Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » СНИМАЕМ РЕЛЬСЫ СЗАДИ И КЛАДЕМ СПЕРЕДИ ... » Экономические и политические прогнозы для России на 2020 год


Экономические и политические прогнозы для России на 2020 год

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Россия в 2020 году: какой сценарий будет выбран?

Александр Аузан Декан экономического факультета МГУ

В ближайшие годы государство закачает в российскую экономику значительные ресурсы, к 2017–2018 году эти вложения дадут результаты. Но после 2018 года ресурс будет исчерпан – а значит, встанет вопрос о новом курсе и о новом типе договора между властью и обществом. Эта статья публикуется в рамках проекта РБК «Сценарии-2020», в котором известные экономисты и эксперты рисуют сценарии развития России в ближайшие годы

Сценарий для России на следующие пять лет уже во многом определился. У экономики останавливается «мотор», у нас нет реальных инвестиций для роста. От этой главной проблемы и приходится отталкиваться при выборе пути. А таких путей несколько. Либеральный – когда хороший инвестиционный климат привлекает частные деньги. Мобилизационный – когда при плохом инвестиционном климате вы вбрасываете государственные деньги и пытаетесь самостоятельно раскрутить экономику. Есть и третий – инерционный: расходуются резервы и предпринимаются шаги одновременно во все стороны. Эти полумеры минимально подпитывают экономику, но глобальных сдвигов не происходит.

В последние лет пять Россия шла по инерционному пути, чему способствовала высокая нефтяная рента. Сейчас, ввиду заметного ухудшения дел в экономике, вероятность подобного сценария снижается. Вероятность либерального сценария – с резким улучшением инвестиционного климата – также невелика. Работа по улучшению делового климата идет, но крайне медленно. При снятии определенных барьеров для бизнеса одновременно наращивается налоговое бремя. Вместо того чтобы поднимать собираемость налогов при сохранении или даже снижении ставок, было решено латать дыры в региональных бюджетах путем введения новых налогов.

При этом в катастрофические прогнозы снижения цен на нефть верится слабо. Сейчас нагнетаются панические настроения. Конец света в отдельно взятой стране – это вообще одна из любимых русских национальных сказок. Но падение цен на нефть – следствие не мирового антироссийского заговора, а общего ухудшения мировой экономической ситуации, замедления роста экономики Китая и конкуренции нефтепроизводящих держав с новыми  американскими  сланцевыми проектами. Эти вполне рыночные факторы уменьшают спрос и увеличивают предложение, цена падает.

Но если говорить о дальнейших перспективах, то есть факторы более глубокого порядка. Нефть за $50 для мировой экономики означает резкое ускорение Китая и Индии при торможении США, Европы и Японии. В принципе, в интересах развитых стран мира удерживать цену на нефть – например, путем накопления резервов, – на уровне, который бы ограничил конкурентоспособность новых индустриальных стран, а с другой стороны, позволял бы поддерживать разработки той же самой сланцевой нефти. Поэтому можно прогнозировать, что цены на нефть в скором времени вновь пойдут вверх.   

Рубль тоже не может рушиться беспредельно. Резкое падение доходов бюджетников и пенсионеров будет означать подрыв доверия  к существующей власти со стороны ее основного электората. И не надо забывать, что крупными участниками валютного рынка являются госкомпании, среди которых есть и экспортеры. Поэтому у власти существуют и другие существенные инструменты воздействия на курс рубля, помимо ключевой ставки и валютных интервенций (например, ручное управление госкомпаниями).

Предпринимательский климат могла бы улучшить либерализация экономики. Однако на деньги российских инвесторов надеяться не стоит. Единственный фактор, способный побудить их прийти в Россию из-за рубежа, – санкции и риски, связанные с офшорами. Но своих денег все равно мало для запуска серьезного инвестиционного процесса, а сравнительное ужесточение борьбы с офшорами на Западе – слабый стимул для того, чтобы частные инвестиции потекли рекой в Россию. 

При этом санкции Запада в отношении России имеют шанс затянуться. Их продление зависит не только от того, что происходит в Донбассе и на дипломатических аренах, но и от соотношения групп интересов в санкционирующих и санкционируемых странах. «Игра в санкции» оказывается выигрышной для некоторых распределительных коалиций с обеих сторон, прежде всего тех, кто заинтересован в переделе рынков и госбюджетов. Это увеличивает шансы для мобилизационного сценария, выделения государственных денег на большие проекты –чаще всего большим государственным и окологосударственным компаниям.

Таким образом, наиболее вероятным для России на ближайшие пять лет оказывается мобилизационный сценарий. Можно ожидать крупных вложений в инфраструктуру (магистрали, порты, авиационные хабы, оптико-волоконные линии) – это хорошее антикризисное средство и хороший мультипликатор. К слову, строительство дорог всегда положительно сказывается на развитии бизнеса. И не стоит кивать на коррупцию: коррупция – это налог, который мы платим за плохое качество институтов. Пока мы живем с плохими институтами, мы его будем платить. Кроме того, государственные вложения – это своего рода магнит, который притягивает дополнительные инвестиции.

Наверняка в рамках мобилизационного сценария будут возникать и инновационные попытки в оборонном комплексе. Там еще сохраняется технологический уровень, позволяющий выдерживать конкуренцию на мировых рынках.

Рецессия накроет нас в 2015 году. Затем стартуют инфраструктурные проекты, которые должны будут дать видимые и в темпах строительства, и в статистике результаты где-то к 2017–2018 году – как раз когда в России должны будут состояться президентские выборы. Но сразу после 2018 года государственные инвестиционные ресурсы будут во многом исчерпаны. Тогда и встанет вопрос о смене курса.

Примерно к 2020 году мировая экономическая конъюнктура начнет заметно меняться. Сейчас глобальный рост замедлился, и в ближайшие годы не ускорится: глобализация потребовала очень жесткой и тонкой координации мирового рынка, а она оказалась невозможной. Реакцией на это становится регионализация и ослабление международных механизмов взаимовлияния. Исследования показывают при этом, что к 2020-м годам главным дефицитным фактором мирового развития окончательно станут не природные ресурсы (которые у России есть), а человеческий капитал, который мы не можем удержать и воспроизводить с нужной скоростью. Именно поэтому 2020-е годы будут переломными и для России.

Может ли Россия жить без нефти? Стоит напомнить, что Россия, кроме нефти и газа, производит еще одно благо мирового значения – мозги. Несмотря на неудачные реформы в сфере образования, репрессии и кризисы, нашей стране удается рождать одно за другим поколение талантливых людей. Это во многом вопрос культуры и ее воспроизводства. Правда, пока мы ничего не получаем за экспорт умных людей. Академик Револьд Энтов как-то оценил доходы от одной только идеи телевидения, вывезенной Зворыкиным за пределы нашей родины, примерно в 20 российских ВВП. Сергея Брина тоже вполне можно оценить в 5-7 наших ВВП – может, даже больше. Чтобы не терять мозги и доходы, нам надо серьезно перестраивать все модели и общественные институты. Пока развилка выглядит так: либо мы сырьевая страна, либо умная.

Есть профессии, где у России действительно хорошие шансы на лидерские позиции. Мы изучали этот вопрос (в исследовании ИНП «Общественный договор») на основе сравнения эмигрантской статистики по основным трудовым рынкам – США, Израиль и Германия, – куда уезжают наши соотечественники. Видно, что математика, физика, IT – это сферы, где у нас по-прежнему сильные выпускники. Есть сферы, где позиции слабее, но присутствие эмигрантов из России там все равно ощутимо: спорт, медиа, искусство, медицина, биология. То есть и реальная ситуация с российским образованием не так ужасна, как кажется, если мерить ее экономическими результатами.

Есть у нас и особенности организации труда и производства, которые тоже можно задействовать для такой трансформации экономики. Это, например, способность аврально производить выдающиеся результаты, добиваться внезапных прорывов. Штучное производство, вроде водородной бомбы, космического корабля или гидротурбины, России всегда лучше удавалось, чем массовое производство холодильников и автомобилей. Теоретически, с учетом этих особенностей, можно было бы строить промышленную политику и вписываться в мировые ниши, связанные с уникальными продуктами и опытными сериями.

Тем не менее выстраивать экономику, основанную на человеческом капитале, – это для России очень далекая перспектива, такие сдвиги займут десятилетия. На этом пути два вида барьеров: формальные институты и неформальные. Законодательство изменить не так уж трудно. Но законодательство не приживется в силу культурных препятствий и поведенческих стереотипов: склонности наших соотечественников избегать неопределенности, конфликтного индивидуализма, ощущения невозможности повлиять на власть, отсутствия навыков кооперации с другими людьми. Только на то, чтобы такие паттерны изжить, нужно потратить как минимум 10–15 лет целенаправленной образовательной  и культурной политики.

Можно ли начинать такие сдвиги в условиях мобилизационных проектов – большой вопрос. Скорее, нет. Особенно учитывая, что в 2014 году в России фактически возник новый общественный договор, увязывающий ощущение жизни в великой державе с готовностью общества к экономическим и социальным ограничениям. При таком общественном договоре инновационный процесс возможен, но идти он будет скорее по советскому образцу, когда уровень развития оборонного комплекса будет сильно оторван от гражданской промышленности. Хотя такая стратегия и даст текущие положительные результаты для экономики, она достаточно быстро натолкнется на ограничения в качестве человеческого капитала. Очень трудно совершать технологические прорывы без высококвалифицированных кадров, а нынешняя структура экономики не позволяет  производить их в достаточном количестве и сохранять. Это будет подталкивать к новой модели общественного договора – но сам вопрос этот встанет не ранее чем через четыре-пять лет.

Несколько лет назад ведущие экономисты по заказу правительства разработали «Стратегию-2020» –​ план долгосрочного развития России. Сегодня об этом плане и показателях, которые в нем ставились, уже мало кто помнит. Горизонты планирования для бизнеса, чиновников и потребителей сузились в лучшем случае до нескольких месяцев. Но думать о будущем все равно необходимо. В проекте РБК «Сценарии-2020» известные экономисты и эксперты рисуют сценарии развития России в ближайшие годы, по окончании экономического и политического кризиса.​

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://daily.rbc.ru/opinions/economics/ … 8ed3c52da9

0

2

http://i69.fastpic.ru/big/2015/0521/82/695912848ce1918749f6d93556e7af82.jpg

http://i69.fastpic.ru/big/2015/0521/e4/d59394563e6c78af2a209c948cbeb5e4.jpg

http://i71.fastpic.ru/big/2015/0521/e2/a9836fa9823a97af9d41543348559ae2.jpg

http://i71.fastpic.ru/big/2015/0521/fa/05e51bab66511071344eb42946494bfa.jpg

Экономические и политические прогнозы для России на 2015 год: Эксперты массово смягчили прогнозы по глубине кризиса в России

0

3

Россия-2020: насколько еще хватит «путинской стабильности»

Владислав Иноземцев
Директор Центра исследований постиндустриального общества

В ближайшие пять-шесть лет даже серьезные трудности, с которыми сталкивается сейчас режим Владимира Путина, не угрожают его выживанию. Большие вызовы системе находятся за горизонтом 2020 года. Каковы они и какие риски несут стране?

