Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Выборы в США имеют значение для экономики России

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Доллар любит демократов

07.11.2016 21:12

Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)

Российская газета - Федеральный выпуск №7120 (252)

https://cdnimg.rg.ru/img/content/132/91/31/8530_d_850.jpg
Заведующий кафедрой международных отношений ИМЭМО РАН Яков Миркин. Фото: Николай Галкин/ТАСС

Выборы в США имеют значение для экономики России.

Что такое США? 24,5 процента глобального ВВП, примерно треть мировых финансовых активов. Растет экономика США - к ней подтягиваются остальные. Она падает или вдруг кризис на Уолл-стрит - начинаются падения или финансовые шоки по всему миру. На биржах Нью-Йорка и Чикаго вместе с Лондоном куются цены на наши экспортные товары - нефть, газ, металлы, продовольствие. США - центр собственности, инноваций, патентов. Третий век втягивания в себя самых умных, рискованных, талантливых со всего мира. Невероятное умение продать самих себя.

Это панегирик? Нет, это реальность. Шесть лет роста США (2010-2016 годы) со скоростью 1,6-2,6 процента ВВП - это большой вклад, наряду с Китаем (7-10 процента в год), в удержание мировой экономики от падения после кризиса 2008-2009 годов. В то, что по цепочке удерживаются объемы спроса Европы и Китая на российское сырье. И в то же время это пример, насколько инновационным можно быть в методах выхода из ямы. Пока Европа была консервативной и вползала в кризис госдолгов (2010-2014 годы), США отчаянно стимулировали свой бизнес ("денежное смягчение") в таких размерах государственного вмешательства, которые не мог предвидеть ни один либерал образца 1990-х годов.

С 1980-х годов хорошо видно, что при республиканцах экономике США всегда хуже, а доллар слабее


Конкурента нужно уважать. Конкурента, вырвавшегося далеко вперед, приходится разбирать по косточкам, чтобы понять причины успеха. Хотя несколько рецептов "от США" понятны. Первый - быть инновационным. Второй - быть рациональным и эгоистичным, только на пользу себе. Третий - слушать прежде всего самого себя, быть примером, а не подражать. Не копировать, а сочинять в экономической и финансовой политике. Четвертый - ценность хорошо накормленных и быстрых мозгов, а не железок, которые появятся сами собой. Пятый: человеческий спрос - король, спрос среднего класса - император. Шестой: государство - это не пирамида, давящая на плечи, а стая ищущих, профессиональных людей.

По поводу США бродит масса экономических мифов. Американский госдолг вот-вот взорвется? Коллапс доллара неминуем? Не верьте этим фантазиям! Так, госдолг США (105 процентов ВВП, 2015-2016, МВФ) не такой уж большой для страны, которая создает одну треть глобальных финансов. У Японии - 238 процентов. Долг США в своей валюте, которую можно выпускать самим, без оглядки на кого-либо. Две трети долга - у внутренних инвесторов, 30 процентов - у государства. Так что погашение долга во многом "внутреннее дело" США.

Как это ни смешно, с середины 1980-х годов хорошо видны длинные "политические циклы" в экономике США. При республиканцах ей было хуже, а доллар всегда был слабее. При демократах - наоборот, национальное хозяйство США росло быстрее, а доллар укреплялся. Если бы этот закон подтвердился, то России выгодно республиканское правление, как это было в золотые времена 2000-х, когда доллар годами слабел. Так устроены мировые рынки, что, когда это происходит, цены на сырье растут. И наоборот. Сегодня доллар на уровне 1,4-1,5 к евро, как в 2000-е, вывел бы цены на нефть (а это цены нефтяных деривативов на биржах в Нью-Йорке, Чикаго и Лондоне) сразу за 80 долларов за баррель.

Но будет ли еще такой политический цикл - неизвестно. Это не законы физики. Ясно только, что и Трамп, и Клинтон стоят на одном - рост, рост и еще раз рост экономики США. Быстрее за счет сжатия налогов и хлестких налоговых стимулов. Клинтон - больше облагать состоятельных, финансовые рынки, меньше средний класс. "Экономика для каждого". Миллионеры при ней могут обратиться в загнанных существ. Налоговые послабления средним и бедным. Массированные вложения в инфраструктуру, исследования, социальную помощь.

