Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



О досрочных выборах Президента РФ ...

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Кудрин выступил за досрочные выборы президента России

Так, по мнению бывшего министра финансов России, можно начать масштабные структурные реформы в стране. В пример он привел опыт Нурсултана Назарбаева

Текст: Михаил Баженов

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/06/18/kudrin.jpg
Бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин на Петербургском экономическом форуме, 18 июня 2015. Фото: Maxim Shemetov/Reuters

Глава Комитета гражданских инициатив, бывший министр финансов России Алексей Кудрин выступил за досрочные выборы президента РФ. Заявление прозвучало во время Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ)-2015.

По мнению Кудрина, перевыборы необходимы для начала новых структурных реформ. В пример он привел президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, который после досрочного переизбрания объявил о программе «100 шагов».

Алексей Кудрин
глава Комитета гражданских инициатив

«Сегодня главная проблема России — это структурные диспропорции, структурные проблемы. Ни одна серьезная структурная проблема в рамках трехлетнего плана решена быть не может. Если говорить о том, где мы сейчас находимся, где мы, с точки зрения роста, то мы находимся в середине шторма. Первый квартал всех немножко успокоил, были лучше показатели, чем все ожидали. И многим показалось, что мы прошли пик или находимся уже на излете кризиса. Второй квартал покажет, что это не так. К сожалению, неопределенность в отношении третьего и четвертого квартала высокая. Когда я говорю про структурные реформы, мы понимаем, что это не просто написать хороший документ, нужна политическая воля, нужна команда, нужен президент, который все эти точки разделяет. Мне очень понравилось, как Назарбаев сейчас принял программу «100 шагов». Он и выборы провел досрочно, чтобы быстрее объявить об этой структурной программе реформ. Мне кажется, почему бы нам, если мы приближаем выборы Думы, не приблизить выборы президента и объявить новую программу реформ, которую легче проводить, уже имея мандат доверия на ее проведение».


В Кремле не комментируют предложение Кудрина о переносе президентских выборов. «Это политологическое заявление», — отметил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, и оно будет обсуждаться в экспертных кругах наравне с другими идеями.

Секретарь генсовета «Единой России», вице-спикер Госдумы Сергей Неверов считает идею Кудрина неактуальной. «Предпосылок для досрочных президентских выборов я не вижу», — заявил он и отметил, что подобные предложения можно расценить, как попытку внести нестабильность в общество.

Заявление Алексея Кудрина Business FM обсудила с экспертом Института гуманитарно-политических исследований Владимиром Слатиновым.

Как вы можете расценить предложение Кудрина о досрочных президентских выборах?

Владимир Слатинов: Вы знаете, когда, если не ошибаюсь, господин Гонтмахер в «Ведомостях» написал, что досрочные парламентские могут стать прелюдией к досрочным президентским, говорили о том, что этого быть не может. Но сегодня уже, наверное, это не является после заявления Кудрина чем-то неожиданным. То есть я думаю, что соответствующий сценарий по всей видимости прорабатывается. И Алексей Леонидович рассудил очень здраво. Понимаете, вот при огромном рейтинге, при пестуемой стабильности в каких случаях могут проводиться досрочные выборы? Ну, собственно, в двух. Либо первый сценарий: «вихри враждебные веют над нами», враги хотят разрушить наши духовные скрепы и перекодировать наш вот тот самый код. В таких условиях, конечно, даже системным либералам будет плохо, и мы понимаем к чему приведет нагнетание этой атмосферы. Поэтому Кудрин предлагает изящнейший шаг, он его, конечно, подсмотрел у Назарбаева. То есть, во-первых, либералы предлагают досрочные выборы, а во-вторых, президент переизбирает, переучреждает себя как президент-реформатор для осуществления масштабных либеральных реформ а-ля-Назарбаев. И, конечно, надо отдать должное Кудрину, это очень креативно и довольно неожиданно.

В Кремле говорят, что не знают, по крайней мере пресс-секретарь президента, что он не знает, обсуждал ли Кудрин эту идею с Путиным. Вы как считаете, он ее обсуждал с Путиным или нет?

Владимир Слатинов: Мы не можем, конечно, утверждать было ли это, но, по крайней мере, я думаю, что Алексей Леонидович просто так заявлений делать не будет. То есть, я думаю, что соответствующие сценарии прорабатываются. В общем, не зря эти утечки появились именно в последние дни, и как я уже сказал, не зря именно Алексей Леонидович взял на себя эту удивительную миссию, будучи либералом, тем не менее, предложить фактически досрочное переизбрание господина Путина на новый срок. Кстати, если он переизберется при этом без изменения Конституции, то фактически ведь он будет меньше работать. Это будут вторые выборы подряд, то есть на следующий срок Путин в соответствии с действующей Конституцией баллотироваться не будет, и как бы сокращается путинский срок. То есть не только президент-реформатор, но и человек, который сам сократит себе срок, срок имеется в виду президентский. Так что Алексей Леонидович, конечно, повторяю, сегодня выстрелил очень креативно.

Ну и по поводу того, что эти выборы, по мнению Кудрина, необходимы, чтобы новый президент получил мандат доверия на реформы. Значит ли это, что Кудрин считает, что у нынешнего президента мандата доверия на реформы нет, и как это тогда согласуется с рейтингами президента?

Владимир Слатинов: Понимаете, Алексей Леонидович имеет в виду, что мандат доверия есть, но предыдущее политическое развитие и идеологическое, они привели к тому, что реформы оказались в тупике. А поскольку Россия проигрывает стратегически, что сегодня, собственно, главным было лейтмотивом выступления Кудрина и Грефа, и этот стратегический проигрыш России грозит вообще сохранению нынешней элиты, то необходимо некое переучреждение власти — даже на пике популярности.

http://www.bfm.ru/news/295731

0

2

Алексей Кудрин объяснил в интервью РБК, зачем нужны досрочные выборы

Елизавета Осетинская, Роман Баданин

Алексей Кудрин взбудоражил Петербургский экономический форум предложением передвинуть президентские выборы вслед за парламентскими. Для чего это нужно, глава комитета гражданских инициатив объяснил в интервью РБК

http://pics.v6.top.rbk.ru/v6_top_pics/resized/550xH/media/img/9/66/754346345464669.jpg
Декан факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского госуниверситета Алексей Кудрин
Фото: Олег Яковлев/РБК

— Вы обсуждали предложение о переносе даты выборов с президентом или с кем-то из его администрации?

— Ни с кем не обсуждал — ни с президентом, ни с кем-то из его администрации. Откладывание структурных реформ еще на год, два, три на тот же срок отложит и восстановление позиций России на мировых рынках. Через три года Россия будет иметь самую низкую долю в мировой экономике с 1992 года. Откладывать нельзя. Нужно поднимать темпы экономического роста, для этого требуются структурные реформы. Я изучил не в первый раз программу «100 шагов» [президента Казахстана Нурсултана] Назарбаева, там есть много, что мне нравится. И я обратил вдруг внимание, что Назарбаев передвинул выборы. Это правильно. Любая программа требует политической поддержки. Для этого требуется политический мандат и окно возможностей. Оно всегда возникает после выборов.

— Вы считаете, что сейчас поддержки Владимира Путина не достаточно, для того чтобы сделать решительные шаги?

— С одной стороны, да, но в преддверии выборов реформы не делаются. Это общеизвестная практика. Иногда часть реформ объявляется накануне выборов, наиболее популистская. Другие обычно не объявляются. Например, пенсионная реформа не считается у нас в стране популистской. Но если ее не провести, то через несколько лет будет не хватать средств для выплаты пенсий и потребуется повышать налоги.

— На форуме вы говорили о многих важных вещах, но не сказали о такой важной тенденции, как рост оборонных расходов. Как этот фактор влияет на экономику?

— Я отношу это к числу структурных реформ. Увеличение оборонных расходов примерно на 2% за последние пять лет — это существенный структурный фактор, который оттянул деньги от других секторов экономики. Когда это планировалось, планировались также и более высокие темпы роста экономики. Сейчас это очень болезненно скажется на сокращении расходов в других отраслях.

— А не поможет ли скорейшей реализации структурных реформ в большей степени переформатирование нынешнего состава правительства? Реформа — это его компетенция, а не президента…

— Реформы — это все-таки мандат президента в нашей ситуации. Все основные направления задаются президентом, в его указах, в его посланиях и в целом ряде стратегических документов. По действующему законодательству о стратегическом планировании президент принимает стратегические концепции. В этом смысле без президента здесь не обойтись. И на всеобщих выборах избирается президент, а не премьер. Поэтому нужен политический мандат доверия.

— Если вернуться в настоящее время, вы считаете, что дно кризиса уже пройдено?

— Май показал продолжение падения, и я думаю, что в июне падение также продолжится. Таким образом, мы еще не достигли дна. Каким будет тренд выхода из кризиса — стагнация или продолжение падения просто меньшими темпами, — мы сегодня просто еще даже не знаем. В список факторов кроме экономических, связанных с циклом, ценой на нефть, включились политические, связанные с санкциями, с неопределенностью, с достаточно хаотичными действиями наших государственных органов, Государственной думы. Некоторые решения Дума принимает вопреки тем заявлениям, которые делает президент. Хотя в конечном счете все они подписываются и правительством, и президентом.

— Например?

— Все мы говорим о необходимости снижения давления на бизнес, снижения административных барьеров. Но за последний год административные барьеры выросли, а давление на бизнес усилилось. Это произошло в результате принятия документов, увеличивающих полномочия силовых органов в налоговых проверках, принятия закона о деофшоризации, в связи с чем количество проверок по работе компаний за рубежом увеличится. В начале года увеличилось число проверок по ценообразованию. Принят целый ряд законов, которые «удорожают» расчетную платежную систему в России. Закон о персональных данных принят,  который увеличивает издержки компаний. Между тем и на текущем экономическом форуме, и в Послании президента говорилось о том, что нужно раскрепостить свободу, снять нагрузку.

— Вы уже несколько лет не чиновник. С делом вашего коллеги [основателя «ВымпелКома» Дмитрия] Зимина возникли проблемы. Как вы прокомментируете признание его фонда «Династия» иностранным агентом?

— Как известно, Зимин финансирует его из своих средств, которые хранятся на зарубежных счетах. То, что фонд, который финансирует образование и научные работы [получил такой статус], это, скорее, несовершенство закона. Я после этого события назвал закон ущербным, требующим изменения основных понятий, включая понятие политической деятельности.

— Какие последствия могут иметь аресты активов по делу ЮКОСа и как Россия должна на них реагировать?

— Это событие ухудшает инвестиционный климат России. Если сегодня мы не найдем компромиссного решения этого вопроса, адекватного тому, что подписала Россия в международных конвенциях и соглашениях, то, конечно, это понизит роль судебной процедуры международных судов, повысит риски российских компаний при получении инвестиций. Все на это станут закладываться, пострадает весь частный бизнес. Вот почему этот прецедент очень важный. И сейчас важно, чтобы правительство нашло какое-то решение. Но я не хочу комментировать решения, связанные с ЮКОСом, потому что работал в правительстве и любые мои слова по-прежнему могут иметь юридические последствия.

http://daily.rbc.ru/interview/economics … fcb8eacfb8

0

3

Петербургский форум предложил Путину начать реформы с отставок и выборов

Дмитрий Коптюбенко, Яна Милюкова, Роман Баданин, Елизавета Осетинская

Россия рискует скатиться в 1992 год по доле в мировой экономике. Чтобы избежать этого, нужны структурные реформы. Участники Петербургского экономического форума предложили на выбор президенту два варианта, с чего начать

http://pics.v6.top.rbk.ru/v6_top_pics/resized/550xH/media/img/5/71/754346475576715.jpg
Глава Сбербанка Герман Греф, первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов и декан факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета Алексей Кудрин (слева направо) во время панельной сессии «Экономика: честные ответы на злободневные вопросы» в рамках XIX Петербургского экономического форума
Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Радикальный вариант Кудрина

Откладывать масштабные реформы дальше нельзя, призвал глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин в интервью РБК в кулуарах Петербургского экономического форума. Ранее он предложил план таких реформ, включая сокращение военных расходов, пенсионную реформу и перераспределение властных полномочий от федерального центра губернаторам.

Начать нужно с досрочных выборов президента, предложил Кудрин на форуме. В преддверии выборов реформы не делаются, а новому главе государства «с новым мандатом доверия» было бы проще принимать непопулярные решения. С действующим президентом или с кем-либо из кремлевской администрации Кудрин по этому поводу не общался, уточнил он РБК.

На идею его натолкнуло изучение программы «100 шагов» президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. «Я обратил вдруг внимание, что Назарбаев передвинул выборы», — говорит он.

Пока власти много говорят о реформах, но реальные действия президента, правительства и Госдумы во многом перечеркивают антикризисные планы. «Все мы говорим о необходимости снижения давления на бизнес, снижения административных барьеров. Но за последний год административные барьеры выросли, а давление на бизнес усилилось. Это произошло в результате принятия документов, увеличивающих полномочия силовых органов в налоговых проверках, принятия закона о деофшоризации... В начале года увеличилось число проверок по ценообразованию», — перечисляет Кудрин.

