Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Я/МЫ ИВАН ГОЛУНОВ ...

Сообщений 61 страница 84 из 84

61

Недосказанности дела Голунова. Комментарий Георгия Бовта

Несмотря на то что уголовное дело в отношении журналиста прекратили, его отпустили на свободу, а действия полицейских пообещали строго проверить, к самой ситуации остается ряд вопросов

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/13/tass_440259.jpg
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В Москве прошла несогласованная акция в поддержку Ивана Голунова. По официальным данным, в марше приняли участие около 1200 человек. По информации «ОВД-Инфо», более 500 человек задержали. Какое развитие получит ситуация вокруг ареста и освобождения Голунова?

Хотя власти попытались оперативно разрулить ситуацию на фоне стремительно развалившегося уголовного дела Голунова накануне Дня России, часть возмущенной публики осталась неудовлетворенной. Некоторым показалось, что вокруг дела журналиста начались странные информационные манипуляции с целью выхолостить суть протеста. А суть для многих видится в том, что это вовсе не частный случай, а проявление порочной в целом системы. Инерция возмущения была высока, так что ни стремительное освобождение Ивана, ни разрешение провести акцию в его поддержку 16 июня вместо 12-го уже не смогли заставить всех остаться дома, тем более что остается ряд недосказанностей.

Во-первых, Голунова освободили за недоказанностью вины, но не по факту отсутствия состава преступления или события преступления. За недоказанностью дела обычно не прекращают. Получается, сегодня не доказали, а завтра докажут, лучше подобрав улики? Такая формулировка также не дает оснований для привлечения к уголовной ответственности тех, кто фабриковал дело, подбрасывая наркотики, не говоря уже о поиске заказчиков.

Во-вторых, Голунову пока никто не принес извинений. Видимо, потому что воспринимают как классово чуждого.

В-третьих, у многих создалось ощущение, что власти намерены представить данное дело как частный случай, в котором мудрое руководство быстро восстановило справедливость, а система в целом, мол, замечательная. В Думе, правда, уже оперативно готовят смягчение 228-й «наркотической» статьи: вместо десяти лет за хранение в особо крупных размерах без цели сбыта будут давать пять. Можно ли это считать решением проблемы? Просто будут подбрасывать на пять лет.

В-четвертых, некоторые пришли на несогласованную акцию назло и из принципа в свете странных игр вокруг освобождения Ивана. Часть защитников Голунова, включая редакцию «Медузы», где он работает, сочли инцидент исчерпанным. С другой стороны, некоторых не удовлетворило соглашательство, как они считают, тех, кто пошел навстречу мэрии Москвы в том, чтобы провести мирную акцию 16 июня. Хотя, на мой взгляд, речь в данном случае может идти о банальной ревности одних оппозиционеров к другим. А еще о вечном русском споре о том, уместно ли вообще сотрудничество с властью и полезна ли теория малых дел. Максималисты считают, что частичные улучшения невозможны и вредны, нужна чуть ли не революция. Умеренные видят смысл в том, чтобы, например, вытаскивать из тюрьмы невинных хотя бы по одному, не дожидаясь, пока взойдет заря свободы.

В-пятых, многих смутило, как стремительно переобулись в воздухе некоторые провластные комментаторы. Еще вчера они рассуждали, что, мол, дыма без огня не бывает, а сегодня возрадовались освобождению журналиста оппозиционного издания. Возникло подозрение, что переобувание срежиссировано. Хотя, скорее всего, сработали простой здравый смысл, очевидная фабрикация дела, а также вовремя угаданная готовность власть предержащих это дело закрыть. Попутно продемонстрирован в действии принцип, согласно которому если уж у нас кого-то освобождают, то он невиновен, а если кто-то продолжает сидеть вопреки требованиям общественности, то, значит, есть на то основания. Лицензия на справедливость только одна, и она не у какой-то там общественности.

