Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



СМИ: онкобольным не хватает лекарств

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

СМИ: онкобольным не хватает лекарств

Перебои в лекарственном обеспечении зарегистрированы и в Москве и в регионах

Жители Москвы, которые страдают от онкологических заболеваний, жалуются на перебои с обеспечением лекарствами.

Как пишет «Коммерсант», уже на протяжении нескольких месяцев в некоторых столичных клиниках перестали выписывать ранее назначенные дорогостоящие препараты, поскольку их нет в прикрепленных к учреждению аптеках.

Перебои в лекарственном обеспечении также зарегистрированы и в российских регионах: за апрель-май 2016 года с информацией о проблемах с обеспечением лекарств обратились 18 пациентов из Московской, Рязанской, Самарской, Тульской, Новгородской, Калининградской, Курской, Сахалинской, Томской, Иркутской областей, а также Ставропольского края и Якутии.

Представители межрегионального общественного движения «Движение против рака» подтвердили «Коммерсанту» обращения от пациентов, которые жаловались на отказ в получении таких медикаментов, как золадекс, трастузумаб, лапатиниб, фазлодекс, таксотер, сунитиниб и обезболивающие.

В департаменте здравоохранения Москвы изданию не ответили на запрос о причинах нехватки препаратов.

https://www.bfm.ru/news/326085

0

2

Терпи, сколько сможешь. Почему онкобольные не могут получить обезболивающее

23 октября 2014, 19:41

Российские медики добиваются упрощения правил работы с обезболивающими препаратами. Сейчас ошибка при выписке наркотических медикаментов может стоить врачу свободы. А неизлечимо больные пациенты не могут вытерпеть боль

Текст: Михаил Баженов

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2014/10/23/tab.png
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Три года назад наркополицейские в Красноярске возбудили уголовное дело против врача-терапевта Алевтины Хориняк. 70-летнюю женщину обвинили в подделке документов и незаконном обороте сильнодействующих препаратов. Поводом стал рецепт на Трамадол, обезболивающее, которое Хориняк выписала знакомому, больному раком. Мужчина не смог получить таблетки в районной поликлинике: бесплатные закончились, а платные, по 300 рублей за упаковку, льготнику побоялась выписать лечащий врач. Хориняк оказалась на скамье подсудимых, где прокурор потребовал для нее восемь лет колонии. Рецепт на Трамодол красноярский терапевт выписала в 2009 году. В это же время контроль за оборотом медицинских наркотиков и сильнодействующих препаратов перешел из рук медиков в руки ФСКН, и врачи стали подозреваемыми, говорит председатель независимого профсоюза работников «Скорой помощи» «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков.

Дмитрий Беляков
председатель независимого профсоюза работников «Скорой помощи»

«Фельдшер.ру»«На сегодняшний день врач с точки зрения наркоконтроля рассматривается как потенциальный продавец наркотиков, а больной человек как потенциальный наркоман».


К чему привел контроль ФСКН два года назад, описал в блоге врач центра «Медицина катастроф» Дмитрий Савченко. Процитировать его текст «без купюр» не позволяет закон. Если коротко, новые правила оставили медиков без обезболивающих препаратов. Список учетных лекарств растет. Выполнить все требования по хранению и работе с такими препаратами невозможно. Случись что — и человек умрет от боли по дороге в больницу. Почему ФСКН ужесточила оборот легальных наркотиков? Ответа нет, есть статистика.

Нюта Федермессер
президент фонда помощи хосписам «Вера»

«От всего оборота наркотических средств в стране только 0,3% наркотиков находятся в сфере медицины. И здесь мы с вами учитываем не только паллиативную помощь и болевой синдром, а всё: стоматологию, хирургию. Все наркотики в медицине — это 0,3% от оборота наркотиков в стране. Если завтра все сейфы откроются в один день, то рынок наркотрафика разницы не заметит».


Ситуация с обезболивающими взорвалась в этом году. Врачи не хотят связываться с наркотиками, пациенты — умирают в муках. В феврале покончил жизнь самоубийством контр-адмирал Вячеслав Апанасенко. Его родные не смогли получить обезболивающее лекарство. После этого случая на проблему обратили внимание в Госдуме. В марте появились поправки, которые упрощают оборот медицинских наркотиков. Первое чтение документ прошел в конце сентября. Почему на Охотном ряду обратили внимание на проблему только в этом году? И когда законопроект будет принят? Эти вопросы журналисты BusinessFM задали автору поправок, депутату Николаю Герасименко.

Николай Герасименко
депутат

«Я думаю, наверное, что в начале ноября второе [чтение] будет. Я думаю, в этом году закон должен быть принят. Это моя инициатива написать законопроект, но никто ни разу не обращался в Государственную думу ни со стороны врачебного, ни пациентского сообщества. Надо что-то менять».


Медики забили тревогу несколько лет назад. И Минздрав еще в 2012 году выпускал приказы, которые облегчали работу с обезболивающими. Вот только на местах их не выполняли. Министерские документы не освобождали от уголовной ответственности. В сентябре из НИИ имени Герцена в знак протеста уволилась одна из самых известных специалистов в области анестезиологии, Надежда Осипова. Она входила в группу, которая занималась проблемой обезболивания. Почему депутаты не знали о проблеме с медицинскими наркотиками?

Надежда Осиповаврач
анестезиолог-реаниматолог высшей квалификационной категории

«Минздрав не может не ставить в известность правительство о положении дел с этим вопросом. И тем более, что даже в СМИ идет об этом разговор постоянный. И уже идут самоубийства пациентов и эвтаназии пациентов. Знают они все это прекрасно. И реагируют на это каким-то образом каждый раз отписками».


