Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Вернут ли России советскую модель психиатрии?

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Вернут ли России советскую модель психиатрии?

Дело «школьного стрелка» Сергея Гордеева, резонансное убийство шестерых детей в Нижнем Новгороде — в обоих случаях выяснилось, что преступники страдали шизофренией

Текст: Андрей Жвирблис

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/08/09/psy.jpg
Фото: Юрий Белинский/ТАСС

Ряд громких насильственных преступлений последнего времени, в которые были вовлечены люди, психически нездоровые, вызвали общественную полемику. Вскоре может быть пересмотрена мера о принудительном лечении бывшего школьника Сергея Гордеева, ворвавшегося в прошлом году в школу и застрелившего двух человек. А недавнее убийство с расчленением в Нижнем Новгороде (предполагается, что Олег Белов убил жену и шестерых детей) вообще ввело общество в определенный ступор. Особенно, когда стало известно, что убийца страдал тяжелой формой шизофрении, проявлял агрессию, но его не лечили. Вернут ли России принудительную госпитализацию без решения суда? Кто за нее, кто против, наконец, чем это грозит?

Российское общество в массе своей узнало о том, что представляла собой советская карательная психиатрия в начале 90-х. Тогда же, в 1992 году, был принят закон, запрещающий принудительную госпитализацию без суда. Более того: за нее даже введена уголовная ответственность. Кого, как правило, госпитализируют по суду? Только человека, уже совершившего преступление, в том числе и насильственное. Или, что на практике встречается реже, когда согласие дает легальный опекун лица, признанного недееспособным. При этом часто, если гражданин считается дееспособным и отказывается от лечения, его удерживать не могут. Пусть даже он при этом представляет серьезную опасность — и для себя, и для окружающих. Изъян системы?

Российский правозащитник, журналист и общественный деятель Александр Подрабинек в 1977 году написал книгу «Карательная медицина» — про психиатрические преследования инакомыслящих в СССР. В  1978 году Подрабинека арестовали, а в 1979 его книга была издана в США и произвела фурор в международном психиатрическом сообществе. Подрабинек убежден, что принудительная госпитализация может производиться только по решению суда.

Александр Подрабинек
правозащитник, журналист и общественный деятель

«Решения комиссии психиатров для того, чтобы ограничить свободу человека или вовсе его лишить свободы, недостаточно. Судебная инстанция — это дополнительная гарантия того, что не будет злоупотребления. В отношении здорового человека много проблем, а в отношении больных и подавно. Потому что он не всегда в состоянии защитить себя. Ему нужны дополнительные гарантии. Конечно, судебные инстанции — это не панацея, и, скажем, Басманный суд едва ли встанет на защиту человека, в подоплеке которого есть политическая составляющая. Но, тем не менее, в остальных случаях, если брать в масштабах страны, все-таки институт судебной защиты совершенно не лишний».


В Нижнем Новгороде в результате резонансного убийства был арестован начальник службы местных участковых Виктор Миллер. Согласно заявлению Следственного комитета, ему грозит статья о халатности, повлекшей смерть более двух лиц. Поле для маневра у полицейского было достаточно ограничено. Госдума должны вернуть в России практику принудительной госпитализации, утверждает психиатр-криминалист Михаил Виноградов.

Михаил Виноградов
психиатр-криминалист

«Разговоры о том, что психиатры в советское время выполняли полицейские функции по заказу власти — это неправда. Это разговоры бывших диссидентов, среди которых психически больных было немерено. В Думу психиатры питерские и примкнувший к ним я подали ходатайство о пересмотре принципов оказания психиатрической помощи в России. Дума собирается после каникул приступить, наконец, к рассмотрению нашего заявления. Суть вообще-то очень простая: вернуть права психиатрам решать судьбу душевнобольных. По этой схеме ответственным будет главный психиатр города, который проверит вместе с главврачом и начмедом обоснованность госпитализации».


Главная проблема — это не порядок госпитализации, а то, что в России в результате реформы психиатрическую помощь сокращают. Число психиатров в стране за последнее время уменьшилось на 2-3 тысячи человек. Надо менять именно это, а вовсе не систему госпитализации, уверен президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко.

Юрий Савенко
президент Независимой психиатрической ассоциации России

«Совершенно мракобесное предложение, связанное с пиаром ретивых думцев-силовиков. Психиатры вправе принимать решение о недобровольной госпитализации и сейчас. В случае непосредственной физической опасности существует целая система выездных судов, которые постфактум, после стационирования, приезжают и легитимизируют эту акцию. И нелепо было бы, чтобы вот такие истории, как эта чудовищная, как-то меняли это».