Конституция устанавливает шестилетний президентский срок, перенос выборов возможен в двух случаях: импичмент или изменения в Конституцию и избирательное законодательство (закон о выборах президента), говорит зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству, глава юридической службы КПРФ Вадим Соловьев. По его словам, первый вариант сейчас вряд ли возможен, второй — реален, так как вместе с ЛДПР и «Справедливой Россией» «Единая Россия» имеет конституционное большинство (две трети голосов, необходимых для изменения Конституции).

Но секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов увидел в заявлении Кудрина лишь попытку внести «определенную нестабильность в общество».

Для досрочных выборов главы государства должна быть прагматическая цель, например некая «программа реформ», рассуждает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. Но, по его словам, для ее запуска нет политических препятствий и сейчас.

Мягкий вариант Грефа

План, как начать реформы, есть и у президента Германа Грефа. На ПМЭФ он пропагандировал представленное ранее президенту предложение создать ответственный за их проведение офис, подчинив его президенту. «Необходимы личная вовлеченность первого лица, ограниченный набор реформ, специальный контролирующий офис и регулярная сессия управления по всем параметрам», — заявил он на сессии, посвященной реформе госуправления.

В тон ему высказался экс-премьер Великобритании Тони Блэр, который отметил, что при первом сроке не создавал специальный офис по реформам, но затем понял, что иначе добиться выполнения указаний сложно. «Я понял, что чиновничья среда не настолько отзывчива на указания сверху. Поэтому во второй срок организовал специальное подразделение», — сказал он.

Сам Греф возглавить такой офис не стремится: «Я не создаю места работы для себя, у меня есть маленькая организация». Кудрин отказался отвечать на аналогичный вопрос из зала.

В правительстве России больше десяти лет назад уже начинали административную реформу, и в том числе на основе британского опыта, напомнил Кудрин. «Помню, как все дружно начали отчитываться о целях, индикаторах, и потихонечку это заглохло. И даже не обсуждали, почему», — вспомнил он. Новые стратегические задачи президент поставил в 2008 году, затем был «апдейт» при правительстве Медведева, однако, признался Кудрин, «я даже не помню, или эти программы перестали существовать, или тихо ушли в небытие, а потом появились указы 2012 года». Нужно неэффективных чиновников увольнять, предложил он.

В то, что без радикальных мер реформы не произойдут, согласились и участники сессии. Голосование в зале показало: 65% считают, что пока реформ просто не будет, 14% допустили их успех, если удастся следовать плану, еще 20,5% предположили, что реформы в России состоятся, но займут годы.

Изменения без фанатизма

Реформы нужны, без них не удастся достигнуть роста экономики в 4%, считает министр экономического развития Алексей Улюкаев. Например, нужно менять подход к сокращению бюджетных расходов. «Инвестиционные расходы — это такая падчерица в этом доме бюджетных обязательств, они сокращаются в первую и увеличиваются в последнюю очередь», — посетовал он в интервью РБК, призвав поменять Бюджетный кодекс таким образом, чтобы сокращение таких расходов происходило в том же режиме, что и «защищенных».

Тем не менее на вопрос, когда начнутся реформы, он ответил: «Кое-что делается и по факту». В числе заслуг правительства он перечислил мораторий на плановые проверки малого бизнеса, создание механизма одного окна при поддержке предпринимательства на базе Агентства кредитных гарантий, меры поддержки несырьевого экспорта.

«Структурные реформы в стране идут такими темпами, которые возможны, исходя из всего набора факторов: социальных, политических, экономических, финансовых, внешнеполитических. Конечно, хочется, чтобы это было быстрее. Но в такой огромной стране это очень-очень сложно», — сказал РБК вице-премьер Аркадий Дворкович.

Что скажет Путин

«Такая экономика не может развиваться. Идет концентрация ресурсов, потому что кажется, что через госкомпании легко контролировать все. Но так мы движется в модель старого мира из-за централизации», — не соглашается председатель совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин. По его словам, это основная проблема, за ней тянутся остальные: низкая эффективность, отток капитала, отсутствие серьезных инвестиций в интеллектуальный капитал.

Опрошенные РБК участники форума ждут, что скажет по поводу реформ президент. Речь идет о судебной реформе, защите частной собственности, вопросах верховенства закона, способах решения споров — всех тех параметрах, которые определяют инвестиционный климат в стране, перечисляет глава Американской торговой палаты в России Алексис Родзянко.

При участии Алисы Штыкиной и Ольги Волковой

http://top.rbc.ru/economics/18/06/2015/ … 1f64f0435e

0

4

Секрет досрочных выборов

Экономист Евгений Гонтмахер предполагает, что Путин готовится объявить досрочные президентские выборы

15.06.2015

Евгений Гонтмахер

http://cdn.vedomosti.ru/image/2015/4m/1et17t/default-1tug.png
Возможно, Путин тестирует идею досрочных президентских выборов
Алексей Дружинин / ТАСС

В политическую повестку дня вброшен вопрос о досрочных выборах в Государственную думу. Не вдаваясь в сомнительность этой затеи с точки зрения буквы действующей Конституции, можно только догадываться, зачем понадобилось сдвигать эту дату всего на три месяца – с декабря на сентябрь 2016 г. Ни одно из официальных объяснений не убеждает. Например, необходимость принятия федерального бюджета на 2017 г. уже новым составом депутатов совершенно невнятна – нынешний состав нижней палаты российского парламента абсолютно комфортен для правительства. Рассуждения политтехнологов о том, что в сентябре будет проще получить желаемый для власти результат из-за предвыборной кампании, попадающей на сонное лето, смехотворны: волшебник Чуров и уже давно опробованные механизмы манипулирования ходом избирательного процесса равно хорошо будут действовать и осенью, и зимой.

Чтобы объяснить вдруг появившуюся инициативу по передвижке выборов в Думу, имеющую, судя по всему, неплохие шансы на реализацию, выдвинуто смелое предположение, которое вносит некоторую логику в эту ситуацию.

Возможно, мы стоим на грани объявления досрочных президентских выборов, которые могут пройти весной следующего года.

Думская инициатива призвана ввести в российский политический оборот понятие досрочности в выборы федерального уровня. Скорее всего, Конституционный суд не найдет никаких противоречий между этой инициативой и положениями Основного закона страны. Соответствующий закон будет принят если не в эту, то в начале осенней сессии. Это позволит в конце нынешнего или начале следующего года объявить о досрочных выборах президента, в которых Владимир Путин, очевидно, будет участвовать.

В чем для него выгода всей этой комбинации? Какое-то прагматическое объяснение должно существовать, ведь нетривиальная идея о переносе выборов в Государственную думу наверняка была спущена с самого верха.

1. Путин, видимо, догадывается, что социально-экономическая ситуация в стране будет еще не один год только ухудшаться. И кто ж его знает, какие будут народные настроения весной 2018 г.? Пропаганда пропагандой, но когда растет бедность, на глазах снижается доступность здравоохранения, никуда не пропадает системная коррупция, то даже так называемое путинское большинство может быстро растаять как прошлогодний снег. А весной 2016 г. можно еще попытаться переизбраться на инерции высокого персонального рейтинга. Ну а про волшебника Чурова и отлаженные технологии манипулирования избирательным процессом я уже говорил.

2. Правительство согласно Конституции уходит в отставку после избрания нового (нового-старого) президента. Это освобождает победившего Путина от, видимо, имевшего место неформального обещания Дмитрию Медведеву о занятии им должности премьера весь текущий президентский срок. Кроме того, появляется гипотетическая возможность сформировать правительство, которое будет реализовывать в предстоящие шесть лет новый курс. Какой? Тут может быть, скорее всего, мобилизационный сценарий, на который Медведев с целым рядом членов его правительства не согласен. Возможно, первую скрипку станут играть люди типа Сергея Глазьева и Дмитрия Рогозина. Теоретически есть, конечно, ничтожный шанс и на «либеральный вариант», но пока такая вероятность не просматривается прежде всего из-за резкого осложнения внешнеполитической обстановки. Но фактом является то, что продолжение нынешней хаотической социально-экономической политики чрезвычайно опасно для поддержания внутренней стабильности.

3. Исходя из выдвинутого «нового курса», Путин сформирует не только правительство, но и Государственную думу. И вот здесь досрочные парламентские выборы смотрятся вполне логично. Всего лишь за несколько месяцев можно перелицевать всю верховную власть, кроме, конечно, самого Владимира Владимировича.

В каком-то смысле этот сценарий повторяет Нурсултан Назарбаев, недавно победивший на досрочных выборах и тут же выдвинувший программу из «100 конкретных шагов» по реализации пяти институциональных реформ.
Возможно, я ошибаюсь в своих предположениях. Но ведь должна же быть какая-то логика у российского политического процесса – или у нас и тут все пущено на самотек?

Автор – российский экономист

http://www.vedomosti.ru/opinion/article … ih-viborov

0

5

Досрочные выборы президента: кому это выгодно?

Николай Петров
Руководитель Центра политико-географических исследований

Похоже, идея о досрочных выборах президента с самим президентом согласована не была. А значит, ждать перевыборов Владимира Путина следующей весной не стоит. Но у предложения Алексея Кудрина могли быть и другие мотивы

Пожалуй, нет таких политических сценариев, включая даже неисправимо оптимистичные, о которых можно было бы сказать, что они абсолютно у нас невозможны. Маловероятны, да, но не невозможны. Это в полной мере приложимо и к выдвинутому на этой неделе предположению о досрочных выборах президента. Сначала Евгений Гонтмахер предложил развернутую аргументацию проведения досрочных выборов президента в «Ведомостях», затем Алексей Кудрин на Петербургском экономическом форуме заявил о желательности досрочных выборов президента весной 2016 года. России, говорил Кудрин, нужны структурные реформы, а «для этого требуется политический мандат и окно возможностей. Оно всегда возникает после выборов».

Предложение это выглядит очередным внутриэлитным маневром, цель которого, возможно, — сорвать быструю реализацию выдвинутого одной из групп политической элиты плана по переносу выборов в Думу с декабря на сентябрь 2016 года. Возможно, смысл этого предложения — привлечь внимание Владимира Путина к суете Кремля вокруг переноса думских выборов, заставить задуматься о том, насколько все это в его интересах.

А Путину в его новом качестве вождя досрочные президентские выборы не нужны точно. Думские — немного другое дело, причем логика тут может быть двоякой. С одной стороны, при записном оптимизме, излучаемом вовне руководителями правительства, положение дел в экономике слишком серьезно для того, чтобы, забыв о протестах 2011–2012 годов, рассчитывать на предстоящих выборах в Думу лишь на «волшебника» Чурова.

С другой — антизападная повестка, на которой выборы можно было бы легко выиграть сегодня, через полтора года может оказаться и не столь выигрышной, и обременительным обязательством для Кремля. А выборы в сентябре сокращают горизонт принятия решений не на три месяца, как это следует из календаря, а за счет отсутствия инерции существенно больше: после скоротечной кампании курс, если понадобится, можно будет изменить очень быстро, не опасаясь «эффекта Януковича — 2013».

Почему Владимиру Путину не нужны собственные досрочные выборы? В силу его новой, обретенной в 2014 году, после присоединения Крыма, легитимности. Вождь не может снова стать выбранным лидером, не убив при этом себя как вождя. Вождистская легитимность сильнее выборной, а с легитимностью, как со спиртным — нельзя снижать градус. Вождь может превратиться только в монарха. А выборным лидером будет уже другой человек.

С его новой вождистской легитимностью российскому президенту выборы не нужны вовсе — ни президентские, ни какие-то другие, дающие независимую от вождя легитимность другим игрокам. Точнее, выборы нужны, но не состязательные, а ритуальные, демонстрирующие полную поддержку лидера. И вот тут, пожалуй, есть сходство с Нурсултаном Назарбаевым, в апреле выигравшим уже третьи по счету внеочередные выборы. В случае авторитарного лидера внеочередными выборы бывают не для того, чтобы затруднить жизнь соперникам (их у настоящего вождя нет и быть не может), и уж, конечно, не для того, чтобы сменить премьера и команду, а чтобы подчеркнуть, что вождь стоит над обычными смертными с их правилами, и исключить всякие мысли о том, что будет после — превратить выборную должность в де-факто пожизненную.

По тому, какую реакцию вызывают «досрочно-думская» и «досрочно-президентская» выборные инициативы в элитах (например, председатель Госдумы Сергей Нарышкин заявил, что необходимости в переносе президентских выборов нет), можно безошибочно сказать, что первая была изначально согласована с президентом, а вторая — нет. Соответственно, первая имеет все шансы быть реализованной, а вторая — нет. Впрочем, задача второй, как представляется, не столько быть реализованной, сколько застопорить — если не вовсе заблокировать — первую. И с этой задачей она вполне может справиться.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://daily.rbc.ru/opinions/politics/1 … 5500bf2bf3

0

6

Кремль ответил на вопрос о еще одном сроке Путина

Будет ли действующий глава государства баллотироваться в 2018 году и почему обсуждается переизбрание президента?