Когда в 2008 году лучшие интеллектуалы страны предались сочинению сценариев развития «вставшей с колен» державы, их воображение почти ничто не ограничивало. Подъем на финансовых и сырьевых рынках, приток иностранных инвестиций, ощущение, что «свобода лучше, чем несвобода» – все позволяло строить оптимистичные прогнозы. Нефть по цене $105/барр. (вместо нынешних $60); сокращение неэффективных бюджетных расходов как минимум на 2% ВВП (против их явного роста); активное развитие негосударственной пенсионной системы (уже дважды обворованной в 2013 и 2014 годах); отказ от интервенций ЦБ (оказавшихся в уходящем году максимальными) – это лишь немногое из того, чем гражданам России должен был запомниться 2014 год, по мнению авторов знаменитой «Стратегии-2020».

За это время 2020-й год стал вдвое ближе, а потенциал России и ее политического класса – в разы понятнее. Поэтому сегодня вполне можно наметить основные ориентиры развития страны к этому знаменательному году и предположить, что может ждать всех нас в середине очередного «путинского десятилетия» (термин этот звучал в речах Вячеслава Володина и Игоря Шувалова на сессии «Валдайского клуба» в этом октябре).
Состояние России в ближайшие десятилетия определят два тренда – политический и экономический.

В политике мы окончательно увидели путинский идеал: сочетание советской державности, административного стиля управления и несменяемости лидера. Фактически восстановлена система власти андроповского типа – и за это Владимир Путин заслуживает звание одного из самых талантливых политических экспериментаторов рубежа ХХ и XXI столетий. Проблема, однако, в том, что такая система нереформируема – и это показала история Советского Союза. Поэтому общий прогноз выглядит очевидным: на каком-то этапе (вероятно, нескоро, а не в ближайшей перспективе) режим рухнет, сменившись не либеральным раем и не националистическим кошмаром, а банальным в своей обыденности хаосом.

Вероятность этого тем выше, чем сильнее наша отчужденность от мира. Запад может простить России украинское приключение – но он его не забудет. Россия сегодня и на довольно долгом горизонте выглядит для него опасным, непредсказуемым и агрессивным государством, от которого лучше держаться подальше. Диалогу с относительно разнообразным Западом придет на смену ориентация на Китай, младшим партнером которого Россия и станет как раз к началу 2020-х годов. Это сделает антиавторитарный поворот (часто происходивший в странах, ориентированных на Запад – таких, как Бразилия, Тайвань и даже Южная Корея) крайне маловероятным и заметно снизит его шансы на успех. 

Таким образом, в плане политической организации Россию в 2020 году ждет, может быть, и не очень значительная, но очевидная деградация по сравнению даже с временем начала третьего срока президентства Путина.

За годы правления Дмитрия Медведева стало ясно, что модернизация явно противоречит и фундаментальным основам доминирующей в стране рентной экономики. В 2008–2009 и 2014 годах два цикла падения цен на нефть показали всю иллюзорность пресловутой экономической стабильности. В России не сложилась устойчивая национальная финансовая система, страна остается сырьевым придатком развитых держав и полностью зависит от ситуации на глобальных финансовых рынках. Убежден, что в ближайшие годы этот факт будет признан правящей элитой и попытки переломить негативные тренды будут отвергнуты. Россия начнет свое осознанное движение по «сырьевой траектории» с уклоном на восток и юг – и это будет не свободным политическим выбором, а единственной продиктованной экономической логикой возможностью.

Судя по всему, Россия сейчас меняет парадигму развития с условно «казахской» (активное промышленное развитие на основе мощного роста в сырьевом секторе, приток зарубежного капитала, внешнеполитическая многовекторность) на условно «белорусскую» (огосударствление; попытка игры на противоречиях между соседями с Запада и Востока; жизнь «от девальвации до девальвации» с медленным повышением уровня благосостояния и затем «сваливанием» в рецессию).

Цикл такого бессмысленного движения составляет 4–6 лет, и я думаю, что к 2020 году мы как раз и придем к очередной низшей точке синусоидной траектории. Как и в белорусском случае, все возможности и резервы (включая и китайскую поддержку, которая потребуется неизбежно) будут отмобилизованы к президентским выборам, после чего вновь наступит спад. При этом сырьевые цены, которые с большой долей вероятности в ближайшие годы начнут восстанавливаться, поддержат систему еще довольно долгое время, не ставя на повестку дня вопрос ее существования.

Фундаментальная черта путинского режима – полная условность прав на крупную собственность – останется основой его сохранения в обозримом будущем. Российская политическая и экономическая система основана не на целях, а на состоянии, не на результатах, а на процессе. Все в ней – временщики, от министра финансов успешного региона, исчезающего за границей с сотнями миллионов долларов, до бизнесмена, который рад уже тому, что у него отобрали его компанию, но не дивиденды, полученные за время владения ею. В стране нет идеологии – она давно заменена жаждой денег. При этом система открыта, и недовольные правилами всегда имеют право (и возможность) на «выход», что делает ее намного более устойчивой, чем в свое время СССР. Поэтому серьезные трудности, с которыми сталкивается режим, не угрожают пока его выживанию.

Большие вызовы системе находятся за горизонтом 2020 года. С одной стороны, технологический прогресс в ближайшие десять лет резко сократит зависимость развитых стран от нефти и газа. Россия с ее поставками будет оттеснена на восток, где с ней будут разговаривать куда более жестко, чем сегодня в Европе. Финансовые потоки, контроль над которыми составляет цель существования политической элиты, начнут истощаться, и борьба за них станет восприниматься как рискованная, но не приносящая должной выгоды.

В этой ситуации элита предпочтет «рассеяться по миру», наслаждаясь плодами награбленного (заработанного); для Запада было бы верхом неосмотрительности мешать этому. Некой аналогией может быть крах СССР: тогда центральная власть, по сути, просто разошлась, спустив флаг и «выключив свет». Разница будет лишь в том, насколько далеко уедут от Кремля его бывшие обитатели.

С другой стороны, к середине 2020-х годов эпоха Владимира Путина подойдет к своему концу и чисто физиологически. «Маневр» по образцу 2008 года будет невозможен по причине очевидной нереалистичности возврата в 2030-м. Поэтому, вероятно, будет принят тот или иной вариант пожизненной власти – причем, скорее, вариант не Дэн Сяопина, а Нурсултана Назарбаева. Политическое «поле» к тому времени будет зачищено так, что никто из находящихся на нем не сможет претендовать на что-либо большее, чем любой другой участник игры.

В такой ситуации уход признанного лидера практически наверняка вызовет череду конфликтов, оборачивающихся политической смутой. Если учесть, что она наступит после еще одного десятилетия выталкивания из страны деятельного, молодого и образованного населения, то она окажется достаточно затяжной, а методы противостояния вовлеченных в нее сил – не слишком цивилизованными.

Всего пять лет назад казалось, что Россия способна отрефлексировать внешние вызовы; «перезагрузить» отношения с Западом; провести хотя бы ограниченную модернизацию; сменить одно поколение лидеров на другое. Тогда все было в режиме light: пятидневная война, полугодовое снижение цен на нефть, быстрое восстановление доверия. Сейчас понятно, что перелома не случилось – и потому дальнейший путь системы просматривается вполне четко: это путь, ведущий к ее коллапсу и хаосу.

Но хотя такая перспектива не слишком оптимистична, она вовсе не безнадежна. После 2020 года видятся контуры «новых 1990-х», которыми, надеюсь, Россия воспользуется лучше, чем «настоящими» 1990-ми. Хотя бы потому, что у страны уже будет пример очередного тупикового пути, по которому она прошла, возглавляемая человеком из авторитарного прошлого.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://daily.rbc.ru/opinions/economics/ … 3ce3b3c556

0

4

Мировой халяльный рынок к 2020 году вырастет до $2,6 трлн

17:54

Александр Артемьев

http://pics.v7.top.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/2/28/754544247762282.jpg
Фото: AP

Мировой рынок халяльных продуктов и соответствующих мусульманским традициям услуг к 2020 году вырастет до $2,6 трлн. Интерес к сектору проявляют на Западе: Nestlé уже стала лидером по производству халяльных продуктов
Мировой рынок халяльных продуктов и мусульманских услуг (за вычетом услуг исламского банкинга) в ближайшие годы будет расти на 6,5% в год, и к 2020 году его объем составит $2,6 трлн, свидетельствуют данные доклада о глобальной исламской экономике, подготовленного Thomson Reuters и консалтинговой компанией DinarStandard по заказу правительства эмирата Дубай.

Объем рынка непосредственной халяльной продукции — то есть производства пищевых продуктов, соответствующих нормам ислама, запрещающим к использованию, среди прочего, свинину, мертвечину и кровь — к 2020 году должен вырасти почти наполовину, до $1,585 трлн. В 2014 году он составил $1,13 трлн, что больше китайского или американского продуктового рынка ($798 и $741 млрд). Через три года на долю халяльных продуктов будет приходиться 21,2% всей стоимости продукции пищепрома, предполагали авторы предыдущего доклада за 2014 год.

В крупнейшей мусульманской стране мира Индонезии (население на конец 2015 года — 257,9 млн человек) объем рынка халяльных продуктов в 2014 году составлял $158 млрд. В Турции он достигал $110 млрд, в Пакистане — $100,5 млрд, в Египте — $75,5 млрд. В России он составил порядка $35 млрд — как писал еще в 2013 году РБК, на тот момент халяльная продукция составляла не менее 10% объема продаж говядины и баранины в стране.

Рынок халяльных продуктов давно перерос масштаб локальных национальных рынков мусульманских стран. Крупнейшим производителем халяльных продуктов в мире является малайзийская «дочка» корпорации Nestlé Malaysia с оборотом $1,1 млрд (данные отчетности за 2014 год). Трудоустраивающая 5 тыс. человек и работающая на малайзийском рынке с 1912 года, когда страна еще была британской колонией, компания выпускает более 300 видов халяльной продукции, с 1994 года по собственной инициативе использует халяльную маркировку, а также создала собственный Халяльный центр качества. В минувшем году корпорация Nestlé анонсировала на 2017 год запуск производств кофе и кулинарии в Дубае, объем вложений составил $120 млн.

К выпуску халяльной продукции проявляют интерес инвесторы из Бразилии, Франции, ЮАР и Южной Кореи. Так, в 2015 году подразделение крупнейшего британского оптового поставщика A.F. Blakemore & Son Ltd заключило контракт с принадлежащей брунейскому правительству Ghanim International о поставке в Великобританию халяльных продуктов под маркой Bruneihalal. Ретейловые сети Carrefour и Tesco начали продавать халяльную продукцию в некоторых своих ресторанах, растет число зарубежных точек у малайзийской сети халяльного фастфуда Marrybrown.

В Дубае был создан Халяльный и исламский экономический хаб, который на протяжении трех последних лет проводит международную выставку-ярмарку халяльных продуктов. В 2016 году в ней должны принять участие около 800 компаний-производителей, сообщает Saudi Gazette, приводящая данные аналогичного доклада Thomson Reuters за 2014 год. В прошлом году число участников было на сотню меньше, что свидетельствует о растущем спросе, так как «крупнейшие местные, региональные и международные производители халяльных продуктов исследуют области новых возможностей и инвестирования», цитирует издание старшего вице-президента Дубайского международного торгового центра Трикси ЛохМирманд.