Наконец, в-шестых, вокруг дела Голунова охранители будут напускать туману: мол, это часть большого и зловещего заговора, кто-то все это подстроил. То ли в целях легализации наркотиков, то ли чтобы снять с работы министра Колокольцева, то ли чтобы насолить Путину в дни Петербургского форума, то ли чтобы навредить мэру Москвы. На мой взгляд, это все слишком сложно. В нашей политике простые версии и есть самые правильные. А простая версия состоит в том, что расплодившиеся и лезущие во все сферы уже даже экономики силовые структуры настолько чувствуют бесконтрольность и безнаказанность, что просто не парятся ни по поводу сбора улик, ни по поводу соблюдения процессуальных норм. И с этим надо что-то делать. Системно. Но поскольку делать не хочется, то будут искать заговор и наказывать стрелочников.

https://www.bfm.ru/news/416675

0

62

Академик РАН попросил Путина пересмотреть все дела о наркотиках

По словам Андрея Воробьева, сейчас в России почти треть всех заключенных осуждены и отбывают срок по «наркотическим статьям»

Академик РАН, первый глава Минздрава РФ Андрей Воробьев в обращении к президенту Владимиру Путину и главе правительства Дмитрию Медведеву попросил пересмотреть все уголовные дела, возбужденные в России по так называемым «наркотическим статьям» (ст. 228, 228.1 и 229 УК РФ). Об этом пишет РБК со ссылкой на копию письма.

«Дело Ивана Голунова вновь поставило вопрос о репрессивной наркополитике в России. Ответом должны стать радикальная реформа системы уголовного преследования за преступления, связанные с наркотиками, и пересмотр всех уголовных дел по ст. 228, 228.1 и 229 УК РФ», — говорится в письме.

По словам Воробьева, сейчас в России почти треть всех заключенных осуждены и отбывают срок по «наркотическим статьям».

«Когда один из них — Иван Голунов освобожден, время вспомнить об остальных и задать вопрос: кто еще мог быть незаконно арестован, был невинно осужден, получил несопоставимое с виной наказание по этим статьям?» — пишет академик.

Воробьев напомнил о постановлении премьер-министра Михаила Фрадкова от 2004 года, в котором были утверждены размеры средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для этих двух уголовных статей. Нововведение, по словам ученого, позволило уйти от существовавшего до этого карательного подхода, отмечает ученый. Независимый экспертно-правовой совет по проблемам злоупотребления психоактивными веществами тогда смог добиться пересмотра всех дел по «наркотическим статьям». Всего благодаря деятельности этого совета на свободу вышли 36 тысяч человек.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил журналистам, что Владимир Путин пока не видел обращение академика РАН о пересмотре всех приговоров по статьям о наркотиках.

https://www.bfm.ru/news/416729

0

63

Политконсультанты выступили с обращением о незаконном уголовном преследовании их коллег

Обращение в адрес президента, генпрокурора, председателя Верховного суда и уполномоченного по правам человека опубликовал политолог Евгений Минченко

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/13/ands.jpg
Фото: depositphotos.com

Не только журналисты: после дела Ивана Голунова политконсультанты заявили о незаконном уголовном преследовании их коллег.

Некоторые или уже получили обвинительные приговоры, или находятся под следствием по нелепым и надуманным обвинениям. Об этом говорится в обращении участников рынка политконсультирования в адрес президента, генпрокурора, председателя Верховного суда и уполномоченного по правам человека.

Обращение опубликовал политолог Евгений Минченко. Вот что он рассказал Business FM.