Текст: Михаил Сафонов

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/06/21/kreml.jpg
Фото: ТАСС

В Кремле прокомментировали возможное избрание Владимира Путина на новый срок. Как заявил в интервью FT глава администрации президента Сергей Иванов, официальных заявлений на эту тему в этом году ждать не стоит.

Сергей Иванов
глава администрации Кремля

«Зная достаточно хорошо Владимира Владимировича, думаю, если он будет выдвигаться, объявит это не в текущем году. А зачем сейчас объявлять? Есть у нас другие, вон, Явлинский объявил уже. Может быть, другие кандидаты найдутся. Но, на мой взгляд, это фальстарт, если честно. Поскольку по конституции наш президент сейчас избран на первый срок, то по конституции он, Владимир Путин, имеет полное право, если решит, выдвигать свою кандидатуру на выборах 2018 года».


В конце недели на Петербургском форуме экс-глава Минфина Алексей Кудрин предложил подумать о возможности переноса выборов президента по аналогии с думскими. По славам Кудрина, переизбравшись, глава государства сможет объявить новую программу реформ, «которую легче проводить, имея мандат доверия на ее проведение». С чем связано активное обсуждение переизбрания президента?

Константин Калачев
руководитель Политической экспертной группы Константина

«Очевидно было: если сроки выборов в Государственную думу будут перенесены, кто-нибудь рано или поздно скажет, что это создание прецедента, и подобного можно ожидать в случае с президентом. Хотя, с моей точки зрения, это совершенно разные истории, ничего общего не имеющие. Что касается позиции Сергея Иванова, я думаю, любой адекватный вменяемый сторонник президента, тем более, руководитель кремлевской администрации, будет говорить, что никаких оснований для переноса выборов нет, и, собственно говоря, это даже не рассматривается. Я бы на самом деле ничего не исключал, но, наверное, если этот вопрос и будет подниматься, явно не в этом году да и не в следующем тоже. Явно не раньше, чем пройдут выборы в Госдуму. Вряд ли кто-то серьезно будет поднимать подобную тему, хотя есть и такие версии, согласно которым досрочное избрание имело бы смысл в сулчае желания синхронизировать выборные российские и американские циклы, условно говоря, чтобы новый президент США имел дело не с уходящим президентом России, а с избранным, но понятно, что фамилия будет, видимо, та же. Опять-таки, можно строить любые домыслы. Тема переноса выборов не консенсусная. Очевидно, что представители официальных инстанций будут всячески отрицать необходимость переноса».


Сергей Иванов также заявил журналистам, что Россия поставит вопрос о нарастающей военной угрозе в случае укрепления инфраструктуры НАТО в Восточной Европе. Он призвал США думать о последствиях, а не «размахивать дубинкой, распространяя демократию» и выразил мнение о том, что высокие цены на нефть были «проклятием России».

http://www.bfm.ru/news/296001

0

7

Будут ли в России выбирать президента досрочно?

Досрочные выборы в России, о необходимости которых ранее заявлял Алексей Кудрин, могут стать реальностью. Об этом пишет издание Times. Что может подтолкнуть Путина к такому шагу?

Текст: Андрей Жвирблис

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2016/08/21/vybory.png
Фото: Игорь Агеенко/ТАСС

«После чистки старой гвардии Путин нацеливается на досрочные выборы и затягивание поясов». Таков заголовок статьи в воскресной Times.

Как пишет Times, либералы уговаривают Владимира Путина как можно скорее повысить налоги и пенсионный возраст. А чтобы начать эти непопулярные реформы, нужно провести досрочные президентские выборы в 2017 году. Как отмечает автор статьи, экономика России, пострадавшая от западных санкций и падения цен на нефть, действительно нуждается в реформах.

О необходимости повысить пенсионный возраст и проведении непопулярных реформ, а также о досрочных выборах Алексей Кудрин говорил еще больше года назад на Санкт-петербургском экономическом форуме. Теперь же он стал экономическим советником Кремля и его влияние на Владимира Путина возросло.

Но очень маловероятно, что президент согласится пойти на досрочные выборы, считает доцент кафедры политической теории МГИМО МИДа России Кирилл Коктыш.

Кирилл Коктыш
доцент кафедры политической теории МГИМО МИД России

«Наверное, на сегодня необходимости в этом нет. Путин достаточно устойчиво сохраняет свой рейтинг, в отличие, скажем, от правительства, в отличие от парламента. В этом плане досрочные выборы будут расшатывать доверие к Путину. Выборы в срок вполне позволят ему сохранить своей рейтинг. Что касаемо реформ по спасению российской экономики, увеличение пенсионного возраста не даст ничего, кроме обозления населения. Оно не создаст рабочих мест и никоим образом не подстегнет потребление. Разговор был о необходимости либеральных реформ ради либеральных реформ бессмысленен, потому что к реальному решению проблем это никакого отношения иметь не будет. Увеличение налогов — опять же это только способ обозлить население. Увеличение налогов и снижение потребления населения, наоборот, только загоняет кризис в спираль. В этом плане это не способ излечения. Это, наоборот, способы возведения проблем в квадрат. До сих пор Путин доверялся либералам в плане проведения экономической политики, и исходил из того, что ситуация, когда политику контролируют силовики, а либералы — экономику, приводит к более-менее приемлемым результатам. Но я не уверен, что эта сила будет сохраняться. И я не уверен, что либеральная ситуация будет сохраняться. Скорее признаки обратно этому. Интрига сохраняется».


По словам кремлевского источника, на который ссылается британская газета, и внутри Кремля, и вне его есть те, кто говорят, что ждать начала реформ еще два года для российской экономики невозможно. Путин же якобы «достаточно скептично относится к этим советам, но полностью идею не отметает и взвешивает ее».

Напомним, что первый замминистра финансов Татьяны Нестеренко в конце июля предупредила, что без реформ российские резервы закончатся к концу 2017 года, и зарплату бюджетникам будет платить нечем.

https://www.bfm.ru/news/331535

0

8

Политические прогнозы Валерия Соловья. Хорошая осведомленность или хорошая аналитика?

В удаленном интервью профессор МГИМО Валерий Соловей предсказал досрочные выборы президента. Сама по себе эта тема не новая. И даже в какой-то мере модная. О том же недавно высказался Зюганов и когорта других политиков и политологов. В Кремле назвали подобные предположения «схоластикой». Но в интервью Соловья есть и более интересные моменты

Текст: Михаил Баженов

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2016/11/11/mgimo.break.tass.png
Фото: Борис Кавашкин/ТАСС

Профессор МГИМО Валерий Соловей высказывается по поводу никому не известных личных обстоятельствах президента, ссылаясь на некие сведения, которые же сам ставит под сомнение. И там же дает прогноз о преемнике — по мнению Соловья, им станет Медведев.

Все это могло бы остаться и без внимания, если бы у профессора не было реноме «политического оракула». Задолго до отставки Сергея Иванова Соловей предсказал и сам его уход, и имя нового главы администрации президента. По этому поводу даже развернулась дискуссия, откуда профессор получает инсайд и в чьих интересах работает? Но люди, которые знают его лично, говорят: он сам по себе. Продолжает руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.

Константин Калачев
руководитель «Политической экспертной группы»

«Просто человек очень и очень неглупый. Более того, человек, на самом деле, чувствующий себя совершенно свободным в том, чтобы выступать с какими-то картинами будущего, но его образы будущего могут быть производными не от инсайда, а от его собственных представлений и фантазий. На самом деле, он просто красиво троллит всю ситуацию, то есть, он занимается таким классным высокопрофессиональным мегасупертроллингом. И все покупаются».


Тут стоит отметить, что в поле зрения журналистов профессор МГИМО попал недавно. А особым вниманием стал пользоваться так и вовсе последние несколько месяцев. За это время с ним вышло несколько интервью, в которых Соловей говорил о будущих переменах и чуть ли не потрясениях в общественной и экономической жизни страны. И тем самым еще больше повышал интерес к себе. О причинах медийного взлета профессора МГИМО рассуждает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

Павел Салин
директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ

«Появился спрос на политологов вроде Соловья, которые с одной стороны апеллируют к тому, что у них есть определенный инсайд, с другой стороны у них прогнозы достаточно смелые, но при этом не безумные. По этим двум параметрам он сейчас вошел в орбиту внимания СМИ в последний даже не год, а где-то 3-6 месяцев. Плюс у него сейчас вышла вторая книга про русскую революцию, то есть, здесь сыграл свою роль кумулятивный эффект. Плюс спрос именно на экспертов подобного профиля».


Пожалуй, тут еще стоит отметить, что Валерий Соловей возглавляет кафедру связей с общественностью, занимается PR. И подогретый интерес к себе, особенно накануне продаж его книги о цветных революциях, говорит как минимум о профессионализме профессора. В этом смысле удаленное интервью даже сыграло ему на руку. А что касается политических прогнозов — на то они и прогнозы, чтобы сбываться. Или не сбываться.

https://www.bfm.ru/news/338564

0

9

Навальный — кандидат в президенты — благо для Кремля?

Текст:Михаил Баженов

Верховный суд отменил приговор оппозиционеру Алексею Навальному. Это означает, что оппозиционер может выставить свою кандидатуру на предстоящих выборах президента, и это даже может быть выгодным для кандидата от партии власти

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2016/11/16/navalny.jpg
Алексей Навальный. Фото: AP/TASS

Президиум Верховного суда отменил приговор оппозиционеру Алексею Навальному и предпринимателю Петру Офицерову. Дело «Кировлеса» отправлено на новое рассмотрение. Это решение снимает с Навального судимость по тяжкой статье и позволяет участвовать в выборах. Использует ли оппозиционер этот шанс? И что думают о кандидате Навальном в Кремле?

Верховный суд вернул Навальному политическую свободу, пока условно. «Кировлес» уходит на второй круг, в финале может быть новый обвинительный приговор, но пока идет процесс, оппозиционер юридически не судим и вправе участвовать в выборах. Навальный хочет сделать это в 18-м году. В Кремле на его счет мнения нет. «Не наша тема», — объяснил Дмитрий Песков. Но считается, что кандидат-оппозиционер нужен кандидату от партии власти. Почему?

Павел Салин
директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ

«Я думаю, что вариант допуска Навального на президентские выборы, особенно если они будут досрочными, он сейчас рассматривает в пользу этого. Свидетельствует об этом сегодняшнее решение Верховного суда. Для чего допускается? Для того чтобы он составил достойную конкуренцию кандидату от власти, или для того, чтобы повысил уровень легитимности выборов, особенно если выборы будут досрочными, и сразу начнутся разговоры, что досрочные выборы менее легитимны, чем выборы в срок и все прочее. Навальный будет спарринг-партнером, который работает на повышение уровня легитимности Владимира Путина, но никак не его достойным конкурентом».


Из тех, кто уже сейчас объявил о своих президентских амбициях, а это Явлинский и Полонский, Навальный выглядит наиболее выигрышно. Но можно ли рассматривать решение Верховного суда как некое начало к подготовке президентской кампании?

Григорий Добромелов
директор Института прикладных политических исследований

«На российском густом политическом поле фигура Навального выглядит крайне привлекательно и вполне возможная для роста. Вспомним историю с выборами мэра Москвы, даже при заслугах команды Навального и самого Навального в набранном проценте, во многом это было вызвано тем, что административная машина разрешила ему где-то подыграть. Наличие Навального в списках кандидатов отнюдь не увеличивает явку. Эти задачи Навальный не решает. Говорить сейчас о старте президентской кампании — это истерия определенного рода»


Первое дело «Кировлеса» суд рассмотрел быстрее, чем за полгода. Вероятно, и второй процесс не затянется надолго, закончится раньше марта 18-го года. И в случае нового обвинительного приговора Навальный не будет участвовать в президентских выборах. Конечно, если они не случатся раньше. Но на этот счет в Кремле уже несколько раз повторяли, что никаких планов разворачивать кампанию в 17-м году нет.

https://www.bfm.ru/news/338997

0

10

Оппозиционер Удальцов собирается баллотироваться в президенты

Об этом в своем Twitter написала его жена Анастасия Удальцова

Анастасия Удальцова, жена осужденного оппозиционера Сергея Удальцова, рассказала о намерении мужа участвовать в президентских выборах.

В своём микроблоге в Twitter она написала, что «если Навальный собрался баллотироваться в президенты, то Удальцов тоже будет. Или тут у Навального только блат с пятой колонной?»

Сергей Удальцов отбывает заключение по обвинению в организации массовых беспорядков на Болотной площади. Он должен выйти на свободу в августе 2017 года.

Ранее оппозиционер Алексей Навальный сообщил, что собирается принять участие в выборах президента в 2018 году. О своих планах он рассказал во время обращения, которое размещено на канале YouTube. Блогер добавил, что хорошо понимает, что стать кандидатом ему будет непросто.

https://www.bfm.ru/news/341443

0

11

В Кремле обсудили получение 70% голосов за своего кандидата на выборах

00:11

Наталья Галимова

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/9/54/754826923342549.jpg
Фото: Олег Яковлев/РБК

Сергей Кириенко и вице-губернаторы по внутренней политике обсудили на семинаре в субботу обеспечение на выборах президента явки в 70% при таком же результате основного кандидата, рассказали источники РБК

Задача для регионов

В субботу, 24 декабря, в Корпоративном университете Сбербанка завершился учебный семинар для вице-губернаторов по внутренней политике, который длился с 21 по 24 декабря.