Халяльный рынок не ограничивается производством; строго говоря, слово «халяльный» можно применить к любому аспекту жизнедеятельности. Так, мировой рынок одежды, следующей нормам мусульманского дресс-кода, Thomson Reuters оценивал в 2014 году в $230 млрд, рынок халяльной косметики и лекарств — в $129 млрд, специфическую мусульманскую нишу в сфере развлечений — в $179 млрд.

Набирает обороты халяльный туризм, в первую очередь гастрономический. На долю исламского туризма, не связанного с дорогостоящими паломничествами (хаджем и умрой — поездкой в Мекку в не предназначенное для хаджа время), приходится уже 11% от всей туристической отрасли, говорится в докладе. Его авторы оценивают его в $230 млрд. К 2020 году объем этого рынка должен составить $233 млрд. Это ведет к развитию специфической исламской инфраструктуры. «К примеру, туристический сегмент включает в себя [организацию] авиаперелетов, на протяжении которых не подается свинина и алкоголь, объявляется время молитв, и транслируются религиозные передачи», — отмечал в прошлом году глава компании Al Masah Capital Management Шайлеш Даш в комментарии The Khaleej Times.

http://www.rbc.ru/economics/02/02/2016/ … ?from=main

0

5

snezhinka написал(а):

Негативные сценарии

Мы построили довольно плохой сценарий, предполагающий сохранение текущих цен на нефть (примерно $35 баррель Urals) в течение нескольких лет. В рамках текущей повестки мы имеем большой дефицит, который покрывается в основном за счет суверенных фондов, в результате чего происходит их быстрое исчерпание. При этом в сценарий заложена жесткая бюджетная политика: происходит сокращение дефицита за счет оптимизации затрат в пределах политически возможного и мобилизация доходных источников по мелочи, без принятия радикальных решений по пенсионной реформе, по налогам. Только за счет роста собираемости, за счет улучшения администрирования и введения дополнительных небольших платежей. При этом интересы правящих элитных групп особенно не затрагиваются.

Соответственно, сохраняется доминирование сырьевых секторов в экономике, военных расходов в бюджете, вообще милитаризация промышленности. Хотя за счет этого можно ожидать продолжения умеренного роста доли торгуемых секторов, одновременно структура экономики будет упрощаться. То есть те инновационные сектора услуг, которые выросли в тучные годы, будут сжиматься довольно активно. И будут продолжать сжиматься торговля и строительство. Снижение инвестиций, конечно, отражает плохой инвестиционный климат.

https://slon.ru/images/photos/1cb372ece9f630c12686c7434ea8f7f8.png

По нашим оценкам, в данной ситуации отрицательные темпы роста продлятся как минимум до тех пор, пока не будет адаптирована бюджетная система, пока не перестанет снижаться государственный спрос. Потому что в условиях, когда у нас остальные источники роста подавлены, государственный спрос имеет преувеличенно большое значение для экономической динамики. Так, в наступившем 2016 году отказ от индексации зарплат бюджетников на фоне пока еще высокой инфляции способствует сильному падению зарплат в целом по экономике.

Следующий сценарий является еще более рискованным с точки зрения оценок. Но тем не менее мы предполагаем, что сейчас в качестве вероятного следует рассматривать переход к монетарному финансированию дефицита после исчерпания суверенных фондов, в том случае если сократить дефицит ниже 5% ВВП окажется политически невозможно.

https://slon.ru/images/photos/76d9f5f332b0efeccf0e2cab55070dea.png

В этих условиях в первую очередь начинается рост инвестиций, который связан с тем, что дополнительные средства в виде целевых кредитов и в виде бюджетных расходов на инвестиции поступят в экономику. При этом, скорее всего, они будут распределяться тем же самым группам, которые и сейчас получают львиную долю бюджета. Но что-то, конечно, пойдет и на увеличение зарплат бюджетников, и на индексацию пенсий. По нашим оценкам, инфляционный эффект такого решения будет большим и, скорее всего, не даст инфляции опуститься ниже двухзначных уровней.

Самое важное: это будет означать, что, даже несмотря на дополнительную индексацию заработных плат, они продолжат падать в реальном выражении. Соответственно, вся эта конструкция не позволит раскрутить рост экономики, через два-три года отрицательная динамика ВВП вернется. При этом у нас будет очень слабый курс рубля, очень высокая инфляция, очень большой дефицит. В итоге макроэкономика останется несбалансированной.


Плохо или очень плохо. Четыре сценария развития экономики

0

6

Эксперты Bloomberg предсказали дефицит бюджета в России до 2020 года

08:42 Елизавета Фохт

http://pics.v7.top.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/5/74/754625136192745.jpg
Фото: Александр Астафьев/РИА Новости

Российским властям не удастся сбалансировать бюджет как минимум до 2020 года, полагают опрошенные Bloomberg аналитики. Некоторые эксперты считают, что преодолеть дефицит удастся только после 2025 года

Россия не сможет преодолеть дефицит бюджета до 2020 года. Такое мнение высказали участники опроса Bloomberg на основе прогноза российского Минэкономразвития, в котором говорится о средней цене на нефть $40 за баррель до конца 2019 года.

Так, 23 из 28 опрошенных аналитиков предположили, что бюджет не удастся сбалансировать до 2020 года или еще дольше. Четверо экспертов высказали мнение, что расходы российского бюджета будут соответствовать доходам лишь после 2025 года.

Как отмечает Bloomberg, российские власти рассчитывают достичь балансировки к 2019 году благодаря экономии средств в размере 1 п.п. ВВП за счет налогово-бюджетных мер. По оценке экономистов, с этим российские власти связывают главную надежду на ускорение роста экономики.

На первое место по эффективности для стимулирования роста участники опроса поставили экономические реформы. Другими факторами, которые могли бы позитивно повлиять на ситуацию, аналитики назвали смягчение антироссийских санкций и улучшение отношений с Западом.

Аналитик Промсвязьбанка Сергей Наркевич в разговоре с агентством отметил, что обычно масштабное налогово-бюджетное стимулирование эффективно для краткосрочного ускорения. При этом он высказал мнение, что долгосрочных перспектив российской экономики оно не улучшит. По его словам, такие меры, наоборот, могут привести к дестабилизации бюджета и финансовой системы.

http://www.rbc.ru/economics/06/05/2016/ … m=newsfeed

0

7

Из Москвы в Казань со скоростью 400 км/ч

В Китае разрабатывают новое поколение высокоскоростных поездов

Отличительной чертой новых типов поездов будет не только скорость — а это 400 километров в час, но и уникальная колесная пара, которую можно будет подгонять к стандартам дорожной колеи других стран. Таким образом, сообщает агентство ТАСС, переход с узкой китайской колеи, на широкую — российскую будет происходить очень быстро. Это даст прекрасную возможность использовать новые поезда, которые должны быть запущены в эксплуатацию до 2020 года, на высокоскоростной линии «Москва-Казань».

Участок «Москва — Казань», стоимость которого превышает 1 трлн рублей, в будущем может стать частью высокоскоростной магистрали Москва — Пекин и проекта «Шелковый путь», который свяжет Китай с рынками Европы и Ближнего Востока.

Протяженность ВСМ «Москва — Казань» около 770 км, скорость движения поездов на отдельных участках будет достигать 400 км/ч. Время в пути от Москвы до Казани по ВСМ составит 3,5 часа против нынешних 14 часов.

https://www.bfm.ru/news/324877

0

8

В ВЭБе предсказали доходам населения застой до 2020 года

20 сентября, 18:06

Реальные доходы россиян вернутся к докризисным показателям только к 2020 году. Об этом заявил заместитель председателя ВЭБа Андрей Клепач, передает «Интерфакс».

«У нас огромный провал по реальным доходам населения и в 2015 году, и в 2016 году, достаточно умеренные и медленные темпы роста на 2017–2019 годы», – отметил он.


По словам Клепача, темпы роста российской экономики будут отставать от среднемировых темпов до 2020 года «и даже до начала следующего десятилетия».

По данным Росстата, в 2014 году реальные доходы населения РФ упали на 0,7%, а в 2015 году – на 4,3%. В январе-августе 2016 года сокращение доходов составило 5,8%, при этом в августе темпы их падения оказались максимальными с 2008 года (доходы снизились на 8,3%).

В Минэкономразвития ожидают, что по итогам текущего года реальные располагаемые доходы россиян сократятся на 4,7–4,9%. При этом официальный прогноз министерства по спаду реальных доходов населения в 2016 году составляет 2,8%.

https://slon.ru/posts/73750

0

9

snezhinka написал(а):

По прогнозу бывшего заместителя министра экономического развития, а ныне зампреда Внешэкономбанка Андрея Клепача, реальные доходы россиян вернутся на уровень, достигнутый к началу нынешнего кризиса в экономике, не ранее 2020 года.


Минтруд назвал срок возврата доходов россиян на докризисный уровень

0

10

Центр Кудрина объяснил неудачи реформ в России

00:00

Антон Фейнберг

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/5/93/754827880566935.jpg
Бывший министр финансов Алексей Кудрин
Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Предыдущие экономические стратегии, разработанные в России, потерпели неудачу. Причины — административные препятствия, разногласия экспертов и сопротивление лоббистов, пишет ЦСР, который сам разрабатывает новую программу

Воплощению в жизнь стратегий экономического развития, которые разрабатывались и принимались в России в прошлые годы, помешали административные барьеры, лоббисты, недостаточная проработка и размытые полномочия. К такому выводу в своем докладе «Анализ факторов реализации документов стратегического планирования верхнего уровня» (есть у РБК) приходит Центр стратегических разработок (ЦСР), возглавляемый бывшим министром финансов Алексеем Кудриным. ЦСР сейчас и сам готовит стратегию развития страны на 2018–2024 годы, представить ее планируется в мае.

«Декларация о намерениях»

Эксперты проанализировали несколько документов: «Стратегию-2020», майские указы президента Владимира Путина и приоритетные национальные проекты. «Стратегия-2020» стала «декларацией о намере­ниях», подчеркнул Алексей Кудрин (его слова приводятся в исследовании, но сам он в число авторов доклада не входит), а произошло это «из-за недостаточной вовлеченности предста­вителей органов власти» и «избыточной сосредоточенности на экономической повестке». ЦСР, по его словам, это учел — привлек к работе руководство министерств и глав регионов и уделил внимание институциональным вопросам, например судебной системе.

«Стратегия-2020» писалась в 2011 году, ее основными разработчиками были Высшая школа экономики (ВШЭ) и Российская академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Однако на официальном уровне документ так и не закрепили, зато часть тезисов «нашла отражение в нор­мативных правовых актах, распоряжениях и поручениях президента и правительства», говорится в докладе центра. При этом средний уровень выполнения мер, описанных в стратегии, всего 29%, делает вывод ЦСР на основе 75 анкет от специалистов тематических областей, которые поставили около 2 тыс. оценок. То есть каждую предложенную меру в среднем выполнили менее чем на треть. Даже те из них, что реализовали полностью, в большинстве случаев были техническими и не требовали изменений институциональной среды и механизмов работы госаппарата, пишут эксперты.

