Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » И ТЕБЯ ВЫЛЕЧИМ ... ЖИВИ ДОЛГО? » ВИЧ в России принял характер эпидемии, вирус все чаще поражает людей


ВИЧ в России принял характер эпидемии, вирус все чаще поражает людей

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

В России от СПИДа ежегодно умирают 20 тысяч молодых людей

Из числа заболевших 78% — это люди в возрасте от 20 до 40 лет

Ежегодно из числа ВИЧ-инфицированных россиян умирает около 20 тысяч человек, большинству из которых нет и 40 лет. Об этом сообщила журналистам в воскресенье, в Международный день памяти людей, умерших от СПИДа, глава Роспотребнадзора Анна Попова после панихиды в Воскресенском храме в Москве.

«Ежегодно умирает более 20 тысяч человек, из них две трети — мужчины, не дожившие до сорока лет. Это очень большие потери», — цитирует ТАСС главу Роспотребнадзора. Она отметила, что из числа заболевших 78% — это люди в возрасте от 20 до 40 лет. «И это — самое страшное, что может случиться, потому что это — база нашего государства: демографическая, интеллектуальная база, — сказала она. — Поэтому мы собираемся, чтобы вспомнить о тех, кто ушел, и объединить усилия, напомнить о проблеме».

Попова заверила, что в России «проводится целый ряд мероприятий: у нас есть 26 препаратов из списка жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов. Есть и около 40 тест-систем, чтобы диагностировать заболевание». «Но вместе с тем активность наша должна только возрастать. Занимаясь своими проблемами, экономическими и политическими, уповая на то, что появилось лечение, забывают об этой страшной угрозе для всего человечества», — сказала она.

По данным Роспотребнадзора, за последние два года в России было зарегистрировано более 160 тысяч случаев ВИЧ-инфекции. В последние годы около 47% новых случаев выявляется среди 30-40-летних россиян. Наряду с этим ежегодно регистрируется более тысячи новых случаев ВИЧ-инфекции среди подростков и молодежи в возрасте 15-20 лет, большая часть которых — молодые женщины, инфицировавшиеся половым путем.

http://www.bfm.ru/news/293143

0

2

День памяти умерших от СПИДа. Какова жизнь ВИЧ-инфицированных в России?

Руководитель Центра по борьбе со СПИДом предупредил, что инфекция распространяется по стране, однако в Мосгордуме его обозвали иностранным агентом

Текст: Наталия Шашина

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/05/16/den.jpg
Фото: EPA/ТАСС

Международным днем памяти умерших от СПИДа считается третье воскресенье мая, и в этом году он пришелся на 17 число. В Москве на этой неделе активисты пикетировали администрацию Кремля. Они жаловались, что всем пациентам не хватает лекарств, а глава Центра по борьбе со СПИДом заявил об угрозе национальной катастрофы из-за уровня распространения инфекции. Как складывается жизнь ВИЧ-инфицированных в России?

Андрей Зайцев живет с ВИЧ-инфекцией уже 8 лет. Терапию ему назначили прошлой осенью — принимать две таблетки на ночь перед сном. Они помогали вести обычный образ жизни.

В феврале ему неожиданно заменили препараты, оба — на российские аналоги-дженерики. Как он рассказывает, очень многим ВИЧ-пациентам поменяли схемы лечения, не объясняя причин. Препараты часто меняют на устаревшие и вызывающие побочные эффекты, например, постоянную диарею. Из-за этого принимать их работающему человеку практически невозможно. Как говорит Андрей Зайцев, он не хочет экспериментировать, и поэтому продолжает покупать ранее назначенные ему препараты — за свои деньги.

Андрей Зайцев
ВИЧ-инфицированный

«Я принимаю два препарата: стокрин и кивекса. Это дорогостоящие препараты. В феврале мне стокрин заменили нашим российским дженериком регаст. Далее буквально через месяц пропала кивекса. Это препарат, который стоит на сегодняшний момент на рынке за упаковку порядка 15 000 рублей. Аналога данного препарата нет, в России он не производится. Он входит в перечень жизненно важных лекарственных средств, который утвержден Минздравом и обязателен для госзакупок. Препарат с марта в московском городском центре СПИДа исчез. Начали выдавать наши российские аналоги, но это монокомпоненты. Данных по эффективности препаратов нигде нет».


Зайцев пожаловался в Минздрав на отсутствие этих препаратов. Там ответили, что провели проверку, и что все необходимые бюджетные средства были перечислены регионам. Однако движение «Пациентский контроль» утверждает, что за последние полтора года получило от пациентов около 200 жалоб на дефицит лекарств, и что большие проблемы есть как минимум в 10 городах. Активист движения Андрей Скворцов считает, что это связано с повышением цен дистрибьюторами.

Андрей Скворцов
активист движения «Пациентский контроль»

«В этом году дистрибьюторские компании повышают цены на АРВ-препараты. Так как эпидемия за последний год выросла на 10-12%, количество нуждающихся в лечении увеличилось, а бюджет остается практически неизменным, его на 3 млрд всего увеличили. Регионы не справляются, не в состоянии закупить необходимое количество лекарств».


Месяц назад СМИ уже писали о жалобах региональных СПИД-центров на то, что дистрибьюторы завышают цены. Сами компании эти претензии отрицали. А в Минздраве заявляли, что проблем из-за завышения цен не будет, поскольку цены на основные препараты регулируются государством, они входят в перечень жизненно важных лекарственных препаратов. Но в некоторых СПИД-центрах утверждали, что десятки тысяч больных могут остаться без лечения. Хотя так не во всех регионах, к примеру, в Москве особых проблем с лекарствами нет, говорит руководитель Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом Алексей Мазус.

Алексей Мазус
руководитель Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом

«По крайней мере, в Москве у нас достаточный запас препаратов. Не всегда больным нравится лечиться российскими препаратами, но с ними все в порядке. Они прошли установленные порядком испытания».


Почему проблема лечения ВИЧ-инфицированных так важна и для тех, кто не болен? Глава Федерального центра по борьбе со СПИДом Вадим Покровский на днях заявил, что число ВИЧ-инфицированных в России растет угрожающими темпами. К концу года число зараженных в России достигнет миллиона, а еще в течение года-двух это число может удвоиться. По его словам, ситуация достигла уровня национальной катастрофы. Покровский предложил как можно быстрее ввести просвещение подростков как меру профилактики. На это удивительным образом отреагировали некоторые депутаты Мосгордумы. Председатель комиссии по здравоохранению Людмила Стебенкова заявила, что разговоры с детьми о сексе только увеличат их интерес к этому, главу федерального центра назвали иностранным агентом, а статистику по ВИЧ — небылицами, за которые его надо привлечь к ответственности.

http://www.bfm.ru/news/293106

0

3

В России более 200 человек ежедневно заражаются ВИЧ-инфекцией

В мире этот показатель достигает более 5 000 человек

Свыше пяти тысяч человек в мире ежедневно заражаются ВИЧ-инфекцией, среди них более 200 граждан России, сказала в интервью «Российской газете» глава Роспотребнадзора Анна Попова.

По ее словам, доступ к антиретровирусной терапии имеет менее половины инфицированных. Это только 38% взрослого населения и 24% детей, отметила собеседница издания.

В заключение глава Роспотребнадзора рассказала, что около 60% новых случаев ВИЧ среди людей в возрасте 15-24 лет зарегистрировано среди девочек-подростков и молодых женщин. «Более половины из 35 миллионов человек, живущих с ВИЧ, не знают о наличии у них этой инфекции. И значит, не лечатся, заражают других», — подчеркнула Попова.

В мае этого года Геннадий Онищенко, который тогда возглавлял Роспотребнадзор, заявлял, что ежедневно ВИЧ-инфекцией в мире заражались 6,3 тысячи человек.

http://www.bfm.ru/news/280248

0

4

СПИД - МИСТИФИКАЦИЯ МИРОВОГО МАСШТАБА?

0

5

В РФ 1% населения живет с ВИЧ, 30% не знают об этом

В России началась эпидемия ВИЧ. Таковы данные Роспотребнадзора. Около 40% выявляемых больных в настоящее время составляют женщины. Каждый 20-й мужчина может быть заражен

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/11/30/vich.jpg
Фото: Михаил Мордасов/ТАСС

Роспотребнадзор объявил о начале эпидемии ВИЧ в России. Месяц назад глава Минздрава Вероника Скворцова отметила, что эпидемия может начаться в России уже в 2020 году. Эти слова прозвучали как предупреждение — финансирования для работы с вирусом не хватало. Однако Роспотребнадзор привел совсем тревожные данные. 1% россиян живут с ВИЧ, 30% не знают об этом, заявила представитель ведомства Ирина Чхинджерия. Она отметила, что эпидемия уже вышла из традиционных групп риска в общую популяцию населения. Около 40% выявляемых больных в настоящее время составляют женщины, растет показатель полового пути передачи.

Руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский опасается, что настоящего числа зараженных не знает никто, и это страшно.

Вадим Покровский
руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом

«Очень много мужчин уже заражено в возрасте 30-35 лет. 2,5% мужчин наших уже стоят на учете с ВИЧ-инфекцией, а в реальности зараженных может быть в два раза больше, то есть каждый 20-й мужчина может быть заражен. Но отсюда и большой риск заражения женщин, даже если речь идет об одном половом партнере. Разработка вакцины идет, но, к сожалению, может вообще такой вакцины не появиться в ближайшем будущем, потому что от малярии уже 100 лет делают вакцину, и не получилось, от сифилиса 100 лет делают вакцину, но тоже не получилось. То есть есть инфекции, при которых вакцину создать очень не просто или вообще не удается. Ну, а ВИЧ, по-видимому, к этой группе относится, поэтому больше надо ориентироваться на свой здравый смысл. Осторожность и еще раз осторожность».