В последний день семинара первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко высказался в том числе о выборах президента, рассказали РБК участники мероприятия. По словам одного из вице-губернаторов, Кириенко говорил о том, что основной кандидат «должен победить при очень высокой явке — 70%» и с результатом 70%. При этом за него должны отдать голоса не менее половины избирателей, пришедших на выборы. То, что Кириенко действительно называл такие цифры, РБК подтвердили еще два участника семинара.

«Выборы, по сути, должны стать референдумом о доверии. Нам было четко сказано, что они пройдут в марте 2018 года», — добавляет один из собеседников РБК.

Еще один вице-губернатор утверждает, что участники встречи обсуждали, как обеспечить 70-процентный результат основного кандидата при такой же высокой явке в ходе выполнения одной из учебных задач, которые ставились на семинаре внутриполитическим блоком Кремля. Но это была не установка к действию от администрации президента, а именно учебное упражнение с максимально высокими показателями, считает собеседник.

Представитель управления внутренней политики Кремля сказал РБК, что прошедшее мероприятие с участием вице-губернаторов, курирующих региональные внутриполитические блоки, — «это семинар, а не совещание». Во время семинара, по его словам, отрабатывались разные учебные задачи, проходило тестирование, формировались планы мероприятий: «Но воспринимать эти учебные задачи как официальные установки смысла нет», — заявил собеседник. Два других собеседника РБК, участвовавших в семинаре, наоборот, считают, что прозвучавшие на семинаре цифры явки и результата — это реальная задача, которая ставится Кремлем.

До сих пор явка на президентских выборах в России никогда не достигала цифры 70%, хотя и приближалась к ней. В 2012 году она составила 65,3%, в 2008-м — более 69%, в 2004-м — 64,4%, в 2000-м — 68,7%. На президентских выборах 1996 года, которые прошли в два тура, явка в первом туре равнялась 69,8%, во втором — 69,4%.

Что касается результата выборов, то 70% «кандидаты Кремля» получали дважды. В 2004 году Владимир Путин победил с итогом 71,3%, в 2008 году Дмитрий Медведев выиграл выборы, получив 70,3% голосов.

На ежегодной пресс-конференции для журналистов в пятницу, 23 декабря, Путин не ответил прямо на вопрос, будет ли он участвовать в выборах: «Время созреет, я буду смотреть на то, что происходит в стране, в мире, и, исходя из того, что мы сделали, исходя из того, что мы можем сделать, как мы должны делать, будет принято решение об участии моем или неучастии в будущих выборах президента Российской Федерации», — сказал он. Отвечая же на вопрос о возможности досрочных выборов главы государства, Путин заявил, что это возможно, но нецелесообразно.

Президентская кампания начнется весной

Сергей Кириенко на семинаре призывал вице-губернаторов не рассчитывать на то, что те или иные «непопулярные меры будут заливаться деньгами»: «Он сказал, что экономика стагнирует, и даже если завтра нефть будет стоить $100 за баррель, следует рассчитывать только на те деньги, которые заложены в бюджет», — продолжает один из источников РБК.

Чтобы повысить явку на выборах президента, власти на местах должны «заинтересовать» граждан, но делать это надо в рамках закона, без использования запрещенных технологий, передают слова куратора внутриполитического блока собеседники РБК. По их словам, Кириенко сказал, что Кремль «будет в избирательной кампании (имеется в виду неофициальное ее начало. — РБК) с весны, но готовиться к ней нужно уже сегодня».

Жесткость постановки задачи по явке и результату — если такие установки действительно звучали — предполагает, что выдвигаться будет именно Путин, а не кто-то другой, уверен политолог Константин Калачев. Результат в 70% президент, по его словам, может получить, «вообще ничего не делая», но есть проблема с явкой.

«Понятно, что ключевой задачей выборов является легитимация их результата. Выборы должны продемонстрировать широкую общественную поддержку президента, не только подтвердить, но и усилить его позиции», — рассуждает эксперт. Но Кремль находится между Сциллой и Харибдой: при инерционном сценарии выборов — а пока, по мнению Калачева, можно считать, что он будет именно таким, — высокая явка может быть достигнута только за счет административного ресурса, что снижает ценность результата. Поэтому вопрос в том, как модераторы внутриполитического процесса хотят и высокую явку получить, и не злоупотребить административным ресурсом.

Не исключен и такой вариант: регионам ставится планка явки выше оптимальной, чтобы на выходе получить приемлемые для Кремля показатели, полагает Калачев. Таким показателем, по его мнению, могла бы стать цифра 60%.

Политолог Дмитрий Орлов согласен, что 70% для Путина, если он будет участвовать в выборах, получить абсолютно реально. Что же касается явки, то, по мнению эксперта, вряд ли сейчас задаются какие-то жесткие планки. «Явка 70% означает обеспечение сверхвысокого интереса к выборам, намного более высокого, чем мы наблюдаем сегодня. Потребуются самые различные приемы для достижения такого уровня явки», — констатирует эксперт, полагая, что сейчас подобного рода цифры звучат «в режиме оценок, прощупывания почвы», но не более того.

Региональные и федеральные вызовы

Нынешнее руководство внутриполитического блока Кремля отказалось при проведении семинара для вице-губернаторов от классического формата лекций, которые практиковались при прежнем первом замглавы администрации президента Вячеславе Володине, сделав ставку на практику «мозговых штурмов» и коллективного обсуждения различных тем. Если раньше на семинарах их участники, будь то вице-губернаторы или губернаторы, сидели в зале все вместе, то на этот раз их рассаживали по группам за отдельные столы: «При этом нас все время пересаживали, меняли состав. Сначала мы слушали короткую лекцию, затем каждый стол должен был решить и написать в компьютере, какие есть региональные и федеральные вызовы», — приводит пример нового подхода один из источников РБК.

После этого начиналось голосование — и те названные вице-губернаторами вызовы, которые набирали больше всего голосов, оформлялись в список реальных вызовов. В число таких вызовов, рассказывает РБК участник семинара включили, например, конфликт элит, неравномерное развитие регионов, неэффективность взаимоотношений центра и субъектов.

Еще один собеседник РБК говорит, что вице-губернаторы просили Кириенко перестать «долбать» глав регионов различными рейтингами эффективности или хотя бы систематизировать их: «Когда тебя неожиданно опускают с высокой позиции [в рейтинге], ты уже не знаешь, что и думать», — сетует источник РБК. Кириенко на эту просьбу ничего не ответил, уточняет он.

Рейтинги губернаторов делают несколько экспертных центров. Позиция Кремля по отношению к главам субъектов, как считалось, выражалась в рейтинге эффективности губернаторов Фонда развития гражданского общества Константина Костина.

Во время семинара, рассказал РБК еще один вице-губернатор, Кириенко пообещал, что кураторы регионов из управления внутренней политики чаще будут выезжать на территории, так как «увеличено финансирование командировок». Вице-губернаторам пообещали, что следующий семинар может состояться летом, в то время как весной ожидается аналогичное мероприятие для губернаторов.

http://www.rbc.ru/politics/26/12/2016/5 … ?from=main

0

12

Меню-2018: что предлагают Владимиру Путину партии четвертого срока

Константин Гаазе,
журналист, политический обозреватель

Осенью станет ясно, какая политическая группа определит основные черты идеологии Кремля на следующие шесть лет

Главная проблема выборов в России заключается не в отсутствии конкуренции между идеологическими платформами, а в количестве избирателей, за голоса которых можно конкурировать. Строго говоря, такой избиратель в России один — это Владимир Путин. А сами «выборы» проходят прямо сейчас, у нас на глазах. Кампания началась в январе и уже вошла в активную фазу: Исаакий, «Матильда», закон о защите чести президента, отмена приватизации ВТБ и прочие громкие новости так или иначе связаны с борьбой нескольких партий за голос единственного полноправного избирателя страны. До лета эти партии будут наслаждаться относительной свободой действий — иначе показать товар лицом не получится. К осени все должно встать на свои места: избиратель примет решение, программа одной из партий победит и превратится (разумеется, частично) в предвыборную программу кандидата в президенты.

Опыт предыдущих кампаний, имевших место в 2007 и 2011 годах, позволяет заключить, что ни одна из этих партий не сможет завладеть умом главного избирателя полностью: победу придется разделить с конкурентами. Но хотя речь идет не о монополии на власть после выборов, на кону все же стоит право определить образ четвертого срока, его основную идею. Огрубляя, можно сказать, что в избирательной кампании сегодня участвуют три партии: партия «За царя», партия «Полицейская Россия» и партия «Метаумная Россия», то есть партия технократов. Все они, разумеется, являются партиями «четвертого срока»: президентом, по мысли их идеологов, может быть только Путин, и никто другой. Никаких программ эти партии не публикуют, да и существуют они не в виде солидных организаций с уставами и членством, а в виде неустойчивых коалиций, полувиртуальных клубов единомышленников. Но можно попробовать определить специфические черты этих идеологических платформ.

«За царя» (и немножко за веру)

Выступление спикера Думы Вячеслава Володина в Казани стало первым внятным манифестом русского цезаризма — учения, согласно которому Владимир Путин является чем-то вроде живого бога на земле. Путин — гарант не только и не столько российской государственности, сколько существования последнего нормального цивилизационного проекта, который принято называть «Русский мир». Возможные ассоциации с популярной среди православных националистов трактовкой фигуры русского царя как «катехона», то есть политического субъекта, удерживающего мир от окончательного воцарения в нем зла, неслучайны и вполне обоснованны. Путин, согласно некоторым интуициям цезаристов, чуть ли не физически удерживает мир от наступления в нем царства тьмы, именно поэтому его честь и достоинство сакральны: на них в буквальном смысле держится все на свете.

Это сильная и привлекательная программа, объединяющая упомянутого Володина, министра культуры Владимира Мединского, министра образования Ольгу Васильеву и некоторых высокопоставленных сотрудников спецслужб. Важно, что в Кремле идею защиты достоинства президента не отмели с порога, а пообещали подумать. Но эта программа имеет несколько слабых мест. Экономического содержания у нее нет, вернее, она совместима с почти любым экономическим содержанием, кроме ортодоксально либерального. Внешняя политика, согласно цезаристам, полностью растворяется во внутренней (именно так, а не наоборот), то есть следующие шесть лет Кремль должен прежде всего пестовать национальный консенсус вокруг традиционных ценностей и проекта «Русского мира». Зачищать западноориентированные университеты, развивать общество «Знание», поворачивать вспять школьную реформу.

Роль РПЦ в этом проекте двойственная. РПЦ — это не только вера, сообщество, хранилище двухтысячелетней культуры, но и бюрократическая организация. Именно в таком качестве она выступает в качестве союзника цезаристов. Когда деятели церкви говорят, что готовы вывести на улицы миллион человек, они блокируются с цезаристами. Когда речь пойдет о праве определять облик образовательных программ или контуры того, как должна выглядеть «правильная» историческая память в России, этот союз может распасться. Но история с Исаакиевским собором показывает, что в качестве бюрократической организации РПЦ готова поддержать цезаристов, а цезаристы готовы делать РПЦ как организации очень большие авансы.

Вся власть полиции!

Понятие «полицейское государство» сегодня употребляется для характеристики режимов, которые борются с политическими противниками полицейскими средствами: слежкой, арестами, провокациями и так далее. Но у этого понятия есть и другой смысл: полиция как главный инструмент защиты общественного блага. Такой она была лет 200 назад. Полиция отвечала за цены на рынках, украшение улиц, призрение нищих и так далее.

Партия «Полицейская Россия», которую можно с натяжками отождествить с такими фигурами, как Игорь Сечин и Андрей Костин, предлагает президенту синтезировать два этих смысла в один. Полиция выступает в качестве универсального средства от любого политического, экономического или социального недуга. Но речь не идет о передаче контроля над Россией в руки силовиков, речь о превращении силовиков в единственный инструмент управления страной. Если цены на бензин растут, нужно отправить на НПЗ следователей. Если министр мешает стратегической сделке, нужно сделать так, чтобы он перестал быть министром. Если «кудрины и навальные» обвиняют государственную компанию в обвале национальной валюты, с ними надо «разобраться», то есть, опять же, привлечь полицию.

«Полицейская Россия» — партия прагматиков, ее идеологам трудно в одночасье поверить, что президент, с которым они знакомы как минимум два десятка лет, — это цезарь. Также у них нет никакой, с позволения сказать, трансцендентной идеи для России: Россия — это игрок, а не сосуд добра, она должна играть и выигрывать, а не показывать миру пример духовного процветания. Экономическая программа партии «Полицейская Россия» представляет собой давно известный микс из эмиссионизма, государственного регулирования и идеи контрактных отношений крупнейших госкомпаний и правительства: налоги, кормления (например, монополия на шельф) и льготы — предмет закулисного торга, а не публичной политической полемики.

