевозкой грузов, в компании работает шесть человек. Десять лет назад сотрудники болели и уходили в декрет. То есть не работали, но получали часть зарплаты. Компания, как положено по закону, получила возмещение из фонда соцстраха. Но в прошлом году, по словам Алексея, государство решило, что это было незаконно.

Алексей
предприниматель

«Не проходит двух-трех месяцев, как полномочия фонда переходят в налоговый орган, и без предупреждения налоговый орган арестовывает часть средств. Так как посчитали, что фонд ранее насчитал нам очень много денег, и решили вернуть эту часть денег. Деньги арестованы, часть бизнеса заблокирована. Ограничение движения денег».


«Мы будем подавать в суд, но кто возместит нам потери?» Это ключевая фраза из рассказа главы сети кафе «Даблби» Анны Цфасман. Дело не только в проверках, без них не обойтись, они нужны, в том числе честному бизнесу. Вопрос в подходе. Регуляторы могут полностью парализовать работу предприятия. Компания не платит по счетам, не получает прибыль. И эти выпадающие доходы никто ей компенсировать не будет. Судиться потом можно сколько угодно. Чиновники не несут ответственности за тот ущерб, который они причинили своими действиями. Возможно, если бы знали, что за свое рвение придется заплатить из собственного кармана, были бы аккуратнее. А так — у них иная цель: проверять.

Вот еще один пример. Евгения Петрова, гендиректора достаточно крупной компании «НПО Промет», это металлообработка, регулярно вызывают контролеры. Вопрос: зачем?

Евгений Петров
гендиректор «НПО Промет»

«Работали ли вы с каким-то, допустим, контрагентом Икс? Вот у меня как у руководителя крупной компании контрагентов десятки тысяч, и я, естественным образом, не могу сказать, работал ли я с этим контрагентом. Я помню единицы. Я помню старых клиентов определенных. Я знаю иногда основных поставщиков, но с нашими поставщиками у меня, извините, отдел закупок работает, а не я лично. Соответственно, вызовут меня, совершенно, понимаете, получается такая вот бесцельная вещь, когда я приезжаю и ничего не могу сказать».


У этой компании несколько заводов. В том числе и в Европе. Там тоже проверяют. Но есть важное отличие. Например, в Германии регуляторы не ставят цель найти нарушения и наказать, рассказывает топ-менеджер. Наоборот, они стараются помочь выполнить все требования. У наших же логика изначально противоположная — найти как можно больше нарушений. А ответственности нет.

Вернее, они отвечают за невыявленные нарушения. А вот за то, что во время проверки коровы не доятся, они не отвечают. Не их дело. Даже в советской экономике (сейчас умолчим о ее недостатках) контролеров одергивали в райкомах и обкомах. Потому что могли сорвать план. Пусть он был всего лишь написан на бумаге, но ответственность присутствовала. Да и в кино показывали, как здравый смысл колхозников побеждает твердолобость проверяльщиков.

В январе 2019 года премьер-министр Дмитрий Медведев указал на проблему избыточной нагрузки со стороны контрольно-надзорных органов на российский бизнес. По его словам, задачу можно решить с помощью механизма «регуляторной гильотины». «В чем она заключается? Все ранее действующие положения актов, которые содержат обязательные требования и которые не будут специальным образом одобрены или изменены, автоматически утрачивают силу. Это позволит избавиться от неэффективных и избыточных требований. В соответствии с таким механизмом к 1 февраля 2020 года можно было бы пересмотреть все эти требования с точки зрения современных реалий», — заявил глава правительства.


https://www.bfm.ru/news/408238

0

4

Как быть, если вас подозревают в экспорте «шпионской техники»

Текст: Михаил Сафонов

В специальном проекте Business FM «Регуляторная гильотина» предприниматели рассказывают о том, как непредсказуемые проверки останавливают производство

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/02/26/fsb.jpg
Фото: Виталий Невар/ТАСС

Прекрасный город Екатеринбург, где живет и работает предприниматель Денис Гончаров. Он поставляет оборудование для горной промышленности. Техника сложная. И вот ему пришел заказ из Китая, и он отправил на экспорт рентгеновские аппараты, с помощью которых изучают свойства руды. Таможня груз остановила. От бизнесмена потребовали экспертизу на предмет того, не является ли эта аппаратура средством негласного наблюдения. Иными словами, шпионской техникой. Правда, технологию используют еще с советских времен, но кого это интересует? А экспертизу таможня велела заказать в ФСБ.

Денис Гончаров полез в нормативные акты, чтобы все сделать правильно, но не нашел нужных документов. На таможне тоже не объяснили.

Денис Гончаров
предприниматель

«В таможне, когда я ходил к ним разбираться, сказали, что «мы только направляем, мы сами не знаем, куда вам идти, вы там сами разбирайтесь». Такой длинный путь я прошел, что просто невозможно описать, как это сложно — экспортировать товар, особенно если в нем имеются какие-то средства высоких технологий. Потому что любую технологию, высокую технологию, можно отнести либо к военному назначению, либо к средствам получения негласной информации».


Сначала предприниматель обратился в московский центр по лицензированию ФСБ. Там сказали: обращайтесь в региональную службу. Дозвониться туда Денис не смог. Зайти просто так побеседовать, конечно, тоже нельзя — дальше дежурного не пройти. А сроки поджимали, срыв сделки мог привести к банкротству. И тогда бизнесмен использовал последнее средство. Собрал все документы и бросил их в почтовый ящик екатеринбургской ФСБ. Та на удивление сработала очень оперативно. Через неделю у Гончарова был на руках акт. Копию он отправил нам. Так вот: «рентгеновские аппараты средством негласного наблюдения не являются», сделала вывод спецслужба. Таможенники очень удивились, рассказывает предприниматель:

«Когда я показал эту экспертизу в таможне, я прочитал на их лицах удивление: как же я так раздобыл эту экспертизу? Мне просто повезло. У меня желание отбило на экспорт полностью, потому что это реально 50 на 50. Чиновник выдаст мне экспертизу или не выдаст? Я не знаю. Если он не выдаст мне экспертизу — я банкрот. Причем, если в законе не прописано, он имеет полное право мне не выдавать экспертизу. На основании чего он ее будет мне выдавать?»


В итоге сделка состоялась, бизнес продолжает работать. Правда, с экспортом, кроме стран Таможенного союза, связываться не рискует. Зато предприятие зарегистрировано в перечне местных экспортеров.

Денис Гончаров рассказывает, что как-то он получил электронное письмо от Фонда поддержки малого предпринимательства. Ему прислали анкету, попросив рассказать, как этот фонд помогает предпринимателю в нелегком деле экспорта. Правда, кроме этого письма, никакой другой поддержки не было.

В следующий раз расскажем историю из Башкирии. О том, насколько тягучей должна быть проволока и как государство требует промасливать картон.

В январе 2019 года премьер-министр Дмитрий Медведев указал на проблему избыточной нагрузки со стороны контрольно-надзорных органов на российский бизнес. По его словам, задачу можно решить с помощью механизма «регуляторной гильотины». «В чем она заключается? Все ранее действующие положения актов, которые содержат обязательные требования и которые не будут специальным образом одобрены или изменены, автоматически утрачивают силу. Это позволит избавиться от неэффективных и избыточных требований. В соответствии с таким механизмом к 1 февраля 2020 года можно было бы пересмотреть все эти требования с точки зрения современных реалий», — заявил глава правительства.


https://www.bfm.ru/news/407962

0

5

Как счетчики для воды поставили швейную фабрику на грань банкротства

Текст: Михаил Сафонов

Старейшему предприятию «Казанский текстиль» пришлось установить счетчики, и проблем не было, пока не возникла разница в показаниях. В итоге местный «Водоканал» решил взыскать с компании почти 7 млн рублей

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/05/shh.jpg
Фото: Стоян Васев/ТАСС

Восемь лет назад предприниматель Камиль Шайдаров купил фабрику «Казанский текстиль» — старейшее предприятие, в начале войны эвакуированное из Ленинграда. Все эти годы спокойно работал, потом решил постепенно перевести мощности за пределы города, потому что на месте фабрики будет реновация, жилье построят. Хотел полностью переоборудовать, строил планы. А тут местный «Водоканал» выпустил постановление: предприятия нужно оборудовать счетчиками воды — до этого просто платили по договору. Поставили. А потом выяснили: что-то не так.

Камиль Шайдаров
предприниматель

«Мы поставили счетчик. Через некоторое время смотрим: что-то показания — то густо, то пусто. Иногда он вообще в ноль уходит — значит, скорее всего, вода движется в разные стороны. Обратился в «Водоканал»: как быть-то с таким учетом? «Ищите, мы не знаем. У нас на схемах ничего нет. У вас чего-то там, наверное, на фабрике». Нашли какое-то хитросплетение в засыпанном колодце — эти все колодцы еще нужно было раскопать — от него уходила труба к детскому садику».


В итоге бизнесмен решал проблему три месяца. Находил старые трубы. Время от времени в разных местах перекрывал воду. Это однажды закончилось тем, что без нее остался соседний детский садик. И все самостоятельно, без помощи коммунальщиков, рассказывает Шайдаров.

Общались с ними мирно, без войны и в итоге правильно перерезали трубу. Однако затем «Водоканал» решил, что раз фабрика несколько месяцев пользовалась водой без ее учета, то нужно пойти в суд и взыскать с предприятия миллионы рублей.

«Кончилось тем, что они подали за октябрь, что ли, в суд — не полный месяц — 1 млн 54 тысячи. Суд без вопросов сразу сказал: «Вы злоупотребляете. Положено счетчик — должен быть счетчик. Все!» И выносит решение. И следом второй иск, уже на 5 млн 700 тысяч. Арбитражный суд спокойненько все это прокатил, без вопросов. Любые мои аргументы, просьбы: «Давайте сделаем экспертизу: как это будет работать». — «Нет, ничего не нужно».


Почти 7 млн для предприятия — деньги неподъемные, говорит бизнесмен. Особенно на фоне того, что раньше платили за воду всего 18 тысяч. Но все эти доводы не учли.

Ну и, конечно, приставы арестовали счета. Предприниматель, предчувствуя, что так и случится, перевел все платежи на другое юрлицо. Но главное, что 7 млн висят над ним, как он сам выражается, дамокловым мечом. Дело, скорее всего, приведет к банкротству, в рамках которого он просто лишится своего имущества. Поэтому склад закрыт, продукция не вывозится. В том числе и километры георгиевской ленточки, пошитые к 9 Мая.

Тем временем первый вице-премьер Антон Силуанов заявил, что ситуация, когда малый и средний бизнес проверяют в разы больше, чем крупный, недопустима.
В январе 2019 года премьер-министр Дмитрий Медведев указал на проблему избыточной нагрузки со стороны контрольно-надзорных органов на российский бизнес. По его словам, задачу можно решить с помощью механизма «регуляторной гильотины». «В чем она заключается? Все ранее действующие положения актов, которые содержат обязательные требования и которые не будут специальным образом одобрены или изменены, автоматически утрачивают силу. Это позволит избавиться от неэффективных и избыточных требований. В соответствии с таким механизмом к 1 февраля 2020 года можно было бы пересмотреть все эти требования с точки зрения современных реалий», — заявил глава правительства.


https://www.bfm.ru/news/408568

0

6

Было 30 листов — стало 500: учителя рассказывают о растущей бюрократической нагрузке

Текст: Иван Медведев

Business FM в продолжение проекта «Регуляторная гильотина» рассказывает о проблемах, с которыми сталкиваются на только предприниматели, но и педагоги, медики и ученые. На что проверяют представителей самых гуманных профессий и как это сказывается на результатах их труда?

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/11/depositphotos_183426052_xl-2015.jpg
Фото: depositphotos.com

Город Азов, Ростовская область. 38-летний Илья преподает историю и обществознание в 5-11-х классах. Формально его зарплата зависит от количества часов, которые он отработал в школе. Но есть еще и рейтинговая система, дающая право на различные доплаты и премии.

Для повышения рейтинга нужно участвовать в конкурсах, растить олимпиадников и правильно вести документацию. Много документации. Очень много, рассказывает Илья:

«В 2004 году я пришел в школу, и документы, которые мне нужно было сдавать, подготавливать к началу учебного года, составляли где-то листов тридцать, не больше. К 2013 году, до того момента, когда выступил Владимир Владимирович о снижении нагрузки, одно мое планирование составляло по той же нагрузке где-то уже листов пятьсот».