Напомним, что, по данным Всемирной организации здравоохранения, охват лечения ВИЧ-инфицированных должен быть не ниже 60-80% от их общего числа. В России этот показатель ниже 30%. На сегодняшний день главный способ обезопасить людей от ВИЧ — это не только контрацепция, но и работа с инфицированными, а именно лечебная профилактика. Она делает вирус неактивным: это фактически исключает больного ВИЧ из цепочки заражения. Эпидемиолог Олег Юрин говорит, что эпидемия в России началась не сегодня и не вчера, и хорошо, что власти заявляют об этом со всей строгостью.

Олег Юрин
эпидемиолог

«К этой теме идем уже давно, то есть в течение последних 5 лет у нас увеличивается число ВИЧ-инфицированных, даже 10 лет. Практически число новых случаев увеличивается где-то на 10% в год. Это процесс, который продолжается. Сейчас очень такой активный метод лечения, как профилактика. То есть это будет эффективно, если большинство инфицированных будет охвачено этим лечением, а для этого, во-первых, нужно выявить этих людей зараженных, то есть их обследовать, и дальше уже начинать лечение. На самом деле, проблема не только в том, чтобы лекарствами их обеспечить, но и сопутствующих очень много факторов. То есть специалистов готовить, которые могли бы этим заниматься, и так далее. На самом деле, это большая программа, которая должна сейчас разворачиваться».


Уже известно, что правительство дополнительно выделит в будущем году 300 млн долларов на борьбу с ВИЧ-инфекцией.

http://www.bfm.ru/news/309418

0

6

Роспотребнадзор: ВИЧ в России принял характер эпидемии, вирус все чаще поражает людей, не входящих в группы риска

В России около 1% людей живут с ВИЧ, 30% не знают об этом, заявляют в ведомстве

Заболеваемость ВИЧ в России приняла характер эпидемии, вирус все чаще поражает граждан, не входящих в группы риска, передает «Интерфакс», ссылаясь на начальника отдела эпидемиологического надзора управления Роспотребнадзора по Санкт-Петербургу Ирину Чхинджерию.

«Следует признать, что процесс ВИЧ-инфекции можно охарактеризовать как эпидемию. В России около 1% людей живут с ВИЧ, 30% не знают об этом. О том, что эпидемия вышла из традиционных групп риска в общую популяцию населения, говорит вовлечение женщин детородного возраста. Около 40% выявляемых больных в настоящее время составляют женщины, растет показатель полового пути передачи», — сказала Чхинджерия журналистам в понедельник.

По данным Роспотребнадзора, около 54% больных инфицируются ВИЧ при внутривенном введении наркотиков, порядка 42% — при гетеросексуальных половых контактах. В России ВИЧ-инфицированы 1% беременных женщин, ежегодно у таких женщин принимают порядка 600 родов.

«Уровень заболеваемости ВИЧ в России составляет 50,4 случая на 100 тысяч населения, но в ряде регионов этот показатель существенно, в два-три раза выше. Среди них — Кемеровская, Свердловская, Томская, Новосибирская области. Более чем полпроцента населения в ряде субъектов живут с ВИЧ-инфекцией, и здесь Петербург входит в группу лидеров», — добавила Чхинджерия.

На 1 ноября 2015 года общее число лиц с ВИЧ-инфекцией, зарегистрированных в Российской Федерации, составило 986 тысяч 657 человек.

http://www.bfm.ru/news/309401

0

7

Павел Лобков рассказал о своем ВИЧ-статусе

По словам известного журналиста, ему отказали в обслуживании по программе добровольного медицинского страхования, когда выяснилось, что он болен

http://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/12/02/tass_102398_1.jpg
Павел Лобков. Фото: Федора Савинцев/ТАСС

Ведущий телеканала «Дождь» Павел Лобков в День борьбы со СПИДом признался, что у него ВИЧ. Во время эфира накануне он рассказал, что о болезни узнал 12 лет назад. Глава телеканала Наталья Синдеева написала в Facebook, что к такому заявлению журналист готовился весь день и что «для него и для всех, кто столкнулся с этой проблемой, важно об этом рассказать». Лобков также заявил, что после того, как в поликлинике Управделами президента узнали о его диагнозе, ему отказали в добровольном медицинском обслуживании, хотя у телеканала НТВ, где он тогда работал, был заключен с клиникой договор на работу по программе ДМС.

Павел Лобков
журналист

«После долгих уговоров я попросил взять у меня анализы на ВИЧ и на сифилис — ну, вот какая-то ранка долго не заживала. Мне сказали: «Зайдите к инфекционисту». Ну, зашел к инфекционисту. У нее лежала пухлая папка, перечеркнутая красным фломастером. Написано: «ВИЧ+.» Это был 6-й этаж, Грохольский переулок, поликлиника Управления делами. Там было открытое окно. Врач, с лицом советской Будды мне сказала: «Вы откреплены от программы добровольного медицинского страхования, потому что у вас обнаружена ВИЧ-инфекция, ваше дело будет передано в Московский комитет здравоохранения, где вы будете поставлены на учет, всего доброго, до свидания».


Признание ведущего имеет большое значение для многих других заболевших ВИЧ, считает эпидемиолог Олег Юрин.

Олег Юрин
старший научный сотрудник Российского научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом

«Это очень важно с нескольких позиций. Во-первых, чтобы люди понимали, что, действительно, у нас эпидемия ВИЧ-инфекции, что это не самое редкое заболевание, потому что среди моих знакомых, среди людей, с кем я учился в институте, в школе довольно много людей ВИЧ-инфицированных. Я об этом знаю потому, что они ко мне обращаются. Ну и, в общем-то, наверное, у каждого человека среди его знакомых такие люди есть, но он об этом не знает и считает, что такой проблемы не существует. И отказы в медицинской помощи бывают. Но, в общем-то, таких случаев все реже, на самом деле, потому что в 2003 году это была более редкая ситуация, сейчас больше, но все равно такое бывает. Стараемся с этим бороться. Но это бывает иногда, когда включается договор  страхования, что вот в случае ВИЧ-инфекции это не действует, но это уже надо смотреть договор. Но здесь в чем проблема? В том, что расходов боятся, это достаточно дорогое лечение».


Из-за ВИЧ-инфекции журналиста не могли отключить от программы ДМС, сказал Business FM руководитель Мосгорцентра профилактики и борьбы со СПИДом Алексей Мазус. Он также рассказал, что отношение к больным вирусом иммунодефицита в последнее время в нашей стране изменилось.

Алексей Мазус
руководитель Мосгорцентра профилактики и борьбы со СПИДом

«Недавно мы проводили пресс-конференцию, и была женщина, которая усыновляет детей с ВИЧ-инфекцией. И в Москве сегодня 97% детей, которые были рождены ВИЧ-положительными женщинами и стали сиротами, их оставили в родильных домах, нашли свои семьи. Это является, наверное, самым ярким индикатором такого спокойного отношения общества, по крайней мере, в Москве к людям, которые имеют ВИЧ».


Заявление Лобкова — пожалуй, первый случай признания в диагнозе ВИЧ, которое сделал в нашей стране публичный человек. На Западе иначе, в прошлом месяце о своей болезни объявил актер Чарли Шин.

http://www.bfm.ru/news/309569

0

8

ООН планирует покончить с эпидемией СПИДа в мире к 2030 году

Такое заявление сделал заместитель генсекретаря Организации Мишель Сидибе

ООН надеется, что цель покончить с эпидемией ВИЧ в мире к 2030 году будет реализована. Об этом заявил заместитель генсекретаря ООН Мишель Сидибе, передает РИА Новости.

«Ноль смертей, ноль новых случаев заражения, ноль дискриминации – такие показатели стали бы наиболее важным фактором для реализации цели устойчивого развития», — ответил Сидибе на вопрос, насколько реален пункт о необходимости остановить эпидемию ВИЧ в мире к 2030 году, внесенный в цель устойчивого развития UNAIDS.

«Были времена, когда мы даже не могли себе представить, что сможем обеспечить людям лечение. Люди умирали, больницы были переполнены пациентами, лишенными надежды. Сегодня же нам почти удалось реализовать нашу цель и обеспечить лечением пятнадцать миллионов человек до 2015 года», — продолжил он.

Заместитель генсека ООН напомнил также, что что удалось полностью изменить научную базу.

«Если раньше мы давали пациентам с ВИЧ по восемнадцать таблеток в день, то сегодня достаточно одной таблетки. Мы также смогли оказать влияние на мировые цены на медикаменты. Так что мы наблюдаем реальный прогресс, что подтверждает: мы можем сократить смертность, мы можем сократить число новых случаев заболевания», — считает Сидибе.

http://www.bfm.ru/news/318825

0

9

Минздрав: от ВИЧ-инфекции в 2015 году умерли 12 тысяч россиян

В России ВИЧ-инфицирован каждый четвертый из тысячи сдавших тест

Количество людей с ВИЧ-инфекцией в России ежегодно растет. Только за 2015 год добавилось более 100 тысяч новых случаев, при этом 12,5 тысяч ВИЧ-положительных россиян умерли от ВИЧ. Об этом сообщила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова на открытии форума, приуроченного ко Дню памяти умерших от СПИДа.

В среднем на тысячу тестов на ВИЧ выявляется 3,5-4 инфицированных. «Если взять просто сословие россиян, то на тысячу тестов выявляется 3,5-4 случая ВИЧ-инфекции. А если взять группу наркоманов, то в этом случае от 40 до 50 выявлений на тысячу человек», — цитирует ТАСС главу Минздрава.