Внешняя политика также, кажется, погружена в парадигму полиции: войны нужны не сами по себе и не для величия, а как ставки в глобальной игре, как инструмент достижения блага. Россия заняла жесткую позицию по Сирии — враждебный некогда Катар вошел в капитал «Роснефти». Россия заняла жесткую позицию по Украине — ответные санкции укрепили российские госбанки, ставшие монополистами в кредитовании крупных проектов и эксклюзивными агентами ЦБ по распределению рублевой массы в экономике.

Проблема партии «Полицейская Россия» заключается в том, что ей почти нечего предложить президенту в качестве красивой картинки для граждан, кроме внешнеполитических успехов. Бизнес-прагматизм, неолиберальный или неогосударственнический, вряд ли станет популярной платформой, которая обеспечит президенту 70% явки и 70% голосов «за».

Метаумники

Менеджеризм (или технократия) как политическая доктрина — явление для России относительно новое и пока плохо изученное. Антон Вайно, Сергей Кириенко, Герман Греф, Максим Орешкин, Андрей Никитин — апостолы этого набирающего силу идеологического тренда. Он предполагает стерилизацию политических аспектов любого вопроса, сведение его к технической задаче, которую нужно решить за указанный сверху промежуток времени и с использованием спущенных сверху средств. Идея — это не то, что есть до начала эффективного менеджерского вмешательства, а то, что получается потом, когда вмешательство уже совершено и получены какие-то результаты.

Все, что происходит, должно происходить по протоколу, KPI, плану или сценарию. Если все сделано правильно, смысл появится сам собой. Именно поэтому технократы — метаумники, то есть послеумники. Они устраняют понятие политической цели, сводя идею власти к конвейерной управляемости. Есть управляемость — будет и все остальное. В этом смысле нооскоп Вайно — прекрасная метафора главной идеологемы нового русского менеджеризма: создание оружия победы над временем и пространством (нооскопа) и есть победа, которая не нуждается ни в какой политической идеологии и ни в какой цели.

Как и идеология «Полицейской России», идеология метаумников удобна и привлекательна для главного избирателя, но плохо продаваема населению. Если образ будущего — это некоторый «небесный» KPI, то граждане должны, по идее, равняться не на свои представления о том, что такое Россия, их жизнь, свободы и так далее, а на вмененную им идею некоторой калькулируемой эффективности. Политике в такой парадигме места нет, но опять же, как обеспечить явку в 70% без политики?

Либеральное мещанство

Самое интересное в нынешнем политическом «моменте» — это то, что так называемые системные либералы впервые за много-много лет не только не образуют какую-то единую партию или фракцию, но и не предлагают президенту ничего суперреформистского или хотя бы судьбоносного. Из некогда устрашающей народные массы революционной идеологии «гайдаро-чубайсов» русский либерализм превратился в идеологию мещан, девиз которых — «главное, чтобы завтра не было хуже, чем сегодня». Кризис либеральной экспертизы говорит именно об этом: либералы больше не замахиваются на большие дела, им бы ночь простоять да день продержаться. Без всякой иронии можно сказать, что это, кажется, лучший образ четвертого срока Владимира Путина из всех возможных.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://www.rbc.ru/opinions/politics/16/ … 314071eea5

0

13

Явка с доверием: почему ЦИКу так трудно привлечь граждан на выборы

Александр Кынев,
Политолог

Отмена открепительных удостоверений может привести к повышению явки, но при этом подорвать и так невысокое доверие к результатам выборов

Власти продолжают искать различные варианты повышения явки на предстоящих выборах (в первую очередь президентских) — теперь уже представители самой ЦИК публично признают, что разрабатывается процедура, которая позволит избирателям голосовать без открепительного удостоверения по месту фактического жительства, а не формальной регистрации. То, что такая проблема существует, не вызывает сомнений — миллионы граждан годами живут совсем не там, где зарегистрированы. Большинство из них ничего не знают о том, как они могут участвовать в выборах, и поэтому чаще всего просто не голосуют. Так, на последних выборах в Госдуму граждане, имеющие временную регистрацию на три и более месяца, могли не позже чем за 21 день до выборов подать заявление на включение в список избирателей. Но кто об этом знал? И где гарантии, что при этом их одновременно исключали из списка по месту формальной регистрации, чтобы избежать двойного учета.

Посчитать всех

То, что отмена открепительных может стать существенным ресурсом повышения явки, не вызывает сомнений. Однако, как известно, благими пожеланиями часто мостится дорога совсем не туда, куда хотят попасть. В зависимости от тех технологий, которые будут выбраны при реализации идеи, можно вместе с повышением явки подорвать остатки и так не самого высокого доверия к выборам. Зачастую работники избиркомов и представители самой власти просто не понимают, как их предложения будут реализованы на практике и какую реакцию общества вызовут.

Причина в совокупности факторов — самой системе избирательных комиссий, существующих правах наблюдателей и государственной политике в отношении персональных данных избирателей, когда государство знает о них все, что хочет, но никто другой не может ничего проверить.

В ЦИКе обсуждается идея замены открепительных удостоверений электронными заявками, которые должны будут подавать избиратели. Но вопросов здесь пока больше, чем ответов.

Другой вариант был недавно предложен Координационным советом уполномоченных по правам человека. Речь идет о том, чтобы ставить в паспортах на дополнительной странице специальные отметки о голосовании. Таким образом можно дать возможность голосовать без прописки и открепительных по месту фактического нахождения, но при этом избежать упреков в многократном голосовании одних и тех же лиц. Эта идея и ее производные под новыми оговорками продолжают бродить по чиновничьим кабинетам.

Возражения на подобную идею были высказаны мгновенно. Во-первых, введение в паспортах особых страниц — это новая паспортная реформа со всеми вытекающими отсюда финансовыми, организационными и иными проблемами. Даже если все эти очевидные вопросы и сомнения проигнорировать, к президентским выборам провести подобную реформу никак не успеть. Во-вторых, фактический контроль за действиями граждан через подобные отметки создает риски голосования по принуждению со стороны работодателей и иных возможных интересантов.

В-третьих, никаких гарантий от многократного голосования это все равно не дает. Почему? По одной простой причине — у наблюдателей никогда не было права заглядывать в паспорта избирателей, смотреть за соответствием данных росписи, вообще прикасаться к спискам избирателей. И никто этих прав не даст и давать не собирается. Голосование «по отметкам» в паспортах будет, как и сейчас, целиком построено на доверии к членам комиссий — со стороны можно будет увидеть лишь то, что что-то в паспортах смотрят.

Точно так же и сейчас нельзя голосовать за других, нельзя дважды голосовать по одному открепительному удостоверению и т.д. И тем не менее нарушения в виде многократного голосования и голосования за других происходят, и все об этом знают. Причина в том, что избирательные комиссии фактически формируются органами власти и полностью от них зависят. При наличии сговора между некоторыми членами комиссий и организаторами фальсификаций доказать, что гражданин проголосовал за кого-то другого или был незаконно включен в дополнительный список, почти невозможно. Получить списки избирателей с разных участков и сверить их вам тоже никто не даст, никакой единой информационной базы с отметками о том, голосовал человек или нет, тем более открытой общественности, нет в помине, и перспективы ее появления туманны. Даже если такая база появится — кто будет иметь к ней доступ и опять-таки контролировать добросовестное выполнение членами комиссий своих обязанностей?

Проблема доверия

Дадут ли предполагаемые отметки в паспортах гарантии, что между участками снова не будут колесить автобусы многократно голосующих, которых будут снимать на видео наблюдатели, журналисты и видеть простые граждане? Конечно, нет.

В ряде стран, в том числе постсоветских, чтобы избежать многократного голосования избирателей, действуют немного по-другому: обычно речь о маркировке голосующих специальными несмываемыми чернилами, наличие которых проверяется у входящих на участок. То есть проголосовать и снова прийти на участок теоретически уже нельзя. Но и здесь все зависит от добросовестности членов комиссий. Как-то подобную процедуру пришлось наблюдать на избирательных участках в Киргизии. При появлении международных наблюдателей у входящих на участок избирателей начинали усиленно проверять отметки с чернилами, одновременно возле участка начала скапливаться толпа граждан, которые явно шли голосовать, но почему-то остановились и стали чего-то ждать у участка. Стоило нам отъехать, как толпа «ожидающих» тут же хлынула на участок. Кроме того, и сама «несмываемость» чернил неоднократно ставилась под вопрос.

Практика электоральных махинаций, очевидно, никуда не исчезнет за день. Это значит, что новые механизмы на выборах смогут работать и вызывать доверие граждан в единственном случае — их полной прозрачности и общественного контроля, в сочетании с явным наказанием фальсификаторов, в том числе по итогам недавних кампаний. Для этого нужно одновременно восстанавливать (и расширять) отнятые у наблюдателей права, радикально менять подход к открытости данных о работе комиссий и данных о списках избирателей, вводить единые электронные реестры голосующих. Несоблюдение процедур публичного контроля должно неминуемо приводить к отмене результатов голосования на участке. Сами организаторы и участники многократного голосования должны нести уголовную ответственность. И все это не потом, в стиле «давайте решим в процессе, а пока посмотрим, как работает», а только одновременно с предоставлением права голосовать без регистрации и открепительных.

Иначе явку вы повысите, а вот доверие к результатам нет. В аномальные результаты все равно никто не поверит — суды могут игнорировать здравый смысл и законы математики, а вот общественное мнение игнорировать их точно не будет.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://www.rbc.ru/opinions/politics/01/ … 0111c5c5f0

0

14

Веселая кампания: как Кремль готовится к 2018 году

Константин Гаазе,
журналист, политический обозреватель

За год до выборов перед кремлевскими администраторами встает задача удержания от развала путинского большинства. Простых решений не видно, скорее чрезвычайные — вроде отставки правительства или резких геополитических поворотов

В идеале суждения о политике должны быть чисто эстетическими, ибо только художественный взгляд способен найти нужную фигуру, выразительный сюжет на ее тотальном фоне. Но композиторы, художники и писатели не занимаются прикладным политическим анализом и не перебирают слухи, а значит, эту работу за них должны делать люди без художественного вкуса, но со вкусом к копанию в тех клоаках, где последние 20 лет обретается политика. Мы уже отметили формирование нескольких «партий» вокруг Кремля, но бросаются в глаза еще ряд важных деталей.

Во-первых, Кремль восстанавливает политическую инфраструктуру, заброшенную в ходе володинского командования, и создает новые механизмы политического управления. Странно, но, кажется, ничем больше внутриполитический блок не занимается: реальная политика течет вне связи с этими штабными играми. Во-вторых, так называемое путинское большинство вошло в режим авторедактирования, интенсивного уточнения собственного объема и содержания: его противоположные фланги вступили в конфликт, который скоро станет головной болью для менеджеров кампании. В третьих, горизонт понемногу заволакивает дымкой чрезвычайщины: сценарии непроведения выборов или их встраивания в более широкий политический контекст (территориальное расширение, смена конституционного строя и т.д.) парадоксальным образом кажутся все более вероятными.

Все вместе это почему-то называется избирательной кампанией, если это и впрямь она, в ближайший год нас ждет настоящее веселье. Важно понимать, что, как и всегда в России, разворачивающиеся события не связаны друг с другом напрямую. Кремль плывет сам по себе, фланги правящей коалиции борются сами по себе, да и «чрезвычайные» сценарии выборов сами пробивают себе дорогу.

Возвращение редакторов

Официально никакой подготовки к выборам не ведется. Но нет сегодня в стране людей более занятых, чем чиновники внутриполитического блока Кремля. Судя по новостям от анонимных источников, они 24 часа в сутки создают рабочие группы, комитеты и подкомитеты по переизбранию Владимира Путина на четвертый срок. Известно уже чуть ли не количество отделов в предвыборном штабе, разве что пофамильно еще не названы их начальники. Известно о желании штаба задействовать квазиадминистративный ресурс и привлечь госбизнес к политической работе.

К чему вся эта суета? Эпоха Володина характеризовалась среди прочего небрежным отношением к политический инфраструктуре, сценариям и прочим инструментам внутренней политики. С одной стороны, аффект по отношению к врагам режима, но с другой — свобода для лоялистов. Сурков, мол, редактировал наши тексты, хвалили Володина прокремлевские публицисты, а теперь мы пишем что хотим, никто из-за стенки не говорит, что он умнее нас. Так было и с телевидением. Володин развязал лояльным продюсерам руки: мы задаем коридор, а вы придумываете картинку. В итоге получилось, что получилось: распятые мальчики, тотальная политизация эфира на фоне кризиса, поток мутных ток-шоу. Экономика процесса была не против: деньги на дорогие сериалы закончились, эфирное время отдали войне и трешу.

Сложив с себя полномочия главного редактора внутренней политики, Володин некоторое время наслаждался цветением ста цветов в Думе и в госмедиа, занимаясь выборочными избиениями пятой колонны и заключая с ней же сделки. Но потом стало понятно, что от такой свободы Кремлю ни тепло, ни холодно. Да и технические задачи, например, переноса сроков выборов в Думу, решались медийщиками, освобожденными от гнета кремлевской редактуры, из рук вон плохо.