После провозглашения курса на снижение бюрократической нагрузки на преподавателей, по словам Ильи, ненужных бумаг, которые он должен заполнять, стало меньше, но не принципиально, а смысла в оставшихся не прибавилось. Вот конкретный пример того, что некоторые вещи учителя должны педантично переписывать из одного плана в другой:

«В план вносится, кроме постановки целей, задач, все содержание курса, термины, контрольные работы. Но из всего этого объема любой учитель, как правило, пользуется одной табличкой, которая помещается на трех-четырех листах, потому что кроме планирования учителю положено на урок иметь еще и поурочное планирование. Из этого поурочного плана он в общее планирование начинает перекатывать все то же самое. Более того, сейчас наше министерство объявило о введении новой бумажки — технологической карты урока. Это еще третья бумажка, которая, по сути, является все тем же поурочным планированием».


Повторение, конечно, мать учения, но время, потраченное на перепечатку никому ненужных букв, Илья мог бы использовать, например, на то, чтобы взять еще одну ставку. В среднем учителя в Азове, по словам собеседника, получают около 15-20 тысяч рублей в месяц. Как ранее уже говорили преподаватели в эфире Business FM, «сегодня на одну ставку есть нечего, а на две — есть некогда».

Возникает вопрос: чему могут научить детей загнанные педагоги? Но вместо избавления от избыточной бюрократии учителя получают новый подарок — аттестацию. Пока это проба пера, но потом появятся стандарты. То, как власти пробуют проверять учителей, преподавателям не нравится. И радиостанция уже рассказывала о том, как математики провалили тест не по математике, а учителей музыки в тесте спрашивали о различиях в творчестве Кафки и Камю, о новейших подходах в методологии, но о музыке вопросов не было.

Каждый раз в разговоре на эту тему с педагогами можно услышать три тезиса: это унизительно, эти требования пишут люди, которые ничего не понимают в предмете, и в итоге эти планы, методички и таблицы практически никто потом не читает. Но зато в любой момент могут проверить их наличие.

https://www.bfm.ru/news/408979

0

7

«Бумаг столько, что просто лес жалко». Как российских ученых заставляют сдавать нормативы

Текст: Иван Медведев

Сколько отчетов и планов нужно составлять российским ученым и что они об этом думают? В продолжение проекта «Регуляторная гильотина» Business FM рассказывает о проблемах излишней бюрократии, с которыми сталкиваются педагоги, медики и научные сотрудники

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/14/nayka.jpg
Фото: Лев Федосеев/ТАСС

«Мы бюджетники. У нас план», — говорит директор Института физики высоких давлений имени Верещагина Вадим Бражкин и приводит пример. Планом предусмотрено написание 100 статей в год. У него 50 научных сотрудников, значит, каждый должен написать по две статьи:

Вадим Бражкин
директор Института физики высоких давлений имени Верещагина

«Я им говорю: «Ребят, пишите. Иначе мы не получим денег или у нас заберут назад». Что они должны делать? Они должны вместо одной хорошей статьи писать три плохие либо писать почти одно и то же и быстро. То есть человек не может оглянуться, посидеть подумать, занятья интересной темой. Вот идет такая потогонная система. Это идет от публикации ради публикации».


По словам ученого, планы с количеством публикаций и названием журналов пишутся на десятки лет вперед. Не ясно, доживут ли журналы до периода отчетности. Это происходит потому, что в результате реформы РАН наукой начали управлять эффективные менеджеры и бухгалтеры, не ученые — со всеми вытекающими, продолжает Бражкин:

«Мы должны выполнять некое госзадание. Нам оно спускается сверху. Мы по нему отчитываемся. Но если где-то там в государственном ателье сшить 50 платьев или еще что-нибудь, то в науке это полный бред. Полностью не учитывается творческий характер деятельности».


Причем бюрократия эта относительно молодая. Реформе почти шесть лет, и правила постоянно меняются. Руководство институтов старается, насколько это возможно, переложить всю бумажную работу на плечи администрации, а ученых оберегать. Но и это не всегда получается, говорит Бражкин:

«Ученые, во-первых, пишут отчеты по этим госзаданиям и по темам. Если раньше эти отчеты были в произвольной форме, на одну-две странички, то сейчас это отчеты по ГОСТу — на 50, на 100 страниц. Пишется это ежегодно, а промежуточные иногда еще хотят, чтобы ежеквартально. Представляете, сотрудники работают, а им раз в два месяца говорят: «Ребят, теперь очередные 50 страниц отчета, что вы сделали за эти два месяца. По ГОСТу, с кучей там каких-то таблиц, приложений». Сколько бумаги изводится, деревьев валится на это, уж я не знаю. Жалко просто лес, так сказать. Причем это никто не читает, это все уходит куда-то там, как в черную дыру».


Что, скорее всего, даже к лучшему. Не нужно иметь фантазию ученого, чтобы представить себе, что бы было, если бы те, кто составляют планы для научных сотрудников, потом еще и читали бы их отчеты. Там же могли бы возникнуть вопросы.

https://www.bfm.ru/news/409336

0

8

Штанги и бактерии: как поставить в Великобританию спортивное оборудование и потерять 200 тысяч евро

Текст: Михаил Сафонов

Предприниматель из Карелии заключил контракт с англичанами на поставку штанг, которые производит его компания. Но таможня не пропустила инвентарь и потребовала проверить упаковку товара на наличие «синих бактерий»

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/17/sht_1.jpg
Фото: depositphotos.com

Радиостанция Business FM уже рассказывала историю о том, как карельские таможенники искали гельминтов в березовых брусках, на которых лежал стальной прокат. А вот похожий случай из той же Карелии. Компания MB Barbell местного бизнесмена Вадима Маркелова — уникальное для России предприятие. Она производит спортивное оборудование — штанги, гантели, тренажеры и так далее, заодно выпускает и устанавливает уличные тренажеры и экспортирует свою продукцию.

Как-то завод заключил контракт с англичанами на поставку в Великобританию штанг — 40 тонн. Повезли спортивное оборудование в контейнерах. Сами штанги лежали на деревянных европоддонах, предназначенных специально для автоматической погрузки и разгрузки. И буквально перед отправкой таможня их не пропустила. Оказывается, вышло предписание: проверить поддоны на бактерии, рассказывает Вадим Маркелов.

Вадим Маркелов
предприниматель

«Ночью вышло новое правило, очередное. Значит, все проверяем на синие бактерии какие-то. В министерстве сельского хозяйства бактериями этими занимаются, но нам говорят: «Вы знаете, это у нас не делают. Это делает только один институт в Москве». «Мы говорим: «А что нам делать?» «Вам надо взять контейнеры, запаковать их в пленку, загрузить в фуру, отвезти в Москву, заключить с ними договор. Они там под микроскопом посмотрят. Потом уже нам заплатите деньги. Мы вам еще раз посмотрим визуально и потом уже решим». «Так, а вы как бактерию увидите? У вас же нет...» «Не надо умничать, делайте, как вам сказали».


Бизнесмен связался с англичанами, и те очень удивились. Их эти синие бактерии (видимо, речь идет о синегнойной палочке) нисколько не смущают, они эти поддоны сразу же утилизируют. А нам-то чего бояться? Маркелов снова пошел к таможне, и услышал железное «нет», пока не будет заключения, груз не отправят.

Сроки срывались. Пришлось убрать поддоны и положить штанги в контейнеры без них. Не говоря уже о том, что потрачено время, это просто тяжелый труд — вручную погрузить 40 тонн металла. Англичане тоже прочувствовали это на себе, когда к ним пришел товар, о чем известили Вадима Маркелова любезным письмом.

«В результате англичане нам потом написали огромное письмо, в котором нас просто называли stupid (глупыми — Business FM), это, по-моему, самое слабое слово. Разорвали с нами все контракты и сказали, что, мол, мы с вами работать не будем, мы вообще не понимаем, для чего вы так над нами издеваетесь, мы 40 тонн железа разгружали вручную!»


Бизнесмен подсчитал: подобные контракты обычно заключаются на международных выставках, участие в них недешевое — около 60 тысяч евро. Потом проходит еще примерно год на утряску всех деталей, тратятся деньги на подготовку контракта. В итоге Маркелов вложил около 200 тысяч евро, чтобы получить заказ и наладить партнерство.

Но одно чиновничье постановление о каких-то синих бактериях перечеркнуло все. И ведь не придерешься: одни пишут инструкции, другие их строго выполняют. То, что из-за рвения контролеров реальные предприятия теряют деньги, что по их милости российский бизнес позорится на весь мир, проверяльщиков не волнует. У них другой фронт.

https://www.bfm.ru/news/408644

0

9

Не найдете нарушений — лучше увольняйтесь

Текст: Михаил Сафонов

Исповедь анонимного работника налоговой службы на Business FM

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/17/nal.jpg
Фото: Антон Вергун/ТАСС

Начиная проект «Регуляторная гильотина», мы не очень рассчитывали на обратную реакцию. Но неожиданно получили письмо от действующего работника одного из московских отделений ФНС. То, что он действительно работает в налоговой, мужчина подтвердил фотографией удостоверения.

Александр (имя вымышленное) рассказал нам под запись об особенностях своей работы. И от них-то больше всего и страдает бизнес. К примеру, приходит в компанию проверка. Налоговики проверяют все документы и обнаруживают, что все в порядке. Просто не к чему придраться. Хотя, справедливости ради, такое случается не так часто. Но, допустим, случилось. Так нельзя, надо доначислить налогов хоть на какую-нибудь сумму, хоть на одну копейку. Иначе, начальство не поймет, а инспектору могут указать на дверь, говорит Александр.

Александр
сотрудник ФНС

«Фактически запрет на проведение проверок без доначислений. То есть, если проверка проведена без начислений, то тебя начинают вызывать на различные комиссии, требовать объяснения, и по итогу, вынесут вердикт, что проверка проведена некачественно и премии лишат, и всего такого. Поэтому, проще проверяющему выйти к плательщику с проверкой и написать хоть что-нибудь. Пусть потом решения отменят, но, главное, чтобы там что-нибудь было написано. Если проверка, скажем так, получается в ноль, то есть, без доначислений, акта нет, решения нет, то соответственно, здесь просто все валят на проверяющих — это, считай, что лучше тебе уволится и, не знаю, идти отдохнуть, дома посидеть».


Вообще, письмо налоговика было ответом на историю гендиректора «НПО Промет» Евгения Петрова, которую мы недавно рассказали. Он руководит достаточно крупным предприятием, у которого множество контрагентов. К примеру, какой-то из этих партнеров ФНС показался сомнительным, закралось подозрение, что он не заплатил НДС. И тогда налоговики, отрывая от дел, вызывают к себе руководителя, который об этом контрагенте не знает ничего, это не его дело, у него другие функции. Вот, что нам тогда рассказывал Евгений Петров.

Евгений Петров
гендиректор «НПО Промет»

«Работали ли вы с каким-то, допустим, контрагентом Х. Вот у меня, как у руководителя крупной компании, контрагентов десятки тысяч и я естественным образом не могу сказать, работал ли я с этим контрагентом. Я помню единицы. Я помню старых клиентов определенных. Я знаю, иногда, основных поставщиков, но с нашими поставщиками у меня, извините, отдел закупок работает, а не я лично. Соответственно, вызовут меня, совершенно, понимаете, получается такая вот бесцельная вещь, когда я приезжаю и ничего не могу сказать».


Все дело в том, что вышестоящие органы требуют, чтобы их подчиненные постоянно вызывали к себе руководителей, рассказывает налоговик Александр. Чтобы были повестки, отчеты, чтобы велась кипучая деятельность. На местах прекрасно понимают, чего хочет руководство. И поэтому вызывают, требуют дополнительные документы. И не только, чтобы показать, что они тоже активно работают, а еще, чтобы от них отстали сверху. Хотя все можно сделать проще. Есть люди, которые отвечают за работу с контрагентами, есть бухгалтер. Достаточно провести работу с ними.

Александр
сотрудник ФНС

«За эти направления отвечают определенные люди в штате организации. Собственно, по-хорошему эти люди должны приходить и давать пояснения. Пусть бесконечное количество раз, если так получается, но, тем не менее, это встречи будут максимально продуктивны и полезны, и правильны. А зачем отвлекать руководителя от своих обязанностей, пускай он зарабатывает деньги и платит налоги. На прямой вопрос «зачем вы меня вызвали?» ответа просто не будет. Ему просто ответят, что мне так сказали, там перечень вопросов, ответьте и идите гуляйте».


Александр рассказал нам много других подробностей. Например, мы спрашивали, а как налоговики ведут себя в западных странах. Там другая мотивация — не найти нарушение, а постараться помочь бизнесу его избежать. Потому что, если он все-таки совершит какое-нибудь налоговое деяние, то штраф будет такой, что придется все продать, чтобы расплатиться с государством.