Ради справедливости, стоит отметить, что принудительная внесудебная госпитализация не противоречит международному законодательству. Параграф 1 статьи 5 ратифицированной Россией «Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод» гласит, что никто не может быть лишен свободы, кроме ряда случаев. В числе исключений — «персоны, могущие распространять заразную болезнь, душевнобольные, алкоголики,  наркоманы или бродяги». Поэтому, в отличие от распространенной точки зрения, во многих демократических странах вовсе не требуется решение суда для принудительной госпитализации. Например, в Швейцарии достаточно всего лишь заключения всего одного психиатра, которое составляется в течение 48 часов после госпитализации, а затем подтверждается наблюдательным психиатрическим советом. Во Франции, согласно закону 2011 года (по поводу которого, кстати, было очень много споров) инициатором и ответственным за такую госпитализацию выступает третье лицо — близкий родственник или представитель государства (как правило, префект полиции). Нечто схожее существует и в ряде стран британского содружества.

Однако Европа Европой, но от перспективы введения схожего порядка госпитализации в условиях российских реалий становится  как-то жутковато. Одно дело — Москва или Питер, где все и всё на виду. Другое — реалии глубинки, вроде той, что обрисована в «Левиафане» Андрея Звягинцева.

http://www.bfm.ru/news/300003

0

2

«Кто попробует убежать, штраф — пуля!». «Школьного стрелка» снова отправили лечиться

Психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением ждет «школьного стрелка» Сергея Г. Так закончился в Московском окружном военном суде повторный процесс над 17-летним подростком, который позапрошлой зимой захватил в заложники свой класс в столичном районе Отрадное, убил учителя географии и застрелил полицейского

Текст: Мария Локотецкая

http://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2016/02/08/school.jpg
Здание школы №263 в Москве, где в феврале 2014 года старшеклассник Сергей Г. застрелил несколько человек. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Потерпевшие заявили, что не согласны с решением суда и намерены обжаловать его в Верховном суде. Они уверены, что юноша абсолютно вменяем, и его нужно отправить в колонию, а не в психбольницу. По словам супруги погибшего учителя, если потерпевшие не найдут правосудия в России, то будут искать правду в Европейском суде.

На заключительное слушание в  Московский окружной военный суд 17-летнего Сергея Г. доставили из психиатрического отделения Бутырского СИЗО. Заметно возмужавший за два года после трагедии молодой человек в очках тихо сидел в клетке с поникшей головой. Поддержать его пришла мама Ирина. Однако она не стала общаться с прессой.

Для того чтобы огласить определение, судебной коллегии из трех судей потребовались считанные минуты. Поскольку процесс проходил в закрытом режиме, была озвучена вводная и резолютивная часть судебного акта о применении к подростку мер медицинского характера. Проведенная в институте им. Сербского экспертиза признала его невменяемым. Медики констатировали, что парень страдает психическим расстройством: недифференцированной шизофренией в острой форме.  Врачи решили, что подросток не отдавал отчет в своих действиях и не мог руководить ими. В итоге суд направил подростка на принудительное лечение.

«Проверка теории»

Трагедия, которая потрясла столицу, случилась  3 февраля 2014 года. В тот день ученик 10 «А», 15-летний  Сергей Г. пришел в школу № 263, вооружившись двумя охотничьим карабинами своего отца. Он убил учителя географии Андрея Кириллова, выстрелив ему в грудь и добив в голову. Затем его заложниками стали более 20 одноклассников. «Кто попробует убежать, штраф — пуля!», — предупредил их юноша. Охранники школы вызвали полицию. Когда полицейские приехали и попытались войти в класс, подросток начал стрелять в их сторону. Он ранил старшего сержанта Владимира Крохина и застрелил прапорщика Сергея Бушуева. Уговорить сдаться школьного стрелка смог его отец.