Мы пропускаем полосу всеобщего циклического роста: из 190 стран экономика падает лишь у 20


Трамп - резко снизить обложение корпораций, вернуть их из-за границы. Противостоять Китаю в валютном манипулировании. Дерегулировать экономику, административное бремя невыносимо. Обрести энергетическую независимость.

Две фигуры. "Социалист" против бизнесмена. Кто бы из них ни выиграл, в США будет рост. При Трампе - жестче, энергичнее, при Клинтон - не такой резвый, сдавленный ростом потребления. Но это все равно рост, к нему идут разными путями.

И это обращает нас к собственным проблемам. Мы пропускаем полосу всеобщего циклического роста. Из 190 с лишним стран живут с падающей экономикой только 20. Растут не только США и Китай, но и экономика ЕС со скоростью 1,6-2 процента в год, страны АСЕАН - почти 5 процентов. ВВП Индии ежегодно прибавляет больше 7 процентов. Ближний Восток и Северная Африка, несмотря на все проблемы, войны и конфликты - плюс 3 процента в 2015-2016 годах. Даже Япония, с ее вечной стагнацией, растет, пусть на 0,5 процента в год, Корея - на 2,6-3 процента.

Значение выборов в США для нас - их подчиненность росту. Бесконечные споры между кандидатами, чья программа приведет к большему величию экономики США. Нам отчаянно не хватает этих дебатов, потому что высокие налоги и процент, рост административного бремени, финансовое замораживание, низкая норма инвестиций, огосударствление - это верный путь к экономическому поражению России в конкуренции с США и другими растущими странами. Как нам расти? Как это делать быстрее? Как опережать других? Как наращивать качество жизни? И когда вместо еле движущейся экономики мы получим легкое, динамичное хозяйство самодвижущихся людей?

https://rg.ru/2016/11/07/iakov-mirkin-p … chshe.html

0

2

Не спешите очаровываться Дональдом Трампом. Комментарий Георгия Бовта

После президентских выборов в США многие в Москве надеются на улучшение российско-американских отношений. Не рано ли обольщаться?

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2016/11/10/tass_440259_2.jpg
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Российская Дума встретила победу Трампа аплодисментами. Многие ждут больших перемен во внешней политике, в частности, улучшения отношений между Вашингтоном и Москвой. Насколько оправданы такие надежды — в комментарии Георгия Бовта.

Победы Трампа мало кто ожидал всерьез — все внимание было приковано к внешнеполитической команде бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон. Про Трампа же говорили, что он ничего не понимает во внешней политике и, будучи авторитарным лидером, будет поддерживать подобных себе по всему миру, забыв о борьбе за права человека в далекой Мьянме и необходимости сменить неправильный режим в какой-нибудь Ливии. В либеральном журнале The Atlantic встретилось даже сравнение нынешних выборов с 1932 годом в Германии: мол, Трамп — это чуть ли не новый Гитлер. Впрочем, у проигравших либералов явно глаза от страха велики.

В советниках по внешней политике в избирательной кампании Трампа оказались мало кому известные люди. Он дистанцировался от тяжеловесов, имевших опыт работы в прежних республиканских администрациях в Госдепе и Пентагоне, да и они его по большей части на дух не переносят. Впрочем, проблема поиска грамотных советников может быть решена довольно быстро — сейчас многие потянутся предлагать свои услуги триумфатору. Известно также, что Трамп близок к правоконсервативному Heritage Foundation, так что из этого круга он может набирать людей, исповедующих взгляды, которые можно назвать рейгановскими. Это ястребы старой закалки, но без бредовых заморочек насчет экспорта демократии.