У нас, как ни парадоксально, в этом смысле законы мягкие. Налоговик привел в пример проверку компании с иностранным участием. Ее оштрафовали за нарушение, но если бы она совершила что-то подобное у себя на родине, то ответственность была бы в десятки раз выше. У нас же другая особенность: проверять ради того, чтобы что-то найти. Тем более, найти что-то можно почти всегда.

Это касается не только ФНС, это общая проблема всех российских контролеров. Более того, налоговая — одна из самых продвинутых служб. Например, недавно внедрила систему мониторинга: тот, кто в реальном времени онлайн показывает все свои документы, обходится без проверок в принципе. Правда, это пока касается крупного бизнеса, который, кстати, на ФНС жалуется редко. Ему вообще легче: с налоговиками работают целые отделы, штат юристов. Средним и мелким предпринимателям обычно проще сдаться — судиться будет дороже. Хотя Александр рассказал нам, что бывали случаи, когда такие бизнесмены запирались и не пускали к себе налоговиков. Понимали, что ничем хорошим для них проверка не закончится.

https://www.bfm.ru/news/409519

0

10

У вас баня, а не фитнес-центр? Тогда льгот по налогу вам не положено

Текст: Михаил Сафонов

«Внуковские бани» — общественные, в них предусмотрены льготы для пенсионеров и инвалидов. Но самим баням в снижении налогов государство отказало

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/19/banya.jpg
Фото: depositphotos.com

Столичный предприниматель Марина Зеленская — генеральный директор «Внуковских бань». Женщина рассказывает, что когда-то бани принадлежали Москве, были убыточными и требовали многомиллионных дотаций. Тогда она с партнерами выкупила их в ходе приватизации.

Вложили средства, начали бизнес. Он очень затратный — основные расходы идут на коммуналку: тепло и воду. И тут в Москве началась кадастровая революция. Баня — это сфера услуг, поэтому здание, по сути, приравняли к торговому центру. Еще предприниматели работают в Переделкине, там такая же история. Налоги на имущество банщикам теперь приходится платить очень большие.

Марина Зеленская
генеральный директор «Внуковских бань»

«Город Москва включил эти здания в список зданий, которые облагаются налогом от кадастровой стоимости. Этим налогом облагаются торговые, офисные центры и предприятия бытового обслуживания. Бани являются предприятием бытового обслуживания. Таким образом, налог вырос до очень больших размеров, для здания в Переделкине он составляет 4,8 млн рублей на 2018 год. «Внуковские бани» облагаются налогом в 1,5 млн рублей. В следующем году налог будет еще выше. Мы не можем платить такие налоги».


Рассказывая о регуляторных придирках, мы обычно опускаем жалобы на высокие налоги — на них жалуются все. Но тут особый случай. Баня не элитная сауна, все-таки это социальный объект. Кроме того, в этом конкретном заведении, как рассказывает бизнесвумен и как указано на сайте, предусмотрены льготы для пенсионеров, инвалидов и так далее.

Поднять цены нельзя, это общественные бани, рассчитанные не на привилегированного, а на массового клиента. Поэтому иногда, все тщательно выяснив, можно найти какой-то компромисс. Но у регуляторов есть закон. Переговоры ни к чему не привели, говорит Марина Зеленская.

«Мы получили отказ от комиссии о том, что у нас не может быть снижена кадастровая стоимость. Мы пытались оспорить, но, к сожалению, у нас это не получилось. Конечно, мы на этом останавливаться не будем, мы пойдем дальше, но насколько это будет эффективно, мы не можем сказать».

Как говорят предприниматели, чиновники им объяснили: были бы у них не бани, а фитнес-центры, где люди оздоровляются, полагалась бы льгота. Аргумент, что в баню тоже ходят еще и здоровья ради, не помог. Итог: бизнесменам, по их словам, выплачивать многомиллионные налоги не по карману. Может быть, год продержатся, а потом придется закрываться. Бани снова останутся без хозяев. Есть у нас такая традиция…

https://www.bfm.ru/news/408645

0

11

«Вы обязаны оформить лицензию на экспорт», если хотите вернуть взятое в аренду оборудование

Текст: Михаил Сафонов

Компания Austin ввозит в Россию оборудование для промышленных взрывных работ. Это продукция двойного назначения, и контролирующие органы проявляют особую бдительность при оформлении сопроводительной документации, что сильно тормозит бизнес

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/20/vz.jpg
Фото: Игорь Зарембо/ТАСС

Александр Рудометов, генеральный директор челябинской компании Austin, импортирует в Россию оборудование, связанное с промышленными взрывными работами. Подробности на всякий случай приводить не будем. Конечно же, это продукция двойного назначения. Бизнесмен полностью согласен, что ввоз и вывоз таких товаров нужно контролировать особенно тщательно. И так делают все страны.

Но такой дотошности, как в РФ, предприниматель не встречал. Например, по его словам, в российский список такой продукции входит измеритель утечек напряжения. По этой логике туда можно занести и простой транзистор, он тоже используется в военных системах. А еще есть разница в подходах. Александр Рудометов рассказывает, как выглядят разрешительные документы на вывоз из Европы (на примере Чехии) и на ввоз в Россию.

Александр Рудометов
генеральный директор компании Austin

«Что такое лицензия на вывоз в Чехии и что такое лицензия на импорт или экспорт товаров двойного назначения в России? Это две совершенно разные бумажки. В Чехии это обычный документ на черно-белой бумаге с печатью, естественно. А в России это на гознаковской бумаге, очень красивая бумажка, которая стоит 7,5 тысячи рублей. В Чехии она не стоит ничего».


Но это все рутина. А вот история, которая поразила бизнесмена до глубины души. Ему потребовалось провести сертификационные испытания. Тоже нормальная и понятная процедура. Но для этого понадобилось импортное оборудование, в данном случае тоже чешское. Покупать его смысла, конечно, нет.

И он его арендовал. Для этого существует процедура временного ввоза. Но поскольку техника тоже попадает в списки продукции двойного назначения, пришлось еще получить лицензию на импорт. Получил, привез, успешно провел испытания. Повез возвращать оборудование чехам. Но на таможне случилась заминка.

«Мы начинаем его вывозить, и на таможне нам говорят: «А вы его не вывезете, потому что у вас нет лицензии на экспорт». — «Как? — говорим мы, делая круглые глаза. — Я просто возвращаю чужое имущество владельцу. Я никому никуда не экспортирую. У меня был временный ввоз, и сейчас я просто делаю обратный вывоз». А мне говорят: «Нет, вот есть только импорт, и есть только экспорт. Вы обязаны оформить лицензию на экспорт». А лицензия на экспорт — это опять та же самая госэкспертиза, это прохождение, заполнение всех этих бумажек, отсылание всех этих заявлений, ожидание, беготня, получение. Тут, в общем, мы встали в ступор».


Лицензии на такую продукцию выдает Федеральная служба по техническому и экспортному контролю. Нужно отправить в Москву конверт с приклеенной описью. И все это, как говорит Александр Рудометов, надо как-то по-особенному запечатать и приклеить, а потом долго ждать ответа. Причем если откажут в лицензии, то просто поставят перед фактом и придется все делать заново. Звонить, как водится, бесполезно.

Правда, однажды оттуда, по словам бизнесмена, позвонили: возрастной сотрудник посетовал, что он все время на больничном, поэтому не может оперативно заниматься делом компании. И все это нужно объяснять заказчикам, поставщикам, чтобы не разрывали договоры, не штрафовали. В итоге проверяющие одновременно и проверяют, и тормозят бизнес. Тоже регуляция двойного назначения.

https://www.bfm.ru/news/408646

0

12

«Таков закон, не надо эмоций». В ведомствах услышали рассказы бизнесменов об абсурдных проверках

Текст: Иван Медведев

Business FM уже месяц рассказывает истории предпринимателей о том, как порой абсурдные требования проверяющих мешают им заниматься бизнесом. Проверяющие эти истории тоже слышат и в некоторых случаях даже комментируют

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/25/tamozh.jpg
Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Предприниматель из Москвы Игорь Юрьевич больше 15 лет занимается IT-проектами. У него свое ООО, в котором он владелец, руководитель и единственный сотрудник. Игорь Юрьевич страховые взносы платит сам за себя. В прошлом году он в очередной раз сдал отчетность в Пенсионный фонд. Просрочил на один день, за что был оштрафован на 500 рублей как юрлицо, а потом еще на 300 рублей уже как гендиректор — лицо физическое.

Игорь Юрьевич пытался доказать, что он уже ответил перед государством за то, что прислал документы на один день позже. Приходил в Пенсионный фонд по приглашению.

«Как оказалось, в очереди я был десятым, поскольку приглашение на 10:00 получили много организаций. Председатель комиссии сказал: мы протокол составим и отправим мировому судье, а вы там уже аргументы будете приводить, что вы и учредитель, и гендиректор в одном лице. У них поток в Пенсионном фонде по составлению протоколов».


В ПФР эту историю услышали, несколько дней готовили комментарий, по итогу заявив: «В ПФР предприниматель мог и не приходить, достаточно было не согласиться в письменной форме. Многолетняя практика показывает, что никто и не приходит, а тут пришли сразу все». Так в фонде объяснили то, что Игорь Юрьевич долго ждал приема. А по сути самой претензии пояснили: «Таков закон, не надо эмоций». Продолжает заместитель управляющего отделением Пенсионного фонда Российской Федерации по городу Москве и Московской области Ольга Прыгова.

Ольга Прыгова
заместитель управляющего отделением Пенсионного фонда Российской Федерации по городу Москве и Московской области

«Штраф за нарушение сроков наложен в рамках 27-го федерального закона на юридическое лицо, а в рамках КоАПа — на ответственное за предоставление отчетности должностное лицо, на генерального директора. Закон не делает исключений на основании совмещения учредителем всех функций в организации. Мы же не виноваты, что он учредитель, генеральный директор и сотрудник в одном лице. По нашим данным, он ООО».


Еще один случай — с Урала. Предприниматель Денис Гончаров поставляет оборудование для горной промышленности. Пришел заказ из Китая. Заказали рентгеновские аппараты, с помощью которых изучают свойства руды. Груз остановила таможня. От бизнесмена потребовали экспертизу на предмет того, не является ли эта аппаратура средством негласного наблюдения. Проверять должна была ФСБ. Кто именно, какое управление, в каком городе — никто пояснить не смог.

В Москве по телефону сказали обращаться к местным. Местные трубку не брали, прийти к ним с улицы не получилось. В итоге бизнесмен просто оставил документы в почтовом ящике ФСБ. К удивлению предпринимателя, через неделю экспертиза, подтвердившая, что рентген-аппараты — это не шпионское оборудование, была готова, но с экспортом за пределы Таможенного союза Денис Гончаров больше решил не связываться. Почтовый ящик не самый надежный вариант коммуникации, от которой зависят крупные сделки.

Таможенники Екатеринбурга, услышав эту историю, прислали в редакцию Business FM письмо, в котором говорится, что сотрудники нашли признаки, а раз нашли, нужно проверить, а проверять должны в ФСБ. Со всеми ссылками на все соответствующие статьи. Не придерешься.

Однако, как в случае с Пенсионным фондом, так и в случае с таможней, никто не говорит, что ведомства делали что-то незаконное. Суть проекта «Регуляторная гильотина» как раз в публикации историй узаконенного абсурда. И почтовый ящик Business FM забит, наверное, гораздо плотнее ящика приемной ФСБ Екатеринбурга.

https://www.bfm.ru/news/410179

0

13

Когда прикрыться бумагой — надо

Текст: Иван Медведев

О засилье бумажной документации известно всем. Но бывают случаи, когда наличие кипы документов сберегает нервы, а иногда и свободу

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/03/25/depositphotos_16363681_doc_1.jpg
Фото: depositphotos.com

В серии программ «Регуляторная гильотина» Business FM рассказывала о том, как проверяющие органы своими, порой надуманными, претензиями портят жизнь предпринимателям, а также об огромном объеме ненужных бумаг, которые вынуждены заполнять учителя, врачи и ученые. Однако, как признаются наши герои, в некоторых случаях эти, на первый взгляд лишние, бумаги могут помочь или даже спасти.

Врачи, которые из 15 минут, отведенных на прием пациента, семь минут вынуждены тратить на заполнение разных форм и отчетов. Ученые, которые должны практически спрогнозировать количество научных открытий на год вперед. Учителя, которые один план должны переписать в другой план, чтобы потом на основе этих двух планов составить точно такой же третий.