Евгений Минченко
президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»

«Мы поддержали Ивана Голунова публично. Мы быстро приняли решение перечислить 100 тысяч рублей на адвокатов. Я так понимаю, они уже не понадобились. В этот момент нам коллеги начали говорить: подождите, ребята, вы такие молодцы, вы поддержали журналиста, которого в жизни никогда не видели, а в это время есть уголовные дела против наших коллег, по которым вопросы ровно те же самые, как по делу Голунова. По очень спорным доказательствам, по свидетельским показаниям, когда их дают вообще какие-то люди, не вызывающие никакого доверия, по квалификации ситуации и так далее. И мы подумали: действительно, это выглядит, честно говоря, не очень красиво, когда мы, профессиональные политконсультанты, пиарщики поддерживаем журналистов, ну а наши братья, наши друзья, ближайшие партнеры, журналисты — у нас ближе никого нет, потому что мы делаем одну работу по большому счету, мы делаем, чтобы люди, избиратели получали максимально объективную информацию о том, что происходит. Конечно, в этой ситуации мы ускорили процесс этого обращения и включили туда те фамилии, по поводу которых был полный консенсус внутри нашего цеха, что с этими уголовными делами очевидно что-то не так».


В обращении перечислены четыре уголовных дела, которые, по мнению политконсультантов, были возбуждены незаконно.

По ним в качестве обвиняемых или уже осужденных проходят политтехнолог Петр Милосердов, бывший вице-губернатор Челябинской области Николай Сандаков, бывший зампред правительства Ивановской области Андрей Кабанов и бывший замглавы аппарата губернатора Сахалинской области Анатолий Макаров. Авторы обращения просят взять эти дела на контроль и обеспечить прозрачность их рассмотрения.

https://www.bfm.ru/news/416741

0

64

Что надо поменять в консерватории? Комментарий Георгия Бовта

После дела Ивана Голунова в обществе заговорили о смягчении антинаркотического законодательства. Но только ли в этом суть?

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/13/tass_440259_1.jpg
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Академик РАН Андрей Воробьев обратился к Владимиру Путину с требованием пересмотреть дела по 228-й статье. Он написал: «Почти треть всех заключенных в РФ осуждены и отбывают срок по «наркотическим статьям». Сейчас, когда один из них, Иван Голунов, освобожден, время вспомнить об остальных и задать вопрос: кто еще мог быть незаконно арестован?»

Иван Голунов освобожден, но дело его, как говорится, живет. Уже своей собственной жизнью. Поскольку оно во многом стало символичным. Всем понятно, что на месте Ивана может оказаться буквально каждый, особенно если он перешел дорогу каким-то коррумпированным силовикам или высокопоставленным чиновникам, которые его «закажут» этим силовикам.

Сейчас уже вопрос стоит не только о том, чтобы найти исполнителей, а желательно еще и заказчиков, но и о том, чтобы предпринять какие-то системные изменения, дабы такие дела по возможности не возникали впредь сплошь и рядом.

Академик Воробьев резонно требует смягчить антинаркотическое законодательство, по которому сидит чуть ли не треть «населения» российских тюрем. В Думе и Совете Федерации также оперативно выступили с аналогичными инициативами это сделать.

Все ждут отмашки: что скажет на эту тему президент во время «Прямой линии» 20 июня? Наверняка ведь что-то скажет и обозначит параметры реакции на дело Голунова. В этих рамках и будут действовать.

Многие из числа радикально настроенных оппозиционеров смягчение 228-й статьи считают недостаточным. Они вообще не видят смысла в борьбе за частичное улучшение системы, даже в направлении ее смягчения.

Что принципиально изменится, если вместо предельного срока в десять лет будут давать пять? Ну, «цена решения вопроса» неформальными методами, наверное, снизится. Может, Думе сразу подумать над таким законом, который вообще запретил бы подбрасывать наркотики? Что на пять лет заключения, что на десять.

Как бы еще сделать так, чтобы против неугодных тем или иным властям или силовикам вообще не фабриковали уголовные дела, подбрасывая уже не наркотики, а, скажем, патроны или целую гранату?

Еще можно подбросить экстремистскую литературу. Можно практически на ровном месте, и такое бывало, соорудить уголовное дело по обвинению в педофилии, в раскрытии государственной тайны, в распространении «недостоверной информации», по каковому поводу недавно приняли отдельное довольно строгое законодательство, карающее за «фейк-ньюс».

