Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » БИЗНЕС: КАМЕНЬ НАДЕЖДЫ ИЗ ГОРЫ ОТЧАЯНИЯ ... » Явная угроза: что нужно изменить в работе контрольно-надзорных органов


Явная угроза: что нужно изменить в работе контрольно-надзорных органов

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Явная угроза: что нужно изменить в работе контрольно-надзорных органов

Чтобы контрольно-надзорная деятельность была эффективной, контролеры должны не формально следить за соблюдением закона, а выявлять нарушения, которые действительно создают риски для граждан

Есть основания считать, что в ближайшее время контрольно-надзорное давление на российскую экономику усилится. Условия для этого создает и ликвидация структур «открытого правительства», курировавшего реформу контрольно-надзорной деятельности, и грядущее с 1 января 2019 года прекращение действия 294-ФЗ, ограничивающего активность проверяющих. Сказываются и последствия трагедии в Кемерово: одним из первых решений нового главы МЧС Евгения Зиничева стал приказ о прекращении контрольно-надзорных каникул для малого и среднего бизнеса в сфере пожарного надзора, а это ведомство — один из крупнейших проверяющих органов в России.

Но если проблема большого количества проверок осознается и ее пытаются как-то решать, то о качестве проверок, то есть о том, как работают проверяющие, мы задумываемся редко.

«Принцип лопаты»

Основной проблемой контрольно-надзорной деятельности в России является ориентация на формальные критерии при практически полном игнорировании реальной опасности того или иного нарушения. Много лет назад мне довелось наблюдать идеальную иллюстрацию этого тезиса.

В некоторой артиллерийской части работала инспекция из штаба округа. Младший из проверяющих был чем-то очень недоволен. Подойдя к первому же орудию, он снял закрепленную лопату (которая должна быть на каждом орудии), достал рулетку и начал диктовать адъютанту: «Длина черенка на 1,5 см ниже установленной, ширина лезвия на 3 мм больше установленной, окрашенная часть черенка заканчивается на 4 мм выше требуемого уровня, длина лезвия на 1 см меньше положенной». Присутствовавший представитель проверяемой части изменился в лице. Четыре нарушения на одном орудии означают очень серьезное наказание для всех вплоть до командира батареи, а инспектор и не собирался останавливаться. Когда число нарушений на одной лопате перевалило за десять, руководитель инспекции подошел к ретивому подчиненному, забрал у него лопату, зашвырнул ее в кусты и сказал адъютанту: «Пиши одно нарушение — «Нет лопаты».

Примерно в логике младшего инспектора из приведенного примера работает большинство российских контрольно-надзорных органов. У их сотрудников есть два железных аргумента: «мы проверяем соблюдение требований закона» и «мы не можем определять иерархию требований — все они одинаково важны». Поэтому в актах проверок, например, государственного пожарного надзора как нарушения одного уровня могут оцениваться такие: «Нет возможности использования эвакуационных выходов» и «План эвакуации не содержит информации о его утверждении руководителем организации». То есть в первом случае люди действительно не смогут покинуть здание при пожаре, а во втором к самому плану нет претензий, но обязательный штампик в правой верхней части, на котором написано «Утверждаю», отсутствует. Шансы на то, что его отсутствие как-то повлияет на безопасность людей, практически нулевые.

Доказательство риска

Одно из важных направлений текущей реформы контрольно-надзорной деятельности — сокращение числа обязательных требований. Это важная и необходимая работа, но сама по себе она не позволит достигнуть желаемого результата. Потому что множество мелких требований отнюдь не лишены смысла и отменять их нет острой необходимости, как с тем же штампиком на плане. Проблема состоит не столько в избыточности регулирования, сколько в одноранговости (в восприятии проверяющих) этих требований. «Принцип лопаты» работает в полном объеме — одному вузу Рособрнадзор может вынести предупреждение в связи с тем, что «на протяжении полутора месяцев занятия фактически не проводились» (одно нарушение), а у другого найти десять нарушений в оформлении программ обучения, а за такое количество уже можно приостановить действие лицензии или аккредитацию конкретной программы. Для того чтобы контрольно-надзорные органы работали на благо общества, а не ради собственной отчетности, они должны доказывать, что наличие нарушения создает риски для жизни и здоровья людей или снижает качество поставляемых на рынок товаров и услуг. Для этого нужно раз и навсегда отказаться от принципа «мы не можем определять, какое из требований закона важнее».

Но и первый принцип работы российских контрольно-надзорных органов — «мы проверяем соблюдение требований закона» — тоже должен быть уничтожен. Контрольно-надзорная деятельность имеет своей целью снижение рисков для граждан, а не приближение всего и вся к некоторой образцовой «законности» (достижение которой с учетом скорости изменения отечественного регулирования невозможно, а с учетом качества этого регулирования — часто нежелательно). Поэтому сам факт нарушения требований закона (то есть не закона, конечно же, а в большинстве случаев — древнего подзаконного акта) никак не может быть основанием для принятия каких-либо мер воздействия на предприятие или организацию. Для того чтобы штрафовать, приостанавливать деятельность и т.д., контрольный орган должен доказать, что это нарушение создавало или создает существенные риски для здоровья и безопасности граждан. Контрольно-надзорные органы должны быть переориентированы с принципа «соблюдение закона» на принцип «предупреждение угроз».