В России сохраняется два основных способа передачи ВИЧ: через кровь и через гетеросексуальные контакты. Скворцова также напомнила, что доля передачи ВИЧ через половой контакт сейчас стремительно нарастает.

«За последние несколько лет число женщин среди ВИЧ-инфицированных увеличилось в два раза. ВИЧ-инфекция перестала быть заболеванием отдельных определенных социальных групп», — уточнила министр.

http://www.bfm.ru/news/322892

0

10

Инфографика: Темпы распространения ВИЧ в России и мире

В пятницу, 22 июля, в Дурбане завершается 21-я Международная конференция по ВИЧ/СПИДу. Сколько ВИЧ-инфицированных в России и мире и как их число изменилось за 20 лет - в инфографике DW.

http://www.dw.com/image/0,,19419325_303,00.png

2,5 миллиона новых случаев заражения за год

В 2015 году число новых случаев заражения ВИЧ в мире составило почти 2,5 миллиона, говорится в ежегодном исследовании Global Burden of Disease (GBD), опубликованном в авторитетном британском медицинском журнале The Lancet. В России количество ВИЧ-инфицированных за год выросло на 57 тысяч. В стране самый высокий уровень заболеваемости ВИЧ в Европе, говорится в исследовании.

http://www.dw.com/image/0,,19419318_303,00.png

Расхождение в цифрах

В мире живет более 38 млн человек с диагнозом ВИЧ, подсчитали исследователи. В России, согласно GBD, этот показатель сравним с уровнем ряда африканских стран и составляет 607 тысяч человек. Однако согласно официальной статистике число ВИЧ-инфицированных в стране гораздо больше. По данным Федерального центра СПИД, в январе 2016 года в России был официально зарегистрирован 1 млн ВИЧ-инфицированных.

http://www.dw.com/image/0,,19416843_303,00.png

Тысячекратный рост

То есть с начала 1990-х годов количество ВИЧ-инфицированных в стране выросло более чем в тысячу раз. В 1994 году их число составляло 887 человек, а в конце 2014-го - уже почти 940 тысяч, свидетельствуют данные Федерального центра СПИД. Более половины россиян, 57 процентов, заражаются ВИЧ при употреблении наркотиков, еще около 40 процентов - при гетеросексуальных половых контактах.

Дата 22.07.2016

Автор Ирина Филатова

http://dw.com/p/1JU5g

0

11

Распространение ВИЧ-инфекции в России: виноваты не только наркотики

Шприцы наркопотребителей остаются главным инструментом передачи ВИЧ-инфекции в России. Но в последние 2-3 года угрожающе выросло число заражений половым путем. Подробности - у DW.

http://www.dw.com/image/19278898_303.jpg

Ольга С. (имя изменено) из Тобольска узнала о своем диагнозе в 2005 году в женской консультации: "Я встала на учет по беременности, мне было 19 лет. Счастливый брак, желанный ребенок. И тут мне приносят домой конвертик, в котором извещение, что мне нужно еще раз сдать кровь".

Муж не верил, что это серьезно

Ольга тогда училась в медицинском колледже и сама иногда разносила такие конвертики: "Я сразу все поняла. Спросила мужа, нет ли у него ВИЧ-инфекции. Он ответил, что нет - оказалось, обманывал". Как выяснилось позже, муж заразился еще в 1989-м - он тогда употреблял наркотики.

http://www.dw.com/image/19407172_404.jpg
Многие ВИЧ-положительные в России вынуждены скрывать свой диагноз

"Когда мы познакомились, он не выглядел как наркоман, - вспоминает Ольга. - Высокий, красивый, с машиной. Он знал о своем диагнозе, но не верил в его опасность, думал, что победил наркотики, значит, сможет победить и СПИД. Он умер в 2015 году".
А в 2005-м лечение ВИЧ/СПИДа в России еще было на зачаточном уровне, вспоминает Ольга. Информации о заболевании и методах терапии было очень мало: "Врачи сказали, что мне жить осталось 10 лет максимум, и посоветовали сделать аборт, чтобы не родить больного ребенка. Я стала прощаться с друзьями, ходила и отдавала им вещи, которые они когда-то у меня забыли: вот, мол, имейте в виду, я скоро умру".

Миллион человек за 30 лет

Эпидемия ВИЧ/СПИДа в России отмечает 30-летний юбилей, напомнил на пресс-конференции 28 ноября председатель координационного совета Всероссийской общественной организации "Объединение людей, живущих с ВИЧ" Владимир Маяновский. Первый случай заболевания был зарегистрирован в 1987 году. Сегодня, по данным Роспотребнадзора, в России более миллиона случаев заражения, 260 тысяч носителей вируса уже умерли.

До последнего времени инфекция распространялась преимущественно среди потребителей инъекционных наркотиков. Этот путь передачи до сих пор остается главным. "Россия - единственная страна, где случаи заражения при употреблении наркотиков составляют около 50 процентов от общего числа, - говорит руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАН Вадим Покровский. - Остальные страны научились с этим бороться".

http://www.dw.com/image/18877886_404.jpg
Половина случаев заражения СПИДом связана в России с употреблением наркотиков

А в последние 2-3 года все чаще случаются истории как у Ольги - наркопотребители заражают своих партнеров. Гетеросексуальный путь передачи вируса, по данным на сентябрь 2016 года, достиг 47 процентов. "В 15 регионах РФ более одного процента беременных женщин заражены вирусом ВИЧ, - отметил Покровкий. - Это считается показателем того, что эпидемия вышла в популяцию".

По словам Владимира Маяновского, это связано еще и с тем, что наркотики стали другими: "Раньше были популярны опиаты, которые подавляют сексуальную активность. А теперь, наоборот, широко распространены вещества, усиливающие сексуальное влечение, что, в свою очередь подвергает риску не только наркопотребителей, но и их партнеров".

Еще три процента случаев заражения, как сообщил Роспотребнадзор, приходятся на гомосексуальные контакты, передачу от матери к ребенку и нестерильные инструменты в больницах.

Как сложилась судьба Ольги

Одна подруга сказала Ольге, что слышала про некие чудодейственные таблетки, благодаря которым ребенок может родиться здоровым: "Я записалась в СПИД-центр и стала получать антиретровирусную терапию - очень удивилась, когда узнала, что это бесплатно. И родила здорового ребенка".

В роддоме Ольге пришлось пройти через все круги ада ВИЧ-положительной женщины: "Санитарка отказывалась мыть пол у меня в палате. В душ меня не пускали, говорили, что дома будешь мыться. А во время родов врач просто ушла, сказала, что не будет у спидозной роды принимать. Оставила меня с акушеркой".

Из медколледжа Ольге пришлось уйти, муж вернулся к употреблению наркотиков, а сама она продолжала пребывать в уверенности, что жить осталось недолго: "Пока не съездила в соседний город на встречу группы взаимопомощи. Там я увидела людей, которые живут с диагнозом уже больше 10 лет. Тогда я взяла себя в руки, ушла от мужа, получила высшее образование".

Сейчас у Ольги новый муж, с которым она познакомилась на сайте знакомств для ВИЧ-положительных. Недавно у них родился здоровый ребенок. "В этот раз все было совсем по-другому, меня в роддоме чуть ли не на руках носили, - делится Ольга. - Вообще с тех пор отношение к ВИЧ в России, конечно, очень сильно изменилось. Терапию можно получить бесплатно в любом городе, никто больше не говорит, что ты скоро умрешь".

Как стать вице-президентом США

А вот с профилактикой дела по-прежнему обстоят не так хорошо, констатирует Вадим Покровский: "Особенно в том, что касается программ снижения вреда - во многих странах уже поняли, что вылечить наркоманов очень сложно, поэтому там предпринимают специальный комплекс мер".
И это далеко не только так называемая "раздача шприцов" - меры включают и мотивацию наркопотребителей, и их обучение пользованию стерильными инструментами. "Все это не только сложно, но и достаточно дорого. Как правило, этим занимаются бывшие наркоманы, которым за эту работу надо платить. Но, может быть, нам стоит отказаться от какой-нибудь очередной Олимпиады?" - задает риторический вопрос Покровский.

В России "раздачу шприцов" пока воспринимают в штыки. "В новой стратегии по борьбе с ВИЧ, которая вышла в 2016 году, нет ни слова о программах снижения вреда", - сетует Вадим Покровский. Он полагает, что иногда политикам стоит наступать на горло собственным убеждениям.

Эксперт по борьбе с ВИЧ-инфекцией напомнил об истории, которая недавно произошла в США, где в начале 2015 года в штате Индиана резко выросло количество новых случаев ВИЧ - за 3 месяца заразились 79 человек: "Губернатор штата Майк Пенс, консервативный католик из республиканской партии, объявил тревогу. Специалисты рекомендовали "раздачу шприцов", но это было против его убеждений. Пенс всю ночь не спал, молился, думал, а на следующее утро распорядился все-таки раздать шприцы. И это подействовало - в 2016 году заразились только 9 человек за весь год". А губернатору это принесло популярность, в том числе и в республиканской партии - Дональд Трампа взял Пенса в свою команду в качестве вице-президента США, напомнил Вадим Покровский.

Дата 01.12.2016

Автор Юлия Вишневецкая, Москва

http://dw.com/p/2TX3q

0

12

Назван наиболее пораженный ВИЧ-инфекцией регион

Наиболее пораженным ВИЧ-инфекцией регионом России является Иркутская область, где на 100 тыс. жителей приходится 1,7 тыс. живущих с данным диагнозом. Это следует из отчета Федерального центра СПИД при Роспотребнадзоре, поступившем в распоряжении РБК.