В ходе  следствия 15-летний подросток-отличник уверял, что не испытывал неприязни  к погибшему педагогу. По географии у него всегда была пятерка. Просто так получилось, объяснил он. «Он просто хотел проверить свою теорию, посмотреть, что  находится по ту сторону смерти, а потом убить себя», — рассказывал о мотивах страшного поступка адвокат Сергея Владимир Левин.  Мальчик составил предсмертное стихотворение на английском языке, в котором «написал, что устал от жизни и не может жить в страхе». В  беседе со следователями, он признавал, что пришел в школу, «чтобы рассказать одноклассникам о своих взглядах». Для того чтобы они «отнеслись к нему с уважением», он и решил взять оружие, украв у отца ключи от сейфа с винтовками. Парень сказал, что изначально планировал пострелять в потолок и не хотел никого убивать.

Не ведал, что творил

Перед судом  юноша предстал уже во второй раз. 3 марта 2015 года Бутырский суд Москвы направил юношу на принудительное лечение. Однако 13 ноября президиум Мосгорсуда отменил это решение по жалобе потерпевших. Дело направили на пересмотр в  Московский окружной военный суд из-за процессуальных нарушений. Дело передали туда, поскольку одна из вменявшихся подростку статей — «Захват заложника» ( ч 4. Ст. 206 УК РФ) — теперь отнесена к подсудности военных судей. Помимо этого юноше инкриминировали «Убийство двух лиц, совершенное в связи с осуществлением лицом своей служебной деятельности»,  и «Покушение на убийство (ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 30 и ч.2 ст. 105 УК РФ). За все это  школьнику грозило не более 10 лет колонии, так как он совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте. Однако в понедельник суд прекратил уголовное дело «школьного стрелка», решив, что в его действиях «отсутствовал состав преступления» из-за того, что он не ведал, что творил.

Причины для отмены

Зал суда вдова погибшего учителя географии покидала в расстроенных чувствах. По  словам Елены Кирилловой, она долго наблюдала за юношей в зале суда и уверена — он вовсе не болен. «Человек абсолютно здоров, нет никаких признаков, что он невменяем», — сказала женщина. Она рассказала, что после задержания молодой человек «хорошо разговаривал и говорил — он понимал, что он делал». Однако после того как его родители наняли опытного адвоката, Сергей заявил, что ничего не помнит, и отказался выступать в суде. Представляющий интересы матери и вдовы погибшего педагога адвокат Игорь Трунов  считает, что заключение о невменяемости подростка могло появиться из-за того, что отец и дед парня использовали свои связи. «Его дед — сотрудник спецслужб, отец — сотрудник спецслужб», — сказал юрист.  Он считает принятое решение о принудительном лечении подростка незаконным.  Основанием для  отмены принятого решения представитель потерпевших считает то, что эксперты-психиатры дали подписку об уголовной ответственности  за дачу заведомо ложного заключения уже после того, как  провели экспертизу. Кроме того, Трунов видит и другие нарушения закона. «Из 79 свидетелей в суде дали показания только пять, 15 из них написали заявление о том, что отказываются давать показания в суде. В этой связи мы будем ставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности тех, кто отказался выполнить свой гражданский долг», —  заявил Трунов. По его мнению, сегодняшним решением суд фактически освободил молодого человека от ответственности за содеянное, и существует вероятность, что он довольно скоро покинет психиатрический стационар, где каждые полгода проводится медицинское переосвидетельствование. Решение МОВС юрист намерен обжаловать в апелляционной инстанции Военной коллегии Верховного суда России, и при необходимости обратиться в Европейский суд по правам человека.

В свою очередь, представители прокуратуры и защиты стрелка убеждены в правомерности приговора. Защищавший юношу адвокат Владимир Левин назвал предположение представителя потерпевших  о том, что родственники подсудимого могли помочь ему уйти от ответа, задействовав свои связи, «передёргиванием фактов». Он исключил возможность выхода школьного стрелка на свободу в скором времени, отметив, что лечение в психиатрических стационарах специализированного типа занимает годы. По словам Левина, 15 одноклассников юноши отказались выступить в суде, сообщив, что не хотят вновь испытывать стресс, который пережили. «Суд признал это исключительным обстоятельством», — сказал он.

Тем временем, родителей «школьного стрелка» хотят заставить ответить рублем за случившееся. 24 февраля Бутырский суд Москвы рассмотрит иск матери и вдовы погибшего учителя географии о возмещении причиненного им ущерба. Они требуют взыскать с Ирины и Виктора Гордеевых 10 млн рублей в качестве компенсации моральных страданий, компенсировать расходы на похороны и выплачивать по 37 тысяч рублей ежемесячно на содержание маленького сына Андрея Кириллова, потерявшего отца.

http://www.bfm.ru/news/314934

0