Авторы стратегии, которых опрашивал ЦСР, также отметили «высокий уровень имитации или формальной реализации мер и поручений». К почти не выполненным предложениям авторов ЦСР отнес главы о развитии общественных институтов, реальном федерализме и местном самоуправлении, новой модели роста и обеспечении макроэкономической стабильности. Впрочем, эксперты нашли и несколько пунктов, которые властям удалось реализовать полностью. Среди них — принятие нового бюджетного правила, государственные заимствования в национальной валюте (помогают избежать валютных рисков), гибкость рубля, поддержание ключевой ставки на высоком уровне, изменения в пенсионной системе (в том числе снижение тарифа взносов в ПФР с 26 до 22%), запрет на курение в общественных местах и т.д. Однако такие пункты, как сокращение государственного сектора, адаптация бюджетных расходов к модернизации, предотвращение «утечки мозгов» и улучшение налогового администрирования, не выполняются или вовсе «реализуются в прямо противоположном направлении».

Идеологи и лоббисты

Выполнению «Стратегии-2020» помешали несколько основных факторов. Во-первых, речь идет об «идейных разногласиях» в экспертной среде, говорится в докладе. Авторы приводят в пример программу, которую готовит Столыпинский клуб под руководством бизнес-омбудсмена Бориса Титова и советника президента Сергея Глазьева. С одной стороны, это способствует дискуссии, но с другой — разногласия зачастую могут носить не технический, а идеологический характер. Так, клуб настаивает на «ручном» решении многих проблем, однако «вся экономика не может вручную работать», отметил один из респондентов ЦСР.

Отличие программы ЦСР от той же «Стратегии-2020» или майских указов в том, что она «не выглядит безальтернативной», рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Помимо Столыпинского клуба выступить с предложениями может и Минэкономразвития, где сменился руководитель (место Алексея Улюкаева в ноябре занял экс-замминистра финансов Максим Орешкин), считает она.

Второй фактор — административные барьеры: госаппарат загружен, министерства координируются с трудом, стимулы развиваться были слабыми из-за высоких цен на нефть, говорится в докладе. Третья причина — противодействие лоббистов, которые не руководствуются идеологией, а «действуют сугубо прагматически». Некоторые эксперты, пишет ЦСР, допускают, что именно группы влияния могут стать основной причиной невыполнения стратегии от ЦСР. Бороться с этим следовало бы «через эффективные каналы общественного участия, институты прямой и представительной демократии», пишут авторы.

Указы и проекты не «попали в точку»

ЦСР также спросил респондентов, как они оценивают майские указы президента Владимира Путина (218 поручений, которые нужно выполнить до 2020 года). Не все они «попали в точку», говорится в докладе, например повышение зарплаты сотрудникам сферы образования и здравоохранения. Многие считали эту меру важной из-за отставания доходов бюджетников от окладов в частной сфере, но она привела к разбалансировке региональных бюджетов, а также к сокращению штатов, указывается в документе. Этот указ также размыл ответственность исполнительной власти, из-за чего «до сих пор остается неясным, какая степень ответственности за его выполнение лежит на губернаторах и какая на федеральном центре». Некоторые указы хоть и были концептуально правильными, «но они не были выполнены либо выполнены имитационно».

Еще одна анализируемая программа — приоритетные национальные проекты. В 2005 году четыре документа представил Владимир Путин: национальные проекты «Образование», «Здравоохранение», «Жилье» и «Развитие АПК». Все они скорее «были ориентированы не на институциональные изменения, а на финансирование инвестиционных и текущих расходов, связанных с поддержкой развития соответствующих отраслей», отмечает ЦСР. Реформистские планы в проекты не закладывались, поэтому в целом они были эффективны, говорится в докладе. Впрочем, у некоторых респондентов есть вопросы к выбору приоритетных направлений: они не меняют институциональную среду, к тому же в их число, например, не вошли малое предпринимательство, наука и экология. Кроме того, выделенные деньги часто тратились неэффективно, отмечается в докладе.

Неустойчивость в экономике «формирует сейчас запрос на изменения, государство начинает хотеть ставить стратегические задачи и их решать», сказал РБК президент ЦСР Павел Кадочников. Нужны «более жесткие решения», уверен он, а спрос на адекватную стратегию предъявляют и бизнес и общество. Контекст мировой экономики меняется и есть искушение взять паузу в реформах, дождаться высоких цен на нефть и улучшения отношений с Западом, которые окажут экономике поддерживающий эффект, возражает Орлова. Запрос на реформы в России традиционно связан с ценой на нефть и ситуацией с бюджетом, отмечал ранее Bank of America Merrill Lynch, который предсказывает восстановление цен до $60 за баррель.

Как выполнить планы

Описанные ЦСР препятствия «никуда не исчезли», указывает Орлова из Альфа-банка. Центр приводит несколько способов усовершенствовать стратегическое планирование. Аналитики подчеркивают, что позиции во власти должны быть согласованы, а иначе итоговый документ станет либо результатом компромисса, в котором никто особенно не заинтересован, либо «плодом бюрократического выкручивания рук». Из-за межведомственных конфликтов многие вопросы приходится выносить на уровень первых лиц, что приводит к необходимости «ручного управления».

Еще один нюанс — у каждого органа, ответственного за ту или иную меру, должны быть соответствующие ресурсы и полномочия. Так, споры между Минфином и другими ведомствами, в первую очередь Минэкономразвития, приводили к тому, что проекты не выполнялись. «Роль премьера в координации приоритетов была недостаточна, и в итоге сложилась ситуация, когда идет не выработка консолидированной позиции и общих содержательных мер, а деление денег и использование административного ресурса и аппаратного веса отдельными министерствами для доступа к бюджетным средствам», — подчеркивается в докладе.

Для решения этой проблемы ЦСР предлагает сформировать проектные команды из разных министерств или даже создать «новый надминистерский центр реформ». Однако его существование не должно приводить к новым конфликтам госорганов, поэтому он должен получить полномочия лишь в тех сферах, где «ручное управление — единственно возможный способ гармонизации позиции». Кроме того, ЦСР настаивает на применении санкций за невыполнение мер из программы и на «сдержанном отношении к любым KPI как способу контроля исполнения решений».

Можно создать орган, который будет вырабатывать компромиссные решения, соглашается Орлова, но проблема в том, что «никто, кроме премьера и президента, финальное решение принять не может». К надминистерскому центру можно было бы апеллировать при возникновении противоречий внутри правительства, но есть большие сомнения, что он останется неангажированным, добавляет она. Вопросы, скорее всего, все равно будут выноситься на уровень первых лиц, которым и придется принимать решения, резюмирует Орлова.

http://www.rbc.ru/economics/27/12/2016/ … 897126ff05

0

11

Каким чиновники увидели будущее российской экономики

21:03

Антон Фейнберг, Анна Могилевская

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/2/91/754919346410912.jpg
Антон Силуанов на ежегодной Апрельской конференции ВШЭ
Фото: Геннадий Гуляев / «Коммерсантъ»

На ежегодной Апрельской конференции ВШЭ российские министры и идеологи обрисовали, какой должна быть будущая экономика страны, и рассказали, от чего придется отказаться ради этого

Госуправление должно меняться, приватизацию надо наращивать, а «голландские болячки» оставлять в прошлом, потому что экономика России, несмотря на снижение нефтяных цен, по-прежнему зависит от экспорта углеводородов. Такие идеи высказывали высокопоставленные чиновники и эксперты, принявшие участие в Апрельской конференции Высшей школы экономики (ВШЭ).

Чрезвычайная зависимость

Россия «чрезвычайно» зависит от нефтяных цен — даже после их снижения модель отечественной экономики не поменялась, рассказывал на первой сессии конференции 11 апреля председатель совета Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин. С ним поспорил глава Минфина Антон Силуанов — из данных платежного баланса видно, что зависимость уже не настолько высока (экспорт нефти и нефтепродуктов в 2016 году составил $120 млрд — 42,5% от общего товарного экспорта России, следует из данных ЦБ). Но от «голландских болячек» избавляться надо, вернулся министр к вопросу уже на вечерней сессии.

«Все кризисы, которые у нас были, происходили не из-за бюджета, а из-за того, что мы во многом пользовались благоприятной конъюнктурой, хорошими внешними условиями в одни периоды, расслаблялись. А потом, при ухудшении условий, вдруг осознавали, что вели политику неправильно», — заявил Силуанов.

Одна из важнейших проблем — качество госуправления, которое мешает развитию экономики. Число полномочий государственных органов выросло вдвое за 13 лет, этот процесс не останавливается, описывал Кудрин. Получается замкнутый круг: политика государства приводит к неэффективности, из-за которой оно опять хватается за новые полномочия, что ведет к торможению производительности. Но управленческие технологии должны меняться не только и не столько в государстве, сколько в частном секторе, поменял акцент министр экономического развития Максим Орешкин: «Во многих компаниях видно, что есть потенциал куда расти по сравнению с лучшими иностранными аналогами. Государство здесь через свою экономическую политику должно создавать условия, чтобы лучшие практики тиражировались и способствовали экономическому росту». Госсектор должен быть «адекватным, компактным и мобильным», добавил Силуанов.

Конкуренция программ или сосуществование?

Глава Счетной палаты Татьяна Голикова подчеркнула, что о существующих проблемах много говорится, но при этом не ставятся конкретные цели и не прорабатываются механизмы их достижения. В прошлые годы экономические стратегии исполнялись максимум на 40%, оценил Кудрин. Сейчас разрабатываются два программных документа — от ЦСР и Минэкономразвития, и не очень понятно, как они будут взаимодействовать между собой, кому будет отдан приоритет, рассуждал на конференции ВШЭ глава РСПП Александр Шохин. «Может быть, они выполняют разные функции: одна программа для правительства, другая является основой избирательной программы кандидата в президенты. Имя называть не будем, все догадываются кто», — отметил Шохин. РСПП предложил президенту ускорить принятие той или иной программы, чтобы повысить предсказуемость для бизнеса, добавил он.


http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/4/46/754919342765464.png

Лучше или еще лучше

Из целевого макропрогноза ЦСР, который представил Кудрин, следует, что российская экономика к 2020 году сможет расти на 3,6% в год, то есть достигнет среднемировых темпов роста, как и просил президент Владимир Путин. Поможет этому увеличение основного капитала (1,1–1,2 п.п. к экономическому росту), дополнительного использования трудовых ресурсов (0,2–0,3 п.п.) и т.н. совокупной факторной производительности (0,7–1 п.п.). Последнее понятие учитывает не только такие традиционные показатели, как труд, капитал и технологический прогресс, но также инфраструктуру и качество рыночных и регулятивных институтов.

Прогноз Кудрина позитивнее ожиданий всех российских и зарубежных институтов, в том числе и Минэкономразвития. Драйверами роста, согласно сценарию ЦСР, станет не потребление, которое исполняло эту роль с начала 2000-х, а другие факторы. В ближайшие годы на первый план выйдут инвестиции — к 2020 году они должны вырасти на 6% по сравнению с 2016-м. А затем место главного фактора, по планам Кудрина, займет конкурентоспособность и производительность.

Важно, чтобы в обществе возникло доверие к программе действий правительства. Сейчас уровень доверия довольно низкий (30%, согласно опросам) по сравнению с такими странами, как Германия (49%), Сингапур (75%) и Китай (78%). У россиян нет «чувства налогоплательщика» — желания следить за тем, на что направляются их налоги, отметил позже Кудрин. Эта проблема отчасти может быть связана с «историческими моментами», а отчасти с тем, что значительная доля расходов и улучшений в жизни граждан осуществлялась в рамках нефтегазовых доходов, которые мало связаны с гражданином, признал Кудрин.