Потенциал для будущего соперничества и даже конфликтов между США Трампа и Россией Путина, конечно, есть: понимание того, как должно выглядеть воплощение в жизнь предвыборного лозунга Трампа «Сделаем Америку снова великой» у них может сильно разойтись, особенно относительно роли этой страны в мире. Внешняя политика Трампа ожидается во всех смыслах яркой, но не настолько, как можно подумать, слыша его предвыборные эпатажные высказывания. Например, он вряд ли уже завтра начнет строить стену на границе с Мексикой, чтобы избежать притока нелегалов, и не станет развязывать торговую войну против Китая, а попытается с ним договориться.

Избрание Трампа дает шанс на то, что эскалации отношений с Россией, которая была более чем вероятна в случае президентства Клинтон, не случится. По психотипу эксцентричный экстраверт Трамп кажется полной противоположностью интроверту Владимиру Путину. Однако, на мой взгляд, с таким типом людей, более открытых и по-своему откровенных (даже если они высказывают при этом противоположное суждение) Путину как раз общаться комфортнее, чем с такими, как Хиллари Клинтон, которую и в Америке, и в Москве многие считают, мягко говоря, неправдивой и лицемерной, к тому же подозревают в том, что это именно она, возглавляя Госдеп, проплатила протестные акции в Москве осенью 2011-го — весной 2012 годов. В отношениях с Трампом такой «кредитной истории» нет — их можно начать с чистого листа.

С другой стороны, Трамп человек импульсивный и может чего-нибудь отчебучить, в том числе персонально в адрес российского лидера, а поскольку российско-американские отношения по-прежнему слишком сильно завязаны на отношения первых лиц, это может привести к обвалу этих отношений по принципу «от любви до ненависти один шаг». Путин был одним из первых лидеров, кто позвонил Трампу, чтобы поздравить с победой, но он был и первым, кто позвонил президенту Бушу 11 сентября 2001 года, чтобы выразить соболезнования в связи с терактами, а потом была известная «мюнхенская речь», полная разочарований в отношениях с Западом вообще и Америкой в особенности.

Если Трамп останется верен своим предвыборным, хотя и не вполне четким высказываниям о том, что, дескать, Америке не надо лезть в дела на Украине и даже судьбой Крыма не особенно интересоваться, то это будет неплохим заделом для новой «перезагрузки». Прекращение хотя бы давления со стороны США на Европу, чтобы та не ослабляла антироссийские санкции, тоже немаловажно, хотя американские санкции Трамп, даже если бы захотел, не сможет так легко ослабить или отменить — на пути встанет не очень послушное ему, вопреки партийной принадлежности, республиканское большинство в обеих палатах Конгресса, не говоря уже о демократах.

В американской политической элите сегодня нет массового запроса на улучшение отношений с Россией, главным образом потому что нет экономической мотивации. Российское направление может быть принесено Трампом в жертву намерению все же наладить отношения с тем же республиканским истэблишментом, к тому же консервативное окружение рейгановской закалки не сулит особой теплоты в отношениях Москвы и Вашингтона. Поэтому стоит последовать принципу: если не хочешь разочароваться, то не надо очаровываться.

https://www.bfm.ru/news/338387

0

3

Укрощение Трампа: сценарии экономической политики для США

Нуриэль Рубини,
глава Roubini Global Economics, профессор Нью-Йоркского университета

Скорее всего, новый президент лишь частично выполнит свои обещания. В таком случае его действия нанесут американской и мировой экономике лишь умеренный ущерб

Главный вопрос после неожиданной победы Дональда Трампа на президентских выборах в США: будет ли он руководить страной в соответствии с радикальными лозунгами своей кампании или предпочтет более прагматический, центристский подход?

Если Трамп начнет буквально выполнять свою программу, то американские и глобальные рынки ждут большие потрясения, а мировую экономику — значительный ущерб. Но есть веские основания ожидать, что он поступит совсем по-другому.

Трамп-радикал

Радикальный популист Трамп должен отказаться от Транстихоокеанского партнерства (ТТП), отменить Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA) и ввести высокие пошлины на китайский импорт. Он построит стену на границе с Мексикой, депортирует миллионы нелегальных иммигрантов, ограничит выдачу виз Н1В для квалифицированных работников, необходимых в технологическом секторе, и полностью отменит Obamacare, что оставит миллионы людей без медицинской страховки.