Обо всем этом нам рассказывали те, кто ежедневно сталкивается с подобными проблемами на практике. Но есть исключения. Например, если врач скорой помощи не заполнит одну карту вызова, в будущем ему, возможно, придется листать много страниц своего же уголовного дела. Тут нечем гордиться, но часто карта пациента заполняется не столько для пациента, сколько для прокурора, говорит председатель Региональной организации независимого профсоюза работников здравоохранения «Альянс врачей» в Астраханской области Наиль Адельшинов:

«В основном все жалобы от пациентов. Допустим, «неграмотно оказал помощь», «не так сделал какую-то инъекцию». А мы же работам по стандартам, иногда пациент даже сам не знает, чего он хочет. Иногда пациенты, кажется, хотят казаться умнее, чем врачи. А врачу-то виднее. И поэтому, взглянув на карту вызова, можно понять, прав пациент или не прав. То есть если какое-то судебное дело, наша карта — это наша защита».


Школьные учителя же вынуждены защищаться от родителей. Сидящие в родительских чатах мамы и папы знают, что часто — от совершенно неадекватных, но при этом очень активных. И в судах только бумаги могут обеспечить эту защиту. Продолжает Илья, преподаватель истории одной из школ города Азова Ростовской области:

«Если ребенок отстает по программе и получает неудовлетворительную оценку в школе, то учителю полагается составить корректирующую программу, завести дополнительный дневник, дополнительные тетради. И родители должны ознакомиться с этим до того, как ребенку назначается время дополнительных занятий, расписываются. И впоследствии фиксируются посещения ребенка, учитель фиксирует и пишет в дополнительный дневник. Раньше таких бумаг не требовалось. Особой необходимости в корректировочной программе вроде как нет, но родители желают видеть, что конкретно было сделано учителем еще, кроме основной деятельности».


Опрошенные Business FM ученые с ходу не смогли перечислить документы, которые могли бы их от чего-то спасти. Зато некоторые из них в бюрократических излишествах последних лет смогли выделить необходимое зло, которое их же дисциплинирует, говорит главный научный сотрудник Физического института имени Лебедева РАН Сергей Богачев.

Сергей Богачев
главный научный сотрудник Физического института имени Лебедева РАН

«Есть какие-то бумаги, отчеты, которые в некотором смысле систематизируют твою работу. Кроме того, как правило, когда пишутся заявки на какие-то гранты, в некотором смысле они одновременно становятся планом работы, скажем, на ближайший год. Неизбежно тем самым заставляешь себя планировать, прогнозировать всю свою работу на будущий период. В некотором смысле она будет проводиться как-то более организованно».


С другой стороны, ученые все-таки должны не планировать научные открытия, а их совершать. Учителя должны, прежде всего, заинтересовать детей предметом, а проверить эффективность работы преподавателя можно, просто пройдя мимо его аудитории во время урока: если класс не стоит на ушах, скорее всего, это означает, что все в порядке. А врачи должны лечить людей, а не защищаться от прокуроров, бумажками доказывая, что назначили эффективное лечение. Потому что, если смотреть на проблему только с формальной точки зрения, всем известно, что, например, самое эффективное средство от головной боли — это гильотина.

https://www.bfm.ru/news/410157

0

14

Как башкирскому предпринимателю пришлось закрыть бизнес из-за селедки с луком

Текст: Михаил Сафонов

У Махмута был процветающий рыбный магазин, но с проверкой нагрянули прокуратура и Роспотребнадзор. Надзорные органы придрались к этикеткам на двух емкостях с селедкой

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/04/03/seld.jpg
Фото: Лев Федосеев/ТАСС

Башкирский юрист Махмут несколько лет назад решил заняться бизнесом. Зарегистрировал ИП и открыл в небольшом башкирском городе рыбный магазин — рыба свежемороженая, охлажденная, слабосоленая, горячего и холодного копчения, морепродукты. Сам создал логотип, слоган, стиль, сам возил товар и все контролировал. Говорит, отбоя от клиентов не было. Однажды с внеплановой проверкой пришли Роспотребнадзор и прокуратура.

Махмут
предприниматель

«Самое, так скажем, неприятное то, что они даже за день не ставят в известность о проверке. Я как директор не мог явиться в магазин, поскольку находился в другом городе по своим делам. Проверяли буквально все, проверяли товар. Тем не менее продавцы предоставили все исчерпывающие документы, не чинили никаких препятствий».


Проверка могла бы закончиться тем, что контролеры ничего не нашли, пожали бы бизнесу руки и разошлись с миром. Но так не бывает. Ну, или бывает, но при каких-нибудь других обстоятельствах. Проверяющие обнаружили на прилавке две емкости. В одной селедка, в другой точно такая же селедка, но с луком.

И на той, и на другой таре, как и требует закон, наклейки производителя с наименованием товара. К несчастью для бизнесмена, на той и на другой было написано просто «Филе сельди», без указания, что в одной из них присутствует лук, хотя он был указан в составе на той же этикетке. Нет, нарушение.

— Было указано «Филе сельди», хотя на самом деле филе сельди с луком. Прокурор и сотрудник Роспотребнадзора посчитали, что я тем самым совершил административное правонарушение, а именно не нанес информацию на этикетку, предусмотренную законодательством России, и тем самым вводил в заблуждение покупателей. Хотя на этикетке указано, что лук входит в состав этой продукции.

— То есть вы как честный предприниматель должны были выковырять лук, чтобы он не смущал там никого своим видом на прилавке?

— Ну, видимо, как-то так.


В итоге Махмуту выписали штраф. Он пошел в суд и выиграл, потому что юрист и знает, как это делать. Тем временем закон потребовал, чтобы предприниматели, в том числе ИП, оборудовали свои точки онлайн-кассами. Наш герой решил закрыть магазин. Не то чтобы он испугался прозрачности, просто из-за нее придет новая проверка, вооруженная огромным талмудом правил.

«Сами контрольные, надзорные органы не всегда верно квалифицируют действия и порой не могут разобраться во всех этих подзаконных нормативных актах, СанПинах и так далее — их просто большой массив, они противоречат друг другу, многие из них. И признаться, мне как-то даже сказали, что «знаете, мы с вами полностью согласны, с тем, что массив огромный, в нем довольно сложно разобраться и очень много устаревших и изжитых норм».


В итоге Махмут вернулся к старой профессии, сейчас он партнер юридического бюро. Работа спокойнее, да и выгоднее. О том, как сейчас в башкирском городе обстоит ситуация с рыбой, нам неизвестно.

https://www.bfm.ru/news/408647

0

15

Отсечь или оставить: что не так с идеей регуляторной гильотины

Оценки количества обязательных требований к бизнесу, которые предстоит отменить в ходе очередной реформы, отличаются в разы. Похоже, что чиновники не очень понимают, какую задачу они пытаются решить

Президентом России поставлена задача в конце 2021 года разом отменить все требования контрольно-надзорных органов, не прошедшие проверку на «лезвиях» регуляторной гильотины. Идея вызывает одновременно и неподдельный энтузиазм, и бурный скепсис. Бывает, что чем радикальнее проект, тем меньше шансов на его реализацию. Или наоборот: сдернуть с места давно слежавшуюся массу удается только сильным рывком. Но не исключены случаи, когда миссия невыполнима при любой, сколь угодно концентрированной и даже отчаянной политической воле. Когда задача сформулирована почти как в сказке — «пойди туда, не знаю куда, и принеси сразу все, вот только не знаю что», лучше сразу начинать с поиска виноватых.

Масштабы бедствия и объемы понятий

С самого начала разговоров о гильотине давались крайне разнородные оценки общего количества действующих нормативных правовых актов и содержащихся в них требований — от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч документов. На обсуждении проблемы в рамках апрельской конференции в Высшей школе экономики звучали оценки в диапазоне от 9 тыс. до 60–80 тыс. нормативных актов с миллионами отдельных требований.

Такой разброс мнений на четвертом месяце освоения темы вызывает недоумение. Это значит, что проблема не в способе счета, а в неопределенности самого предмета. Для исполнителей пока так и не ясно, что в данном проекте считается нормативным модулем и в каких корпусах материалов эти модули отслеживаются. Правда, у нас умеют подгонять условия задачи под ответ, но в данном случае это не получится: слишком чувствительная тема для реального бизнеса и прочих опекаемых надзорами видов деятельности.

Уже отмечалось, что гильотина по сути задачи представляет собой застенчивый повтор реформы технического регулирования и отчасти административной реформы начала 2000-х годов. Тогда все это происходило в рамках стратегии дерегулирования — публично особенно не афишировавшейся, но в коридорах власти, особенно в администрации президента, вполне принятой. Более того, в уменьшенном масштабе сейчас повторяется более общая история с модернизацией: делать или хотя бы что-то говорить в этом направлении опять необходимо, но после полосы увлечения «духовными скрепами» и «культурными кодами» приходится формулировать без прямых повторов. Во взрослых делах начинается детская игра с поездкой на бал: «да» и «нет» не говорить, «черное» и «белое» не называть. Отсюда цифровизация, искусственные интеллекты и «прорывы», но с табу на более общие идеологические, ранее использованные термины.

Отчасти проблема в том, что новый заход на проблему с самого начала был сделан в терминологии контрольно-надзорной деятельности. Просто так вышло из-под высокого пера. Но понятийно-функциональная схема здесь несколько иная: общая система регулирования включает в себя три подсистемы: обязательное нормирование (ГОСТы, СНиПы, СанПиНы, разнородные ведомственные правила безопасности и т.п.), допуск на рынок или к деятельности (обязательная и добровольная сертификация, лицензирование, аккредитация) и только уже после этого то, что называется «государственный контроль и надзор». Крайне заниженные оценки числа подлежащих пересмотру и отмене нормативных актов, возможно, и объясняются тем, что изначально пошли от неточной формулировки и ограничились только контролем и надзором с их собственными нормативными актами. Это не более чем гипотеза, но весьма правдоподобная: неслучайно проблема соотношения дорыночного контроля и надзора на рынке всплыла далеко не сразу.

Параллельная вселенная

Со временем в идеологии реализации проекта появилась идея, кажущаяся исполнителям яркой, убедительной и, по сути, безальтернативной. Речь идет об отказе от поступательной и скрупулезной оптимизации существующей нормативной базы в пользу создания параллельной, новой системы на чистом месте — «рядом». Эта идея возникла после первых попыток анализировать и отменять требования «по одному». Когда посчитали, сколько часов уходит на каждое требование и сколько требований можно проанализировать и отменить за один рабочий день, оказалось, что до поставленной руководством цели слишком много лет — хорошо, если не световых. Двигаясь такими темпами, к назначенному сроку пришлось бы подойти с результатом, который точно был бы признан ничтожным, с соответствующими оргвыводами.

Это большая проблема: задача сформулирована как политическая с политическим же и даже политтехнологическим критерием исполнения. С этой точки зрения в идее параллельной базы, на которую можно было бы оперативно перейти, есть свои плюсы. Такой подход демонстрирует меру решимости и силу политической воли. Более того, он сразу задает резкую пропорцию между минимумом, который остается, и основной массой актов и требований, подлежащей отмене. И такой подход необходимо было бы сохранить, в том числе в борьбе с имитацией и саботажем.

Однако не очень понятно, как эта идея может быть реализована физически. Что значит установить новое требование? Если начинать и в самом деле с чистого листа, то придется изучать статистику нарушений и причинения вреда, проводить натурные исследования и т.п., то есть заново проделывать работу, которая уже была проделана ранее. Естественно, делать этого никто не собирается. Значит, новый корпус требований в любом случае будет формироваться на основе старой нормативной базы. Но придется объяснить, чем действие «отобрать нужное» процедурно отличается от действия «отбросить ненужное».

По Микеланджело работа скульптора проста: «Я беру камень и отсекаю все лишнее». Если же вы работаете в глине, то ход обратный: каркас облепляется «всем необходимым». Однако в обоих случаях художник должен видеть конечную форму как образ и проект. В случае с гильотиной получается, что вы работаете, как с глиной, но физически создаете форму из обломков старой каменной глыбы. Техника инновационная, но очень рискованная.

Об авторах

Александр Рубцов
руководитель Центра философских исследований идеологических процессов Института философии РАН

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

https://www.rbc.ru/opinions/economics/1 … rom=center

0

16

Как чиновники реагируют на рассказы бизнесменов

Текст: Михаил Сафонов

За последние месяцы Business FM рассказала десятки историй о самых абсурдных требованиях, предъявляемых к предпринимателям

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/05/13/customs_1.jpg
Фото: depositphotos.com

Не так давно Business FM рассказывала историю екатеринбургского предпринимателя Дениса Гончарова. Он поставляет оборудование для горнорудных работ, и в нем используется рентген. Однажды он получил заказ из Китая. Отправил, но таможня товар остановила.

Там попросили доказать, что это оборудование не является шпионской техникой. На казенном языке — техникой для негласного наблюдения. Чтобы выпустить товар, попросили доказательств, что это не так, и направили в ФСБ. Больше ничем не смогли помочь, рассказывал Денис Гончаров.

