Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » СНИМАЕМ РЕЛЬСЫ СЗАДИ И КЛАДЕМ СПЕРЕДИ ... » Автора! Высоких скоростей В этом году мы снова отстаем от мира


Автора! Высоких скоростей В этом году мы снова отстаем от мира

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Автора! Высоких скоростей

18.06.2018 22:01

Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)

Российская газета - Федеральный выпуск №7594 (131)

В этом году мы снова отстаем от мира. Прогноз МВФ по росту ВВП в реальном выражении для России на 2018 год - 1,7 процента. Пока не угнаться за Индией (7,4 процента) и Китаем (6,6 процента). По прогнозу, они впереди США (2,9 процента) и Германии (2,5 процента).

Стали быстрее соседи. Ожидаемый рост реального ВВП в Казахстане - 3,2 процента, Беларуси - 2,8, в странах Балтии - от 3,2 до 4, Армении - 3,4, Грузии - 4,5, Азербайджане - 2 процента. Мировой ВВП в постоянных ценах прибавит в 2018 году 3,4 процента. Мир на подъеме. Это вредно - быть черепахой, когда все торопятся.

Пока не разгоняемся. Темпы роста в пределах 1 - 2 процентов. Рост ВВП в первом квартале - 1,3. Промышленное производство приподнялось в апреле на 1,8 процента (к апрелю 2017 года). Очевидно, что рост там, где сырье и государство с крупными преференциями. И пока это вялый рост.

Чем ответим на призывы: расти, расти, быть выше среднего по миру? Произойдет ли экономическое чудо в России? Да так, чтобы население и его доходы не убывали, а росли и чтобы реформы никогда не были "непопулярными". Будем ли из года в год показывать выше 5-6 процентов, когда все инвесторы встанут в очередь, чтобы войти на российский рынок?

Нам нужны механизмы роста, обращенные к душам и поступкам каждого, для кого Россия - дом и жизнь


Истории известно, что у экономического чуда всегда есть имя, с которым оно связывается. В России - Александр Второй и Столыпин. Все остальные (петровское время, 1930-е годы, начало 1990-х) были связаны с огромной, непоправимой убылью населения. "Убыль" - слово нечеловеческое, но по-другому не скажешь. А за время Александра Второго население Европейской России (50 губерний) увеличилось более чем на 20 миллионов человек. Конечно, другое время, другая рождаемость, но все-таки! Железнодорожный бум, вместе с другими странами, не отставая от них. В 1848 - 1858 годах ежегодно строились 79 километров железных дорог, в 1868 - 1874 годах - 1869 километров в год. Только с 1856 по 1871 год число механических заводов в 50 губерниях Европейской России выросло в 5,5 раза.

И какая у Александра Второго была команда реформаторов! Брат Константин Павлович, помогавший во всем. Николай Милютин - освобождение крестьян, Петр Валуев - земская и городская реформы, Александр Головнин - переворот в просвещении, Владимир Бутков - судебная реформа, Валериан Татаринов и Михаил Рейтерн - новые финансы и, наконец, Михаил Лорис-Меликов, попытка "конституции". И многие другие. О каждом нужно писать книги. Что по-писательски сказал Тургенев о Николае Милютине? Железная воля, горячая преданность делу, неподкупная честность, ум ясный и живой, сердечная доброта. Что ж, это дела давно минувших дней.

Но известно, что после второй мировой войны чудо сверхбыстрого роста, основанного на развитии рыночной среды, случилось не меньше чем у 15 стран. И сегодня тоже происходит-- в Индии, Китае, Бангладеш, Камбодже, Египте, Индонезии, Лаосе, Малайзии, Вьетнаме. И еще в большой группе стран Африки. Это не про нас? Все эти страны - слаборазвитые?

Малайзия и Китай вплотную подступили к России по номинальному ВВП на душу населения. Прогноз МВФ для России на 2018 год - 11,9 тысячи долларов на человека, для Малайзии - 11,2 тысячи, для Китая - 10,1 тысячи долларов. Малайзия - один из лидеров в производстве вычислительной техники.

Если медленно расти, всё быстро переменится.

Автором экономического чуда может быть первое лицо государства, требующее от своей команды ясного, четкого механизма действий, приводящих к сверхбыстрому росту, очень ясных пряников, подстегивающих бизнес расти, меняться, модернизироваться - и снова расти как можно быстрее. Ли Куан Ю, властитель Сингапура, бывший его премьер-министром больше тридцать лет. Сигэру Ёсида, пятикратный премьер-министр Японии. Пак Чон Хи, хозяин Южной Кореи в течение 18 лет. Фрэнсис Франко - первое лицо Испании в течение 34 лет. Экономическое чудо в Испании началось через 20 лет после того, как он стал первым лицом. Махатхир бин Мохамад, автор чуда в Малайзии, был премьер-министром 22 года. И вновь в мае 2018 года, в возрасте 93 лет, после 15-летнего перерыва, снова пришел к власти, был избран.