Выполнение обещаний Трампа приведет к существенному увеличению дефицита бюджета США. Резкое снижение налогов на корпорации и состоятельных граждан сразу уменьшит государственные доходы, а для расширения налоговой базы за счет налогообложения хедж-фондов и стимулирования компаний к репатриации выводимых за рубеж прибылей потребуется время. Даже в таком виде план Трампа не является нейтральным для бюджета. Но кроме того, он собирается повысить военные расходы и бюджетные инвестиции в инфраструктуру. Все в целом может привести к сокращению доходов правительства на $9 трлн в ближайшие десять лет.

Радикальный вариант действий может отразиться на денежно-кредитной политике. Можно ожидать замены главы ФРС Джанет Йеллен на кого-то из монетаристских ястребов. Кроме того, Трамп обещал отменить принятый в 2010 году закон Додда — Фрэнка о финансовой реформе, упразднить бюро по финансовой защите потребителей, полностью изменить политику в сфере энергетических субсидий и защиты окружающей среды и вообще отменить любые нормативные акты, которые, с его точки зрения, вредны для крупного бизнеса.

Наконец, внешняя политика Трампа-радикала нарушит связи с союзниками США и вызовет эскалацию напряженности в отношениях с соперниками. Его протекционистская позиция может спровоцировать глобальную торговую войну, а его настойчивое желание, чтобы союзники сами платили за собственную безопасность, может привести к дальнейшему распространению ядерного оружия и уменьшению американского лидерства на мировой арене.

Трамп-прагматик

Но более вероятен центристский сценарий. Трамп — бизнесмен, который наслаждается «искусством заключать сделки», то есть он по определению скорее прагматик, чем идеолог. Роль популиста он выбрал явно из тактических соображений, совсем не обязательно, что она отражает его глубокие убеждения.

Трамп — крупный владелец недвижимости, который прожил всю свою жизнь среди других капитанов бизнеса. Он опытный маркетолог, который чувствует дух времени, привлекая на сторону республиканцев рабочий класс и «демократов Рейгана», часть из которых, возможно, поддерживала на демократических праймериз сенатора Берни Сандерса. Такой курс позволил Трампу выделиться среди поддерживающих Уолл-стрит и глобализацию политиков.

Оказавшись в Белом доме, Трамп может кинуть какую-то кость своим сторонникам, а потом вернуться к традиционной республиканской политике по поддержке бизнеса и стимулированию спроса. Вице-президент Майк Пенс является представителем истеблишмента Республиканской партии, а среди экономических советников в штабе Трампа преобладали состоятельные финансисты и девелоперы. Известно, что избранный президент рассматривает в качестве членов своего кабинета таких известных деятелей, как бывший спикер палаты представителей Ньют Гингрич, сенаторы Боб Коркер и Джесс Сешнс и бывший глава совета директоров Goldman Sachs Стивен Мнухин.

Традиционные республиканцы и лидеры бизнеса, назначенные новым президентом, смогут влиять на его политику. Обычно после серии консультаций ведомства предлагают президенту некий набор возможных решений по тому или иному вопросу. И, учитывая неопытность Трампа, он будет зависеть от своих советников не меньше, чем бывшие президенты Рональд Рейган и Джордж Буш-младший.

Трампу придется работать с конгрессом. Взгляды спикера палаты представителей Пола Райана и республиканского руководства сената на торговлю, миграцию и дефицит бюджета гораздо ближе к мейнстриму, чем у Трампа. А демократическое меньшинство в сенате будет препятствовать любым радикальным реформам, особенно в сфере социального обеспечения и здравоохранения.

Наконец, Трампу придется иметь дело с американской системой сдержек и противовесов, которая дает важную роль самостоятельным государственным учреждениям, таким как ФРС, а также независимым СМИ.

Да и сам рынок будет мощным ограничителем для Трампа. Если он попытается проводить радикальную популистскую политику, то наказание будет быстрым: упадут акции и курс доллара, инвесторы побегут в казначейские облигации США, подскочат цены на золото. Более сбалансированный курс поможет избежать рыночного обвала. После победы на выборах у Трампа нет никаких причин предпочесть популизм безопасности.