Футурология

«Экономика через 10–15 лет будет построена вокруг человека, — пообещал Орешкин, противопоставив грядущий этап «экономике машин» из «прошлого века». «Часто противопоставляют социальную политику и экономическую, и дальше эти грани будут стираться», — размышлял министр, ведь качество жизни — неотъемлемый элемент экономики будущего, считает он. Жизнь станет прозрачнее, в России будут тратить меньше наличных денег, уклоняться от уплаты налогов станет сложнее, а люди станут честнее, описывал Силуанов.

Впрочем, правительство уже вступило в бюджетный процесс 2018–2020 годов без всяких реформ, рассуждала Голикова. Пока лишь идут разговоры о маневре в сторону образования и медицины, но непонятно, за счет каких средств его осуществить. Бюджет 2017–2019 годов не предполагает никаких маневров, и пора перейти к разработке конкретных механизмов достижения целей, указывала Голикова.

«Россия сейчас заметно отстает в технологическом развитии от других стран. Мы понимаем, что новые рынки создают именно технологии, но мы не догоняем в этом процессе, в этой конкуренции. Мы пока живем на большом заделе Советского Союза», — констатировал Кудрин. У России есть отдельные разработки и изобретения, но они не соответствуют масштабам вызовов, которые стоят перед Россией, отметил он. В ближайшие 10–15 лет страна или существенно отстанет и потеряет рынки, или еще успеет снова стать технологической державой, подытожил Кудрин.

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/9/83/754919373633839.jpg

Приватизируй это

В ближайшие годы больших доходов от приватизации правительство не планирует, заметил Кудрин, и кабмину следовало бы изменить эти планы. Где именно нужно сокращать долю государства, чиновники напрямую не говорили. За последние несколько лет государство достигло очень большого прогресса в приватизации малых и средних предприятий, заявил Орешкин. Согласно плану, из около 1000 акционерных обществ, которыми владеет государство, предполагается продать половину.

Госпредприятия нельзя продавать естественному монополисту, это повредит обществу, а нужно сосредоточиться на конкуренции, говорил министр. Что касается крупных компаний, то это, по его словам, уже вопрос к Силуанову. Министр финансов на это четко обозначил позицию своего ведомства: «Чем больше денег, тем лучше. Какие могут быть вопросы здесь?»

http://www.rbc.ru/economics/11/04/2017/ … m=detailed

0

12

ВЭБ предсказал ухудшение условий на рынке труда

Вчера, 21:03

Екатерина Копалкина

http://s0.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/5/62/754938348482625.jpg
Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс /ТАСС

Без структурных реформ в пенсионной системе и в условиях демографических ограничений ситуация на российском рынке труда будет ухудшаться, следует из обновленного прогноза ВЭБа. Реальные зарплаты, однако, будут расти

В предстоящие три года условия на рынке труда в России будут ухудшаться: количество рабочей силы будет уменьшаться на 0,5–0,8% в год, а число пенсионеров за это время увеличится на 2,7 млн человек. Об этом говорится в обновленном макроэкономическом прогнозе Внешэкономбанка на период до 2020 года (.pdf). К концу прогнозного периода соотношение числа пенсионеров и занятых в экономике вырастет до 69% с нынешних 63%, если существующая система пенсионного обеспечения будет сохранена.

Из-за демографических ограничений численность трудоспособного населения снизится к 2020 году на 3 млн человек (с 84 млн до 81 млн), прогнозирует ВЭБ, а число пенсионеров увеличится с 43 млн до 45,7 млн за тот же период.

На фоне восстановления экономического роста всё это приведет к ужесточению конкуренции на рынке труда, пишут экономисты ВЭБа, и это будет способствовать росту заработных плат. Среднегодовой прирост реальных зарплат в 2017–2020 годах составит 2,8%, и это позволит к 2020 году выйти на уровень реальных зарплат 2014 года. Тянуть на себе рост зарплат будет корпоративный сектор, тогда как в бюджетном секторе, где заняты 30% всех наемных работников, рост в реальном выражении возобновится только с 2018 года.

Снижение среднегодовой инфляции ниже 4% и увеличение зарплат укрепят потребительскую уверенность населения: потребительский спрос будет расти ежегодно на 2,1–3,3%, а норма сбережений сократится с 13,7% в 2016 году до 12,4% в 2020 году, говорится в прогнозе.

Внешэкономбанк в базовом сценарии ожидает, что рост ВВП в 2017 году составит 0,8%, но в последующие годы ускорится до 1,7, 1,9 и 2,2% соответственно. Прогнозируемая траектория ВВП практически не изменилась по сравнению с предыдущей версией прогноза, опубликованной в августе 2016 года. Рост экономики на 2%, который закладывает Минэкономразвития на текущий год, в нынешних условиях маловероятен, считают экономисты ВЭБа. Целевой сценарий Минэкономразвития ориентируется на повышение темпов роста до 3,1% к 2020 году, ранее сообщал РБК.

В отличие от Минэкономразвития ВЭБ не ожидает ослабления рубля: номинальный курс доллара, по его версии, будет стабильным — 57–58 руб. до конца 2020 года. Впрочем, в предыдущем прогнозе банк закладывал укрепление российской валюты до 52,8 руб. к 2020 году. Но теперь предполагается меньшее укрепление рубля, поскольку Минфин скупает валюту на дополнительные нефтегазовые доходы бюджета.

У ВЭБа есть и консервативный сценарий: более низкие цены на нефть, снижение экспортных доходов, ограниченный внутренний спрос. В этом случае прогнозируется следующая волна ослабления рубля, до 65–66 руб. за доллар.

http://www.rbc.ru/economics/03/05/2017/ … ?from=main

0

13

Morgan Stanley усомнился в разгоне ВВП России до 3% к 2020 году

Банк Morgan Stanley усомнился в способности российских властей разогнать экономику страны до 3% к 2020 году. После президентских выборов не стоит ждать больших структурных реформ, пишут аналитики

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/5/49/755118193007495.jpg
Фото: Richard Drew / AP

Недостижимый рост

Цель ускорения роста российской экономики хотя бы до 3%, которую ставит Минэкономразвития, вряд ли будет достигнута, следует из прогноза банка Morgan Stanley, посвященного экономикам Центральной и Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки (CEEMEA), с которым ознакомился РБК.

В декабре 2016 года по итогам своего послания Федеральному собранию президент Владимир Путин поручил правительству разработать комплексный план действий на 2017–2025 годы, который обеспечит российской экономике в 2019–2020 годах темпы роста выше мировых. Согласно целевому сценарию Минэкономразвития (.pdf), к 2020 году рост ВВП должен составить 3,1%. Аналитики Morgan Stanley не верят в реализацию структурных реформ и считают, что без них годовой рост не превысит 1,8%.

Так, в бюджете на 2018–2020 годы нет ни увеличения расходов на развитие человеческого капитала, ни масштабных приватизационных планов, пишут эксперты. Cтимулирующие меры, которые власти могут одобрить до президентских выборов, вряд ли будут масштабными, полагает Morgan Stanley. Зарплаты госслужащих будут проиндексированы только на 4% (прогнозная инфляция 2018 года), тогда как пенсии скорее всего будут повышены лишь на 2,7% (ожидаемая инфляция на конец 2017 года), прогнозирует банк.

«Все прогнозы и базовый прогноз Минэкономразвития показывают, что на ближайшие три года базовый инерционный рост составляет примерно 1,5% ежегодно, — говорил на Петербургском международном экономическом форуме минувшим летом председатель Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин. — То есть мы попали в этот тренд, из которого никак не можем выйти, не можем поднять темпы экономического роста» (цитата по ТАСС). Он считает, что ключевым фактором, который позволит поднять темпы роста ВВП до 3,5%, должна стать производительность труда.

Сверхдоходы на 2 трлн

В третьем квартале 2017 года рост ВВП России неожиданно замедлился до 1,8% (год к году) с 2,5%. Экономика даже сократилась на 0,1% по сравнению с предыдущим кварталом с поправкой на сезонность, отмечает Morgan Stanley. В результате банк снизил свой прогноз по росту ВВП в 2017 году до 1,8% с 2%. Минэкономразвития не планирует менять прогноз по росту ВВП в 2,1% на конец года, несмотря на представленные Росстатом данные за третий квартал, сказал 15 ноября глава Минэкономразвития Максим Орешкин.

В 2018 году российская экономика, по прогнозу Morgan Stanley, вырастет на 2,3%. Этому будут способствовать более высокие цены на нефть — $62 за баррель против ранее ожидавшихся $53, а также увеличение потребительских расходов на 4%. Последнему будет способствовать рост доходов домохозяйств на фоне ожидаемой индексации заработных плат бюджетников и замедления инфляции. Рост инвестиций в основной капитал ускорится в условиях улучшения конъюнктуры, обновления оборудования, а также активизации строительства к чемпионату мира по футболу 2018 года, считают аналитики. Но в 2019 году, после президентских выборов, банк ждет замедления роста ВВП до 1,8% из-за эффекта высокой базы и снижения цен на нефть.

Поскольку инфляция будет соответствовать целевым показателям ЦБ, регулятор будет снижать ставку постепенно, следует из прогноза. По мнению Morgan Stanley, ЦБ снизит ставку в четыре этапа по 25 б.п. — до 7% к концу 2018 года. В 2019 году ставка может опуститься до 6,5%, но это предел, учитывая повышенные инфляционные ожидания населения и бизнеса.

По прогнозу банка, средняя цена на нефть в 2018 году составит $62 за баррель (что на $18 выше прогнозных показателей бюджета) и принесет казне 2 трлн руб. дополнительных нефтегазовых доходов (2,1% от ВВП). Но Минфин будет придерживаться бюджетного правила и направлять эти сверхдоходы в резервный фонд. С учетом изменения формулы закупок валюты объем закупок валюты Минфином увеличится до $33 млрд в 2018 году, ожидают аналитики. В этих условиях корреляция рубля с нефтью ослабнет, считает банк.

Автор: Олег Макаров.

https://www.rbc.ru/economics/28/11/2017 … ?from=main

0

14

ЦБ определил рост ВВП России до 2020 года

Текст: Тарас Фомченков

ВВП России в период с 2018 по 2020 годы будет расти темпами по 1,5-2 процента в год, сообщает Центральный банк в своем официальном пресс-релизе по итогам заседания совета директоров.

Как считает регулятор, "это соответствует темпам экономического роста".

В Банке России констатируют, что с начала текущего года возобновился рост экономической активности, при этом за первые два месяца 2018 года позитивные темпы отмечены в секторе промпроизводства, растет и инвестиционная активность.

Регулятор также сообщил, что в базовом сценарии прогноза повышены цены на нефть, заметив, что к существенному пересмотру темпов роста экономики России это не привело, а также констатировал, что взгляд на перспективы роста экономики нашей страны "в целом не изменился".

https://rg.ru/2018/03/23/bank-rossii-po … -goda.html

0

15

Банк России повысил прогноз по ценам на нефть до 2020 года

Текст: Тарас Фомченков

Центральный банк считает, что в 2018 и 2019 годах средняя цена за баррель нефти все-таки будет выше более ранних прогнозов. Так, по оценке регулятора, в 2018 году она составит 61 доллар за мерную бочку.