Денис Гончаров
предприниматель из Екатеринбурга

«На таможне, когда я ходил к ним разбираться, сказали, что мы только направляем, мы сами не знаем, куда вам идти, вы там сами разбирайтесь. Такой длинный путь я прошел, что просто невозможно описать, как сложно экспортировать товар, особенно если в нем имеются какие-то средства высоких технологий. Потому что любую технологию, высокую технологию можно отнести либо к военному назначению, либо к средствам получения негласной информации».


В уральской таможне Business FM ответили. Прислали огромное письмо, где рассказали, как предприниматель обратился к ним за разъяснениями. Но у таможни железная логика. Есть список товаров, которые могут относиться к шпионским. Есть распоряжение правительства, по которому решать, шпионские они или нет, должны в ФСБ. Приводим сокращенный ответ, очищенный от самых сложных казенных формулировок.

«Должностным лицом Екатеринбургского таможенного поста выявлены признаки соответствия товара списку «Специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации». Затребованы документы от уполномоченного федерального органа исполнительной власти, подтверждающие непринадлежность товара к специальным техническим средствам для негласного получения информации. Согласно распоряжению правительства, уполномоченным органом является ФСБ России».


Не будем заново полностью пересказывать историю предпринимателя. Он после всех перипетий собрал документы и бросил их в почтовый ящик местной службы безопасности. Через неделю пришел ответ, что его оборудование не является техникой для негласного наблюдения. С бумагой Денис Гончаров снова пришел к таможенникам

«Когда я показал эту экспертизу на таможне, то прочитал на их лицах удивление: как же я раздобыл эту экспертизу? Мне просто повезло. У меня желание отбило на экспорт поставлять полностью, потому что это реально 50/50. Чиновник выдаст мне экспертизу или не выдаст? Я не знаю. Если он не выдаст мне экспертизу, я банкрот».


Эту историю можно назвать квинтэссенцией того, как работают наши контрольно-надзорные органы. Чиновники что-то нарушают? Нет, у них есть свод правил, они обязаны им следовать. В конце концов, таможню тоже могут проверить и наказать за то, что она пропустила шпионскую технику. Чиновникам, вероятно, не хочется самим доказывать, что это просто рентген.

Несут ли проверяющие ответственность за то, что бизнес из-за этих требований несет убытки? Тоже нет, у них задача одна: проверять. Изменит ли положение дел реформа, переписывание всей нормативной базы? Здесь с ответом пока спешить не будем, хотя порой хочется.

https://www.bfm.ru/news/414097

0

17

Как таможня искала пыльцу в подшипниках

Текст: Михаил Сафонов

Эксперимент таможенников принес нижегородской компании, как она сама подсчитала, ущерб в 400 тысяч рублей. Предприниматели подали жалобу в прокуратуру, чтобы попытаться его возместить

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/04/16/depositphotos_3556374_xl-2015.jpg
Фото: depositphotos.com

В редакцию Business FM обратились представители нижегородской компании. Она импортирует японские подшипники — дорогую качественную продукцию, которую покупают серьезные предприятия. И вот они в очередной раз привезли партию, но ее остановили на таможне.

Все документы были в порядке, рассказывают нижегородцы. Но таможня решила провести дополнительную проверку, а именно: выяснить страну происхождения товара, потому что бизнесмены, как им объяснили, могли не заплатить какие-нибудь антидемпинговые пошлины. Того, что в документах было написано «Япония», таможне, видимо, показалось мало.

Но самое интересное — это методика проверки. В подшипниках, чтобы определить страну происхождения, начали искать пыльцу. Удивленные бизнесмены попросили им это объяснить, но ответа не добились, рассказывает представитель компании Александр.

«Выяснилось, что они применяют новый метод: ищут пыльцу и зерна в металлических подшипниках и, соответственно, в упаковке. Когда мы уже проанализировали эту ситуацию, мы говорим: каким образом можно найти пыльцу в подшипнике, когда в процессе изготовления сам подшипник нагревается до достаточно высокой температуры, а упаковка может быть произведена в другом месте? К сожалению, нам ничего на это не ответили».


В итоге предприниматели и сами глубоко погрузились в процесс, нашли нормативные акты и выяснили: пыльцу, чтобы определить происхождение товара, ищут в пищевых продуктах, например, в яблоках или в меде. Но никак не в промышленных изделиях.

Более того, в ходе этого волнующего процесса подшипники погружали в дистиллированную воду. А такое оборудование и вода несовместимы, и подшипники из-за этого заржавели. В итоге эксперимент таможенников принес компании, как она сама подсчитала, ущерб в 400 тысяч рублей, не говоря уже о том, что товар продержали два месяца.

Предприниматели запросили у таможенного эксперта, какими научными источниками он вообще пользовался, и получили потрясающий своей глубиной ответ, рассказывает другой представитель компании Виталий.

«В качестве источников научной литературы указаны «Википедия», какой-то туристический портал и портал с научными статьями для школьников. Еще было указано восемь книг с годами публикации от 1964-го по 1983-й, из этих восьми книг, по-моему, четыре описывают географию растений бывшего СССР, а эксперт работал над задачей определить регион происхождения импортного товара».


Сейчас компания подала жалобу в прокуратуру, чтобы потом попытаться возместить ущерб. Но не факт, что надзорный орган встанет на сторону бизнеса. Таможня ведь на то и таможня, чтобы проверять иностранные товары. Так что по формальным признакам она, вероятно, в своем праве.

И наконец, финальный вопрос, который Business FM задала нижегородским бизнесменам: сумели ли в итоге таможенники определить по пыльце происхождение подшипников? Не смогли, ответили предприниматели. Не водится пыльца в их подшипниках, и ничего с этим поделать нельзя.

https://www.bfm.ru/news/408649

0

18

Россельхознадзор все объяснил про испанскую хурму, иранские креветки, глисты в березовых брусках и синие бактерии

Текст: Михаил Сафонов

В рамках проекта «Регуляторная гильотина» Business FM рассказывала истории предпринимателей, чей бизнес вошел в противоречие с требованиями Россельхознадзора

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/05/16/ros.jpg
Фото: depositphotos.com

Активнее всего бизнесмены в проекте «Регуляторная гильотина» жаловались на Россельхознадзор. Business FM отправила в ведомство четыре истории и получила обширный письменный ответ. Будем приводить короткие цитаты, максимально очищенные от казенных выражений.

Итак, история номер один. Кубанский фермер Иван решил привезти из Испании саженцы хурмы. Они не подпадают под эмбарго, но товар остановили. Выяснилось, что завозить в Россию испанские саженцы хурмы можно, но только российских сортов. Откуда в Испании российская хурма — отдельный вопрос. Но у Россельхознадзора позиция непреклонная.

«Решение о возможности ввоза посадочного материала в Российскую Федерацию принимается на основании результатов предварительной проверки. Кроме того, ввоз в Россию семенного и посадочного материала допускается при условии, что ввозимые сорта включены в Государственный реестр селекционных достижений».


История номер два. Петербургский бизнесмен Владислав Перепелкин импортирует в Россию рыбу и морепродукты. Однажды, причем не в первый раз, повез иранские креветки. Товар остановили. Предприниматель пытался выяснить, в чем дело. До Россельхознадзора не дозвонился, но удалось связаться с ветеринаром, рассказывал нам предприниматель.

«Эта девушка сказала очень быстро и очень просто: друзья, разбираться с нами не надо, разбирайтесь, пожалуйста, непосредственно с управлением, потому что именно из управления пришло распоряжение вас задержать и не пропускать иранские креветки на территорию России, без подробностей. Конкретно нас или в целом иранские креветки, сказать сложно».


Пока выясняли все подробности, фура простояла на границе несколько месяцев. Ответ Россельхознадзора — с иранского предприятия ввозить креветки запрещено. Почему раньше ввозили, а потом запретили, ведомство не объяснило.

«Креветки аквакультурного происхождения не являются аттестованным видом деятельности данного предприятия. Простой транспортного средства и финансовые потери в данном случае являются добровольным решением руководства организации».


Третий, один из самых ярких кейсов. Карельский предприниматель Андрей Козин ввез шведский прокат. Сталь, к ней претензий не было, лежала на березовых брусках. Таможня остановила груз и со ссылкой на правила РСХН отправила бруски на экспертизу. Выяснилось, что в древесине искали гельминтов. Россельхознадзор объяснил: оказывается, это не просто гельминты, а глисты, которые уничтожают хвойные деревья. Ведомство не хотело обидеть бизнесмена, оно лишь печется о российских лесах.

«В 2016 году участились случаи обнаружения сосновой стволовой нематоды (относится к семейству гельминтов) в древесно-упаковочном материале, поступающем в Евросоюз. Контроль за ввозом древесно-упаковочного материала позволяет Россельхознадзору сохранить лесной фонд страны».


И, наконец, похожий случай. Бизнесмен Вадим Маркелов (его компания производит спортивный инвентарь) отправил в Великобританию партию штанг общим весом 40 тонн. Долго добивался ценного экспортного контракта. Не пропустили. Груз лежал на специальных деревянных поддонах, чтобы можно было использовать автопогрузчик. Эти поддоны и не понравились контролерам. Вот что рассказывал предприниматель.

«Вот ночью правило вышло новое, очередное. Значит, все проверяем на синие бактерии какие-то. В Министерстве сельского хозяйства бактериями этими занимаются. Нам говорят: «Вы знаете, это у нас не делают. Это делает только один институт в Москве». Мы говорим: «А что нам делать?» «Вам надо взять контейнеры, запаковать их в пленку, загрузить в пустые фуры, отвезти в Москву, заключить с ними договор. Они там под микроскопом посмотрят. Потом уже нам заплатите деньги. Мы вам еще раз посмотрим визуально и потом уже решим». «Так а вы как бактерию увидите? У вас же нет...» «Не надо умничать, делайте как вам сказали».


Маркелов связался с британцами. Они знать ничего не знают о синих бактериях, а поддоны вообще сразу сдают в утиль. Но это их английское дело, а Россельхознадзор напомнил нам, что Россия, как и Великобритания, входит в Конвенцию по карантину и защите растений, поэтому ради интересов иностранного королевства он обязан проверить поддоны.

«При экспорте деревянных поддонов в Великобританию Россия обязана выполнять требования этой страны, включая проведение исследований на те показатели, которые заявлены страной-импортером».


В итоге забота о Великобритании встала бизнесмену в сотни тысяч евро, которые он потратил, чтобы заключить контракт. Андрею Козину, у которого искали гельминтов, повезло больше, потому что глистов в брусках не нашли. Иранские креветки в Россию все-таки попали, но бизнесмен Владислав Перепелкин понес большие убытки, с ним разорвали контракт и он с большим трудом с дисконтом продал партию.

Не повезло, кстати, и водителю фуры с креветками, иранцу, который из-за простоя три месяца не был дома и от него ушла жена. Фермер Иван просто не будет выращивать в России испанскую хурму, потому что у чиновников свои правила, а борьба с ними бизнесменов, как заметил сам Россельхознадор, дело добровольное.

https://www.bfm.ru/news/414375

0

19

После критики со стороны руководства чиновница башкирского Роспотребнадзора покончила с собой

Текст: Михаил Сафонов

Впрочем, эта история не столько про отдельного человека, сколько про всю систему проверок, и касается она далеко не только Башкирии

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/05/20/cafe.jpg
Фото: depositphotos.com

Редакция Business FM не хочет спекулировать на теме смерти сотрудницы Роспотребнадзора. Смерть человека — это в любом случае трагедия, чем бы она ни была вызвана. Да и причины могут быть любые, в том числе не имеющие отношения к профессиональной деятельности. Но в этот раз информационный повод дал временный глава Башкирии Радий Хабиров. Он сам сообщил о суициде и рассказал, что до этого общался с руководством местного Роспотребнадзора.

Поводом стала внеплановая проверка одного из уфимских ресторанов. После нее заведение закрыли. И так случилось, что владелец пожаловался на действия контролеров руководству республики. Рассказывает главный редактор Business FM Уфа Дмитрий Жбанов:

Дмитрий Жбанов
главный редактор Business FM Уфа

«Совпало все так, что предприниматель, владелец этого кафе, на прошлой неделе в рамках инвестчаса, который проводится при главе, как раз представлял план по развитию, где он планировал выращивать племенное поголовье, там целый проект хозяйства. И как раз-таки говорил об этом кафе, которое и проверила сотрудница Роспотребнадзора, в котором планируется реализация фермерской продукции».