На этой неделе в Красноярске оправдали терапевта Алевтину Хориняк. «Может быть, теперь медики будут меньше бояться за свою свободу?» — спросили у врача сразу после оглашения приговора.

Алевтина Хориняк
терапевт

«До тех пор пока Госнаркоконтроль будет свою работу выполнять по легальному обороту и пока он будет в аптеках выбирать рецепты, выписанные врачами, поднимать всех на уши, искать эти карты, поднимать этих больных, нервировать наших начальников, — до тех пор пока они будут ходить по аптекам, врачи все равно будут бояться».


Каждый год в России от рака умирают 300 тысяч человек. Каждый второй из них не обеспечен эффективным обезболиванием. За боль пациентов врачи не несут никакой ответственности.

https://www.bfm.ru/news/276805

0

3

В России возникли перебои с лекарствами для онкобольных

Об этом «Коммерсанту» рассказали несколько пациенток. Отмечается, что на протяжении нескольких месяцев в некоторых столичных клиниках перестали выписывать ранее назначенные дорогостоящие препараты, поскольку их нет в прикрепленных к учреждению аптеках

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2016/06/20/onko.jpg
Фото: Srdjan Zivulovic/Reuters

Проблема с лекарствами для онкобольных стоит давно, и причина — в несвоевременных закупках, считает главный врач Московского областного онкологического диспансера, доктор медицинских наук, профессор Александр Серяков.

Александр Серяков
главный врач Московского областного онкологического диспансера, доктор медицинских наук, профессор

«Региональными министерствами здравоохранения, допустим, на 2016 год, по идее, все аукционы на закупку и на тендеры должны были начаться в ноябре-декабре 2015 года, и тогда плановый год мог бы перекрыть. А если даже на сегодняшний день в Москве или в Московской области, или других областях аукционы на закупку онкологических препаратов, в том числе, дорогостоящих, начали играть в мае-июне, то практически 5-6 месяцев онкологические больные или не получали лекарства, или получали их с перебоями. При наличии этих препаратов в каком-то небольшом количестве на складах фарморганизаций, сейчас эта проблема вышла в открытый эфир, но она существовала и ранее, и эти жалобы постоянно поступают. Проблему нужно решать глобально, на уровне министерства, на уровне правительства РФ».


Перебои в лекарственном обеспечении зарегистрированы не только в Москве, но и в российских регионах: за апрель-май этого года о проблемах сообщили 18 пациентов, в частности из Рязанской, Новгородской, Калининградской, Сахалинской областей, а также Ставропольского края и Якутии.

Причем, жалобы идут на отсутствие не только импортных медикаментов, но и отечественных. Говорит руководитель группы по работе с обращениями граждан МОД «Движение против рака» Денис Куров.

Денис Куров
руководитель группы по работе с обращениями граждан МОД «Движение против рака»

«Нельзя так однозначно сказать, что все препараты, которые недоступны, — импортные, и вся проблема в том, что они очень дорогие. К сожалению, не так. Мы получаем достаточно часто жалобы пациентов на невозможность получить лекарства, не являющиеся импортными или какими-то очень дорогими. Бывает ситуация, когда нужна упаковка препарата стоимостью шесть тысяч рублей. Ну, согласитесь, в онкологии это далеко не самый дорогой препарат. Бывает ситуация, когда человеку даже это недоступно лекарство. Оно, допустим, есть в региональном перечне льготных препаратов. По идее, с ним никаких проблем быть не должно, но, к сожалению, мы встречаем даже такие сигналы».


Самое страшное, когда люди готовы сами купить нужные лекарства, но врачам запрещено этими препаратами их лечить, говорит президент ОАО «Медицина», академик РАН, заслуженный врач России Григорий Ройтберг.

Григорий Ройтберг
президент ОАО «Медицина», академик РАН, заслуженный врач России

«Есть препараты, которые у нас в стране не сертифицированы, но весь мир ими пользуется, и они реально спасают жизнь больных. Раньше была очень простая ситуация, мы больным рекомендовали, эти препараты они могли в любой стране купить на собственные деньги и привезти. Сегодня ситуация резко осложнилась с тем, чтобы привезти, и самое неприятное, допустим, юридическое лицо, то есть мы, больница, не имеем права проводить лечение этим препаратом, которое они сами привезли. И вот такой совершенно дикий вариант, когда не требуется от государства денег, а требуется просто, ну, хотя бы тем больным, которые могут сами себя спасти, просто помочь какими-то подзаконными актами, ну, не получается. Мы пишем письма, но пока эффекта от этого нет. Вторая группа препаратов — это те, которые лицензированы, входят в жизненно важные препараты. И тоже могут привести пример, когда четыре месяца не могут привезти, купить, как угодно препарат Авастин. Что делать этим людям, которые не могут ждать четыре месяца, остается полной загадкой. Третья группа, сюда относятся препараты-дженерики. Сегодня нам дают дженерики отечественного производства, на которые ни одного подтверждения не знаем, и мы не знаем, что мы делаем и что посоветовать больному, принимать или нет».


Ранее СМИ сообщали о прекращении поставок в Россию анестетика Мезатона, который входит в перечень жизненно важных лекарственных препаратов. Причиной отсутствия поставок, по версии «Коммерсанта», стала невозможность перерегистрировать цену лекарства (поставщик — украинский завод).

Однако в Минздраве отметили, что отсутствие в российских больницах лекарственного препарата Мезатон не носит критического характера.

https://www.bfm.ru/news/326104

0