При этом в 2019 году средняя стоимость барреля, как считает ЦБ, будет меньше - 55 долларов.

Сегодня нефть растет, рынок позитивно воспринял заявление главы министерства энергетики Саудовской Аравии Халида аль-Фалиха, который считает, что взаимоотношения государств мира в рамках ОПЕК+ может продолжиться и после 2019 года.

По состоянию на 13:50 московского времени баррель Brent стоил 69 долларов 2 цента, баррель WTI - 64 доллара 47 центов.

https://rg.ru/2018/03/23/bank-rossii-po … -goda.html

0

16

Спорт в большом городе: как изменятся «Лужники» к 2020 году

На территории московского спортивного комплекса «Лужники» появится Центр спортивной борьбы, заявил в пятницу глава столичного стройкомплекса Марат Хуснуллин. Сейчас городские власти разрабатывают концепцию центра и ищут инвестора для его строительства.

Центр станет частью большого спортивного кластера, который сейчас создается на базе «Лужников». К настоящему моменту полностью завершена большая спортивная арена, но продолжается строительство и реконструкция других объектов. Часть из них откроют в текущем и следующем году, еще часть планируется возвести к 2020 году. О том, что будет построено на территории знаменитого спорткомплекса — в фотогалерее «РБК-Недвижимости».

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/4/46/755256694137464.jpg

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1200xH/media/img/8/57/755254424244578.jpg
Дворец водных видов спорта
Фото: Архитектурное бюро UNK Project

На месте Олимпийского бассейна «Лужников» строится новый центр водных видов спорта. Площадь водной поверхности плавательного центра будет в три раза больше старого. Комплекс сможет принимать до 10 тыс. человек ежедневно и работать круглый год. Объект будет завершен к 2020 году. Плавательный центр будет оформлен в стиле 1950-х годов.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1200xH/media/img/5/49/755254426744495.jpeg
Ледовый дворец «Кристалл»
Фото: Официальный сайт Стройкомплекса Москвы

Ледовый дворец «Кристалл» будет построен в 2019 году на месте старого катка недалеко от Малой спортивной арены. Это будет трехэтажное здание, в котором разместятся две ледовые площадки, бассейн, тренировочный зал, спа-центр, банный комплекс, кафе и офисные помещения.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1200xH/media/img/0/70/755254435927700.jpg
Танцующий фонтан
Фото: Официальный сайт Стройкомплекса Москвы

В начале июня этого года в тестовом режиме запустят сухой танцующий фонтан. Из водной чаши площадью 324 кв. м будут бить 144 водяные струи высотой 2,5 м. Струи будут подсвечиваться встроенными лампочками. Фонтан расположится рядом со станцией метро «Воробьевы горы» — напротив спорткомплекса. Постоянно он начнет работать после открытия ЧМ-2018.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1200xH/media/img/9/82/755254423960829.jpg
Центр художественной гимнастики
Фото: ТПО Pride

Строительство Центра художественной гимнастики Ирины Винер-Усмановой в «Лужниках» завершится уже осенью этого года. Это будет пятиэтажное здание с необычной архитектурой — конструкция крыши будет иметь форму развевающейся гимнастической ленты. В здании разместится арена с частично трансформируемыми трибунами, тренировочные и хореографические залы, медико-восстановительный центр, гостиница и пресс-центр.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1200xH/media/img/3/62/755254424323623.jpg
Теннисный клуб
Фото: Архсовет Москвы

К 2020 году в «Лужниках» будет достроен теннисный клуб, который станет крупнейшим в России. Он будет включать 25 закрытых и семь открытых кортов, площадку для пляжного тенниса, бассейн, залы для групповых занятий и банный комплекс.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1200xH/media/img/3/22/755254424538223.jpg
Канатная дорога
Фото: Официальный сайт мэра Москвы

В 2018 году в «Лужниках» откроют канатную дорогу, которая свяжет спорткомплекс со смотровой площадкой на Воробьевых горах. Длина «канатки» составит 747 м, станция будет рассчитана на 1,6 тыс. человек в час. Вечером станция будет подсвечиваться. На первом этаже здания расположатся кассы, кафе и торговые киоски, а посадка и высадка пассажиров будет осуществляться на втором этаже.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1200xH/media/img/3/00/755254452115003.jpg
Новое здание Олимпийского комитета России
Фото: ТПО Резерв

Новое здание ОКР планируют построить в Москве на Лужнецкой набережной. Предполагается, что комплекс будет состоять из двух корпусов, соединенных ажурным остекленным навесом на уровне верхнего этажа. В одном корпусе разместится Олимпийский комитет и спортивные федерации, в другом будет офисный центр.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1200xH/media/img/8/43/755254455404438.jpg
Благоустройство территории
Фото: Arteza

Проект благоустройства уже затронул 100% территории олимпийского комплекса. На Лужнецкой набережной появились дорожки для велосипедистов и роллеров, а также пункты проката спортинвентаря. На территории «Лужников» высадили больше 1 тыс. деревьев, разбили 15,7 тыс. кв. м цветников, установили новые фонари и скамейки.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1200xH/media/img/0/18/755256690194180.jpeg
Универсальный спортивный зал «Дружба»

Основные работы по реконструкции спортивного зала «Дружба» (на фото в правой части) должны завершиться к ЧМ-2018: будут обновлены фасады, кровля, лестницы, а остекление заменят новые энергоэффективные витражи. Полностью реконструкция закончится в конце этого года. Арена сохранит свое предназначение как многофункциональный зал для соревнований и зрелищных мероприятий.

https://realty.rbc.ru/news/5aec6b4b9a7947e5dba5d398

0

17

JPMorgan Chase «назначил» следующий финансовый кризис на 2020 год

Согласно прогнозу, следующий кризис может разразиться в скором будущем. Ранее аналитик JPMorgan Chase Марко Коланович предупреждал, что новый кризис может привести к таким социальным волнениям, каких не было с 1968 года

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/5/22/755368419663225.jpeg
Фото: Eric Thayer / Reuters

Новый финансовый кризис может разразиться уже в 2020 году, предупреждает Bloomberg, ссылаясь на исследование аналитиков финансового холдинга JPMorgan Chase, выпущенное к десятилетию кризиса 2008 года. Однако, по мнению авторов прогноза, хорошая новость состоит в том, что последствия нового кризиса будут менее болезненными.

Аналитики Джон Норманд и Федерико Маникарди напоминают, что во время глобального кризиса 2007–2008 годов фондовый индекс S&P 500 упал на 54% от пиковых значений. В ходе следующего кризиса обвал фондовых рынков, по прогнозу аналитиков, будет не таким масштабным, в том числе и потому, что стоимость активов в развивающихся странах уже заметно снизилась.

Норманд и Маникарди особо отмечают, что продолжительность следующего кризиса пока предсказать невозможно, так как она будет зависеть от того, насколько плохо будут идти дела.

В начале сентября Марко Коланович, курирующий в JPMorgan Chase проведение глобальных количественных исследований макроэкономических показателей и деривативов, предупредил, что следующий финансовый кризис может оказаться очень серьезным из-за угрозы возникновения «Великого кризиса ликвидности». Коланович опасается, что из-за доминирования пассивно управляемых фондов в случае начала серьезного падения котировок на рынке просто не найдется достаточно покупателей на дешевеющие активы, а это будет вновь и вновь толкать цены вниз.

Эксперт отметил, что вероятность начала нового кризиса до конца 2019 года низка, однако торговые конфликты США и Китая могут как ускорить, так и отсрочить его наступление.

Коланович выразил надежду, что центробанки сумеют предотвратить развитие событий по худшему сценарию, не допустив резкого падения стоимости активов. В противном случае дело, по словам эксперта, может закончиться скатыванием мировой экономики в депрессию и социальными волнениями, которых мир не видел с 1968 года.

Автор: Евгений Калюков.

https://www.rbc.ru/economics/13/09/2018 … =center_33

0

18

Фальстарт догоняющих: чем опасен новый кризис развивающихся экономик

В конце 1990-х развитые и развивающиеся страны вместе искали выход из азиатского экономического кризиса. С тех пор развивающиеся экономики стали сильнее, и новый кризис может осложниться их политическим противостоянием с Западом

Конец лета для России — драматичный и сложный период. Особенно непростым он выдался 20 лет назад, когда молодое российское государство не смогло выполнить своих обязательств по выплате постоянно нараставшего внутреннего долга и объявило дефолт, по сути, разделивший его историю на «до» и «после». Однако, сколь уникальными ни были условия возникновения того кризиса, он оказался одной из волн масштабного шторма, прокатившегося по многим странам, которые было принято называть emerging markets и которые с энтузиазмом принимали глобализацию и стремились извлекать из нее максимальные преимущества, привлекая капиталы и технологии, осваивая новые экспортные рынки и присматриваясь к западным ценностям и политическим системам.

Кризис глобализации

1990-е были периодом бурного роста практически во всем мире. Китай в 1992–1997 годах увеличил свой ВВП в номинальном выражении на 90%, Малайзия — на 73%, Южная Корея — на 61%; при этом страны Азии были готовы участвовать в экономических организациях с западным лидерством (Китай начал переговоры о вступлении в ВТО в 1995 году), а Запад отвечал на это историческими уступками (достаточно вспомнить передачу Гонконга летом 1997 года) и готовностью открывать свои рынки. Бразилия успешно победила гиперинфляцию и стала одной из наиболее многообещающих экономик мира; Турция активно стремилась в Европейский союз; Россия, пораженная жестоким посткоммунистическим кризисом в экономике, тем не менее политически двигалась в фарватере западного мира. Хронология кризиса 1997–2001 годов известна: он поразил многие азиатские страны, ударил по России, а «на излете» затронул Бразилию и в еще большей степени Аргентину. Куда меньшее внимание обращается на то, что западный мир (и в первую очередь США) отреагировал на случившееся массированной поддержкой стран, которые стали жертвой экономических потрясений (только в 1997–1998 годах им было по разным линиям выделено более $96 млрд кредитов и ccуд), и, что куда более важно, ни одна крупная экономика не ввела никаких таможенных ограничений на импорт азиатских товаров, хотя он стал существенно дешевле из-за девальвации валют и, соответственно, куда конкурентоспособнее. Неудивительно, что, например, американский импорт из Южной Кореи, Малайзии и Таиланда увеличился в 2000 году по сравнению с 1997-м на 53%.

Страны, по которым 20 лет назад ударил кризис, сделали из него выводы. Они существенно ограничили внешние заимствования и перешли к модели развития, основанной на устойчивом положительном сальдо торгового баланса. В результате недавние чуть ли не банкроты (Россия, Южная Корея, Таиланд, Малайзия, Мексика, Бразилия и Индонезия) ныне обладают совокупными валютными резервами на более чем $1,8 трлн, а Китай — на более чем $3,1 трлн. Большинство из этих стран существенно увеличили инвестиции в инфраструктуру, сделали акцент на расширение внутреннего рынка, сбалансировали свои финансовые системы, провели существенные переоценки рисков во многих сферах. Однако многие из них сегодня вновь переживают сложные времена, и при этом их отношения с ведущими странами Запада выглядят совершенно иначе, чем в конце 1990-х годов.