Дело еще и в том, что бизнес регулярно жалуется на проверки Роспотребнадзора. И, конечно, не только в Уфе, это общероссийская проблема. Но раз уж речь зашла о Башкирии…

Business FM недавно рассказывала историю местного бизнесмена Махмута. У него был рыбный магазин, в который тоже однажды пришел Роспотребнадзор. Придрались к тому, что на этикетке у селедки не было указано, что она не просто селедка, а селедка с луком. Хотя в разделе «состав» было написано, что в продукте присутствует лук. Но Роспотребу этого было недостаточно, и контролеры обвинили предпринимателя, что он вводит в заблуждение потребителей.

Позже Махмут закрыл свой магазин. Но он еще и юрист и по долгу службы регулярно общается с предпринимателями. В том числе и с теми, кто тоже сталкивается с Роспотребнадзором. Вот что он рассказал:

«Все очень индивидуально. Но то, что проверка может грянуть в любой момент и могут зацепиться, буквально вот любое нарушение выявить, это действительно так. В плане Роспотребнадзора это однозначно так. Это 100% касается общепитов, магазинов. Я общаюсь с представителями двух общепитов, знаком с ними и общался на эту тему. Ну, договариваются на месте. Если речь идет об опять-таки возвращаемся к рыбному производству, то по системе мздоимства. Это факт».


Бывает и так, что проверки инициируют конкуренты, продолжает бизнесмен. В таких случаях, как правило, приходят все вместе: и Роспотреб, и налоговики, и пожарные. А бывает, это тоже не редкость, жалуются жители. Вот история уфимского бизнесмена Айдара. У него была пиццерия на первом этаже жилого дома. Людям не понравился запах пиццы, и они пошли в полицию.

«Со стороны полиции были вопросы больше. Потому что были заявления всевозможные, хотя там и не было никаких инцидентов. Но вот, в частности, касательно меня. Там совершенно было тихое кафе, абсолютно. Пиццерия ничем не приметная. Там даже алкоголя не было. Но со стороны полиции были вопросы: а что? А кто? А зачем? А почему? Были жалобы на какие-либо запахи».


Кстати, тот же Роспотребнадзор к Айдару, как он говорит, претензий не имел. Видимо, туда возмущенные соседи жаловаться не стали. А если бы обратились, то найти нарушения легко. Недаром именно с санитарных правил в России началась регуляторная реформа. Более того, Роспотреб уже переписал свой СанПиН для ресторанов, но убрал только самые бессмысленные и беспощадные пункты. Такие, как отдельное помещение для битья яиц, это так называемая «яйцебитня», и требование мыть посуду только ветошью и никак иначе.

Главную же просьбу бизнеса не учли, а рестораторы просят, чтобы проверяли готовую продукцию. В конце концов, ни один нормальный бизнесмен не хочет, чтобы в его заведении кто-то отравился. Иначе сарафанное радио сработает куда эффективнее, чем любые контролеры.

https://www.bfm.ru/news/414656

0

20

Конечно, расстрел! Гильотина не работает. Колонка Семена Новопрудского

Премьер Дмитрий Медведев 4 июня, аккурат накануне старта Петербургского международного экономического форума, утвердил план «дорожной карты» по реализации «регуляторной гильотины». Теперь бизнесменов и потребителей их услуг государство будет «карать» по-новому, как-то нежнее

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/04/novoprudskiy_1_1.jpg
Семен Новопрудский. Фото: Татьяна Фролова

Примерно четверть века назад мне довелось судить одну из лиг КВН. Там есть такое правило: если команда вместо собственных шуток начинает пересказывать анекдот, ей сразу полагается «двойка» или даже «кол». Но для того чтобы получше объяснить, что такое «регуляторная гильотина» в России, я все-таки готов посадить себя на «кол» и расскажу вам анекдот.

Некое относительно продвинутое племя дикарей поймало трех пленных: англичанина, француза и русского. Вождь велел их казнить, но проявил высочайшую милость: позволил самим выбрать способ собственной казни — гильотину или расстрел.

Первым на казнь повели француза. Вождь дикарей спрашивает его: «Гильотина или расстрел?» — «Конечно, гильотина, ведь это еще со времен Великой французской революции наше национальное орудие казни». Нож гильотины во время казни неожиданно заедает, не доходя до головы француза. «По нашим обычаям, если пленника не удается казнить с первого раза, мы даруем ему свободу», — объявляет вождь дикарей. Радостный француз, убегая, успевает шепнуть идущему на казнь англичанину: «Гильотина не работает!»

Вождь дикарей спрашивает англичанина: «Гильотина или расстрел?» — «Конечно, мы, англичане, больше привыкли к стрелковому оружию. Но я хочу для разнообразия выбрать гильотину». Нож гильотины во время казни опять заедает, не доходя до головы англичанина. «По нашим обычаям, если пленника не удается казнить с первого раза, мы даруем ему свободу», — объявляет вождь дикарей. Радостный англичанин, убегая, успевает шепнуть идущему на казнь русскому: «Гильотина не работает!»

Вождь дикарей спрашивает русского: «Гильотина или расстрел?» — «Ага, обмануть меня хочешь», — говорит русский, смело глядя в глаза вождю. «Конечно, расстрел! Ведь гильотина у вас не работает!»

Итак, что же придумало правительство и зачем вообще оно начало думать про «регуляторную гильотину»? Такое поручение кабинету министров дал президент РФ в ежегодном послании Федеральному Собранию в феврале 2019 года.

Сейчас в России бизнес регулируется каким-то немыслимым количеством законов и подзаконных актов: их около десяти тысяч. Теперь правительство обещает написать новый закон о контрольно-надзорной деятельности и снизить количество этих подзаконных актов вдвое (ревизию законодательства кабинет министров собирается провести до 1 января 2021 года). Но главное, обещают изменить саму логику «карательных мер».

Сейчас конкретные надзорные и контрольные полномочия расписаны для конкретных надзорных ведомств. При этом само государство признает, что KPI этих ведомств зачастую определяется размером взысканного штрафа (а уж как бизнес вынужден порой просто откупаться от всевозможных сан-, эпид- пожар- и прочих надзоров, которые не столько следят за соблюдением законов и правил в своей сфере, сколько ждут взяток, чтобы на время отвязаться, и говорить нечего).

Однако сокращать количество контрольно-надзорных ведомств при новой «регуляторной гильотине» пока не собираются — слишком смело. Планируется сделать так, чтобы вместо полномочий «карательных органов» каждую сферу бизнеса и общественной жизни контролировали по правилам, написанным для этой конкретной сферы.

Если государство задумало сочинить отдельные контрольные правила для каждой сферы бизнеса, слабо верится, что законов и инструкций, по которым оно может душить предпринимательскую деятельность, запрещать стоять под стрелой, ходить по газонам, рвать цветы и заплывать за буйки, станет меньше, как обещают. Тем более что доильный аппарат в виде самих надзорных органов остается неизменным.

Но главное, почему слабо верится в то, что «регуляторная гильотина» в России вдруг перестанет казнить бизнес, даже не столько законы, сколько понятия, по которым живет государство. Конвертация полномочий в доходы и собственность — одно из главных правил существования государства в России. Коррупция, в том числе бытовая, по мелочам, — давно уже рутинный способ управления и ведения дел в стране, а не какое-то вопиющее исключение из правил. Чтобы «регуляторная гильотина» позволила пленному бизнесу выйти на свободу, сначала надо что-то поменять в головах чиновников — и только потом в законах и правилах.

https://www.bfm.ru/news/415896

0

21

Утвержден план по реализации механизма «регуляторной гильотины»

Документ предусматривает установление единого порядка и сроков разработки соответствующей нормативно-правовой базы

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев утвердил дорожную карту по реализации механизма «регуляторной гильотины», передает ТАСС, ссылаясь на сайт правительства. План мероприятий разработан во исполнение поручения президента России по реализации послания Федеральному Собранию от 20 февраля 2019 года.

Планом «предусматривается установление единого порядка и сроков разработки соответствующей нормативно-правовой базы». В частности, «планируется подготовка нового закона о контрольно-надзорной деятельности — федерального закона «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации», новой структуры нормативного регулирования для каждой сферы общественных отношений или вида контроля, актуализация и систематизация обязательных требований, в том числе в отдельных сферах».

https://www.bfm.ru/news/415887

0

22

Хуруджи: отмена срока давности по налоговым преступлениям противоречит «регуляторной гильотине»

Сейчас срок давности составляет два года, но проект постановления пленума Верховного суда предусматривает, что налоговые преступления будут длиться, пока виновный не погасит недоимку

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/06/tass_4852805.jpg
Фото: Георгий Андреев/ТАСС

Обновлено в 16:07

Верховный суд предлагает фактически отменить срок давности по налоговым преступлениям. Сейчас он составляет два года. Согласно разъяснению в проекте постановления пленума Верхового суда, с которым ознакомилась газета «Ведомости», налоговые преступления будут длиться до тех пор, пока должник полностью не рассчитается с государством. Подлинность документа изданию подтвердили два участника рабочей группы, готовившей проект постановления.

Трактовка Верховного суда позволяет поднять дела по старым налоговым преступлениям, отмечает партнер компании TaxAdvisor Дмитрий Костальгин.

Дмитрий Костальгин
партнер компании TaxAdvisor

«Состав возникает не за само по себе наличие недоимки, а именно уклонение определенным способом. Когда мы говорим о том, что налогоплательщик искажает сведения в декларации, например, уже в этот момент, когда декларация подана, преступление совершено, потому что недоимка сформирована — и все, она есть, и говорить о каком-то длящемся характере абсолютно не приходится. Объективно говоря, это новое слово с точки зрения квалификации налоговых преступлений за всю, наверное, историю. Я думаю, к сожалению, что это не коснется новых дел, потому что никаких оговорок Верховный суд в проекте не делает. Органы с удовольствием будут пользоваться такой возможностью, поднимая дела, которые могли быть 20 лет назад. И пени за 20 лет, и штраф будут начисляться, то есть будут просить возместить полный ущерб бюджету».


Два года для прекращения налогового преступления — достаточный срок, считает общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, Александр Хуруджи. По его мнению, государство противоречит самому себе.

Александр Хуруджи
общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей

«Правила игры постоянно меняются. Какой-то бизнес оказывается в ситуации, когда не способен платить налоги, но все знали, что по прошествии нескольких лет, если налоговая инспекция не выявила, не взыскала, то все это закрывалось. Несколько лет — вполне достаточный срок для того, чтобы все эти вопросы решить, потому что это не может продолжаться бесконечно, иначе над тобой висит как дамоклов меч. Предложенное решение фактически противоречит принципам, которые заложены в ту же «регуляторную гильотину», дорожную карту которой на днях подписали. То есть, с одной стороны, государство сокращает количество различных избыточных барьеров и требований, а с другой стороны, по самой острой тематике, по налогам и сборам, ее усугубляет».


Доля налоговых дел, по которым срок в два года истекал, а вина оставалась недоказанной, составляет больше половины от общего количества, говорят юристы. В то же время в мире средний срок давности налогового дела — семь лет. О личных наблюдениях рассказывает директор московского офиса компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк:

Эдуард Савуляк
директор московского офиса компании Tax Consulting UK

«Для правоохранительных органов, если они уже зацепились, срок исковой давности никакой роли практически не играет, потому что они могут по другому составу возбудиться, сказать о том, что новые обстоятельства. А для налоговых органов, я бы сказал, тоже ведь не играло значительной роли, потому что крайне редко такое было, что налоговики проверили и так долго судили, что истек срок исковой давности. Чаще все-таки было, что налоговики проверили, насчитали, а взыскать особо нечего, подождали какое-то время и недоимку списывают из-за невозможности взыскания. Это бывает гораздо чаще».


По данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова, 3,7% обратившихся к нему за помощью в 2018 году привлекались к уголовной ответственности за налоговые преступления. Хотя закон требует доказывать наличие умысла на уклонение от уплаты налогов, в реальности дела возбуждаются просто по факту неуплаты сумм, указанных в решении налоговой проверки.

https://www.bfm.ru/news/416095

0

23

Как с помощью трех маленьких дощечек можно похоронить компанию

Текст: Михаил Сафонов

В Санкт-Петербурге два паба одного предпринимателя прогорели не из-за качества продуктов, а из-за нарушений правил рекламы

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/03/cofee.jpg
Фото: depositphotos.com

Шесть лет назад петербуржец Сергей открыл в родном городе паб. Деньги накопил сам. Сначала, как обычно, было тяжело. Потом дело пошло, и Сергей открыл еще один бар. На него уже взял кредит. Проблемы начались прошлой осенью. Однажды в заведение пришел сотрудник полиции. Заявил, что бизнесмен незаконно установил рекламную конструкцию, составил протокол.