Сегодня бюллетени о ходе подготовки к избирательной кампании, которые Управление внутренней политики регулярно распространяет в СМИ, представляют собой простое сообщение: кампания не будет ни дешевой, ни народной, ни спонтанной. Скорее, речь идет об аналоге кампании 1996 или 1999 годов: большие политические машины, большие бюджеты, сложные сценарии.

Но пока со сценариями получается не очень. Это видно на кейсе с 8 Марта. Накануне «Коммерсантъ» написал, что в Кремле попросили региональных лидеров проявить находчивость и креативность, поздравляя женскую аудиторию, а еще лучше сделать это в стихах. А в праздник по телевизору весь день крутили вот такой сюжет: сразу после президента со строчками из Бальмонта женщин поздравляют губернаторы Евкуров, Дюмин, Алиханов, Аксенов, Кадыров. Выглядело все это немного вымучено. Но Москва строилась не сразу, а незатейливые сюжеты c запинающимися региональными лидерами (Кадыров единственный, кто не запинался) все же лучше чистого креатива телевизионщиков.

Война флангов

Кремлевские источники рассказали не только о структуре предвыборного штаба, но и о своих задачах. KPI у них неподъемный — 70% явки, 70% за Путина. Удивительно, но это случилось именно в тот момент, когда целостность путинского большинства, которое чиновники хотят видеть на выборах в полном составе, оказалась под вопросом. Проблема большинства в том, что его центр — аполитичен, а фланги — крайне политизированы. А значит, почти все конфликты в ходе кампании будут конфликтами этих двух флангов: за господство внутри коалиции, за право навязать свою версию иерархии большинству.

Конфликт вокруг Исаакиевского собора — яркий пример такого рода. Питер не пришел на думские выборы: явка составила 25%. Как и москвичам, горожанам Северной столицы политика не интересна. Но атака с правого фланга путинского большинства на Исаакий перевернула доску: политика «вообще» ушла на второй план, а вот политика «здесь и сейчас» захватила умы. Заново разметить символическое пространство города — сильный и спорный ход, особенно в таком городе, как Санкт-Петербург. Почему это случилось? Зачем Полтавченко Исаакий? Как и другие представители патриотического фланга коалиции, Полтавченко, вероятно, чувствует некоторый дискомфорт: увольнение Володина, явное смягчение президентской риторики ставят вопрос о том, сколько акций «путинского большинства» достанется правым после выборов. Они волнуются, опасаясь, что в 2018 году, грубо говоря, «Царьград-ТВ» закроют за экстремизм, а общество «Знание» отдадут Институту «Стрелка». Поэтому играют на опережение: бюсты мироточат, музеи закрываются, университеты лишаются лицензий. Если Кудрин пишет стратегию четвертого срока, то мы заберем у них маятник Фуко и магистратуру по философии, так можно объяснить историю с собором.

Это проблема. Атаки правого фланга лишают Кремль важного козыря: возможности рассчитывать на как минимум невмешательство либерально ориентированных горожан, которые в целом пока лояльны президенту. Вопрос, как их заставить голосовать за Путина, остается открытым. Но менеджерам кампании важно знать, что при прочих равных горожане не устроят новую Болотную. Это создает развилку. Кремль может превратиться в брокера невмешательства: ждать, пока очередной местный административно-клерикальный клан не решит отобрать что-то у граждан, потом вмешиваться, ничего, в сущности, не делая, а просто охраняя статус-кво. Но это поощрит правых к действиям, которые политизируют горожан лучше всякого Навального. В Кремле же, кажется, еще не понимают, что их главным делом становится удержание «путинского большинства» от развала, а вовсе не строительство штабных машин.

Больше, чем выборы

Заявление главы Крыма Аксенова о желательности восстановления монархии в России — явление иного порядка. Это уже не борьба флангов за городские топонимы, это третий важный тренд: попытка подчинить выборы событию большего политического масштаба.

Начиная с 2008 года, когда Россия признала Осетию и Абхазию, количество «чрезвычайных» решений и норм выросло кратно. В России, на территории Крыма, действует закон о конфискации собственности по политическим мотивам. Россия признает документы несуществующих государств. В армии России служат граждане непризнанных государств и т.д. Вся эта чрезвычайщина как бы давит на политическую систему изнутри. От этого и монархия, и возобновившиеся разговоры о присоединении двух кавказских республик, и рассуждения о судьбе ДНР и ЛНР после того, как Украина официально откажется от выполнения минских соглашений. Контейнеры с чрезвычайностью начинают открываться, предлагая уже не штабные, а мобилизационные сценарии кампании.

Чрезвычайность привлекательна. Особенно привлекательна, когда происходящее так банально. 65-летний политический лидер идет на четвертый срок. Он не смог вырастить смену? Он слишком любит власть? Он избранный? Убедительные и приличные ответы на эти простые вопросы не найдет и сотня социологов и политических менеджеров. Есть то, что есть: президент, который после 18 лет во власти не хочет ее отдавать. Как это описать по-другому? Референдум о присоединении территорий, новая Конституция, монархия, в конце концов, позволят не отвечать на эти вопросы, задействовать другие словари. А значит, позволят сменить повестку, как бы «спрятав» выборы на фоне более масштабных вопросов.

Настоящая кампания начнется в тот момент, когда три этих тренда начнут существенно влиять друг на друга. Возможно, это уже происходит. Исаакий не сдают ни власти, ни общественность, ни церковь, хотя в Кремле настаивают, что все это «дело властей города». Кажется, собор уже стал ставкой в предвыборной кампании, хотя такого эффекта кремлевские штабисты вряд ли добивались. Напряжение будет расти быстро, до выборов — год. Отставка премьера Медведева, о которой стало модно говорить в последнюю неделю, снимет это напряжение, дав как минимум ответы на вопросы об иерархии внутри «путинского большинства» и ставках самого Путина. Но возможно ли представить себе некую не раскалывающую «путинское большинство» фигуру на посту премьера? Кто мог бы стать такой фигурой? Вот о чем сейчас должны думать в Кремле.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://www.rbc.ru/opinions/politics/15/ … e=detailed

0

15

Разрыв шаблона: как Навальный испортил Путину президентскую кампанию

Кирилл Рогов,
политический обозреватель

Митинги 26 марта продемонстрировали, что за витриной авторитарного единства просматриваются контуры значительных протестных групп, сохраняющих способность к мобилизации

Свежие данные социологов (опросы Левада-центра, проведенные 31 марта — 3 апреля) позволяют сделать первые выводы относительно эффекта оппозиционной акции 26 марта с точки зрения ее влияния на массовое общественное мнение.

Цифры и интерпретации

Результаты впечатляют. Общероссийская узнаваемость Навального (по сравнению с опросом начала марта) выросла с 47 до 55%, а доля в принципе готовых проголосовать за него на президентских выборах — с 10 до 18% (среди тех, кто знает, кто такой Навальный).

Следует иметь в виду, что результаты массовых опросов в условиях укрепляющегося авторитаризма (авторитарной консолидации) имеют определенное «консервативное смещение». Это означает, если по-простому, что людям, менее склонным поддерживать режим и его лидеров, а также доминирующую (официальную) точку зрения на текущие события, сложнее и дискомфортнее участвовать в опросах, чем тем, кто чувствует себя «заодно с правопорядком». Массовые опросы в такой ситуации (если они выполнены корректно) по-прежнему отражают тренды, изменения повесток и массовых настроений, но с определенным смещением в пользу официоза, так как лояльные группы оказываются «перепредставленными» среди достижимых для социологов респондентов. Это рабочая гипотеза, в подтверждение которой, впрочем, можно представить определенные данные. В частности, в отношении Навального этот эффект можно было наблюдать на мэрских выборах 2013 года, когда результаты оказались гораздо лучше тех, что видны были из социологических опросов.

Поэтому, несмотря на то что респонденты Левада-центра обильно транслируют официозный «негатив» в отношении Навального (действует «в интересах Запада» — 28% или в интересах группировок внутри власти — 17%), существенный сдвиг в узнаваемости и потенциальной поддержке, произошедший в течение месяца, свидетельствует о серьезном успехе. Этот сдвиг имел место среди более лояльной части общества, наиболее податливой телевизору, то есть отражает заведомо заниженную оценку реального эффекта мартовских событий.

Но еще более значимым и в своем роде сенсационным выглядит весьма высокий уровень сочувствия россиян к участникам акций 26 марта. Эти акции в известном смысле проломили пропагандистский «негатив» в отношении любых митингующих, «антимайданную» риторику Путина и пропагандистской машины, которой не удалось воспитать у россиян устойчивое отторжение уличной политики. По данным все того же опроса Левада-центра, 38% респондентов одобряют вышедших на акции людей, а 39% не одобряют (остальные затрудняются с выбором).

Такое равновесие в условиях информационной блокады и идеологического прессинга можно считать большим и даже удивительным успехом. В 2012 году требования митингующих также в целом одобряли около 40%, а негативное к ним отношение выражали примерно 45%. Но тогда ситуация в СМИ была гораздо мягче, чем сейчас, — не было такого уровня пропагандистской агрессии. Поэтому нынешний результат можно рассматривать как почти сенсационный: акции вызвали массовое (хотя и пассивное) сочувствие в национальном масштабе. Это можно утверждать вполне ответственно, и такой «прорыв к обывателю» дорогого стоит.

Разрыв шаблона

О протестах 26 марта написано уже много. Энтузиасты и скептики выложили свои аргументы. Первые утверждают, что на улицы вышло новое поколение, не страшащееся несанкционированных акций и «стилистически» недоступное нынешней пропаганде, чуждое ее реставрационных, квазисоветских повесток и языка. Заложен принципиально новый конфликт — поколенческий.

В поддержку скептиков, наоборот, можно заметить, что по абсолютным масштабам протесты 26 марта не превысили прежние (в пределе 100 тыс. человек). Они имеют тот же формат фана и воскресного экшена, что и протесты 2011–2012 годов, характеризуются тем же отсутствием программы даже в техническом смысле: протестующие не выдвигают и не формулируют требований, вокруг которых могла бы разворачиваться стратегия дальнейших действий. Кампания Навального вообще пока развивается скорее в стилистике фан-клуба, чем политического движения. Это позволяет привлечь к ней новые когорты, но затрудняет коммуникацию со старыми и закрепление достигнутых результатов, их политическую капитализацию. Наконец, и общий вопрос, является ли политизация молодежи вспышкой или фундаментальным трендом, также пока остается открытым.

Несмотря на все эти аргументы, безусловно состоявшейся акция 26 марта выглядит в другом смысле. Она стала своего рода разрывом шаблона и кардинальным вызовом президентской кампании Путина.

Действительно, целых пять лет президент потратил на то, чтобы «разобраться» с протестами 2011–2012 годов. Взятие Крыма, две войны, международные санкции и изоляция на международной арене, репрессии против активистов оппозиции и (даже, пожалуй, более широкие) в элитах. Все это должно было подвести Путина к новому сроку в роли полного хозяина положения и позволить переформатироваться на предстоящих выборах из «душителя свобод» в «отца нации», подготавливающего свой уход и выстраивающего устойчивую коалицию из силовиков, частно-государственной олигархии и технократов-модернизаторов. Протесты 26 марта возвращают его практически в начальную точку. Опять вместо «крымнаш» — «путинвор», речевки, кроссовки, Instagram. И значит, опять надо ограничивать, запрещать, подкупать, пугать, совершать резкие и рискованные политические виражи, от которых общество и элиты уже и так достаточно устали.

Путин против Путина

Если сформулировать шире, протесты 26 марта продемонстрировали ограниченность и хрупкость достигнутой авторитарной консолидации, ее частичную (по крайней мере) сфальсифицированность в публичной сфере, медиа и данных соцопросов. В 2011 году митинги не запрещались, пропагандистская машина не была мобилизована, а рейтинг Путина составлял завышенные, но на что-то похожие 62%. Теперь митинги запрещены, телевизор дымится от пропаганды, у Путина 82% — а народ снова на улицах. Тогда в чем вообще смысл этих пяти лет и этих 82%?

Вполне инсталлировать в России «среднеазиатскую модель» не удалось. 26 марта продемонстрировало, что за витриной авторитарного единства просматриваются контуры значительных протестных групп, сохраняющих или набирающих способность к мобилизации. Они не ощущают магию пропутинского сверхбольшинства, как это свойственно политически более ангажированным старым когортам. А свежие данные Левада-центра к тому же говорят о том, что эти группы так и не удалось надежно «изолировать» от основного электората, если 40% опрошенных их действия в целом одобряют. Нехитрая арифметика показывает, что часть «одобряющих» Путина в то же время одобряют участников акций против коррупции.

При этом равенство одобряющих и не одобряющих протесты граждан достигается за счет более консервативного села и малого города, а в среднем и крупном городе число одобряющих превышает число неодобряющих — примерно 42 против 37%. (Это можно пока высказать лишь как гипотезу, но некоторые данные указывают, что наряду с продолжающейся политизацией большого города начался и процесс политизации среднего города, от 100 тыс. до 500 тыс.)