Последствия «умеренного» президентства Трампа будут не столь масштабны, как при радикальном популистском сценарии. Да, он покончит с Транстихоокеанским партнерством, но так же обещала поступить и Хиллари Клинтон. Отменить NAFTA Трамп, скорее всего, не сможет, но попытается подстроить его условия под нужды «синих воротничков». Он может захотеть ограничить импорт из Китая, но реальные действия, возможно, не выйдут за рамки уже ведущегося ВТО расследования против «целенаправленного демпинга» со стороны Китая. Кандидаты в президенты США часто критикуют Китай в ходе кампаний, но впоследствии понимают, что сотрудничество с этой страной полезно для самой Америки.

Трамп, наверное, будет строить стену на мексиканской границе, хотя поток прибывающих через нее иммигрантов и так уже уменьшается. Но, скорее всего, речь пойдет о борьбе с совершающими преступления нелегалами, а не о депортации 5–10 млн человек. А вот ограничение выдачи виз для высококвалифицированных работников может реально замедлить развитие технологического сектора.

Трамп-прагматик тоже увеличит дефицит бюджета, хотя и меньше, чем при полном выполнении обещаний. Если он будет следовать предлагаемым республиканцами в конгрессе налоговым инициативам, доходы бюджета уменьшатся за десять лет «только» на $2 трлн.

Можно быть уверенным, что политика будущей администрации Трампа будет идеологически противоречива и довольно вредна для экономики. Но все же она гораздо более приемлема для инвесторов во всем мире, чем полное выполнение предвыборной программы.

Copyright: Project Syndicate, 2016
www.project-syndicate.org

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://www.rbc.ru/opinions/politics/11/ … 3fe8d403d6

0

4

Комментарий: Станет ли Дональд Трамп другом России?

Расчет Кремля на то, что политика новой американской администрации будет пророссийской, может не оправдаться, пишет Константин Эггерт в специальном комментарии для DW.

http://www.dw.com/image/36209667_303.jpg
Граффити в Вильнюсе с изображением Путина и Трампа

Бурные аплодисменты депутатов Государственной думы новоизбранному президенту Соединенных Штатов могут оказаться одной из самых памятных ошибок этого созыва российского парламента.

Кто к кому поедет?

Ведь утверждение, что Дональд Трамп очень симпатизирует России, нуждается в практических доказательствах. Да, в его окружении были и есть фигуры, имевшие связи с Россией, прямые или косвенные. Однако совершенно неясно, какую роль эти люди будут играть в администрации Трампа. Да, Трамп говорил комплименты Владимиру Путину, но на предвыборную риторику едва ли стоит обращать особое внимание. Барак Обама обещал закрыть тюрьму на базе Гуантанамо. Но и спустя восемь лет она продолжает работать.

http://www.dw.com/image/19305785_404.jpg
Константин Эггерт

Я полностью не исключаю, что президент Трамп вскоре после инаугурации 20 января своим указом отменит экономические санкции в отношении Москвы, встретится с президентом России и предложит ему полное сотрудничество в борьбе с терроризмом. Правда, никто не объяснил, почему, собственно, Трамп должен делать такой подарок кому бы то ни было? Это не у его страны ВВП эквивалентен показателям штата Нью-Йорк, это не он увязает в одной войне, ближневосточной, и подвергается санкциям за другую. Это не его экономика целиком и полностью зависит от цен на нефть.

Трамп пойдет на близкие контакты с Путиным только в том случае, если будет знать, что получит от них осязаемую и быструю выгоду. Он будет ожидать от Москвы выполнения обещаний, например, реальной борьбы с "Исламским государством" (ИГ). А в Москве к такому, вероятно, не очень готовы.

При уходящей демократической администрации Кремль имел серьезное преимущество: он сделал своей стратегией непредсказуемость. С Обамой и Керри это работало, так как они принципиально отказывались от силовых приемов в политике. Для Трампа непредсказуемость - практически вторая натура. И тут неизвестно еще, кому будет сложнее.