Emerging powers

Между серединой 1990-х и второй половиной 2010-х годов бурный экономический рост emerging markets серьезно изменил не только их хозяйственную структуру, но и идеологию их правящих элит, мировосприятие их населения, доминирующие политические практики и стиль поведения на международной арене. По мере укрепления экономической мощи многие из этих стран стали со все большим пренебрежением относиться к западным практикам и ценностям, воспринимая собственный экономический успех не как следствие глобализации (а именно таковым он и продолжает, на мой взгляд, являться), а как аргумент в пользу собственной самодостаточности; не как стимул и далее интегрироваться во взаимозависимый мир, а как основу для установления собственных «правил игры». Заговорившие в середине 2000-х о «возвращении истории» западные авторы имели в виду, на мой взгляд, начавшийся процесс самоосознания многих стран, ранее известных миру как emerging markets, в качестве emerging powers.

Этот тренд проявился прежде всего в поиске соответствующими странами разных вариантов «особого пути» — от «боливарианского социализма», за полтора десятилетия отбросившего Венесуэлу почти на 30 лет назад по параметрам экономического развития, до современной российской политической модели, пожертвовавшей экономическим ростом ради воссоздания «зон влияния», схожих с существовавшими в эпоху холодной войны; от «нового курса» Турции, отвернувшейся от Европы, до Китая, готовящегося бросить геополитический вызов США и предложить миру свой собственный вариант нелиберальной глобализации. Все эти «особые пути» трансформировались во внутренней политике в фактическую несменяемость власти и нарастание авторитарных тенденций, которые в большинстве случаев несут серьезную угрозу экономическому развитию.

Новое сдерживание

Характерно, что новый тренд был адекватно воспринят западными странами, которые постепенно переходят к политике сдерживания государств, радикально противопоставляющих себя «свободному миру». Сколь благообразными ни были бы аргументы, которые используются для обоснования современной политики санкций и ограничений, в ее основе, скорее всего, лежит неготовность Запада потворствовать дальнейшему усилению стран, в которых относительно успешный экономический рост провоцирует ощущение исключительности и агрессивности. Сегодня этот курс выглядит достаточно своевременным: несмотря на то что те же Россия и Турция серьезно увеличили свой ВВП (в номинальном выражении — с $291 млрд до $1,72 трлн и с $276 млрд до $901 млрд соответственно, а с учетом паритета покупательной способности валют — с $1,34 трлн до $4,17 трлн и с $635 млрд до $2,32 трлн), они все равно остаются несопоставимыми по своим масштабам и технологическим возможностям с США или ЕС. Поэтому кризисные явления, которые сейчас заметны во многих странах, сконцентрировавшихся на реализации своих геополитических амбиций, в обозримой перспективе скорее будут обостряться, чем преодолеваться. Вряд ли стоит ожидать новой катастрофы emerging markets (можно вспомнить, как оперативно была в этом году оказана международная финансовая помощь Аргентине), но вполне можно предположить, что экономический крах emerging powers гораздо ближе, чем кажется.

Чему учат нас прошедшие 20 лет? Прежде всего тому, что не стоит переходить к поигрыванию мускулами в условиях, когда экономика далеко отстает от политических вожделений. Китай, судя по всему, остался главным бенефициаром этих двух десятилетий: формально соблюдая все западные правила, он неявно нарушал их где только можно, делая ставку на экономический рост, так как понимал, что экономическую мощь уважают в мире больше политического безрассудства. Это помогло ему стать первой экономикой мира, крупнейшим экспортером и производителем промышленной продукции. Китайский скачок (с $1,03 трлн до $14,1 трлн в номинальном выражении, а с учетом паритета покупательной способности валют — с $3,05 трлн до $25,2 трлн) намного превзошел успехи любой иной страны между 1998 и 2018 годами, и теперь Пекин получил возможность оспаривать позиции глобального лидера XXI века.

Но остальные «возмутители спокойствия» напоминают бегунов, допустивших фальстарт: они еще находятся на дистанции и даже считают свои шансы неплохими, но еще не знают, что их дисквалифицировали. Да и глобальная картина мира изменилась: если в конце 1990-х у Запада практически не было врагов, которых он хотел бы «наказать», воспользовавшись для этого их собственными ошибками или особенностями экономической конъюнктуры, то сегодня лидеры «свободного мира» куда лучше понимают, что «история возобновилась» и экономические инструменты могут выступать не только ускорителями развития, но и средством сдерживания. Более того, в ближайшем будущем это станет еще очевиднее, а Дональд Трамп имеет шанс стать не примером политика-выскочки, а образцом государственного деятеля на обозримую перспективу.

ОБ АВТОРАХ

Владислав Иноземцев
директор Центра исследований постиндустриального общества

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

https://www.rbc.ru/opinions/economics/2 … 2a60a28300

0

19

МЭР приступит к разработке плана приватизации на 2020-2022 годы

30.12.2018 18:45

Текст: Юлия Кривошапко

Минэкономразвития планирует разработать новый прогнозный план приватизации федерального имущества с расчетом на 2020-2022 годы. Курировать эту работу будет Оксана Тарасенко, утверждённая на должность замглавы ведомства.

Кроме того, в планах ведомства разработка федерального закона "О государственном и муниципальном имуществе". Он должен определить права и обязанности государства в сфере управления государственным и муниципальным имуществом, уточняется в сообщении пресс-службы Минэкономразвития.

Комментируя эти планы, Оксана Тарасенко уточнила, что в России необходимость усовершенствовать законодательство в сфере управления государственным и муниципальным имуществом назрела давно. По её словам, результатом этой работы должно стать улучшение качества управления имуществом, а также создание базы для увеличения доходов, в том числе за счёт повышения уровня администрирования доходов от управления земельными участками и объектами недвижимости.

https://rg.ru/2018/12/30/mer-pristupit- … -gody.html

0

20

Какие новые изменения ожидаются по ОСАГО в 2020-2021 годах

Текст: Елена Грекова

"Возможно, место жительства будет и в будущем влиять на тариф, но это будет менее формально, чем сейчас. Этот вопрос прорабатывается. Отмена территориального коэффициента произойдет, видимо, уже в 2020 году", - сообщил в эксклюзивном интервью "Российской газете" начальник управления надзора за деятельностью субъектов страхового рынка Главного управления Банка России по Центральному федеральному округу Кирилл Табаков.

https://cdnimg.rg.ru/img/content/163/76/51/46666_d_850.jpg
Фото: Донат Сорокин/ТАСС

Сейчас же, например, житель небольшого поселка в Свердловской области платит за полис в среднем 3,6 тысячи рублей, а через несколько километров от него такой же водитель платит 1,98 тысячи, потому что его поселок уже в Курганской области. "В Банке России убеждены, что страховщик сам должен смотреть: какова плотность движения в данном поселке, качество дорог и многое другое".

На вопрос "РГ", будет ли отменен коэффициент мощности, Кирилл Табаков ответил, что "здесь изменения произойдут, видимо, уже в 2021 году". По его словам, необходимость в них есть: "Сейчас при мощности машины от 120 л.с. тариф вырастает на 40 процентов (более 2 тысяч рублей), а при мощности более 150 л.с. - на 60 процентов (почти 3,5 тысячи). Прошли те времена, когда автомобиль с мощностью 120 л.с. считался гоночным. По статистике, самые распространенные автомобили обладают мощностью от 71 до 100 л.с., а для них все еще действует повышающий тариф".

После отмены коэффициента мощности, продолжает собеседник "РГ", "страховщики смогут увеличивать тариф не более, чем на 40 процентов. При этом должна появится и возможность представления дополнительной скидки на те же 40 процентов. Пусть компании сами решают: может быть, они дополнительно учтут марку автомобиля, может быть, начнут более внимательно изучать водителей".

Банк России, со своей стороны, поясняет Кирилл Табаков, будет настоятельно рекомендовать им использовать такой хорошо зарекомендовавший себя во всем мире инструмент, как телематика: "Это когда на машину устанавливается прибор, фиксирующий скорость разгона, резкость торможения, более сложные характеристики поведения водителя, а также длительность, частоту и периоды использования транспортного средства, то есть те факторы, которые влияют на вероятность попадания в ДТП".

https://rg.ru/2019/01/06/kakie-novye-iz … godah.html

0

21

Эксперты назвали 46 банков — кандидатов на отзыв лицензии

В зоне риска в основном находятся небольшие банки

Аналитики рейтингового агентства «Эксперт РА» прогнозируют, что Банк России в течение ближайшего года (до 1 апреля 2020 года) может отозвать лицензии у 46 банков. В зоне риска в основном находятся небольшие банки, но десять претендентов на вылет входят в топ-100, отмечает РБК.

На 2018 год «Эксперт РА» прогнозировало отзыв лицензии у 60 банков, по факту ЦБ отозвал 55 банковских лицензий. Несмотря на уменьшение прогнозируемого числа банков в предбанкротном состоянии, индекс здоровья банковского сектора (вероятность того, что отдельно взятый банк не обанкротится) снижается третий квартал подряд.

Тенденция обусловлена тем, что на фоне уменьшения общего числа банков в России увеличивается доля действующих банков с низкой кредитоспособностью. По итогам первого квартала 2019 года почти четверть всех банков (99), включенных в расчет, не генерируют прибыль или являются убыточными, 162 банка испытали значительный чистый отток (более 15%) привлеченных средств юридических лиц, 136 — чистый отток средств физических лиц, рассчитали в «Эксперт РА». При этом число фактических банковских дефолтов за первые три месяца года было относительно невелико — пять отозванных лицензий.

Как ранее прогнозировало Аналитическое кредитное рейтинговое агентство (АКРА), число банков в России в течение ближайших пяти лет продолжит сокращаться в среднем на 5-8% в год.

Всего в России на 1 апреля, по данным ЦБ, было 430 банков.

https://www.bfm.ru/news/414210

0

22

МЭА считает, что спрос на нефть упадет до минимума почти двух десятилетий

Эксперты предполагают, что рынок в следующем году по-прежнему будет перенасыщен

Рынку нефти в 2020 году грозит переизбыток предложения, несмотря на усилия со стороны стран ОПЕК+ ограничить рост предложения, пишет в своем июльском отчете Международное энергетическое агентство (МЭА).

«Решение министров стран ОПЕК+ продлить сокращение добычи до конца марта 2020 года регулирует рынок, но оно не отменяет уверенный прогноз о том, что рынок в следующем году будет перенасыщен», — цитирует ТАСС мнение экспертов МЭА. По их подсчетам, если страны ОПЕК сохранят свою совокупную добычу ниже 30 млн баррелей в сутки до конца первого квартала 2020 года, запасы нефти в мире все равно вырастут на 130 млн баррелей в сутки.

«Спрос на нефть ОПЕК в начале 2020 года может упасть до 28 млн баррелей в сутки», — отмечается в отчете. До такого уровня добыча ОПЕК не падала с конца 2003 года. Рост предложения от стран «не ОПЕК» в 2020 году может ускориться до 2,1 млн баррелей в сутки (в 2019 году — 2 млн баррелей в сутки), главным драйвером станет рост добычи в США.

https://www.bfm.ru/news/419204

0

23

МЭА прогнозирует рост цен на нефть до $80 за баррель

Произойдет это до 2020 года

Цены на нефть стабилизируются на уровне $80 за баррель к 2020 году. Такой вывод содержится в базовом сценарии доклада Международного энергетического агентства (МЭА) о перспективах мировой энергетики, передает ТАСС.