Можно схлопотать арест или огромный штраф за то, что «не так» протестуешь против беззакония и борешься за свои права. Можно обвинить человека в том, что он или его организация — иностранный агент. Еще можно представить уголовное дело так, что обычная коммерческая сделка, контракт, взятый в банке кредит окажутся мошенничеством в особо крупном размере, совершенным группой лиц по предварительному сговору, что может превратить этих лиц в организованную преступную группировку.

Фантазии следователей ведь не ограничиваются порой тем, чтобы подбросить пять с небольшим граммов порошка. Есть масса других способов организовать неправосудную расправу с неугодными, отобрать бизнес, заткнуть рот критикам преступлений. Был бы заказ.

Как вот эти явления искоренить? Что тут надо смягчить, а что, наоборот, ужесточить? Какие законы еще надо прописать для силовых структур, которых стало так много и которые настолько вездесущи во всех сферах политики и экономики, что порой надеяться на восстановление справедливости простому человеку можно лишь тогда, когда интересы одной силовой структуры входят в противоречие с интересами другой, и он, этот человек, случайно оказался в этот момент на «правильной стороне» в их разборках?

И только ли в законах тут дело? Как говорил классик сатиры, может, что-то в консерватории уже пора поправить? Там уже целый большой симфонический оркестр так разыгрался, что у некоторых невольно возникают сомнения, а управляется ли еще он в полной мере главным дирижером или «шпарит» уже по своей собственной партитуре?

https://www.bfm.ru/news/416739

0

65

Марш в защиту Ивана Голунова. Круги по воде

Текст: Иван Медведев

Кремль считает необходимым проверить действия полиции на акции. В соцсетях ругаются по поводу так называемого слива протеста. А сам Иван Голунов готовит к публикации то самое расследование

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/14/tass_33873828.jpg
Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

В Кремле заявили, что считают необходимым проверить действия полиции на марше. Активисты собирают деньги на выплату штрафов, назначенных участникам акции. Обсуждается избиение подростка. Началась травля некоторых конкретных сотрудников полиции. Обсуждаются возможные новые митинги, а пользователи Facebook продолжают ругаться по поводу так называемого слива протеста. Иван Голунов же готовит к публикации то самое расследование.

Журналист Илья Азар, предложивший выйти на улицы в поддержку Ивана Голунова, который в тот момент еще находился под домашним арестом, в четверг писал о задержанных, которым нужна помощь. В частности, одному из участников акции Вячеславу Стеблину в Таганском суде выписали штраф 150 тысяч рублей. Объявлен сбор средств. По нескольким активистам суды решения еще не вынесли.

Параллельно одни комментаторы обвиняют Азара и компанию в провокации, из-за которой обычные люди и пострадали, а коллега журналиста по «Новой газете» Юлия Латынина и вовсе написала, что из-за жесткой позиции Азара по переговорам с мэрией власти получили возможность не наказывать заказчиков в деле Голунова. Другие, напротив, отписываются от «Медузы», заявляя, что редакция пошла на компромисс с властью и попыталась слить протест. Третьи уточняют, что в «Медузе» работают все-таки журналисты, а не профессиональные революционеры, и не надо ждать от сотрудников СМИ, что они возглавят условный «поход на Кремль». Одним словом, в либеральных кругах снова нет согласия.

Тем временем в сети обсуждаются будущие акции протеста по той же тематике. Так, на 16 июня намечен согласованный с властями митинг, заявку на проведение которого подавал главный редактор и владелец газеты «Московский комсомолец», председатель Союза журналистов Москвы Павел Гусев.

Павел Гусев
главный редактор и владелец газеты «Московский комсомолец»

«Я не вижу смысла сгонять на этот митинг людей. Кто придет, тот и придет. Даже если придет 15 человек, но я думаю, что будет больше, — все равно это будет митинг, который позволит нам высказать все свои позиции в открытую и свободно».


Еще через неделю должен состояться митинг Либертарианской партии, правда, место и время им пока не согласовали. Но в планах акция есть. Инициаторы несогласованного марша, опрошенные Business FM, не смогли пока ответить, на какую акцию они пойдут и пойдут ли вообще.