Также среди лидеров по числу зарегистрированных случаев заболевания — Свердловская, Кемеровская, Самарская и Тюменская области.

По предварительным данным, на 1 ноября в России с ВИЧ-инфекцией живут 924,6 тыс. россиян. За первые десять месяцев 2017 года были зафиксировано 79 тыс. новых случаев заболевания. По показателю заболеваемости в 2017 году лидируют Кемеровская область (зарегистрировано 174,5 нового случая ВИЧ-инфекции на 100 тыс. населения), Иркутская (134), Свердловская (128,1) области.

С начала года в России умерли 24,7 тыс. больных, что на 8,2% больше, чем за аналогичный период 2016 года.

Региональный директор по Восточной Европе и Азии Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) Виней Салдана сообщил РБК, что всего в мире живут около 37 млн человек с ВИЧ. Из них 21 млн принимают специальную терапию, которая не позволяет вирусу развиваться и делает таких людей безопасными для окружающих. По его словам, такие меры позволили «резко снизить появление новых случаев заражения ВИЧ практически во всех регионах мира, за исключением Восточной Европы и Центральной Азии». Салдана отметил, что с 2010 года в этих частях мира ежегодно растут число случаев заражения ВИЧ и смертность от СПИДа.

Салдана рассказал, что в России около 2% взрослых в возрасте от 30 до 39 лет живут с диагнозом ВИЧ. «Это очень большой процент распространения среди трудоспособного возраста, а на самом деле их количество еще больше, потому что многие не знают о своем статусе», — отметил он. По его данным, в России около 900 тыс. человек живут с ВИЧ, из них только треть получают лечение.

https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5a1ffdcf … m=newsfeed

0

13

Тест на здравомыслие: почему Россия проигрывает войну с ВИЧ-инфекцией

Всемирный день борьбы со СПИДом Россия встречает с неутешительной статистикой заболеваемости. Проблемы, решение которых необходимо для победы над эпидемией, продолжают загоняться внутрь

РБК продолжает публикацию совместных материалов с проектом «Россия будущего: 2017–2035». Цель проекта, который реализуется Центром стратегических разработок (ЦСР) совместно с Министерством экономического развития, — очертить вызовы будущего и понять, готова ли Россия на них ответить.

ВИЧ-инфекция больше не представляет такой глобальной угрозы, какой была 20 лет назад. В мире смертность от СПИДа падает с 2005 года. В 2016 году, по данным Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД (ЮНЭЙДС), прирост новых случаев ВИЧ-инфекции снизился по сравнению с 2010-м на 13% в Азии, и на 29% — в Восточной и Южной Африке.

Лишь в одном регионе мира ВИЧ-положительных людей с каждым годом становится больше. Это Восточная Европа и Центральная Азия (ВЕЦА), к которому относится и наша страна. Здесь количество новых случаев ВИЧ-инфекции с 2010 года возросло на 60%, а число обусловленных СПИДом смертей — на 27%. Подавляющее большинство этих случаев приходится на Россию.

Спор о цифрах

В преддверии Всемирного дня борьбы со СПИДом, который отмечается 1 декабря, министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщила, что в 2016 году темпы прироста новых случаев ВИЧ-инфекции в нашей стране сократились практически в два раза. Однако если в Минздраве говорят о 87 тыс. новых случаев ВИЧ-инфекции за 2016 год, Роспотребнадзор, который также собирает данные о ВИЧ, сообщает о 103 тыс. новых ВИЧ-позитивных россиян. Руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе с ВИЧ-инфекцией Вадим Покровский объясняет разницу тем, что Минздрав учитывает людей, которые обратились за помощью в государственные медицинские учреждения и предъявили паспорт и СНИЛС, а Роспотребнадзор считает всех, в том числе тех, кто сдавал тест на ВИЧ анонимно.

Противоречивая информация — о развитии эпидемии и в то же время о ее стабилизации, об увеличении охвата пациентов лечением и в то же время о недостатке лекарств в СПИД-центрах — явно указывает на то, что замалчивать проблему уже невозможно. В тучную нефтяную пятилетку 2009–2013 годов власть словно намеренно игнорировала программы противодействия распространению ВИЧ/СПИДа, вместо того чтобы развивать их, она начала охоту на профильные некоммерческие организации, получавшие зарубежное финансирование. Ведомства боролись за контроль над денежными потоками, предназначенными для закупки антиретровирусных препаратов, отказываясь от программ профилактики среди ключевых групп (наркопотребителей, секс-работников, гей-сообщества). Профилактические мероприятия свелись к распространению лозунгов о вреде наркотиков и важности традиционных семейных ценностей.

Сегодня мы являемся свидетелями результата этой «работы»: существенного увеличения числа новых случаев ВИЧ-инфекции.

В 2015 году ЮНЭЙДС поставила перед мировым сообществом смелые цели — 90–90–90. Это значит, что 90% всех людей, живущих с ВИЧ, должны знать о своем статусе, 90% всех, у кого выявлена ВИЧ-инфекция, должны стабильно получать антиретровирусную терапию (АРВТ), а у 90%, получающих такую терапию, вирус в крови определяться больше не будет. Достижение целей этой программы в 2020 году значимо повлияет на прекращение эпидемии ВИЧ/СПИДа в течение следующих десяти лет. Россия снова вроде бы в тренде. По данным Минздрава, охват пациентов лечением за девять месяцев 2017 года увеличился до 46% от общего числа состоящих на диспансерном учете. При этом анализ Международной коалиции по готовности к лечению больше подтверждает данные академика Покровского (Валентин Покровский — директор ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора. — РБК): за год на местах существенно сократили число лиц, стоящих на диспансерном учете, вот и получили такую впечатляющую «динамику». Однако нужно отдать должное и активности Минздрава — охват лечением за минувший год действительно увеличился при сопоставимом объеме финансирования.

Решение существует

Эффективное решение проблемы ВИЧ-инфекции существует. Для начала это признание самой проблемы — без этого нельзя двигаться к следующему этапу. Это расширение охвата тестированием и направление людей с выявленной ВИЧ-инфекцией на лечение. Это применение профилактических программ среди ключевых групп, включая наркопотребителей и секс-работников. Это информирование населения о том, что презерватив — надежное средство защиты от ВИЧ. Мир нашел решения для бедных стран, стран со средним и высоким доходом, больших и маленьких. Решения найдены для государств с самым разным уровнем развития общественного здравоохранения, для популяций с разной картиной распространения ВИЧ-инфекции. Широкий доступ населения к терапии смогли реализовать самые бедные страны на планете. К сожалению, в России эти меры — скорее исключение, чем правило.

У современной науки есть достижения, о которых следует знать каждому: ВИЧ-позитивные женщины рожают здоровых детей; пациенты с ВИЧ, получающие антиретровирусную терапию, не могут заразить другого человека; появилась эффективная до- и постконтактная профилактика ВИЧ-инфекции. Кроме того, следует знать, что «двигателем эпидемии» являются люди, которые не знают своего ВИЧ-статуса. Именно поэтому тест на наличие ВИЧ раз в полгода должен являться нормой для каждого из нас.

В начале 1990-х мы упустили половой путь передачи ВИЧ. В конце 1990-х — начале 2000-х было всухую проиграно сражение с инъекционными наркотиками — государство и общество попросту не пришли на эту «битву». Сегодня мы с упорством, достойным лучшего применения, продолжаем игнорировать реальность. Минобрнауки при обсуждении проекта всероссийского онлайн-урока по профилактике ВИЧ просит не использовать слово «презерватив». При этом статистика говорит, что средний возраст вступления россиян в первый брак у мужчин — 27,8 года, женщин — 24,5 года, а вот половую жизнь начинают в среднем в возрасте 16 лет (по данным ВЦИОМа). В 2014 году опрос Научного центра здоровья детей показал, что к 15 годам 41% девушек в России имели сексуальные отношения. В такой ситуации одни лишь увещевания подростков о воздержании до брака являются очередным отказом от восприятия реальности.

Традиционно отвечая на вызовы созданием новых комитетов, комиссий, министерств, мы создали не имеющую аналогов в мире систему центров СПИД. Мир пошел иным путем — и побеждает. Централизованные решения не принесли должных результатов, а породили новые проблемы, многие из которых неизвестны за пределами России. Центры СПИД в такой огромной стране не смогли стать универсальными решениями проблем для людей, живущих с ВИЧ. Изоляция таких людей от общей соматической сети усложнила получение медицинской помощи больными, а также не позволяет сконцентрировать усилия всей системы общественного здравоохранения на проблеме ВИЧ. Мы имеем уже не первое поколение врачей, которые элементарно боятся людей с ВИЧ и, как правило, не имеют даже приблизительного понимания специфики работы с ВИЧ-инфекцией в общих вопросах и в разрезе своей специализации.

С другой стороны, люди не торопятся сдавать тест на ВИЧ, так как считают, что это проблема маргиналов, хотя это уже давно не так. Те же, у кого выявлена ВИЧ-инфекция, не обращаются за медицинской помощью, так как боятся осуждения.

Россия на государственном уровне категорически отказывается даже обсуждать возможность организации профилактических программ с использованием заместительной терапии для активных наркозависимых. Само обсуждение возможности декриминализации потребления психоактивных веществ может составить в России состав преступления. Мы понятия не имеем, сколько людей занято в секс-индустрии, загнав и этот вопрос в подполье. Люди нетрадиционной сексуальной ориентации — изгои и объекты травли. Впрочем, все это уже не так важно в условиях генерализации эпидемии: ВИЧ в России давно покинул традиционные «группы риска». Половой путь передачи при гетеросексуальных контактах уже в этом или в следующем году станет доминирующим.