Для того чтобы создать новые угрозы для режима и открыть окно возможностей для формирования действительно широкой оппозиционной коалиции Навальному, нужно будет перейти на новый уровень численности — вывести на улицы хотя бы полмиллиона или миллион человек. Сегодня это, в принципе, не кажется невероятным. Пока же достигнутый результат — неизбежное переформатирование президентской кампании Путина.

Вновь идти на выборы на 18-м году правления непросто. Красиво избраться в такой ситуации практически нереально. А красиво избраться на фоне долгосрочной стагнации и вовсе невозможно. По самым оптимистичным оценкам, ВВП России по итогам 2017 года превысит ВВП 2008 года всего на 4–5% — какой контраст к лозунгу первого путинского срока «удвоения ВВП за десять лет»!

Протесты 26 марта и реакция на них в массовых опросах показали, что переход к легитимности восточноазиатского типа (модернизационный авторитаризм) для Путина невозможен. Вероятны скорее ближневосточные сценарии: полицейско-олигархический режим, бесконечно борющийся с казалось бы слабой внутренней оппозицией в городском среднем классе и элитах на фоне усиливающейся эрозии правящей коалиции и бюрократических механизмов.

В общем, выборы 2018 года будут стоить России дорого. 20 лет несменяемого правления — это всегда очень дорого для экономики и социума.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://www.rbc.ru/opinions/politics/06/ … m=detailed

0

16

Прокремлевский фонд заявил о рекордной поддержке Путина среди молодежи

00:01

Владимир Дергачев, Евгения Кузнецова

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/5/80/754938451871805.jpg
Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

Среди россиян 18-23 лет 65% готовы отдать голоса за Владимира Путина, говорится в докладе прокремлевского Фонда развития гражданского общества. В ФоРГО «путинское большинство» считают всеохватывающим. На самом деле это - пропагандисткий конструкт, спорят политологи

Кто поддержит Путина на выборах?

Большинство представителей российской молодежи поддерживают действующего президента Владимира Путина, заявляется в очередном докладе близкого к Кремлю Фонда развития гражданского общества (ФоРГО), посвященному феномену «путинского большинства» (документ имеется у РБК).

По данным социологов, «путинское большинство» — это россияне из всех слоев общества, которые являются сторонниками Путина, разделяют его идеологию и «последовательно поддерживают его программу и политическую линию». Однако это определение не совсем точно: авторы доклады к сторонникам президента отнесли в том числе и «абстрактную массу респондентов», которые скорее склонны поддержать президента, чем голосовать против него, пояснил РБК политолог Николай Миронов. «Здесь оказываются реальные сторонники Путина, а также те, кто просто не видит на политическом поле других сильных игроков (так как это поле зачищено), или боится, что с уходом Путина ситуация ухудшится, или просто боится дать интервьюеру иной ответ, — заявил он. — «Путинское большинство» — это идеологическая, формирующая общественное мнение конструкция, нужная для пропаганды».

При этом эксперты ФоРГО со ссылкой на данные социологов утверждают, что «путинское большинство» представлено во всех возрастных группах населения. По данным исследовательского холдинга Romir, приведенным в докладе, среди лиц в возрасте 18-23 года готовы отдать голоса за президента России Владимира Путина 65%. Это самый высокий показатель уровня электоральной поддержки из всех возрастных категорий. Однако данные, полученные ВЦИОМ и ФОМ, говорят о более высокой поддержке Путина в старшей возрастной группе (от 60 лет и старше). По данным ВЦИОМ, за действующего президента в этой возрастной категории готовы проголосовать 80% респондентов, согласно сведениям ФОМ — 74%.

Безальтернативная явка

На президентских выборах 2018 года «диапазон явки будет находиться в границах 67-72%, а уровень электоральной поддержки Путина составит 70-75%», — заявил РБК глава ФоРГО Константин Костин (в декабре первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко поставил перед вице-губернаторами цель добиться 70-процентной поддержки Путина при 70% явки). По мнению эксперта, «путинское большинство» вряд ли сильно уменьшится при любом развитии событий: поддержка президента может снизиться только в том случае, если Кремль решит провести непопулярные реформы, которые затронут большие социальные группы, считает Костин, — вроде «монетизации льгот» в 2005 году.

Политтехнолог Вячеслав Смирнов не согласился с предсказаниями ФоРГО о высокой явке в 2018 году. «Голосуют, как правило, протестники. Низкая явка всегда выгоднее оппозиции, так как лоялисты голосовать просто не ходят», — сообщил он РБК. По мнению эксперта, в докладе преувеличили и уровень безусловной поддержки Путина: «20% против правящих элит и власти вообще, еще такому же количеству абсолютно безразлично, кто у власти. А 60% готовы поддержать любую власть», — заявил Смирнов.

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/945xH/media/img/6/91/754938467350916.jpg
Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Годом ранее эксперты ФоРГО заявляли, что деятельность президента одобряют 82% респондентов, а 84% опрошенных допускают возможность проголосовать за него на выборах.

«Путинское большинство» не готово поддержать других кандидатов на выборах, если Путин не будет в них участвовать, отметили авторы доклада со ссылкой на опросы ВЦИОМ и Romir в 2016 году. На вопрос о том, как бы они поступили, если бы действующий президент не участвовал в выборах, затруднились ответить 34-39% опрошенных. Еще 17-18% заявили о том, что в таком случае не пошли бы на выборы, и 12% отметили, что испортили бы бюллетень или забрали бы его с собой.

Что такое «путинское большинство»?

По данным доклада, большая часть респондентов опроса Romir склонны считать себя сторонниками президента. Среди них 42% ответили на вопрос об этом «скорее да», еще 35% — «определенно да». В первой группе равное число мужчин и женщин (43% и 42%), поровну людей с высшим (44%) и средним специальным (44%) образованием. Во второй группе преобладают женщины старше 60 лет (43% опрошенных), со средним или ниже среднего образованием (42%).

Согласно прошлогоднему рейтингу, в 2015 году поддержать президента на выборах были готовы 85% женщин и 82% мужчин.

В Путине его сторонники, согласно опросам в 2016 году, больше всего ценят ум, грамотность, компетентность (61%), лидерство, властность, влиятельность, авторитет (45%), решительность, целеустремленность (42%), уверенность (39%), деловитость (36%) и опытность (36%).

Политолог Миронов однако призвал «не обманываться радужной социологической картинкой» сторонников Путина, созданной в докладе ФоРГО. «Тут в основном социальные низы, люди, зависимые от государства (а госсектор весьма велик), люди без активной позиции. Средний класс, активная молодежь оказывается как раз вне этого поля», — заявил он РБК. По мнению эксперта, объединить россиян вокруг действующего президента могут разве что «социальные ожидания от государства, которым рулит Путин». «Ценностного единства здесь нет никакого», — считает Миронов.

http://www.rbc.ru/politics/04/05/2017/5 … ?from=main

0

17

Эксперты назвали возможных преемников Путина

Дмитрий Медведев, Сергей Собянин и Алексей Дюмин вошли в тройку лидеров рейтинга преемников Владимира Путина, составленного фондом «Петербургская политика»

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/0/03/755032501847030.jpg
Владимир Путин (Фото: Станислав Красильников / ТАСС)

Премьер восстановил влияние

Эксперты из фонда «Петербургская политика» составили рейтинг публичных фигур (есть в распоряжении РБК), которые теоретически могли бы рассматриваться как возможные преемники Владимира Путина. Возглавил двадцатку премьер-министр Дмитрий Медведев (21 балл). Несмотря на довольно серьезные информационные атаки в начале года, от которых глава правительства «до конца не оправился», Медведеву удалось остановить «негативную рейтинговую динамику», говорится в комментарии к рейтингу. Сигналом об этом можно считать и совместное появление Путина с Медведевым во время визита главы государства в Крым в конце минувшей недели, заявил РБК президент «Петербургской политики» Михаил Виноградов. «Однажды Путин уже менялся с Медведевым местами, и это стало мощным катализатором протестных настроений, приведших к «болотным протестам». Еще раз посадив в свое кресло Медведева, Путин рискует столкнуться с тем же самым», — не соглашается политолог Аббас Галлямов.

В марте Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального опубликовал фильм «Он вам не Димон», в котором утверждалось, что структуры, связанные с Медведевым, владеют имуществом на общую сумму 70 млрд руб. 26 марта Навальный организовал акцию протеста в Москве и ряде других российских городов, с требованиями, в том числе, отставки премьера. По официальным данным, на улицы в центре столицы вышло около 8 тыс. человек, очевидцы заявили о 15 тыс. участников акции. Сам Медведев назвал расследование ФБК «компотом», а Государственная дума отказалась проводить парламентское расследование изложенных ФБК фактов.

На втором месте в рейтинге — мэр Москвы Сергей Собянин (19 баллов). По мнению экспертов, ему удалось снизить «накал страстей в связи с реновацией в Москве и переключить внимание на позиционирование московских муниципальных выборов как образцовых с точки зрения конкурентности». Впрочем, в минусы ему можно записать «тактику засушивания явки» на тех же муниципальных выборах и критику москвичами мэрской программы благоустройства отметили авторы доклада.

Губернатор Тульской области Алексей Дюмин занял в рейтинге третье место (19 баллов). До прихода на госслужбу Дюмин упоминался в СМИ как сотрудник службы безопасности Путина. Близкие к правительству и к ФСО собеседники РБК также рассказывали, что Дюмин всегда пользовался большим доверием президента

Столь высокий результат в рейтинге политологи связывают с тем, что существуют определенные ожидания на появление новой, не входящей в круг первых лиц фигуры в качестве возможного преемника. Впрочем, по словам Михаила Виноградова, не стоит думать, что эта новая фигура «может появиться из числа людей, которых, условно говоря, нет в Википедии». Он напомнил, что Дюмин стал губернатором, уже имея аппаратный и управленческий опыт — после работы в охране президента он служил в Министерстве обороны в ранге заместителя Сергея Шойгу.

Шойгу также оказался в шорт-листе вероятных преемников (17 баллов), заняв четвертое место. Эксперты, впрочем, отметили, что и так большая известность главы военного ведомства «может содействовать карьерному росту в экстренных ситуациях в случае отсутствия времени и возможностей на публичное продвижение других политиков».

Замыкает пятерку лидеров спикер Совета федерации Валентина Матвиенко (16 баллов). Она стала одним из лидеров «выживаемости в политике», отметили политологи.

Также эксперты включили в десятку экс-министра финансов Алексея Кудрина, главу президентской администрации Антона Вайно и его первого зама Сергея Кириенко (все по 16 баллов), а также спикера нижней палаты Вячеслава Володина и президента «Роснефти» Игоря Сечина (оба по 15 баллов).

В фонде «Петербургская политика» возможных преемников оценивали по пяти критериям, в том числе по присутствию в СМИ, элитным ожиданиям (в том числе неформальным), публичной активности и неконфликтности, говорится в исследовании. Также анализировались кампании по дискредитации тех или иных кандидатов.

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/945xH/media/img/7/93/755033146666937.png

Рейтинг как средство аппаратной борьбы

Элемент интриги вокруг предстоящих в марте 2018 года президентских выборов сохраняется, даже несмотря на ожидания «инерционного сценария» с выдвижением Путина, отмечает Михаил Виноградов.

Владимир Путин в начале августа заявил, что подумает о своем участии в выборах в 2018 году. В начале июля источники РБК говорили, что Путин, скорее всего, будет участвовать в выборах президента как самовыдвиженец. В Кремле этот вариант считают приоритетным, так как Путин имеет серьезную поддержку в обществе, она шире, чем поддержка «Единой России», говорил близкий к Кремлю собеседник РБК.

Виноградов уточняет, что указанные в рейтинге «преемников» фамилии стоит рассматривать не как претендентов на президентский пост в 2018 году, но, скорее. как претендентов на различные посты после выборов, поскольку конфигурация власти так или иначе меняется после выборов.

Директор Центра экономических и политических реформ Николай Миронов уверен, что рейтинг отражает тенденции в аппаратной борьбе, а темы «преемственности» в повестке Путина сейчас нет. По его мнению, пока перед президентом стоит задача избраться на новый срок, а поиск и подбор преемников начнется нескоро и в предполагаемом списке возможных наследников могут появиться совсем новые и неожиданные фигуры, как неожиданным был и сам выбор Борисом Ельциным Путина в качестве нового лидера страны. От преемника, считает Миронов требуется быть «более менее сносным управленцем, уметь соблюдать баланс разных групп во власти и обладать минимальными способностями к публичной политике». По мнению эксперта, по таким критериям, например более соответствует, скажем, фигура Антона Вайно и молодых губернаторов-«технократов», нежели Эльвиры Набиуллиной или Рамзана Кадырова.