Вместе с тем, в докладе рассматривается и сценарий, при котором цены на нефть могут оставаться низкими намного дольше. Так, в связи с вытеснением с рынка высокозатратных производителей сырья, зависимость от ценовой политики ближневосточных экспортеров может достигнуть уровня 1970-х годов, отмечает агентство.

Базовый сценарий, содержащийся в докладе, также предполагает рост мирового спроса на энергоресурсы почти на треть в период между 2013 и 2040 годами, который обусловлен по большей части потребностями развивающихся стран Азии. В частности, МЭА прогнозирует, что к 2040 году чистый импорт нефти в Китай почти в пять раз превысит импорт в США, в то время как импорт в Индию может превысить импорт в страны ЕС.

Еще в октябре МЭА ожидало замедления роста спроса на нефть до 1,2 млн баррелей в сутки и прогнозировало спрос в следующем году на уровне 95,7 млн баррелей в сутки. Замедление роста спроса на нефть в 2016 г. эксперты агентства связывают с торможением экономического роста по всему миру.

https://www.bfm.ru/news/307551

0

24

Глава МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики

По словам Кристалины Георгиевой, мировая экономика в результате глобальных торговых конфликтов потеряет к 2020 году около 700 млрд долларов

В мировой экономике отмечается рекордное замедление роста с начала десятилетия. Как считает новый директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева, снижение затронет почти 90% стран мира.

По ее словам, сейчас мировая экономика находится в синхронизированном спаде. По мнению МВФ, мировая экономика в результате глобальных торговых конфликтов потеряет к 2020 году около 700 миллиардов долларов, или около восьми десятых процента мирового ВВП.

Как считает Георгиева, «если произойдет крупный экономический спад, корпоративный долг под угрозой дефолта возрастет до 19 триллионов долларов, или почти 40% от общего объема задолженности в восьми крупнейших экономиках». Речь идет о Великобритании, Германии, Испании, Италии, Китае, США, Франции и Японии.

Директор-распорядитель фонда указала на принятие важных мер в денежно-кредитной политике. «Когда это целесообразно, центральные банки должны держать процентные ставки низкими. Однако низкие ставки, которые находятся в этом положении длительное время, также приводят к негативным побочным и непредвиденным последствиям», — подчеркнула она, отметив необходимость обращать внимание и на налогово-бюджетную политику, которая «должна играть центральную роль», пишет ТАСС.

https://www.bfm.ru/news/426516

0

25

Экономисты заявили об «избыточном оптимизме» бюджета России Почему эксперты раскритиковали проект бюджета на 2020–2022 годы

Экономисты МГУ, ВШЭ и РАНХиГС раскритиковали проект бюджета на 2020–2022 годы за излишний оптимизм экономического прогноза, недостаточные инвестиции в человеческий капитал и рост налоговой нагрузки

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/8/11/755719322463118.jpeg
Фото: Максим Стулов / Ведомости / ТАСС

Госдума 23 октября приняла в первом чтении проект федерального бюджета на 2020 год и плановый период 2021–2022 годов. Этому предшествовало рассмотрение проекта в комитетах нижней палаты, а также академических и деловых кругах. Свои заключения, в частности, предоставили РАНХиГС и Институт Гайдара, МГУ, НИУ ВШЭ, Финансовый университет при правительстве и т.д.

РБК изучил их отзывы и выделил основные критические замечания.

Неоправданный оптимизм

Базовый вариант макроэкономического прогноза на 2020–2022 годы, на основе которого сформирован бюджет, предусматривает рост ВВП в 2020 году на 1,7% и на 3,1–3,2% в последующие годы. По итогам 2019 года экономика должна вырасти на 1,3%, что эксперты ВШЭ считают излишне оптимистичным.

Рост ВВП на 1,7% в следующем году выглядит нереальным на фоне ожидаемого замедления внешнего спроса и снижения темпов роста потребительского кредитования с 24 до 4%, указывают в совместном заключении эксперты РАНХиГС и Института Гайдара. Оценку такого резкого снижения давало Минэкономразвития (именно его прогноз лежит в основе бюджета), а ЦБ, хотя и ожидает замедления роста, но не такого значительного, до 10%. Если в 2019 году вклад потребительского кредитования в прирост конечного спроса, по оценке МЭР, составит 1,7 трлн руб., то в 2020 году — лишь 0,4 трлн руб. В результате предполагается резкое замедление потребительского спроса до 0,6%, указывают эксперты.

Экономисты РАНХиГС и Института Гайдара также отмечают избыточную оптимистичность прогноза. Они напоминают, что сохраняются внешние риски, в том числе снижение внешнего спроса и цен на нефть. «Сегодня жесткая денежная политика и предельно жесткая бюджетная политика обуславливают затухание роста даже при благоприятной внешнеэкономической ситуации», — пишут они.

В заключении Финансового университета при правительстве авторы обращают внимание на высокие темпы сокращения собственных активов у населения, размещаемых в виде денежных сбережений, инвестиций, имущественных и других видов вложений. В этих условиях «сокращаются возможности увеличения инвестиций как основы устойчивого экономического роста», что ставит под сомнение обоснованность заложенного в базовом сценарии прогноза ускорения темпов роста ВВП в 2020 году в связи с предполагаемым расширением инвестиционного спроса до 5,8%.

Недоинвестированный человеческий капитал

Бюджет консервирует сложившуюся структуру расходов при невозможности существенно увеличить производительные бюджетные расходы (на образование, здравоохранение, инфраструктурные инвестиции) даже в условиях реализации национальных проектов, отмечается в заключении ВШЭ. В связи с этим там предлагают дополнительно проанализировать риски неполной реализации нацпроектов в связи с недостаточным финансированием из федерального бюджета.

Производительные расходы всей бюджетной системы, увеличивающие человеческий капитал, в проектировках Минфина до 2022 года также существенно не растут. Доля расходов бюджетной системы на образование сократится с 3,8% в 2020 году до 3,6% в 2022-м, а расходы на здравоохранение по отношению к ВВП составят 3,6% в 2020 году и 3,4% в 2022-м.

Как отмечают эксперты РАНХиГС и Института Гайдара, для успешного структурного развития требуется поддерживать совокупные расходы государства на уровне не ниже 35,5–36% ВВП. «Судя по структуре расходов к 2036 году [долгосрочный бюджетный прогноз], так и останутся недофинансированными вложения в человека (образование и здравоохранение)», — подчеркивают они.

ВШЭ предлагает увеличить бюджетные расходы на человеческий капитал за счет ослабления бюджетного правила — через увеличение цены отсечения нефти. По их расчетам, увеличение цены отсечения на $5 за баррель в современных условиях равносильно увеличению расходов федерального бюджета примерно на 700 млрд руб. В 2020 году все доходы от продажи нефти сверх цены $42,4 за баррель будут направляться в Фонд национального благосостояния (ФНБ).

О необходимости увеличить инвестиции в образование и здравоохранение пишет и Финансовый университет. Это будет способствовать снижению неравенства в доходах, решению проблемы бедности, повышению социальной мобильности населения и в конечном счете «сокращению региональных диспропорций и устойчивому экономическому росту».

Налоговая нагрузка растет

Бюджетная политика должна способствовать формированию стабильных фискальных условий, между тем текущая политика в налоговой сфере в последние два года не вполне соответствует этому намерению, отмечают эксперты ВШЭ. Так, увеличение ставки НДС с 18 до 20% привело к временному повышению инфляции, замедлению экономического роста и ухудшению динамики инвестиций.

«Кроме того, важнейшие квазиналоговые платежи, такие как утилизационный сбор, налог на доходы операторов сети связи общего пользования, туристический сбор, предполагается включить в Налоговый кодекс, что даже с учетом отложенного введения предусмотренных кодексом мер ответственности также по сути является увеличением фискальной нагрузки», — пишут они.

Включение неналоговых платежей в Налоговый кодекс должно повысить качество оценки налоговой нагрузки, из расчета которой больше не будут выпадать перечисленные платежи, указывают экономисты РАНХиГС и Гайдаровского института. Вместе с тем они предупреждают о рисках увеличения административно-контрольной нагрузки на налогоплательщиков и усиления их налоговых рисков в связи с ужесточением ответственности за неуплату, более широкими полномочиями нового администратора парафискальных платежей (ФНС) в комбинации с высоким уровнем неопределенности при расчете базы обложения.

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/945xH/media/img/9/54/755719321482549.jpeg

Споры о будущем ФНБ

Ликвидная часть ФНБ превысит 7% ВВП в следующем году, что позволит начать инвестировать средства из него. Речь может, в частности, идти об инвестиционных проектах, входящих в состав нацпроектов и комплексного плана модернизации магистральной инфраструктуры, отмечают эксперты ВШЭ. Они предлагают законодательно закрепить объем расходования средств из фонда, чтобы не вызвать перегрева экономики.

Финансовый университет считает правильным законодательно установить минимальный неснижаемый объем ликвидной части ФНБ, достаточный, чтобы компенсировать прогнозируемое снижение нефтегазовых доходов в течение трех лет.

Экономисты университета также считают, что ликвидная часть ФНБ объемом 7% ВВП — «лишь гарантия относительно стабильного исполнения бюджетных обязательств в условиях одного кризиса». «Фонд такого размера нельзя считать устойчивым инструментом сохранения и передачи доходов от истощаемых ресурсов будущим поколениям. Считаем целесообразным увеличить предельный максимальный размер ФНБ до 15% ВВП либо отказаться от ограничения предельного размера фонда — при придании ему статуса фонда будущих поколений», — говорится в документе.

Предельный объем ресурсов ФНБ, доступных для инвестирования, в 2020 году составит 1,7 трлн руб., в 2021-м — 3,7 трлн руб., в 2022 году — 5,8 трлн руб., указывают эксперты Российского экономического университета им. Плеханова. На проекты внутри страны может быть потрачено 15–20% этих средств, порядка 300–400 млрд руб. в первый год, но больше в последующие, сообщал ранее первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов.

Экономисты РЭУ также согласны с необходимостью зафиксировать и размер инвестиций за счет средств ФНБ, так как в противном случае «использование ФНБ будет носить проциклический характер и вступать в противоречие с бюджетным правилом, создавая дополнительные инфляционные и валютные риски для российской экономики».

Проект бюджета продолжает политику накопления средств ФНБ: к концу 2022 года объем фонда практически удвоится и превысит 12% ВВП, отмечается в заключении Экономического факультета МГУ. Его авторы, наоборот, считают, что дальнейшее накопление официальных резервов, которые уже превышают объемы государственного и корпоративного внешнего долга, лишено экономического смысла. По оценке Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка, даже если цена на нефть в 2020 году снизится до $27 за баррель и останется на этом уровне, накопленных резервов ФНБ хватит на финансирование бюджетного дефицита в течение шести лет, отмечают экономисты МГУ.

Автор: Анна Гальчева

https://www.rbc.ru/economics/25/10/2019 … rom=center

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » СНИМАЕМ РЕЛЬСЫ СЗАДИ И КЛАДЕМ СПЕРЕДИ ... » Экономические и политические прогнозы для России на 2020 год