Текущая реформа контрольно-надзорной деятельности предполагает классификацию предприятий по категориям риска — и это шаг в правильном направлении. Однако кроме иерархии предприятий жизненно необходима иерархия нарушений в зависимости от их опасности.

На усмотрение суда

Можно сказать, что такая модель работы вызовет резкий рост нагрузки на контрольно-надзорные органы. На самом деле это не так. Существующая система отчетности сурово карает контрольно-надзорные органы за те проверки, итоги которых были успешно оспорены в суде, — и это неплохо. Поэтому переход на принцип обоснования рисков, создаваемых тем или иным нарушением, вынудит проверяющих обращать внимание на те организации и те нарушения, которые действительно потенциально опасны для граждан. Грубо говоря, если сейчас для облегчения своей жизни условному инспектору проще найти десять мелких нарушений, причем обычно на бумаге, а не в жизни, и получить положительную оценку своей работы, то в полноценной риск-ориентированной модели для той же положительной оценки придется выявлять то, что действительно угрожает нашему с вами благополучию.

Ключевым препятствием для такого перехода является позиция судов. Они во многом устранились из сферы контроля и надзора, хотя могли бы и должны бы стать там ключевыми игроками. Именно они должны формировать содержательную практику, а не просто отмечать наличие или отсутствие формальных нарушений. В этом ключевое отличие суда от административных органов — у него есть право на оценку того, что представлено, и право на судейское усмотрение. Именно суды, как правило арбитражные, могли бы внести огромный вклад в развитие экономики страны, просто полноценно имплементируя нормы закона, в которых и так записаны основные принципы риск-ориентированного подхода.

Некоторые возразят, что свобода суда и контрольно-надзорных органов в оценке того, что представляет опасность, а что нет, открывает простор для коррупции. Однако это не больший простор, чем сейчас. Сегодня любой инспектор может произвольно найти на любом предприятии или в любой организации практически любое количество мелких нарушений и объявить их серьезными или, наоборот, нарушений не заметить. И это может становиться предметом коррупционного торга. Полноценная же риск-ориентированная модель скорее сокращает коррупционный рынок, ведь, чтобы стать объектом шантажа, организация должна допустить действительно серьезные нарушения, которые не удастся «отбить» в суде.

А до этого нам остается рассчитывать только на доброго начальника, который выкинет лопату в кусты и скажет: «Пиши одно нарушение — «Нет лопаты».

ОБ АВТОРАХ

Кирилл Титаев
ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

https://www.rbc.ru/opinions/politics/19 … m=center_7

0

2

Правительство введет принцип «одного окна» для отчетности компаний

Правительство создаст «одно окно» для подачи бухгалтерской отчетности компаний. Собирать данные будет ФНС, и только в электронном формате. Бизнесу больше не придется отправлять их в Росстат

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/7/41/755292966377417.jpg
Фото: Игорь Зарембо / РИА Новости

Правительственная комиссия по законопроектной деятельности в понедельник рассмотрит инициативу о создании системы «одного окна» при подаче отчетности компаний, следует из материалов к заседанию, с которыми ознакомился РБК.

Бизнес давно жалуется на необходимость подавать одни и те же сведения в разные госорганы — это ведет к издержкам и искажению информации. Теперь заниматься сбором данных будет только Федеральная налоговая служба (ФНС), говорится в законопроекте, который разработал Минфин. Документ, вносящий поправки в ст. 13 и 18 ФЗ «О бухгалтерском учете», предлагает полностью передать налоговикам полномочия по сбору и обработке бухгалтерской (финансовой) отчетности — сейчас этим занимается не только ФНС, но и Росстат.

Поправки подготовлены по поручению бывшего первого вице-премьера Игоря Шувалова, который в мае стал председателем ВЭБа. Работа над ними заняла год — поручение было подписано в прошлом мае, следует из письма главы Минфина Антона Силуанова (после формирования нового кабинета получил статус первого вице-премьера с сохранением должности министра), направленного в аппарат правительства. Подлинность документа подтвердил представитель Минфина.

В случае одобрения поправок на правкомиссии их рассмотрит правительство, ближайшее заседание которого состоится в четверг, 21 июня. «Минфин действительно внес в правительство соответствующий законопроект. Сейчас в аппарате правительства идет подготовка к его рассмотрению», — сообщили РБК в пресс-службе министерства. Источник в финансово-экономическом блоке правительства подтвердил РБК, что поправки есть в предварительной повестке заседания кабмина.

Сложилась «вакханалия»

Сейчас согласно законодательству о бухучете все организации и предприятия (за исключением компаний из госсектора и Центробанка) обязаны предоставлять по одному экземпляру бухгалтерской отчетности в территориальные органы Росстата. Аналогичная норма о подаче такой отчетности, но уже в налоговые органы по месту учета налогоплательщика, есть в Налоговом кодексе.