Теперь несколько слов о самой рекламной конструкции. Это небольшая дощечка с надписью «Бизнес-ланч и кофе с собой». Потом был суд, который ограничился предупреждением. А через два месяца сотрудник снова пришел, только уже во второй бар, и снова составил протокол уже на три незаконные рекламные конструкции. То есть на три дощечки размером 50х50 сантиметров. Потом снова были суды. История, казавшаяся отчасти юмористичной, таковой быть перестала, говорит Сергей.

Сергей
предприниматель

«В обоих судебных заседаниях нам вынесли штраф в размере 250 тысяч рублей за каждую рекламную табличку размером 50х50. На данный момент нам предстоит третье судебное заседание по третьей табличке с надписью «Кофе с собой». За эту табличку нам, скорее всего, тоже будет штраф в размере 250 тысяч рублей».


Предприниматель пытался согласовать свои рекламные дощечки, но власти ему отказали. Он ради интереса решил изучить — это ему одному так «повезло»? Как выяснилось, товарищей по несчастью хватает.

«Буквально вчера всю ночь не спал, исходя из этих всех моих дел. Прочитал около 15-17 похожих постановлений города. Во всех постановлениях суд возлагает вину на индивидуальных предпринимателей, тоже вносится штраф в размере 250 тысяч рублей и более. Причем самое удивительное — они никак не уведомляют, никаких предписаний не отправляют. Они приходят и сразу выписывают штраф. Как будто этот штраф незначительный».


Можно толковать это и так, что предприниматель сам виноват. Ведь когда был суд по первой дощечке, не лучше ли было бы все их снять. И, наверное, он бы и снял, если бы правоохранители ограничились предписанием. Устраните в течение такого-то срока нарушения. Устранил — и чист перед законом. А теперь ему, вполне вероятно, придется заплатить 750 тысяч.

Для микропредприятия с оборотом в миллион рублей это означает закрытие. Заодно придется расплатиться по банковскому кредиту на второй бар. Ну и плюс лишение личного заработка бизнесмена, из которого он платит ипотеку за свою квартиру, где живет с женой и двумя детьми. По сравнению с дощечками-нарушителями для властей, наверное, все это мелочи.

https://www.bfm.ru/news/415838

0

24

Была канава — стала река: как предприниматели землю выкупали

Текст: Михаил Сафонов

В рубрике «Бизнес говорит» радиостанция рассказывает историю подмосковных предпринимателей, которые несколько лет пытались выкупить у властей землю

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/08/04/kanava.jpg
Фото: depositphotos.com

К Business FM обратился Андрей, представитель подмосковной компании. История такова. Предприятие, которому уже больше 20 лет, построило в Московской области склад. Землю, на которой стоит это помещение, компания, естественно, арендовала у властей, но в один момент решила выкупить.

По закону предприниматели имели на это право, что, забегая вперед, подтвердил и суд. Но в выкупе компании отказали, а еще неожиданно подорожала и сама земля, рассказывает Андрей.

«Как только мы попытались поднять вопрос о выкупе, кадастровая стоимость земли взлетела на несколько порядков. Несмотря на это, нам было отказано в выкупе. Мы пытались пересмотреть цену земельного участка, процедура заняла больше года. В итоге нам удалось уменьшить кадастровую стоимость участка на 60 млн рублей».


Это был далеко не первый суд. После того как стоимость земли снизилась, компания вновь обратилась с просьбой о выкупе. Но и в этот раз бизнесу отказали. Можно, конечно, предположить, что администрации выгоднее сдавать землю в аренду, чем разово ее продать.

Но компании отказали сразу по нескольким причинам. Например, сообщили, что эта земля находится в водоохранной зоне. Обосновали это, как рассказал собеседник радиостанции, тем, что рядом расположена сливная канава, которая по документам стала рекой.

«Нам было выдано 11 пунктов, по которым нам невозможно выкупить данную землю. В частности, один из веселых — водосливная канава, которая проходит рядом, была обозначена как река, поэтому и участок находится в водоохранной зоне. Но это мы все обжаловали. Единственный пункт, который было очень сложно обжаловать, — то, что данная земля якобы выделена по генплану для строительства скоростной магистрали. Судебное производство заняло полтора или два года. В итоге мы выиграли. Решение администрации было признано противозаконным».


В результате компания выиграла во всех инстанциях и получила подтвержденное право на выкуп участка. Но, по словам Андрея, несмотря на все документы, несколько месяцев им не продавали землю без объяснения причин, а заодно примерно в два раза повысили стоимость аренды.

Наконец, наступил финал истории, длившейся несколько лет. Предприятие в итоге выкупило землю. Но сейчас снова судится, пытаясь вернуть переплаченные за аренду деньги. Правда, в первой инстанции проиграла. Особенно же бизнесменов задело то, как представитель властей объяснил в суде повышение аренды. «Это ваши предпринимательские риски», — сообщил чиновник. И с этим уж точно не поспоришь.

https://www.bfm.ru/news/421085

0

25

Если нет отделений, то нельзя блокировать онлайн-банкинг

Текст: Михаил Сафонов

Суд вынес важное для малого бизнеса решение: речь идет о старой проблеме, связанной с блокировкой счетов предпринимателей. Но на этот раз с новыми штрихами

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/08/08/banl.jpg
Фото: depositphotos.com

Евгений Шевченко — директор торговой компании ООО «Самторг». Расчетный счет у нее в банке «Точка». Это онлайн-банк, без отделений, все операции дистанционные. Недавно банк попросил предоставить документы по контрагентам. Компания предоставила. Но «Точка» все равно в обслуживании отказала. Тогда бизнесмены пошли в суд. Дошли до арбитража Уральского округа. И выиграли. Евгений Шевченко сейчас вспоминает, как шло общение с банком.

Евгений Шевченко
директор торговой компании ООО «Самторг»

«Я слышал, что у многих такие проблемы возникают постоянно. У кого там небольшие суммы, ну, как-то решают, какие-то комиссии берут. А у нас в тот момент была довольно крупная, около 2 млн рублей. Для нас это почти двухмесячная выручка. Для нас это очень много. А они нам говорят: вы отправляйте деньги обратно поставщикам и закрывайте счет. Ну как отправить поставщикам, когда товар им отгружен, они нам оплатили, мы им что, вернем деньги, а товар с них обратно? Ну, ситуация какая-то глупая. Решили судиться».


Историй, когда банки блокируют счета предпринимателей по «антиотмывочному» закону, масса. Но здесь отдельный штрих. Небольшие компании любят обслуживаться в банках без офисов. Это дешево, просто и удобно. Все опции в приложении, не надо никуда ходить, с менеджером можно общаться в чате. Но когда такой компании блокируют интернет-обслуживание — работа парализована. Поэтому суд вынес важное для бизнеса решение. В вердикте сказано, что если банк не может обслужить клиента в отделении, то он не должен блокировать онлайн-банкинг. И, возможно, другие суды будут это учитывать. Хотя не факт, что это будут учитывать сами банки. Они страхуются, за нарушение федерального закона их могут сурово наказать вплоть до отзыва лицензии.

А вот история Сергей Масовца, он владелец транспортной компании. Тоже был счет в банке, у которого нет отделений. Дальше все под копирку. Попросили документы, компания предоставила, банк отказал в обслуживании. А потом предложил добровольно закрыть счет. И когда Сергей Масовец это сделал и начал разбираться дальше, то банк ему об этом напомнил.

— Самое что интересное, когда мы запросили письмо, ответ был такой, что, ребята, какие к нам вопросы, это же вы попросили у нас вам закрыть расчетный счет.

— Вам заблокировали и интернет-банкинг, и расчетный счет?

— Да. Нам разрешили пользоваться нашими денежными средствами в размере 50 тысяч рублей в месяц. Ни в день, ни в неделю, а в месяц.


Для понимания. Это хоть и небольшая компания, но ей в неделю требуется примерно полмиллиона оборотных средств. А на расчетном счете тоже было 2 млн рублей. Причем деньги от заказчиков продолжали поступать, сумма увеличилась вдвое, но пользоваться деньгами банк запретил. И бизнесмен тоже собирается судиться.

Бывает и по-другому. Нам в рубрику «Бизнес говорит» пришло письмо от предпринимателя, клиента крупного банка, у которого много обычных отделений. Ему тоже заблокировали интернет-банк. Теперь приходится ходить в офис с бумажными документами, и это дороже. Цитата из письма:

«Без всяких запросов и предупреждений заблокировали ДБО. Персональный менеджер развел руками — типа робот заблокировал. Предоставили документы по списку, который нам дал менеджер. Через семь дней получили ответ, но причин блокировки и условий разблокировки не дают. Носим платежки в XXI веке лично в банк, каждая платежка стоит 400 рублей. То, что бизнес встал, — им не важно, никакой реакции на запросы, кроме стандартной отписки про федеральный закон».


Причем нередко бывает, что все происходит через считанные недели после открытия счета. За это время предприниматель вряд ли успеет что-то нарушить. Если, конечно, это честный бизнесмен. Но те, кто действительно отмывают деньги через подставные фирмы, потом на банки не жалуются и имен своих не называют. За короткое время предприниматель не успевает принести банку хорошую прибыль. А вот когда ему добровольно-принудительно приходится закрыть счет, то берут комиссию в 15%. От 2 млн это 300 тысяч.

И еще один, заключительный штрих. Банки обычно не полностью блокируют счет. Они разрешают платить налоги и не ограничивают в суммах. И на том, как говорится, спасибо.

https://www.bfm.ru/news/421437

0

26

Московский аптекарь vs ревизоры. Как лекарство «приговорили» по этикетке

Текст: Михаил Сафонов

Business FM продолжает рассказывать историю столичного бизнесмена Александра Вандышева. Все началось с большой проверки Росздравнадзора, а после этого было много судов. Очередной закончился миллионным штрафом за этикетку от препарата

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/10/04/apteka.jpg
Фото: depositphotos.com

Развязка истории московского аптекаря Александра Вандышева все ближе. Он управляет аптекой № 254 «Симплекс». Забегая вперед, скажем: управлял. В начале года к нему пришли сотрудники Росздравнадзора с проверкой. Приехали семь человек на двух автомобилях с водителями, которые весь день ждали в машинах, пока контролеры сделают свое дело.

Итогом стали десятки претензий. По ним уже прошли суды, предпринимателя оштрафовали на 100 тысяч рублей. Недавно состоялось очередное заседание по поводу продажи контрафакта. Ревизорам не понравился препарат, а точнее его этикетка. Проверяющим показалось, что на ней мало информации, и поэтому они сочли лекарство контрафактом. При этом сам препарат — его тоже проверили — оказался качественным, рассказывает Александр Вандышев.

«У них есть такая фишка: они приходят в аптеки и говорят, что этикетка не того размера или там написано что-то, что им не нравится, и они признают это лекарство недоброкачественным. И на эту тему есть уже порядка десяти решений вышестоящих судов по всей России, что наличие или отсутствие такой маркировки или какой-то этикетки на аптечной продукции не является признаком недоброкачественного лекарственного средства, тем более что они это лекарственное средство забирали на анализ у нас, и анализ показал, что по количественному и качественному составу оно является качественным».


Эта столичная аптека существует еще со времен СССР. И она одна из немногих, где не только продают, но и готовят лекарства. Препарат, который не понравился контролерам, — кальция хлорид 20%. Антигистаминное средство, известное все с тех же советских времен. Сам Вандышев не смог принять участие в заседании из-за болезни. Рассказывает, что представил больничный, но суд это не учел. И наконец, самое главное: бизнесмена за продажу контрафакта оштрафовали на миллион рублей.

«Состоялся суд, по которому мое предприятие хотели признать как производителя фальсифицированных, недоброкачественных лекарств. Поскольку я был на больничном, то представил обоснование — больничный, что я ходатайствую об отложении дела, поскольку считаю невозможным рассмотрение без меня. Судья в апелляционном решении присудила моему предприятию миллион рублей штрафа, и ходатайство мое не рассматривалось. То есть она сослалась на то, что я не явился, что я был уведомлен о месте суда и не явился. И фактически сейчас на меня наложен штраф в миллион рублей».


«Сто тысяч рублей штрафа я еще потяну, но миллион мою аптеку убьет», — продолжает предприниматель. Правда, это только первая инстанция, решение можно оспорить. И возможно, следующий суд встанет на сторону аптекаря. Хотя все предыдущие, по другим претензиям Росздравнадзора, он проиграл. Не помогли пока и многочисленные жалобы, в том числе в прокуратуру.

Бизнесмен борется за свою аптеку всеми возможными методами. Business FM попросила прокомментировать решение суда независимого юриста. Можно ли из-за этикетки признать качественный препарат контрафактом? Ситуацию комментирует руководитель юридической службы фонда «Правмир» Ольга Грицай.