Это может быть "отец нации". Дэн Сяопин в 75 лет дал старт экономическому чуду в Китае и еще 15 лет контролировал развитие событий. Не один, а с "бандой крепких стариков". В Китае никто не связывал слова "реформы" и "непопулярные". Экономические реформы в Китае были популярными, они раз за разом несли новое качество жизни.

После Второй мировой войны чудо сверхбыстрого роста экономик произошло у пятнадцати стран


Кто еще? Автором "высоких скоростей" может быть деятель, опекаемый первым лицом, пользующийся его доверием. В России - Столыпин, при нем начался рывок. Лорис-Меликов при Александре Втором - неудачная попытка. Удача для Германии - Людвиг Эрхард, под опекой Конрада Аденауэра. 14 лет был министром экономики Германии. Шесть лет - вице-канцлером. И три года - канцлером. И что бы ни случалось на этой дорожке - какие результаты!

Автора! Мы ждем автора! И если он начнет чудо - сверхбыстрый рост хотя бы в 5-6 процентов каждый год, то мы увидим, какая масса проблем и границ немедленно сотрется. Как будут заморожены все конфликты. Только нужны решительность, идеи, механизм роста, обращенные не к мобилизации и огосударствлению всего и вся, а к душам и поступкам каждого, для кого Россия - дом и жизнь.

https://rg.ru/2018/06/18/iakov-mirkin-o … ossii.html

0

2

Дефицит идей: что мешает росту российского несырьевого экспорта

Российская экономика не развивается в сторону усложнения и постепенно теряет конкурентоспособность

Ни для кого не секрет, что Россия экспортирует главным образом простые товары — нефть, газ, древесину, металлы, драгоценные камни, то есть сырье без дополнительной глубокой обработки. Конечно, российский экспорт состоит и из технологичных товаров, таких как военная техника, атомные энергоблоки или изделия из титана, получившие известность после недавнего российско-американского санкционного скандала, но подавляющее большинство сложных товаров экспортируется Россией в сравнительно небольших объемах.

Если рассмотреть весь список экспортируемых в мире товарных групп, а он включает в себя более 1200 товарных групп по классификации ООН, и выстроить эти товарные группы в ряд от тех, которые приносят России больше всего денег (в основном сырье), до тех, которые российская экономика не экспортирует, то можно обнаружить два результата. С одной стороны, товарных групп, которые Россия не экспортирует, совсем немного. С другой, медианный товар, который находится ровно в середине списка, от самых доходных товаров до тех, на которых Россия ничего не зарабатывает, приносит всего $6 млн в год. Иными словами, российская экономика экспортирует довольно много товаров, но в основном в небольших масштабах. Серьезной диверсификацией экспорт такого размера назвать нельзя. Для сравнения: в экспорте Турции стоимость медианного товара составляет $11 млн, Южной Кореи — $18 млн, Нидерландов — $57 млн, Германии — $141 млн. Кроме того, зачастую во многих более сложных товарах вклад российских производителей небольшой — это сборочные производства или упрощенные копии зарубежных брендов, производство которых частично локализовано в России.

Небольшие объемы продаж относительно сложных товаров указывают на то, что у российской экономики нет серьезных преимуществ в их изготовлении. Для их массового выпуска здесь не хватает технологического, управленческого, маркетингового и других ноу-хау, благодаря которым товары становятся достаточно надежными, функциональными, дешевыми и известными на мировом рынке.

Дефицит ноу-хау, разумеется, не единственная и часто не самостоятельная причина недостатка технологичного экспорта. Низкое качество институтов также играет важную роль. Сложные производства, как правило, капиталоемкие. Конечно, существуют исключения, вроде сферы ИТ, относящейся к экспортируемым услугам. Но, как правило, в случае ненадежной защиты прав собственности предприниматель, инвестируя собственные деньги, создает предприятие-заложника, которое можно арестовать и тем самым принудить бизнесмена делиться. Безопаснее открыть ресторан или турфирму, потому что от такого бизнеса дешевле избавиться. Еще одной причиной медленных темпов развития технологичного экспорта являются финансовые ограничения (банки с большей охотой кредитуют госкорпорации), недостаточная инфраструктура и многое другое.

Едва ли стоит оставлять такое положение дел неизменным. Россия не является технологически суверенным государством, таким как Германия, США или Япония. При этом россияне в тучные годы познакомились и привыкли к современной потребительской корзине: бытовой технике, автомобилям, одежде, лекарствам, туристическим поездкам и многому другому. Чтобы потреблять все это и в будущем, необходимо получать высокие доходы на международном рынке.

Стабильно получать высокие экспортные доходы за счет природных ресурсов сложно. Мы прекрасно видим, как меняются со временем цены на нефть. Поэтому нужно уметь экспортировать что-то желательно более сложное. Потому что между сложностью и доходом существует пусть и несовершенная, но положительная связь. Знание о том, как формировать наиболее сложные звенья в международных цепочках добавленной стоимости, результатом завершения которых становятся сложные потребительские и индустриальные товары, есть всего у нескольких стран, что снижает уровень конкуренции на мировом рынке и позволяет таким странам зарабатывать больше.