Осторожный Путин

Думаю, Путин это понимает. И несмотря на скорость, с которой он поздравил американского миллиардера с избранием, речь российского лидера была довольно сдержанной. Выступая в Кремле, Путин дважды повторил мысль, что путь к нормализации будет долгим и нелегким. Он страхуется на случай, если этот путь вдруг окажется тупиковым.

У меня складывается впечатление, что в Кремле настолько же не были готовы к победе Трампа, как и в предвыборном штабе кандидата от демократов. Российское государственное телевидение рисовало Хиллари Клинтон исчадием ада и явно готовилось 9 ноября разыграть в эфире шоу о том, как "так называемая американская демократия" обернулась жульничеством, лишившим победы большого друга России Дональда Трампа. А теперь этот нью-йоркский девелопер станет президентом.

Он будет пытаться на деле реализовать свой лозунг "Снова сделать Америку великой". Каким образом это вяжется с интересами российского руководства, разыгрывающего аналогичную пьесу в своем домашнем театре уже не первый год, мне, честно говоря, не очень ясно. Как, если вдруг что-то пойдет не так, объяснять публике, почему большой друг оказался врагом, тоже непонятно.

Кто и что останется при Трампе

Надежд на изоляционизм части республиканцев маловато. Во-первых, мировой державе номер один практически невозможно отказаться от активной внешней политики. Даже левому изоляционисту Обаме этого не удалось сделать. Во-вторых, одним из обещаний Трампа был отказ от сокращения военного бюджета, проведенного Обамой, и увеличение финансирования вооруженных сил. Эти вооруженные силы последние два года готовились, в случае необходимости, воевать с Россией. И это политическую атмосферу двусторонних отношений тоже не озонирует.

В-третьих, профессиональные военные, дипломаты и разведчики останутся на своих местах и при Трампе и будут, несомненно, влиять на администрацию. Наконец, в-четвертых, новый президент вообще-то не очень озабочен внешней политикой. Зато его партия и ближайшее окружение, включая перспективного, политически опытного консерватора Майка Пенса, будущего вице-президента, мировыми делами интересуются.

"Ястребы" новой администрации

Список потенциальных кандидатов на должности государственного секретаря и министра обороны включает сенаторов-республиканцев Джеффа Сешнса и Боба Коркера, а также экс-спикера палаты представителей Ньюта Гингрича. Первые двое - известные "ястребы" в вопросах внешней политики. Гингрич (правда, знаменитый, мягко говоря, "гибкостью" взглядов) был в девяностые годы одним из главных вдохновителей американского военного вмешательства на Балканах и критиковал президента Билла Клинтона за нерешительность.

То, что Республиканская партия теперь контролирует и Белый дом, и Конгресс, серьезно меняет ситуацию, и пока не в лучшую для Кремля сторону. На Капитолийском холме друзей у Москвы практически нет. А значит, российскому руководству придется либо доказывать свою незаменимость и объявлять новую разрядку на условиях Вашингтона (что совершенно не в духе кремлевской политики последних лет), либо готовиться к неприятным неожиданностям.

Права человека и внутренняя политика России Америку не очень волнуют, тем более при администрации Трампа, и она вполне могла бы оставить нынешнюю российскую элиту в покое. Но легитимность российской власти строится именно на идее постоянной конфронтации с Западом. Это создает своего рода замкнутый политический круг.

В англоязычном мире популярна поговорка "Хорошо подумай, прежде чем что-то пожелать, потому что твое желание может сбыться". Кто знает, может быть, это тот самый случай.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Дата 10.11.2016

Автор Константин Эггерт

http://dw.com/p/2STxj

0

5

Обзор инопрессы. Радость России от победы Трампа скоро исчезнет

Непредсказуемость избранного президента США может негативно сказаться на его отношениях с российским лидером, считает обозреватель The Financial Times Нил Бакли

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2016/11/21/2016-11-19t221051z_1142814367_s1aeunupslab_rtrmadp_3_usa-trump.jpg
Дональд Трамп. Фото: Mike Segar/Reuters

Радость Владимира Путина от победы Дональда Трампа скоро исчезнет, полагает Нил Бакли из The Financial Times. Хотя Россия совершила беспрецедентное вмешательство в американские выборы посредством взломов и утечек, было бы неверно утверждать, что Трамп является «российским проектом», продолжает автор.