Ольга Грицай
руководитель юридической службы фонда «Правмир»

«За такое оштрафовать, то есть если этикетка не соответствует требованиям, можно, но если сам препарат достаточно подтвердил свою эффективность, соответствует всем требованиям качества и пациенты не жаловались, врачи не жаловались, в данном случае я считаю, что это вообще нарушение. Оштрафовать именно за этикетку, и такой штраф... Мое мнение — это негуманно».


Это не все. Проверяющие обвинили Вандышева в том, что он работает без диплома. Бизнесмен присылал Business FM копию документа о высшем образовании, редакция ее опубликовала. Но после судов, о чем сказано в начале материала, он лишился права управлять аптекой.

Что же касается затронутого юристом общечеловеческого понятия… По закону за продажу контрафактного лекарства компанию должны штрафовать на сумму от миллиона до пяти миллионов рублей. Так что бизнесмену дали по нижнему пределу, что еще раз доказывает, что нашему суду не чужда вышеупомянутая гуманность.

https://www.bfm.ru/news/426188

0

27

«Роспотребнадзор забрал последние штаны»

Текст: Михаил Сафонов

Предприниматель жалуется, что, не найдя никаких нарушений в ходе плановой проверки, инспекторы ведомства зацепились за спецодежду сотрудников, которую в ходе испытаний уничтожили

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/24/medicinskaya-tehnika.jpg
Фото: depositphotos.com

Владимир (имя изменено) — владелец подмосковной компании. Занимается производством медицинской техники. Недавно к нему пришел с проверкой Роспотребнадзор. Проверка была плановой, к ней заранее готовились. Инспектор осмотрел производство, и, в общем-то, претензий не было. Но, как говорит наученный опытом бизнесмен, российские проверки без найденных нарушений в природе почти отсутствуют. И они нашлись: на входе в помещение не висела табличка «курить запрещено», рассказывает Владимир.

Владимир
владелец компании

«Мы ему резонно возразили, что такой знак есть на территории нашего арендодателя. Прежде чем въехать на территорию нашего предприятия, ты проезжаешь через центральный въезд арендодателя. Там висит огромный знак «Не курить». Вообще на всей территории курение запрещено. Но инспектор сказал, что такой знак должен быть непосредственно на нашем помещении, на двери, внутри этого помещения, чтобы сотрудники не могли курить на рабочих местах. Это довольно абсурдно, потому что мы обладаем лицензией на производство медицинской техники, помещение чистое, мне кажется, что никому никогда в голову не придет курить на рабочем месте».


Это не все. Инспектор осмотрел спецодежду сотрудников. На ней есть логотипы компании, вышитые нитками. И проверяющий решил выяснить, не было ли нарушения при производстве фирменных штанов. Хотя все сертификаты, по словам бизнесмена, ему показали.

«Он там пальцем или ногтем, как он там, посмотрел на нитки вышивки, нахмурился и сказал, что это дело надо тщательно проанализировать. В итоге по итогам проверки у нас запросили два комплекта спецодежды и два комплекта фирменных наших поло с вышивкой, в которую одеты сотрудники».


Через некоторое время пришел ответ. Краска, которой покрашены нитки, которыми вышит логотип на спецодежде, не соответствует ГОСТу.

А теперь о том, почему Владимир прислал в редакцию письмо с ироничным заголовком «Роспотребнадзор забрал последние штаны».

«По итогам проверки был сделан акт. Нам сказали, что в процессе испытаний, проводились испытания этой спецодежды на предмет ее качества, штаны и спецовки были уничтожены, а поло нам возвращают. На наш резонный вопрос о том, почему же не уничтожили поло в процессе проверки, ответа не последовало».


Итогом этой проверки стали штрафы. Небольшие для этой компании, в несколько десятков тысяч рублей. Предприниматель рассказывает, что ему сначала дали месяц на то, чтобы повесить на двери табличку «курить запрещено». Он повесил, сфотографировал, выслал в срок Роспотребнадзору фото. Но все равно оштрафовали. Хотя, по логике закона, не должны были, считает управляющий партнер адвокатского бюро «КИАП» Андрей Корельский.

Андрей Корельский
управляющий партнер адвокатского бюро «КИАП»

«Если компания его устранила и предъявила соответствующие доказательства, то в дальнейшем за это же самое нарушение, которое устранено, штрафовать нельзя. В этом случае нет состава административного правонарушения, потому что оно было исчерпано со стороны нарушителя».


Штрафы можно успешно оспорить. Но в компании подсчитали, что дешевле заплатить. Business FM хотела отправить запрос в Роспотребнадзор. Однако собеседник радиостанции попросил этого не делать. Он работает в небольшом городе и ничего хорошего от огласки не ждет. Впрочем, по словам бизнесмена, он относится к проверяющим с пониманием. Сами они говорят, что если в ходе проверки ничего не найдут, то начальство подумает, что те вступили в сговор с компанией.

То есть дело не в каком-то конкретном инспекторе, а во всей системе. Владимир занимается бизнесом много лет, и на памяти только одна проверка, когда, к его огромному удивлению, ничего не нашли. Это было МЧС. Возвращаясь к Роспотребнадзору, история продолжается. Контролеры ведь нашли нарушение в краске для ниток. Поэтому их следующий визит — к производителю спецодежды.

https://www.bfm.ru/news/417668

0

28

Приставы арестовали все — даже чужое

Текст: Михаил Сафонов

В редакцию Business FM со своей историей обратился предприниматель из Петербурга. Арбитраж не только наложил арест на его имущество, но и передал часть этого имущества кредитору

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/10/07/pristavy.jpg
Фото: Григорий Сысоев/ТАСС

Мы принципиально не называем фамилию предпринимателя и название его компании. Однако у нас есть все документы, подтверждающие его слова. У петербургского бизнесмена Игоря когда-то была процветающая строительная компания. Однажды она выиграла госзаказ, наняла подрядчика. С этого момента начались проблемы.

Подрядчик сообщил, что работы выполнил, подписали акт. А потом Игорь, как он рассказывает, выяснил, что его ввели в заблуждение и работы на самом деле не выполнены. Поэтому он не стал платить партнеру деньги.

Естественно, стороны пошли в суд. Коммерческий спор, обычная история. Арбитраж наложил арест на имущество нашего героя на сумму примерно в 8 млн рублей. Пришли приставы и дальше произошло то, из-за чего бизнес полностью разрушился. Приставы арестовали все, что смогли найти. Включая земельный участок стоимостью в десятки миллионов рублей. Включая строительную технику на 14 млн рублей, которая компании вообще не принадлежала, она была в лизинге. Кстати, технику передали на хранение оппоненту, тому самому подрядчику. И сейчас, когда компания дошла до банкротства, Игорь вспоминает, что когда-то хотел зарегистрироваться за рубежом.

Игорь
предприниматель

«Бизнес полностью приостановлен. Сейчас есть проекты, есть планы, но при таком условии ведения бизнеса в России, честно говоря, риски таковы, что здесь инвестировать никакого желания нет. В свое время у меня был выбор: можно было компанию не делать публичной, не российской, можно было делать ее офшорной, можно было сделать трастовый фонд. Но, насмотревшись призывов по телевизору, что деньги надо вкладывать здесь, в России, и не работать через офшоры, я получил абсолютно обратный результат. Он не защищен в правовом, ни в судебном смысле».


Несколько лет бизнесмен боролся. Суды, обращения в прокуратуру. В итоге он доказал свою правоту. Прокуратура подтвердила, что приставы не имели право арестовать все имущество компании. Вынесено представление, в органы отправлена копия заявления, чтобы проверили, не было ли воспрепятствования предпринимательской деятельности. Правда, произошло это лишь через четыре года после тех событий. За это время не только компания пришла в упадок, Игорь и сам стал банкротом.

«У меня были личные средства накоплены, плюс, я думал, что я смогу разобраться в течение года-полутора, и правоохранительные органы разберутся в данной ситуации. Я продал свое личное имущество в 2015 году, а это были: два автомобиля, мотоцикл, небольшой торговый центр, который сдавался под ретейлера. Исходя из этого и боролся. Сейчас доборолся до того, что я сам нахожусь в состоянии банкротства физического лица».


Business FM обратилась в Службу судебных приставов, описав историю бизнесмена. ФССП отреагировала очень оперативно. Приводим комментарий пресс-службы полностью.

Ответ на запрос

По указанным фактам проводится дополнительная проверка. В настоящее время предоставление информации преждевременно.


Но больше всего впечатляет оперативность, с которой приставы тогда арестовали имущество. Все произошло за считанные месяцы, замечает юрист адвокатского бюро Forward Legal Олег Шейкин, который по просьбе радиостанции тоже ознакомился с материалами.

Олег Шейкин
юрист адвокатского бюро Forward Legal

«Когда арест имущества назначается судом, в обеспечение иска, пристав не вправе изымать имущество и передавать его на хранение третьим лицам. В нашей ситуации пристав арестовал технику и передал ее на хранение не кому-то третьему, а самому кредитору, что ни в какие рамки закона не вписывается. Тут примечательно, что арест техники произошел в течение одного-двух месяцев. Вот эта активность, конечно, действительно заставляет задавать определенные вопросы, учитывая, что приставы в России так быстро никогда не работают».


Итог — обанкроченная компания, уволенные сотрудники, бюджет не получил налоги. И с той правотой, которая теперь есть у Игоря, особо ничего не поделаешь. Наказать приставов, которые арестовали имущество, уже нельзя, потому что эти сотрудники уже уволены. Финита.

https://www.bfm.ru/news/426409

0

29

«Ведомости»: в новых рекомендациях Роспотребнадзора для общепита остались самые одиозные нормы

В проектах документов, подготовленных ведомством, все еще есть требования, как мыть яйца или готовить омлет. В Роспотребнадзоре уверяют, что рекомендации не будут обязательными, но бизнес в этом сомневается

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/10/11/tass_27082918.jpg
Фото: Максим Григорьев/ТАСС

Роспотребнадзор разработал новые санитарные рекомендации для ресторанов. О содержании проекта методических рекомендаций и пособия по пищевой безопасности пишет газета «Ведомости».

В документах остались самые одиозные нормы, над которыми смеялся и плакал бизнес. Например, как правильно мыть яйца: в отдельном помещении, при наличии бактерицидной установки, строго по инструкции, вывешенной на рабочем месте, в определенном порядке замачивая их в нескольких емкостях. Или как нужно готовить омлеты: слоем не более трех сантиметров, больше — уже нарушение.

В Роспотребнадзоре уверяют, что методические рекомендации и иллюстрированные пособия не будут обязательными для применения. Но у бизнеса есть сомнения, говорит президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров.

Игорь Бухаров
президент Федерации рестораторов и отельеров России

«Если мы проследим вообще становление санитарных правил в Советском Союзе и в Российской Федерации, то все рекомендательные вещи потом становятся обязательными. Даже размещение на сайте Роспотребнадзора санитарными врачами трактуется как обязательное к исполнению. Такое давление на бизнес. Они говорят: написано — значит, должны так делать. Технологических способов достичь благополучного санитарного состояния своего предприятия сегодня очень много. Даже санитарные врачи не все эти способы знают. Они будут продолжать ходить на предприятия и контролировать само производство. А мы говорим сегодня совсем о другом подходе — когда есть возможность в рамках контрольной закупки взять готовую продукцию, отправить ее на анализ. Анализ показал, что продукция годна к употреблению, — нет никаких проблем. И не надо ходить на производство. А так ходить зачем? Всегда можно найти даже в очень хорошо написанных санитарных правилах двоякое толкование. А после этого санитарный врач идет в суд и пишет: угроза жизни и здоровью. Когда судья, не понимая санитарных правил, слышит про угрозу жизни и здоровью, наступает момент, связанный с тем, что предприятие закрывают».


В конце сентября премьер Дмитрий Медведев взял под личный контроль изменение санитарных требований к предприятиям общепита. До 15 октября главы Роспотребнадзора и профильных министерств совместно с бизнес-сообществом должны были представить в кабмин предложения о пересмотре СанПиНов. Как отметили в Роспотребнадзоре, работа над обязательными санитарными правилами еще не завершена, но, по данным источника «Ведомостей», проект уже есть.

В январе Медведев распорядился сократить количество необоснованно завышенных требований к российскому бизнесу. Пилотной отраслью должен стать общепит, пообещал тогда глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Сейчас контролирующие структуры предъявляют к ресторанам около 800 требований. Для сравнения, в Казахстане — 38 требований, в США — 78.

https://www.bfm.ru/news/426773

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » БИЗНЕС: КАМЕНЬ НАДЕЖДЫ ИЗ ГОРЫ ОТЧАЯНИЯ ... » Отсечь или оставить: что не так с идеей регуляторной гильотины