От простых товаров к сложным

Однако выбор потенциальных товаров — кандидатов на экспорт должен быть очень аккуратным. Частные компании могут выбирать те направления диверсификации своего экспорта, которые сочтут наиболее выгодными. Среди всех игроков они обладают наибольшей информацией о своих возможностях. Однако если при этом они не готовы брать на себя все риски и обращаются за помощью к государству, то часть рисков будет вынужден взять на себя бюджет. В таком случае государство должно оценить, насколько оно рискует, помогая компании.

Данные Атласа экономической сложности, разработанного Центром международного развития при Гарвардском университете, позволяют увидеть место российского экспорта в мировом продуктовом пространстве. Здесь представлены данные за 1999 и 2016 годы. В условном центре этого пространства расположены сложные товары из групп химической промышленности, машиностроения, производства оборудования и пр. На условной периферии — сырье, сельское хозяйство или продовольствие. Легко заметить, что условный центр не был слишком хорошо освоен российскими экспортерами ни в 1999-м, ни в 2016 году.

Хотя за это время не произошло еще большего упрощения экспорта, такую ситуацию нельзя назвать безобидной. Дело в том, что производство тех относительно сложных товаров, которые Россия умела производить 20 лет назад, все в большей мере становится доступным другим странам. В частности, к 2016 году электроэнергию в больших масштабах экспортируют на 18 стран больше, чем в 1995 году. За это время в мире были построены новые ГЭС и АЭС, ноу-хау в их эксплуатации, а иногда и в строительстве стали более распространенными. В результате у России появляется больше конкурентов, при этом экспорт новых технологичных товаров она осваивает мало или в недостаточных масштабах. Таким образом, российская экономика существенно не усложняется, в то время как ее или даже больший уровень сложности становится доступным другим догоняющим экономикам.

Что делать

Экономисты, занимающиеся прикладным ростом, считают, что государство может и должно способствовать диверсификации экспорта. Нужно только понимать, у каких товаров есть шанс быть успешно включенными в экспортную корзину. Чаще всего это товары в той или иной мере схожие технологически с уже экспортируемыми, для них есть необходимая инфраструктура, производственный капитал, ноу-хау и прочие ингредиенты.

Среди товаров, за счет которых можно провести диверсификацию, окажутся как более простые, так и более сложные. Не стоит отказываться ни от тех, ни от других, хотя, разумеется, вторые важнее. Но и при помощи простых товаров можно зарабатывать на международных рынках. Что касается более сложных товаров, то для начала хорошим результатом будет выход на сравнительно простые рынки, например, стран СНГ, Африки или отдельных стран Азии.

В частности, российская экономика неплохо экспортирует трубы из черных металлов, но могла бы также более интенсивно экспортировать детали для труб и металлоконструкции из черных металлов, относящиеся к более сложным товарным группам. Похожие рекомендации можно дать и на региональном уровне. Таким регионам, как Московская или Брянская область, стоит развивать капиталоемкое экспортное производство и экспортное машиностроение, а вот в Республике Хакасия серьезная диверсификация вряд ли возможна, там скорее стоит интенсифицировать экспорт существующих товаров и услуг — алюминий, туризм и пр.

Индустриальная политика

В рамках индустриальной политики важно отделять те товары, возможности для масштабного экспорта которых уже существуют, от тех, которые страна еще не выпускает или пока экспортирует в небольших масштабах. В первом случае помощь экспортерам оказывать не нужно. Ведь знания, как производить новый товар, в экономике уже есть, необходимая экспортная инфраструктура — тоже.

Другое дело, когда товар новый или в экономике нет той или иной инфраструктуры для масштабирования его экспорта. В таком случае фирме-первопроходцу нужно оказать содействие в том, чтобы она смогла окупить свои издержки. Речь идет не о гарантиях прибыли за счет бюджета, как в случае частного строительства железных дорог в эпоху Александра II, а лишь о временном ограничении конкуренции.

Кроме того, производителям можно помочь с координацией, с чем рынок часто самостоятельно справиться не в состоянии. Это может касаться строительства аэропорта, морского порта, дороги и тем более специализированного таможенного терминала.

Еще одной важной чертой индустриальной политики должна быть ее строгая ограниченность во времени: перед теми, кому помогают, должны быть поставлены планы по выходу компании на внешние рынки и масштабированию экспорта. В противном случае менеджмент компаний и чиновники, отвечающие за экспортную поддержку, со временем могут начать извлекать ренту из поддержки предприятия, ограничивая конкуренцию в пользу последнего. При соблюдении такого правила масштабная и затяжная поддержка, например, российского автопрома вряд ли была бы возможной.

ОБ АВТОРАХ

Иван Любимов
старший научный сотрудник Института Гайдара

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

https://www.rbc.ru/opinions/economics/2 … m=center_6

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » СНИМАЕМ РЕЛЬСЫ СЗАДИ И КЛАДЕМ СПЕРЕДИ ... » Автора! Высоких скоростей В этом году мы снова отстаем от мира