Неизбежное будущее

Рано или поздно мы будем вынуждены осознать и признать свои ошибки. Жизнь не оставит нам иного выхода. И тогда государству и обществу придется не просто использовать мировой опыт борьбы с ВИЧ-инфекцией, но и приложить колоссальные усилия для реализации этого опыта в нашей стране.

Однажды среднестатистический россиянин будет знать о ВИЧ больше всех в мире, и это будут не «страшилки» из прошлого, а актуальные, научно обоснованные знания. Однажды любой российский врач станет на ты с терапией ВИЧ-инфекции и ВИЧ-ассоциированных заболеваний. Этим будут рутинно заниматься как терапевты обычных поликлиник, так и специалисты узкого профиля в инфекционных больницах. В России будут самые дешевые и самые современные препараты для лечения ВИЧ-инфекции. Мы будем автоматически регистрировать лекарства в тот же день, когда их одобрят регуляторы ЕС или США. Наши правоохранительные органы будут заниматься поимкой наркоторговцев и пресечением оптовых поставок наркотиков. Наркопотребителям, которые сегодня наполняют российские тюрьмы, будет предложено современное лечение. Государство будет заботиться о здоровье секс-работников. Мы научимся говорить о геях без истерик. Мы даже расскажем детям в школе про презерватив.

Это будущее неизбежно наступит, когда счет людей, прямо или косвенно затронутых ВИЧ-инфекцией, пойдет не на миллионы, как сегодня, а на десятки миллионов. Так зачем ждать?

ОБ АВТОРАХ

Андрей Злобин
генеральный директор H-Clinic, член рабочей группы по разработке молодежной стратегии ЦСР

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

https://www.rbc.ru/opinions/society/01/ … =center_11

0

14

Рост заболеваемости ВИЧ в Москве: как трактовать статистику Минздрава?

Если следовать отчету, в целом по стране число инфицированных снижается второй год. Эти цифры прокомментировал глава Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2018/07/13/vich.jpg
Фото: depositphotos.com

Заболеваемость ВИЧ в Москве возросла на 20%. Официальную статистику опубликовал Минздрав. При этом по стране в целом число инфицированных второй год снижается, отчиталось министерство.

В прошлом году вирус обнаружили почти у 86 тысяч человек — на 2 тысячи меньше, чем годом ранее, и на 15 тысяч меньше, чем в 2015 году. Но это не совсем точные данные, говорит академик РАН, руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский. По его словам, ВИЧ продолжает распространяться по всей стране из-за отказа властей от профилактики, которая успешно применяется в развитых странах.

Вадим Покровский
руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом

«Рост ВИЧ-инфекции в нашей стране не прекращается последние 20 лет. То, что в каком-то городе выявили на 20% больше, чем в предыдущем, только свидетельствует о том, что эпидемия продолжается. Это, во вторую очередь, свидетельствует о том, что наши превентивные профилактические мероприятия неэффективны. Во-первых, это должно быть обучение населения безопасному половому поведению. Сейчас эпидемия растет в основном за счет половой передачи. Люди должны знать, как себя вести, чтобы не заразиться ВИЧ-инфекцией. Ну, здесь мы сразу сталкиваемся с другой точкой зрения: люди не должны знать, в школах не надо заниматься сексуальным просвещением. Лучше, что люди ничего не знают, тогда они не будут заниматься сексом, и тогда не будет распространяться ВИЧ».


Академик объясняет официальную статистику властей так: Минздрав считает только тех заразившихся ВИЧ, которые обратились за помощью в медучреждения, подведомственные министерству.

Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом обнародовал ранее другие цифры. За 2017 год — почти 105 тысяч новых случаев ВИЧ-инфекции, почти на 3% больше, чем годом ранее.

https://www.bfm.ru/news/389747

0

15

Первое правило урока по профилактике ВИЧ — не рассказывать о презервативах

Рабочее совещание по подготовке этого занятия обернулось скандалом в Минобрнауки. При этом организаторы онлайн-урока отказались следовать рекомендациям чиновников

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2017/11/03/vich.jpg
Фото: DPA/TASS

Минобрнауки выступило против использования слова «презерватив» на всероссийском онлайн-уроке по профилактике ВИЧ для старшеклассников и студентов. Урок должен пройти 1 декабря, во Всемирный день борьбы со СПИДом. Как пишет газета «Коммерсантъ», рабочее совещание по его подготовке закончилось скандалом.

Исполнители интернет-проекта наотрез отказались выполнять рекомендации чиновников. Они заключались в том, чтобы не говорить с подростками о презервативах и «скользких» темах. Кроме того, их попросили сделать упор на нравственном воспитании. Минобрнауки потребовало также заранее согласовать все ответы на вопросы пользователей, чтобы избежать обсуждения неудобных тем.

Вот что рассказал один из организаторов онлайн-урока, руководитель проекта «Центр современных образовательных технологий» Сергей Буланов:

Сергей Буланов
руководитель проекта «Центр современных образовательных технологий»

«Мы достаточно давно работаем с Министерством образования и всегда находили общий язык. И мы предложили в качестве интернет-урока интернет-баттл между студенческими группами в двух городах. Мы хотели предложить им ситуации, например в салоне красоты, в хостеле, в отеле, чтобы каждая из команд оценивала риски заражения для различных бытовых ситуаций. Неожиданно мы получили реакцию, связанную с тем, что вдруг студенты начнут говорить о презервативах. Они должны говорить о барьерной контрацепции, потому что в действительности защищает не любая контрацепция, а только барьерная. Это вопросы как раз-таки профилактики, это главная задача подобных акций. И нас попросили для подстраховки просто написать сценарий, как в театре, с ролями, что говорит каждый студент, каждый старшеклассник, какие риски он описывает, при этом не описывая рисков, связанных с половым путем заражения. Так не делается. Мы достаточно давно проводим международные мероприятия, всероссийские, нам было рекомендовано отснять заранее с прочитанными текстами, и мы просто отказались, потому что мы подменяем профилактику ВИЧ вопросами духовно-нравственного воспитания».


Реакция Минобрнауки на слово «презерватив» — часть общей российской тенденции. О профилактике СПИДа в школах и университетах говорят все меньше, а число заразившихся растет, говорит академик РАН, руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский:

Вадим Покровский
руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом

«Конечно, нравственное воспитание играет большую роль, и никто не против того, чтобы люди соблюдали общечеловеческие правила морали. Но жизнь всегда отличалась от тех концепций, которые навязывала та или иная идеология. Всегда люди вступали в половые связи, как Ромео и Джульетта, не вполне законные, и в весьма нежном возрасте. Но у нас думают по-другому, что лучше детям ничего не рассказывать о сексуальной жизни, тогда, мол, инфекция не будет распространяться. Практика показывает, что это нигде никогда не работало, обучение детей, тем более подростков, гораздо более эффективно. Об этом нам говорит в первую очередь опыт Германии, где сексуальное обучение начинается очень рано, оно носит обязательный характер, там нет никаких признаков серьезной эпидемии ВИЧ-инфекции».


Совещание, которое в итоге сорвалось, проводила заместитель директора департамента госполитики в сфере защиты прав детей Минобрнауки Лариса Фальковская. Получить ее оперативный комментарий Business FM не удалось.

По словам организатора интернет-урока Сергея Буланова, рекомендации чиновников Минобрнауки прозвучали только в устной форме. Поэтому принято решение их не исполнять, а провести интернет-урок профилактики СПИДа в задуманном формате.

https://www.bfm.ru/news/369165

0

16

Москва станет первым городом, где испытают терапевтическую вакцину против ВИЧ

Препарат позволит зараженному ВИЧ-инфекцией долго время обходиться без лекарств, что значительно удешевит лечение. Сейчас вакцина проходит третью фазу исследований, и понятно, что она работает, говорят специалисты

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2018/11/20/vich.jpg
Фото: depositphotos.com

Терапевтическую вакцину против ВИЧ-инфекции испытают в 2019 году. Первым городом для клинических тестов станет Москва. Информация о препарате прозвучала на российско-китайском конгрессе по ВИЧ и СПИДу. Новая вакцина поможет больному долгое время обходиться без лекарств.

Алексей Мазус
руководитель Мосгорцентра профилактики и борьбы со СПИДом

«В первую очередь, это вакцина, которая, по-видимому, и начнет испытания в Москве. Одна из самых перспективных в мире терапевтических вакцин, то есть вакцина, которая будет сопровождать больного ВИЧ-инфекцией. Принцип ее действия такой, что длительное время больному не нужно будет принимать лекарство. Это очень важно, это снижает стоимость лечения. Это терапевтическая вакцина. В общем, уже понятно, как ее сделать, и она существует. Это уже третья фаза исследования, которое покажет или не покажет эффективность этой вакцины. На самом деле, уже понятно, что она работает. Тут вопрос, как долго она работает».


Эксперт добавил, что испытания продлятся несколько лет. Организацию возьмет на себя сам профилактический центр. В случае успеха реализацию препарата начнут с 2021 года. Больше всего ученых беспокоит резистентность — невосприимчивость больных к лекарствам.