Главная цель Москвы состояла в создании помех Хиллари Клинтон, которую здесь опасаются и не любят. В Кремле также желали опорочить и дискредитировать американскую демократию, чему способствовала эксцентричность кандидата от Республиканской партии, считает автор.

Российский президент предпочитает иметь дело с предсказуемыми друзьями и противниками. По этой причине непредсказуемость нового президента США может иметь серьезные последствия для их отношений. Некоторые комментаторы допускают, что Трамп согласится с претензиями России на Крым и поддержит российские действия в Сирии. Другие прогнозируют потенциальные трения.

Трамп пригрозил отказаться от ядерной сделки с Ираном, заключенной в прошлом году с помощью России. Избранный президент также обещает занять более жесткую позицию по отношению к Китаю, с которым Москва установила хорошие отношения, о чем свидетельствует возобновление продаж современного оружия и новейших технологий после неформального запрета, действовавшего в течение десятилетия.

Другим фактором, способным усложнить отношения, является Конгресс, две палаты которого находятся под контролем традиционных республиканцев, воинственно настроенных по отношению к России. Последней проблемой могут стать личные качества обоих президентов, представляемых в образе мачо. Сильные лидеры не всегда могут договориться: история знает много примеров опасных последствий для остального мира, заключает британское издание.

Путин знает планы Трампа лучше, чем действующая администрация, утверждает Нэнси Юссеф из The Daily Beast. Избранный президент общается с российским лидером, японским премьером и другими иностранными руководителями, не консультируясь с администрацией Барака Обамы. Впервые переходная команда Трампа обратилась в Пентагон 17 ноября. Большинство предыдущих президентов не обсуждали вопросы внешней политики без консультаций с правительством, не получив резюме и советов по действующей стратегии.Читайте также:
«Откровенный и вежливый» диалог Путина с Обамой

Впрочем, правил, согласно которым избранный президент должен консультироваться с администраций, на самом деле не существует. Содержание бесед избранного президента также не раскрывается его сотрудниками. Лучшим источником сведений о разговоре Трампа с Путиным стало, например, российское информационное агентство, замечает американское издание.

https://www.bfm.ru/news/339368

0

6

Возвращение врага: как Трамп стал «не нашим»

Андрей Колесников,
руководитель программы Московского центра Карнеги

Теперь Россия и США перестанут делать вид, что борются в Сирии не друг с другом, а с международным терроризмом и просто никак не могут согласовать цели

В заявлении МИД России по поводу американского удара по авиабазе в Сирии есть все возможные словосочетания, используемые для изображения праведного гнева, но нет только одного слова — «Трамп». Россия держит «форточку последней надежды» для контактов с США приоткрытой.

Дональд Трамп не был бы американским президентом, если бы не ударил по Сирии в ответ на химическую атаку в Идлибе. И дело не только в его рейтинге, который падает медленно, но верно — галсами, как осенний лист. США не могут сосредоточиться исключительно на внутренней повестке, как обещал новый президент, потому что в этом случае это уже будут не Соединенные Штаты. Владимир Путин, в свою очередь, не был бы российским президентом, если бы не заявил, что США осуществили «агрессию против суверенного государства», и не ответил бы приостановкой действия меморандума о безопасности полетов в Сирии.

Новая фаза прокси-войны

Это ставит Соединенные Штаты и Россию на грань очередной, уже слишком опасной, фазы прокси-войны. В этом нет ничего нового, просто теперь стороны перестанут делать вид, что борются не друг с другом за статус самой крутой державы мира, избрав для этого такую площадку, как Сирия, а с международным терроризмом и просто все никак не могут согласовать цели. Эта площадка, когда-то по непонятной причине рассматривавшаяся как плацдарм для потенциального примирения двух стран, напротив, способствовала сначала усилению конфликтности между ними, а затем фактически сдерживала сближение двух les enfants terribles мировой политики.