Реальным вариантом преемника может оказаться любой из первой десятки рейтинга, предположил политолог Аббас Галлямов. По его мнению, для Путина вопрос преемника — это в первую очередь «вопрос личного доверия» и ему нет необходимости, определяясь с такой фигурой, думать о том, как отнесутся к выбору альтернативные центры силы. «В российском истеблишменте их [альтернативных центров силы] нет. Отсутствует необходимость и учитывать позицию каких-то социальных групп, которые также не представлены в политической системе. Поэтому вопрос выбора преемника для Путина — это исключительно вопрос того, кому он доверяет», — рассуждает эксперт.

По закону выборы президента России должны быть назначены Советом федерации не ранее чем за 100 дней и не позднее чем за 90 дней до дня голосования. Выборы запланированы на 18 марта, в соответствии с принятыми поправками, которые позволили перенести их на день вхождения Крыма в состав России.

Авторы: Вера Холмогорова, Владимир Дергачев.

http://www.rbc.ru/politics/21/08/2017/5 … =center_16

0

18

Эксперты назвали ключевые риски в преддверии президентских выборов

Опасность конфликта с национальными элитами, замалчивание проблемных тем и противостояние между старыми и молодыми губернаторами — вот риски, которые фонд «Петербургская политика» назвал ключевыми для кампании 2018 года

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/4/15/755047250014154.jpg
Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Гонка губернаторов

Эксперты фонда «Петербургская политика» назвали три основные конфликтные темы, неурегулированность которых грозит нестабильностью перед выборами президента. Они перечислены в ежемесячном рейтинге социально-политической устойчивости российских регионов (есть у РБК).

Первый из них, по мнению экспертов, заключается в конфликте между стремлением Кремля к кадровому и возрастному обновлению губернаторского корпуса и востребованностью опыта прежних поколений. Если Кремль осенью продолжит курс на замену губернаторов-старожилов, то президентские выборы в следующем марте молодым губернаторам придется проводить, «не обладая даже минимальным электоральным опытом», говорится в докладе.

Это, в свою очередь, может привести к дальнейшему накоплению внутриэлитных конфликтов в ряде регионов и общему снижению их управляемости. В качестве таких потенциально конфликтных регионов эксперты называют Башкортостан, Нижегородскую, Самарскую и Челябинскую области, а также Краснодарский край.

Политолог Константин Калачев согласен, что риск усиления внутрирегионального напряжения в преддверии выборов действительно достаточно серьезен. Основная проблема, связанная с губернаторами, — это наличие тех глав, чей высокий антирейтинг может стать поводом для протестного голосования, и отсутствие опыта у новых лидеров, при которых могут возникать внутриэлитные конфликты, сказал он РБК.

Региональный круговорот

В феврале сразу пять руководителей российских регионов лишились своих постов. В отставку были отправлены главы Бурятии, Карелии, Пермского края, а также Новгородской и Рязанской областей, полномочия которых истекали в 2017 году. В этих регионах назначены исполняющие обязанности руководителей, которым теперь предстоит официально избраться на свои посты в ходе единого дня голосования в сентябре. Почти все «молодые технократы», пришедшие на смену старым губернаторам, делали карьеру в аппарате, внутри корпораций или министерств, но для публичной политики нужны другие навыки, отмечал политолог Александр Кынев.


Проблемы с нацреспубликами

Еще один возможный конфликт грозит появиться в отношениях центра с национальными республиками, предупреждают эксперты «Петербургской политики». Самым ярким примером они называют Татарстан, «где ни былые электоральные заслуги, ни посредничество в переговорах с крымскими татарами не были восприняты федеральным центром как достаточное основание для символических шагов по выделению особого статуса региона». При этом подразумевается то обстоятельство, что по истечении договора о разграничении полномочий России с Татарстаном Кремль отказался пролонгировать его. А наименование главы республики «президентом» сохранится только до окончания срока полномочий Рустама Минниханова в 2020 году, говорил источник РБК в Кремле.

С этим согласен политолог Аббас Галлямов. «То, что Кремль демонстративно лишил Татарстан статуса, которым республика так гордилась, сильно не понравилось жителям региона. На открытую конфронтацию они пока не готовы, но злобу затаили», — заявил он РБК.

Ситуация с конфликтами между центром и национальными республиками продолжает «подогреваться», в частности, недавними выступлениями в кавказских республиках в поддержку мусульман Мьянмы, отметил президент «Петербургской политики» Михаил Виноградов. Ранее глава Чечни Рамзан Кадыров обещал не поддерживать позицию России, если она поддержит военных Мьянмы, убивающих мусульман из народа рохинджа. 3 сентября на несогласованную акцию протеста против «геноцида» мусульман в Мьянме к посольству республики в Москве вышли сотни их единоверцев. Сотни тысяч чеченцев вышли на митинг протеста в Грозном.

Самочувствие элит национальных республик важно, они помогают обеспечить администрации президента нужный результат, при таких конфликтах социальное самочувствие в республике может пойти вниз, и это отразится на президентских выборах, отмечает Калачев.

«Стерилизация» повестки

Наконец, аналитики «Петербургской политики» указали на конфликт между подчеркнуто стерилизованной повесткой федеральных СМИ и нарастанием негативных тем, не находящих адекватного отражения в них. Ярким примером они назвали нападение юноши с ножом на посетителей торгового центра в Сургуте, которое федеральные телеканалы, например «Первый», называли бытовым преступлением. Это несмотря на то что запрещенная в России группировка «Исламское государство» взяла на себя ответственность за атаку. «Радио Свобода» сообщало о том, что следствие рассматривало версию теракта как основную.

Отсутствие адекватного освещения «конфликтной» информации в официальных СМИ и рост их самоцензуры «при неблагоприятном сценарии способны стать существенным фактором, влияющим на повестку президентских выборов 2018 года», резюмируется в докладе. После этого аудитория может уйти в интернет, где сложнее контролировать «вбросы», полагают эксперты. Слишком большое расхождение между «благостной картинкой» официальных СМИ и самоощущением людей чревато нарастанием недоверия власти и падением социального самочувствия, резюмировал Калачев.

В большей степени перечисленные в докладе риски являются среднесрочными и не ограничиваются только выборами президента в 2018 году, заявил РБК Виноградов. Хотя влияние на будущую кампанию они могут оказать довольно серьезное, добавил он. «После выборов с большой долей вероятности возможен некий эмоциональный спад и падение рейтингов власти, как это было в 2012 году, так что эти риски нужно иметь в виду», — отметил политолог.

Авторы: Вера Холмогорова, Мария Макутина.

http://www.rbc.ru/politics/07/09/2017/5 … m=newsfeed

0

19

Проблема явки: почему часть сторонников Путина может не прийти на выборы

У лояльных к власти социальных групп появляется все больше вопросов к Кремлю, который проводит слишком рискованную политику. Именно в их неявке скрыта возможность будущих политических изменений без большого насилия

Перед всякими выборами обсуждается тема бойкота. Прозвучала она и сейчас, например, политолог Григорий Голосов полагает, что тактика бойкота имеет смысл применительно к выборам-2018, Михаил Ходорковский сделал заявление, что ему близка тактика «активного бойкота». И, конечно, многие ждут, чем закончится долгая борьба Навального за допуск к выборам. Опций у Навального остается всего две: либо призвать своих сторонников к бойкоту, либо выставлять вместо себя кандидата, вокруг которого возможна мобилизация сторонников.

Но что такое «бойкот»? Трудно представить себе, как может быть организовано альтернативное волеизъявление с зафиксированным результатом. Предъявление в собственных пабликах фотографий испорченных бюллетеней? Организация в Сети сайта «Я голосую против всех»? Или даже попытка организации альтернативного голосования офлайн — на манер каталонского референдума? Неслучайно никто это всерьез не обсуждает. Результат таких акций не будет социологически значимым.

Политические проценты

Другое дело — низкая явка: у нее есть политически значимый результат. Она, разумеется, не наносит никакого серьезного ущерба так называемой легитимизации режима, поскольку он легитимизирован иначе, не через выборы. К тому же Кремль уже подготовился к низкой явке. Кремлевские политологи еще летом опубликовали серию текстов о том, что везде в мире сейчас низкая явка и говорит она не о том, что люди не согласны с политикой властей, а, наоборот, не ходят, потому что им все нравится.

Однако если смотреть не с «общих позиций», а с учетом российской специфики, то низкая явка, конечно, болезненна для Владимира Путина. Поскольку она неизбежно ставит перед всем истеблишментом и перед самим Путиным вопрос, надо ли уходить в 2024 году. При высокой явке вообще никаких оснований когда-либо уходить не возникает — можно просто жить, как Назарбаев.

Именно в этом один из важных политических результатов стратегии бойкота: ведь речь идет не о «демонтаже путинизма», а о фундаментальной развилке — «Путин навсегда» или он когда-нибудь кому-то передаст власть.

Участвовать в «низкой явке» могут позволить себе не все. Проще тем, кто уже занял жесткую антипутинскую позицию. Выбор стоит так: либо не ходить вообще, либо проголосовать за Собчак или Явлинского. Аргументация голосовать за любого другого раньше хорошо работала, но на 18-м году «путинской вертикали» выглядит уже очень слабо. Накопилась усталость. Никто не может вспомнить — сколько процентов получили все остальные подобные кандидаты, и даже как их фамилии, на предыдущих четырех президентских выборах. Психологически понятно желание все же проявить «гражданскую позицию» в виде как бы протестного голосования. И ранее это могло выглядеть для самого голосующего как некоторая «инвестиция в будущее». Но сейчас в этом будущем навечно расположился Путин. Поэтому голосование за полуторапроцентного кандидата выглядит уже анекдотично и безответственно. Хотя и этой стратегии кто-то последует.

Сомнения сторонников

Но главная интрига этих выборов заключена не в мобилизации антипутинских политических организаций на бойкот, а в том, каково настроение больших контингентов, связанных корпоративными обязательствами. Без всякой социологии, просто на основании личного общения, мы знаем, что существует немало людей, считающих, что «система в целом хорошая», но политика персонально Путина стала слишком рискованной.

Успех или неудача «низкой явки» целиком зависит от позиции части этих корпоративных групп.

Подчеркну, речь идет о людях, которые привыкли к встроенным издержкам системы, в том числе и к высокому уровню коррупции, они считают, что другого в России пока невозможно себе представить, они не сторонники «нормативной демократии», они считают, что «Крым — русский», что конфликт с Западом имеет свои глубокие корни. Именно они являлись базой путинизма весь большой период 2000–2014 годов. Система продолжает обеспечивать им высокие экономические мотивации, и они благодарны Путину за весь период его правления, во время которого они достигли благосостояния, которое позволяет «жить достойно».

Вот среди этого гигантского контингента, включающего бюджетников, силовиков, служащих госкорпораций и членов их семей — общим числом не менее 20 млн избирателей, сейчас формируются вопросы к власти. Многие и в Москве и в провинции не могут объяснить себе, почему сохраняется такой накал агрессии на ТВ, почему так многое позволяют Навальному, почему Кремль не остановит Поклонскую, почему таким грубым языком говорит МИД, надо ли воевать в Сирии и что дальше будет в Донбассе?

Риски делаются слишком велики, и больше нет ощущения безопасного будущего. Вот именно этому контингенту сейчас разумно не голосовать за Путина.

Остаться на диване

При этом он не может не выполнять корпоративных решений — он должен голосовать корпоративно. Для принципиальных антипутинцев, для лиц свободных профессий нет проблемы бойкота. Не пошел — и все. Проблема существует только для сторонников власти. Нельзя просто пойти, отметиться и унести бюллетень. Эти люди лишены возможности публично предъявить свой поступок — в отличие от журналистов или ИТ-фрилансеров. Их рискованная неявка никем не будет опознана социологически. Они не могут выразить свою тревогу. Их сознание двойственно: ведь они продолжают поддерживать Путина (так сказать, Путина своей молодости), но понимают, что «инвестировать» в него дальше уже нельзя.

Путин не создает уютного «брежневизма», в котором эти большие массы могли бы в горизонте 10–15 лет окончательно реализовать свои жизненные стратегии как успешные. Наоборот: Путин теперь не откликается на предложения своих симпатизантов на Западе, не хочет «конвертировать» свою рискованную игру 2013–2017 годов в новую стабильность. Международная и информационная политика Кремля строится таким образом, что очень многим людям, в том числе и вполне системным, начинает казаться, что катастрофы не избежать. Начальник департамента регионального ведомства или директор библиотеки не могут бросить свою жизнь и покинуть страну, не могут бросить работу и не могут отказаться от обязательств перед своими семьями. Придется испить общую чашу.

Но многие хотели бы вернуться к тому старому общественному договору: «лояльность в обмен на стабильность», то есть пусть все сохранится, включая и все «путинские приобретения», но без дальнейшего наращивания риска. Вот для этих людей единственная правильная персональная стратегия остаться «на диване». То есть принять дальнейшую общую судьбу, но остаться для самих себя людьми, которые в 2018 году все-таки совершили какой-то жест предупреждения.

И именно в их неявке скрыта важнейшая возможность будущих политических изменений без большого насилия.

ОБ АВТОРАХ

Александр Морозов
политолог

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://www.rbc.ru/opinions/politics/20/ … 643f4d8271

0