Ранее специалист Минздрава Евгений Воронин заявлял, что невосприимчивы к препаратам почти 10% зараженных. Это в два раза больше, чем в 2015 году.

https://www.bfm.ru/news/400154

0

17

Россию признали лидером по темпу распространения ВИЧ в Европе

В России в прошлом году выявляли более 70 новых случаев заболевания на 100 тыс. человек. В стране было зафиксировано 104 тыс. новых диагнозов, при этом по Европе в целом — 160 тыс.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/9/83/755434399433839.jpeg
Фото: Максим Богодвид / РИА Новости

Лидерами по темпам распространения вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) среди стран Европы стали Россия, Украина и Белоруссия. Такие данные за 2017 года обнародована в докладе Европейского центра по профилактике и контролю заболеваний (ECDC) и Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

Специалисты в общей сложности зафиксировали около 160 тыс. новых случаев ВИЧ за прошлый год, 130 тыс. — в Восточной Европе, при этом подавляющее большинство случаев — 104 тыс. диагнозов — были зарегистрированы в России.

В России выявляли 71,1 нового случая ВИЧ на 100 тыс. человек, на Украине — 37 случаев, в Белоруссии — 26,1, в Молдавии — 20,6. В Центральной Европе показатель составил 3,2 случая. Самые низкие показатели в Боснии и Герцеговине (0,3), Словакии (1,3) и Словении (1,9).

Согласно докладу, в большинстве случаев вирус передавался при гетеросексуальном половом контакте (59%) и употреблении инъекционных наркотиков (30%).

При этом в целом специалисты отметили снижение количества новых случаев в Западной Европе. Среди причин называются программы, предлагающие более частые и целенаправленные тесты на ВИЧ.

«Это позволяет быстро связываться с системой здравоохранения и немедленно приступать к антиретровирусному лечению лиц, тесты которых показали положительные результаты», — приводятся в докладе слова директора ECDC Андреа Аммон.

В России есть сложности с лечением людей с ВИЧ-инфекцей, заявила «Интерфаксу» региональный директор по Восточной Европе и Азии Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) Виней Салдана.

«Если учитывать, что на конец 2017 года, по оценочным данным, людей с ВИЧ было почти 1 млн человек, то охваченных лечением порядка 400 тыс. человек, то есть 40%», — сказал он, отметив, что России нужно принять срочные меры и разработать федеральную программу, которая обеспечила бы всех людей с ВИЧ в России непрерывным лечением.

По мнению эксперта, низкие показатели лечения можно объяснить нехваткой ресурсов.

По данным Федерального центра СПИД при Роспотребнадзоре на 2017 год, в России с ВИЧ-инфекций живет около 1 млн человек.

Автор: Маргарита Девяткина.

https://www.rbc.ru/society/29/11/2018/5 … ?from=main

0

18

Минздрав предложит обязать лечить больных ВИЧ без постоянной регистрации

В России могут законодательно обязать оказывать медпомощь ВИЧ-инфицированным больным, не имеющим постоянной прописки, заявили в Минздраве. Об этом сообщает «Коммерсантъ».

Изданию заявили, что в данный момент готовится законодательное оформление положений территориальной программы бесплатной медпомощи, по которой она будет оказываться не только по месту прописки, но и по месту пребывания. В частности, наиболее важным вопросом является проблема межбюджетных трансфертов между регионами для оказания медпомощи и покупки специальных медикаментов. В Минздраве отметили, что данное нововведение получило поддержку в правительстве. Официально предложение будет рассмотрено кабмином в начале недели.

В июле стало известно, что число инфицированных ВИЧ в 2017 году только в Москве увеличилось на 20%. В Ростовской области рост составил 33%, а наибольший был замечен в Тамбовской — 65%. В то же время региональные власти отмечают, что рост отмечен благодаря корректировке статистики после расширения охвата обследования населения. Более того, в Роспотребнадзоре заявили о замедлении темпов прироста заболевших ВИЧ за последние годы: 2% в 2017 году против более 13% в 2002 году. Однако наряду с озвученной оптимистичной динамикой в этом ведомстве призвали увеличить траты на лечение людей с подобным заболеванием в три раза, так как зарегистрирована и проходит систематическое лечение только треть инфицированных.

https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5b8ca327 … on_subject

0

19

Почему СПИД все еще не побежден?

Текст: Илья Копелевич

Способна ли терапия остановить распространение вируса? Почему до сих пор нет вакцины? Действительно ли в России раньше, чем в других странах, выявляют ВИЧ? Есть ли какая-то глобальная стратегия борьбы с растущей угрозой и почему, несмотря на усилия ученых, ситуация только ухудшается?

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2018/12/01/margolis_mazus.jpg
Леонид Марголис (слева). Алексей Мазус. Фото: Лекция Леонида Борисовича Марголиса/«ВКонтакте». mosgorzdrav.ru

1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом. Накануне появилась статистика Всемирной организации здравоохранения: Россия лидирует в Европе по количеству инфицированных — 71 человек на 100 тысяч, то есть 0,07% населения. Роспотребнадзор и Минздрав парировали: в России такие цифры только потому, что проводится больше тестов, чем в любой другой европейской стране. То есть, по оценке властей, в России просто больше выявленных больных.

Но факт остается фактом: несмотря на появление терапии, СПИД продолжает распространяться. Эту проблему обсудили руководитель Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом Алексей Мазус, заведующий отделом межклеточных взаимодействий Национального Института здоровья США Леонид Марголис и главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Илья Копелевич: Каков бюджет Национального Института здоровья США?

Леонид Марголис: Национальный институт здоровья США — самое главное, единственное учреждение на федеральном уровне, и его бюджет определяет Конгресс США. В настоящий момент — около 32 млрд долларов в год.

Илья Копелевич: Это вот все ключевые фундаментальные исследования в области самых сложных болезней?

Леонид Марголис: Да.

Илья Копелевич: И сколько приходится финансирования на СПИД?

Леонид Марголис: Имеется собственный институт. Он занимается исследованиями, используя часть этих денег. А другая часть должна быть распределена в виде грантов между всеми биомедицинскими научными учреждениями США, которые успешно подали заявки. И, как и все в Америке, все по правилам. Естественно, если бы вам дали какие-то деньги, в первую очередь, наверное, желание истратить их на собственную науку. Это законодательно запрещено. В бюджете написано, что, скажем, 10% идут собственно институту, а 90% он должен распределить. И если каким-то образом этого сделано не будет, то за это последует существенная ответственность.

Илья Копелевич: Просто для ориентации, российский военный бюджет — 47 млрд долларов. А бюджет Национального Института здоровья США — 32 млрд долларов.

Леонид Марголис: Да, только на биомедицинские исследования.

Илья Копелевич: Как я читал и слышал, лет 20 назад одной из главных целей, которая была поставлена тогда, и Билл Клинтон, будучи президентом, приезжал и, так сказать, перерезал ленточку, одна из главных целей — разработать вакцину от СПИДа, чтобы эту страшную болезнь прекратить в мире, как когда-то оспу. 20 лет прошло, деньги тратились, есть ли результат?

Леонид Марголис: Результат есть, а вакцины нет.

Илья Копелевич: Как так?

Леонид Марголис: Эти деньги были потрачены в значительной степени на то, что мы много чего знаем про ВИЧ, о том, что нужно, чтобы сделать вакцину. Был большой прогресс, но вакцины по-прежнему нет, и мы понимаем: то, о чем говорил Клинтон, оказалось чересчур оптимистичным. Мы недостаточно тогда знали и слишком оптимистично полагали, что изучим достаточно, как этот вирус распространяется, чтобы сделать вакцину. Оказалось, что это не так.

Илья Копелевич: В информационном пространстве за эти 20 лет не раз из разных стран приходили такие победные реляции: мы создали таблетку от СПИДа. В смысле даже не терапевтическую, а ту самую вакцину. Почему так долго не получается ничего с этим сделать? Вообще есть надежда на это или это вообще такая штука, с которой ничего не выйдет?

Леонид Марголис: Надежда, как говорится, умирает последней, как мы часто говорим. Есть довольно знающие эксперты в этой области, вполне выдающиеся, которые считают, что вакцину вообще нельзя сделать. Но в науке никогда не говори никогда, как и в жизни. Другая часть этого научного сообщества считает, что вакцину сделать можно.

Илья Копелевич: А в чем проблема? Чем это отличается от оспы, от других болезней, против которых вакцины придумали? Про грипп мы знаем: там каждые три месяца новый вирус. А тут вроде бы все-таки одно и то же.

Леонид Марголис: Все вакцины, начиная с первой вакцины, которую придумал Эдвард Дженнер, состоит в том, что она имитирует то, что происходит в природе. Вот вы заболели, но выздоровели. Ветрянкой, скажем. И дальше у вас в организме имеется иммунная защита на всю жизнь против этой ветрянки. Идея вакцины, начиная с Дженнер, состоит в том, чтобы дать ослабленный вирус таким образом, чтобы имитировать очень легкую болезнь, которую вы даже не замечаете, но, тем не менее, иммунный ответ у вас будет, и вы на всю жизнь предохранены от полиомиелита или от той же ветрянки — сейчас есть вакцины против ветрянки. Вы имитируете ситуацию, когда человек легко заболел и выздоровел. А от СПИДа никто не выздоровел. Нечего имитировать.

Илья Копелевич: То есть у организма в принципе не существует способности выработать иммунитет к этому вирусу?

Леонид Марголис: К тому, которым вы заразились, иммунитет вырабатывается, но вирус настолько изменчив, за это время он убежал так вперед, что ваш иммунитет относится к тому вирусу, которого у вас в организме уже фактически нет, он изменился очень сильно. За счет изменчивости вируса иммунитет отстает и проигрывает.