И вот результат — новая разрядка двух лидеров постпорядка отменяется (как уже почти отменился постпорядок, потому что Трамп вынужден действовать так, как если бы он был самым банальным, классическим президентом ведущей мировой державы). Трамп уже «не наш». И от этого фрустрация российской стороны еще сильнее, чем могла бы быть при потенциальном президенте Хиллари Клинтон — глава американского государства, на которого возлагались такие надежды, фактически предал наши интересы, интересы установления новой модели мирового порядка, где российский лидер мог бы стать «президентом Соединенных популистских стран», причем на своих условиях.

При этом на серьезный «асимметричный» ответ, вроде усиления присутствия в Донбассе или, допустим, присоединения Южной Осетии, у Москвы нет моральных и материальных ресурсов. Только если отношения с США окончательно рухнут, можно ожидать нетривиальных шагов, невзирая на ресурсную недостаточность.

Зато с точки зрения внутренней политики, Путин ничего не теряет: концепцию осажденной крепости еще и демонтировать не успели, как приходится ее подкрашивать и приводить в боевое состояние. Враг снова у ворот, и это опять Соединенные Штаты. А что лучше может способствовать мобилизации населения вокруг национального лидера России, да еще в период начинающейся предвыборной кампании? Это win-win ситуация для Путина: стал бы Трамп «нашим» — мы победили западный мир, не стал — россияне еще теснее сплачивают ряды вокруг своего президента-защитника от супостата.

Отправив «Томагавки» в Сирию, Трамп лишь поддержал высокий рейтинг одобрения деятельности Путина. У предвыборной кампании, которой сонмища кремлевских политологов никак не могли придумать не то что интригу — даже повестку, теперь появился первый пункт: борьба с американской военщиной.

Игра без правил

Возвращение к «дотрампистской» модели внешней политики и внутренней мобилизации — вроде бы привычный сюжет. Но он крайне опасен, потому что правила противостояния отсутствуют. И дело не только в том, что непонятно, как США и Россия будут теперь вести себя в отношении друг друга в Сирии, — нет правил «менеджерирования» мира.

У американских президентов времен Леонида Брежнева и последующих вождей, участвовавших в «гонке на лафетах», был ядерный баланс с пониманием неприемлемого ущерба. С американской стороны использовалась доктрина сдерживания, с российской — доктрина Брежнева. Мир — поделен на понятные сферы влияния. Такая модель, при всей ее взрывоопасности, была безопасней, чем нынешняя невнятица. Потому что правила были четкими. Теперь и правил нет, и игроки, вовлеченные во взаимную фрустрацию, Трамп и Путин, достаточно эмоциональные лидеры, способные на быстрые и неожиданные шаги.

В те времена даже, например, событийная канва прокси-войны двух сверхдержав во Вьетнаме не мешала попыткам диалога США и СССР (в эпоху Никсона, с которым часто сравнивают Трампа) и началу короткой, но впечатляющей эпохи детанта, разрядки. В мемуарах Генри Киссинджера можно найти множество свидетельств того, как две стороны изо всех сил старались не увязывать повестку восстановления отношений с новостями из Вьетнама, отделяли установление мира от новостной ленты прокси-войны. Едва ли современные дипломаты как с той, так и с другой стороны готовы к такой модели отношений. Как минимум у американцев нет своего Киссинджера, что уж говорить о российской стороне.

Российский политический класс может дать еще один шанс Трампу. Но если и до новых сирийских событий не так-то просто было насытить конкретными вопросами повестку потенциальной встречи двух лидеров, то теперь почва для общения Трампа и Путина размыта химическими и ракетными атаками. Кажется, ситуация описывается известным выражением, которое когда-то было использовано генералом Александром Лебедем по несколько иному поводу: «Два медведя в одной берлоге не живут».

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://www.rbc.ru/opinions/politics/07/ … m=detailed

0