На проблемы при подаче отчетности компаний ранее жаловался и глава Росстата Александр Суринов. Сложилась «вакханалия со сбором данных от предприятий», заявлял он: этим занимается несколько ведомств, которые дублируют друг друга, высокая отчетная нагрузка вызывает недовольство у бизнеса, а у Росстата нет возможности координировать этот вопрос.


Остановить дублирование

По мнению Минфина, положительный эффект от перехода к «одному окну» в отчетности будет выражаться в практически двукратном снижении материальных, временных и трудовых затрат компаний на подготовку и предоставление «дублирующего» экземпляра отчетности. С этой позицией согласна и ФНС, следует из письма Силуанова.

«Положительный эффект будет выражаться также в устранении дублирования функций органов государственной статистики и налоговых органов по приему и обработке бухгалтерской отчетности», — говорится в документе.

Согласно поправкам в закон о бухучете принцип «одного окна» начнет действовать с 1 января 2020 года (уже при подаче сведений за 2019-й). При этом все организации будут подавать бухгалтерскую отчетность только в территориальные налоговые органы и только в электронном виде, бумажный формат исключается. Для малых предпринимателей предусмотрена отсрочка: по итогам 2019 года они еще смогут подать отчетность на бумажном носителе, но при отправке данных за 2020-й уже обязаны будут делать это в электронном виде.

Большинство малых предприятий уже подает свою отчетность в электронной форме — в 2016 году так делали 79% организаций, следует из пояснительной записки к проекту. Затраты остальных компаний на переход к электронной отчетности будут не столь высоки — около 850 руб. ежегодно, говорится в документе.

Функции по формированию и ведению государственного информационного ресурса бухгалтерской отчетности также предлагается передать от Росстата налоговым органам. Этот ресурс дает возможность получить отчетность любой компании с 2012 года. Для его ведения ФНС потребуется выделение дополнительных 1,8 млрд руб. с 2018 по 2020 год, соответствующая сумма уже заложена в закон о федеральном бюджете на текущую трехлетку, следует из финансово-экономического обоснования проекта. РБК направил запрос в ФНС.

Проект Минфина согласован с Минэкономразвития, Росстатом и Центробанком, следует из материалов к заседанию комиссии.

Спорный расчет

«Мнение контролирующих органов о снижении затрат на представление бухгалтерской отчетности вдвое является спорным», — полагает старший эксперт департамента налогового консалтинга ФБК «Право» Алексей Ярзуткин. С ним согласен руководитель аналитической службы «Пепеляев Групп» Вадим Зарипов. Основные расходы организаций приходятся на подготовку, а не на направление отчетности, поэтому вряд ли можно говорить о снижении затрат в два раза, отмечает он.

«Налоговикам уже запретили требовать у компаний те документы, которые ранее предоставлялись в инспекцию. Это совершенно правильный путь. Дублирование бумажных потоков документов отнимает массу времени и сил у коммерсантов», — говорит партнер юридической фирмы Taxology Михаил Успенский. За бухгалтерско-налоговые документы должны отвечать налоговики, а не органы статистики, согласен он.

Переход к формату «одного окна» — общий тренд правительства: например, ранее Минэкономразвития предложило создать в регионах единую сеть центров для поддержки малого бизнеса. Решение устранить дублирование при подаче отчетности «демонстрирует готовность государства» идти к созданию системы «единого окна» в целом и может привести к проверке всего законодательства на предмет дублирующихся полномочий, сказали РБК в «Опоре России».

Что еще бизнес делает дважды

Бухгалтерская отчетность не вся документация, которую организации готовят в нескольких экземплярах. Например, данные, необходимые для отчета о численности работников и их зарплатах (подается в Росстат), есть и в налоговых органах, потому что те с 1 января 2017 года получают информацию обо всех страховых взносах, перечисляемых организациями. Таким образом, Росстат мог бы получать эти данные у ФНС в рамках межведомственного взаимодействия, пояснил РБК исполнительный директор «Опоры России» Андрей Шубин.

Это относится и к отчету «Сведения о продаже товаров», который подают все торговые организации. С прошлого года налоговые органы автоматически получают от всех предпринимателей, использующих онлайн-кассы (ККТ), информацию о количестве реализуемых товаров, а значит, могли бы сами формировать необходимую отчетность, отметили в «Опоре России».

Кроме того, все организации, где есть наемные работники, ежеквартально предоставляют в ФНС данные по налогу на доходы физлиц (по формам 2-НДФЛ и 6-НДФЛ) и страховым взносам (РСВ-1). Значительная часть сведений в этих формах полностью дублирует друг друга по содержанию и может быть объединена в одну, указывают в «Опоре».

Автор: Екатерина Копалкина.

https://www.rbc.ru/economics/18/06/2018 … =center_17

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » БИЗНЕС: КАМЕНЬ НАДЕЖДЫ ИЗ ГОРЫ ОТЧАЯНИЯ ... » Явная угроза: что нужно изменить в работе контрольно-надзорных органов