Илья Копелевич: В общем, пока фиксируем простой вывод: огромные деньги 20 лет в Америке вкладываются, тратятся, все лучшие силы над этим бьются, но за 20 лет результат не достигнут, и у этого есть определенные серьезные причины. И, может быть, и даже вероятно, что с помощью вакцины от СПИДа мы не избавимся никогда. Алексей, многие знают, что уже на протяжении, наверное, больше десяти лет появились терапевтические средства, которые как минимум продлевают жизнь, сокращают, если по-простому сказать, количество вируса в организме. В общем, делают возможной жизнь и, более того, что всем интересно, делают заболевшего человека практически незаразным. Эта терапия способна остановить распространение? Если все заразившиеся принимают таблетки, почти не заразны, хотя и со сложностями, но продолжают жить, для всех остальных вроде бы должно прекратиться распространение. Это происходит или нет?

Алексей Мазус: Это хорошая модель, когда вдруг все стали лечиться, у всех стала нулевая вирусная нагрузка, то есть минимальное число вирусов в крови, и, соответственно, все перестали болеть и передавать вирус дальше. Но так не получается, поскольку достигнуть такой цели сегодня невозможно. Нельзя лечить весь мир. Можно вылечить город, предположим, но будут приезжать люди, будут уезжать, поэтому достигнуть цели всем выдать лекарство практически невозможно.

Леонид Марголис: Да еще будут ли все его принимать.

Алексей Мазус: Конечно, это еще один вопрос — не только доступа к лекарству, но и желания человека пить это лекарство. Люди, зная, что у них, предположим, высокое давление, не пьют препараты для его снижения, и потом это становится причиной инфарктов, инсультов. И так происходит везде.

Илья Копелевич: Но все-таки после того, как появилась терапия, распространение вируса уменьшилось? Должно же было это как-то повлиять? Кто-то не принимает лекарство, кто-то не диагностировался, но все-таки большое количество заболевших это делают. Должно ли это было как-то повлиять и повлияло ли?

Алексей Мазус: Мы можем сказать, что снизилась летальность от ВИЧ-инфекции.

Илья Копелевич: Это понятно. А распространение?

Алексей Мазус: Нет.

Илья Копелевич: Вообще не снизилось?

Алексей Мазус: Несколько снизилось. В разных странах по-разному, но, в принципе, во всех странах идет рост числа новых случаев ВИЧ-инфекции.

Илья Копелевич: Как это объяснить? Это логически непонятно. Вроде барьер поставлен — и тем не менее.

Алексей Мазус: Заражаются люди, не предохраняются, заражаются, продолжают активно жить. И поэтому, пока мы не найдем вакцину, наверное...

Илья Копелевич: Про вакцину мы только что узнали, что это большой вопрос, найдем ли мы ее вообще.

Алексей Мазус: Значит, ВИЧ-инфекция будет с нами всегда.

Леонид Марголис: Еще существенный момент: вирус так устроен, что, когда вы заражаетесь, это не то что вирус Эбола, когда через день начинается кровотечение, а через день вы умираете. Огромное количество инфицированных, чуть ли не до 40% в некоторых местах, не знают о своем статусе. Они заражены, но никто не побежит принимать лекарство, если у вас легкое недомогание.

Алексей Мазус: Совершенно верно. Тут еще вопрос диагностики ВИЧ-инфекции — как быстро человек узнает, что у него есть ВИЧ-инфекция. Значит, первое — это доступ к тестам на ВИЧ, к диагностике ВИЧ-инфекции. Как правило, люди редко ходят к врачу, только если уж что-то такое. Соответственно, вопрос раннего выявления таких людей, сообщения диагноза тоже стоит достаточно остро во всем мире. Может быть, наша страна здесь делает лучше всех, поскольку у нас...

Илья Копелевич: Всегда удивительно слышать, что наша страна делает лучше всех. Это такое нетипичное высказывание. Что мы делаем лучше всех?

Алексей Мазус: Мы раньше всех выявляем зараженных людей.

Илья Копелевич: А благодаря чему? Неужели раньше, чем в Германии, Швейцарии, Израиле?

Алексей Мазус: Безусловно, намного раньше, на много лет раньше, я бы сказал, поскольку стратегия нашей страны, российского здравоохранения, еще советского, было в выявлении инфекции. И эта стратегия позволила нам видеть больных в течение нескольких лет после заражения. Это совершенно серьезная, уникальная...

Илья Копелевич: Алексей, докажите. Мы что, больше всех тестов за год делаем в России?

Алексей Мазус: Мы делаем больше всех тестов за год.

Илья Копелевич: В общем, пока мы зафиксировали научно два неприятных факта: появление вакцины пока научно не видно по определенным причинам, и терапия не смогла заметным образом повлиять на снижение распространения.

Леонид Марголис: Но существенное влияние оказала на летальность.

Илья Копелевич: А это две разные темы. Мы понимаем, что больные могут довольно долго жить. Но другая сторона вопроса — распространение могло бы вроде бы значительно сократиться, но по каким-то математическим, природным причинам не сокращается.

Леонид Марголис: Здесь только математические, поскольку у вируса очень сложные стратегии избежать иммунного ответа. И одна из этих стратегий — длительная инфекция, когда человек заражается, у него происходит небольшое недомогание, вируса много в крови, потом вирус в крови падает, и человек много лет может жить и не знать о том, что он заражен. Поэтому без тестирования он может продолжать, совершенно не зная о своем статусе, распространять болезнь на своих различных партнеров.

Илья Копелевич: Как Алексей сказал, у нас статистика не очень хорошая по стране, но мы больше всего тестов делаем.

Леонид Марголис: Мы раньше всего выявляем больных, мы наиболее точно знаем, какая у нас эпидемия.

Илья Копелевич: В целом для России, для Европы — поскольку Европа с нами рядом — тренд какой? На увеличение количества пропорционально к населению или все-таки к сокращению?

Леонид Марголис: Конечно, к увеличению. В Европе вообще новый этап эпидемии, вызванный мигрантами, которых и толком не обследуют.

Илья Копелевич: Тем более мигранты из Африки.

Леонид Марголис: Да, Африка, которых не обследуют. Там появились дети с ВИЧ-инфекцией, которых рожают мигранты. Это совершенно особая история. В Европе новый этап эпидемии, и им нужно сделать хотя бы некое подобие того, что есть у нас в области эпиднадзора за ВИЧ-инфекцией. Там же нет даже регистра больных. В Европе отсутствует такая надзорная машина, которая работает у нас, для такого анализа и сдерживания ВИЧ-инфекции.

Илья Копелевич: Значит, глобально картина только ухудшается, несмотря на все усилия ученых на протяжении многих десятилетий. Существует ли какая-то глобальная стратегия ответа медицины, науки, общества, государства на эту угрозу, которая становится не меньше, а больше, несмотря ни на что?

Леонид Марголис: Конечно, существует ответ. Этот ответ состоит в ранней диагностике и в раннем приеме лекарств. По мере развития эпидемии ВОЗ рекомендовала все раньше и раньше начать принимать лекарства, вплоть до того, что имеются лекарства, которые вообще может принимать здоровый человек, если у него есть риск заражения от своего партнера, который инфицирован, называется ПрЕП. У этого достижения фундаментальной науки, которое очень трудно реализовать на практике, есть очень сильная защита от инфекции, если человек принимает препараты, которые не дают вирусу попасть в организм. Это один ответ. Он труднореализуемый, Алексей Израилевич может сказать, на государственном уровне. Вторая практика — ранняя диагностика, ранее лечение, и чтобы люди знали свой статус.

Илья Копелевич: Алексей, расскажите, как выглядит практика по этим двум направлениям в Москве, какие изменения?

Алексей Мазус: Лечение ВИЧ-инфекции — это, конечно, важнейший фактор, и сегодня чем раньше мы начали лечить, тем лучше. Препараты есть, которые мы даем, но не все люди хотят лечиться, даже зная диагноз, даже зная, что возможности получения лекарства есть и они бесплатные, и весь медицинский сервис бесплатен для этих больных.

Илья Копелевич: Но они же должны понимать, что умрут, если не лечиться. Они не просто могут заражать кого-то, они умрут.

Алексей Мазус: Тем не менее они не лечатся, и то же самое есть у наших коллег в Западной Европе, в Америке — везде в мире всегда есть люди, и их немало, которые не хотят лечиться изначально.

Илья Копелевич: А что касается раннего выявления, какими фактами мы можем оперировать, как мы продвигаемся?

Алексей Мазус: Здесь имеется в виду то, о чем мы до этого говорили, — это тесты, которые мы делаем массово. Мы их предлагаем при каждом обследовании, в любой поликлинике, любой больнице они доступны.

Илья Копелевич: Люди делают их? Очень часто, по какому бы диагнозу ты ни пришел, тебе будут делать анализ крови в лечебном заведении, и тебе в том числе включат и анализ на ВИЧ.

Алексей Мазус: Предложат.

Илья Копелевич: Ты можешь отказаться?

Алексей Мазус: Да, конечно.

Илья Копелевич: Статистика какова? Количество сданных тестов за год растет?

Алексей Мазус: Количество сданных тестов за год растет. Москва сделала уже 5 миллионов тестов в прошлом году. В этом году, по-видимому, будет чуть больше.

Илья Копелевич: То есть примерно треть населения за год проходит этот тест.

Алексей Мазус: Совершенно верно. Часть тестов — это еще Московская область, которая к нам приезжает. Тем не менее цифра впечатляющая.

Илья Копелевич: Но при этом и случаев, увы, становится больше. Понятно, что такое тестирование приближает к истине, и эта истина нехороша. Какова динамика заболеваемости?

Алексей Мазус: Динамика отрицательная. Каждый год мы выявляем все меньше новых больных ВИЧ-инфекцией. Не намного, но меньше. Но все равно речь идет о том, что каждый год выявляется не менее 3 тысяч больных жителей Москвы. При этом еще больше мы выявляем в Москве иногородних, которые приезжают за оказанием медпомощи, сдают тест на ВИЧ, и мы видим эти анализы и видим этих больных.

Илья Копелевич: Итак, мы успели прийти к неприятным выводам о том, что, во-первых, появление вакцины остается большим вопросом, появление терапии фактически не снизило темпы распространения болезни, как это ни странно, по многим причинам. Мы узнали, что мы находимся на передовых рубежах по количеству тестирования людей, и это важный показатель: он и выявляет многих больных, с другой стороны, позволяет хотя бы их лечить. Сейчас мы поговорим про лечение и про экономику этого процесса.

Леонид Марголис: Все-таки целиком картина не так мрачна, потому что количество больных, количество зараженных инфекцией увеличивается, но отчасти оно увеличивается благодаря успехам науки: люди, которые умирали в течение года, теперь живут долго.

Илья Копелевич: Количество больных на 100 тысяч населения стало больше, потому что они не умирают. Это хорошо. Тем не менее самой терапии СПИДа, терапевтическому лечению не так много лет, не такой большой опыт. И всегда говорили, что он будет накапливаться и он будет в том числе и негативный, потому что будут проявляться побочные эффекты лекарств, будет развиваться резистентность к этим лекарствам, они будут переставать действовать. Алексей, вы действующий практик в этой сфере, скажите, что происходит с этим?

Алексей Мазус: Почему маленький опыт? Опыт большой, 20 лет. Это уже большой опыт. Уже новые лекарства, новые препараты. Сегодня каждый год выходят новые, безопасные, нетоксичные, высокоэффективные, удобные для приема лекарства. Это индустрия, которая работает. Вообще мир тратит почти 30 млрд долларов на препараты.

Илья Копелевич: Только на исследования в одном, но, правда, главном американском центре, где работает Леонид, Национальном Институте здоровья США, 30 млрд долларов в год. А мы какую долю занимаем в этом пироге?

Алексей Мазус: Мы в этом пироге занимаем не самую большую долю. Федеральный бюджет на антиретровирусные препараты — чуть больше 22 млрд рублей. Это не много.

Илья Копелевич: Это примерно 300-400 млн долларов.

Алексей Мазус: Но там еще качество, конечно. Там не совсем в достаточном количестве новые, современные препараты. Большая часть больных сегодня получают препараты, которые показывают высокий эффект, но они не всегда могут быть удобны в приеме. И вообще мир сейчас делится на страны, которые лечат новыми лекарствами — это США и Западная Европа, и весь остальной мир.

Леонид Марголис: Когда мы считаем бюджеты, не нужно путать, потому что есть бюджет на исследование или развитие новых препаратов, а есть цифры на покупку препаратов для больных.

Илья Копелевич: Да, это только обеспечение больных. А вообще у нас есть в стране случаи, когда люди сами покупают себе эти более новые препараты? Это доступно, и в чем плюсы?

Алексей Мазус: Есть такие люди, покупают. Плюсы в удобстве.

Илья Копелевич: А сколько стоит курс лечения на год, если ты платишь сам и покупаешь именно generation next?

Алексей Мазус: Наверное, около тысячи долларов в месяц.

Илья Копелевич: А предыдущее поколение?

Алексей Мазус: Тысяча рублей. При этом для сложных больных, которым нужны эти новые препараты, они все-таки есть. Это больные, которые много лет лечатся, которых уже старые препараты не устраивают. Либо это больные, которые имеют какие-то либо сочетанные инфекции, либо сопутствующие заболевания — сердце, почки.

Илья Копелевич: Как оценить роль России не как потребителя, а как разработчика, производителя, участника? Ведь, наверное, можно разворачивать производство препаратов предыдущего поколения, на которые патентная защита уже истекла? Что-то, может быть, мы можем и сами предложить и сделать? Леонид, как человек интернациональный дайте объективную оценку.

Леонид Марголис: Как и все в мире, требует денег и разработка препаратов, и вклад в экономику, в данном случае лекарства, пропорционален экономическому статусу государства в мировой экономке. Если мы сравним экономический вклад России в мировую экономику с вкладом Европы или Америки, примерно в таком соотношении, я думаю, что может быть и наш вклад.

Илья Копелевич: А конкретно? Все-таки у нас фарма в последние годы развивается. Что-то мы можем показать? Я имею в виду не государство, а российский фармбизнес.

Алексей Мазус: Я думаю, что мы уже много что можем показать. Что касается старых препаратов, они практически все уже делаются в России, это не является какой-то сложной технологией. Появляется новый российский большой фармбизнес, он делает великие вещи: находит новые молекулы, вкладывает деньги в исследования. И в итоге получаются уже современные российские препараты с экспортными возможностями.

Илья Копелевич: Леонид, вы как человек, работающий в Америке, работающий в Москве — вы также профессор МГУ, объективно оцените, на Западе что-нибудь слышали о наших работах в этой области?

Леонид Марголис: Сложный вопрос. Я думаю, что не вполне слышали. Хотя все, о чем Алексей Израилевич говорит, правда, но все это как бы прожекты на будущее. На самом деле, важно, чтобы все эти лекарства были разработаны в рамках международного сотрудничества. И о тех лекарствах, которые созданы в рамках международного сотрудничества (в частности, есть российские фирмы, которые существуют на Западе и параллельно в Москве), о них, конечно, люди что-то слышали. Вообще сотрудничество — это единственный путь, который может привести к успеху, поскольку в отличие, скажем, от проекта атомной бомбы, на который были брошены огромные силы в Америке и Советский Союз ответил тем же самым, привлек туда разными способами самых великих, самых выдающихся ученых того времени, в Америке этот проект был более или менее воспроизведен в исследовании ВИЧ-инфекции. Туда были привлечены уже не насильственными мерами, а деньгами (на исследования, не на зарплаты, конечно) самые выдающиеся умы современной биологии из Европы. К сожалению, Россия не ответила таким же проектом, как это было в атомной бомбе, и никаких Харитонов, Сахаровых и Курчатовых я не вижу в науке о ВИЧ в России сейчас. Но, в отличие от атомного проекта, который был, естественно, секретен и никакого обмена информации не было, про ВИЧ имеется полный обмен информацией. Я не знаю никаких секретных работ, и мы все знаем, какие вакцины собираются производить, как они будут тестироваться, начали они тестироваться или нет, результаты. Поэтому здесь очень важно войти в это международное сотрудничество и быть его частью, как это делают во Франции.

Илья Копелевич: Как мы поняли из всего, о чем мы говорили, на самом деле СПИД — это то, что в действительности касается каждого, потому что пока нет вакцины и пока терапия не останавливает распространение, это то, о чем каждый должен не забывать, поэтому главные вопросы — поведенческие. Получается ли так, что если склонности у некоторых людей остаются к тому или иному поведению в тех или иных ситуациях, то контрацепция — это пока самый надежный барьер?

Леонид Марголис: Самый надежный барьер — быть осторожным. К сожалению, психология — и, в частности, были даны большие деньги на изучение и психологических аспектов ВИЧ-инфекции, как вы говорите, поведенческих — показала нам несколько удивительных вещей: люди, которые знают о своем статусе, даже не будем говорить про ВИЧ, который связан с сексом и прочим, если говорить даже про давление, люди не принимают лекарства, зная, что у них будет инсульт. Я всегда привожу пример, что недавно российское правительство опубликовало данные о том, что 15 тысяч человек погибло на дорогах. Вас это остановило, чтобы на красный свет перебегать, или нет?

Алексей Мазус: Наверное, Леонид Борисович уже все сказал. Формула — меньше партнеров, меньше риск.

Илья Копелевич: Но ведь это же не происходит в жизни. Эта склонность у людей, как с ней ни борются веками, неистребима.

Алексей Мазус: Это точно так же как лекарства, которые нужно пить всем, тогда не будет ВИЧ-инфекции. Либо тем, кто рискует, пить лекарства. Это все то же самое. Но, тем не менее, формула такая.

Илья Копелевич: Есть математическая цифра вероятности? Будем говорить не про наркоманов, не про отдельные сексуальные группы — просто про гетеросексуальные контакты, но случайные. Есть ли цифра, математическая вероятность, что он закончится заражением?

Леонид Марголис: Я бы не стал говорить цифру просто потому, что она очень сильно зависит от того, во-первых, заражен ваш партнер или нет. Во-вторых, какие особенности вашего сексуального поведения с данным партнером. В-третьих...

Илья Копелевич: Когда вы не знаете, с кем вы имеете дело, когда перед вами неизвестная ситуация, какова вероятность?

Леонид Марголис: Есть разные, как вы знаете, способы секса. При разных способах секса разная вероятность. А главный вопрос — какова вирусная нагрузка, сколько вируса в организме партнера.

Илья Копелевич: Мы же знаем, что статистика — это обман. Но, тем не менее, она о чем-то говорит. Все-таки есть такая цифра или нет? Это 2%, это 5%, это каждый десятый случай может закончиться вот так?

Леонид Марголис: Нет, это не каждый десятый, это порядка сотых случаев. Тем не менее, тот факт, что эпидемия распространяется при такой вероятности, и говорит о том, что эта вероятность достаточно велика: может, с одного раза вы не заразитесь, но если будете регулярно вести себя неосторожно, то вероятность заражения будет очень велика.

Илья Копелевич: Добавить нечего. Мы знаем, что каждому может не повезти именно в тот момент, когда он меньше всего об этом думает. Спасибо.

https://www.bfm.ru/news/401075

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » И ТЕБЯ ВЫЛЕЧИМ ... ЖИВИ ДОЛГО? » ВИЧ в России принял характер эпидемии, вирус все чаще поражает людей