А в сети продолжают обсуждать прошедший марш. Возмущаются, в частности, избиением сотрудниками полиции 17-летнего подростка Валерия. Вот как он сам описал произошедшее. Видео было опубликовано в телеграм-канале «База»:

«Я фоткал марш. Нас повели в автозак, у меня потребовали отдать камеру и телефон. Я отказался, после чего один из сотрудников, который уже установлен, начал пытаться силой забрать у меня сумку с камерой. Он повалил меня на землю и начал избивать меня ногами, руками по животу, наступил мне специально на челюсть ногой. Такие легкие побои, у меня на щеке есть след, на шее у меня царапина».


Не меньше гнева вызвала фотография, зафиксировавшая, как полицейский ведет в автозак пожилую женщину с российским флагом на плечах и с конституцией в руках. Чего только ни пишут этому сотруднику пользователи Facebook. Многие и на марше открыто желали полицейским смерти. Сотрудника с фотографии деанонимизировали — выложили в интернете имя, фамилию, страницу в соцсети. А там фото с супругой, которой тоже досталась порция оскорблений и угроз. Данные полицейского обнародовал руководитель компании Vee Security Александр Литреев. Вот как он прокомментировал это решение и его последствия:

Александр Литреев
руководитель компании Vee Security

«Я выполнил, по сути, то, чем должен заниматься сам сотрудник полиции: сотрудник обязан представляться, это сказано в федеральном законе «О полиции». А насколько мне известно, этот сотрудник этого не сделал, когда задерживал эту бабушку. И я считаю, что любой человек, который способствует нарушению базовых прав людей, должен быть готов к тому, что получит какую-то ответную реакцию на это. Я лично не высказываю никаких угроз, все, что я сделал, — это исключительно представил публике личность того человека, который позволяет себе подобными вещами заниматься. А как публика на это отреагирует — это уже риски, которые человек принимает сам на себя, когда идет на подобные действия».


На волне общего возмущения действиями сотрудников полиции и Росгвардии в сети продолжают обсуждать запись, выложенную еще до марша в защиту Голунова. В кадре сотрудник в форме угрожает промоутеру, раздававшему листовки у парка «Зарядье», и в итоге, судя по всему, бьет его:

— На том основании, что вы тут торговали рекламками.

— Я ничем не торговал.

— Вот в отделении сейчас расскажете.

— Подождите, у вас есть фиксация, что я что-то продавал? Назовите человека, которому я предлагал.

— Слушай, я похож на мента? Я сейчас [ударю], и мне ничего за это не будет. Я похож на мусора, который будет церемониться?

— Просто бить людей можно? У вас разрешение от президента или что?

— Мне [вообще] твой президент не упал, понятно? Мне зарплату платит не твой… президент.

— Вы мне прямо говорите: «Я тебя сейчас [ударю]». Здесь куча людей, вы мне просто сыпете угрозы.

— Пройдем за угол, уважаемый. Я тебе сказал, что я не мент.

— Скорую вызовите мне.


Надо сказать, что в кадре не видно ни жетона, ни лица сотрудника, и это видео легко может оказаться постановочным — купить камуфляж сегодня не составляет проблемы. Проблема же в том, что уровень доверия к правоохранительным органам настолько низок, что вопросом, настоящее ли это видео, задаются разве что журналисты, которые просто в силу профессии обязаны сомневаться и проверять.

Одним из героев марша в защиту Ивана Голунова стал американец Луис Маринелли, которого полицейские задержали, довели до автозака, но потом тут же отпустили только потому, что он иностранец. Сотрудник полиции при этом возмущался, спрашивая коллег: «Кто нерусского привел?» Business FM связалась с Луисом и спросила: каково это, избежать задержания на митинге, а на утро проснуться знаменитым?

«Честно говоря, я не вижу в этом ничего особенного, хотя понимаю, что людям это кажется смешным, они иронизируют по поводу того, что фраза «я американец» — это своеобразный пароль, который нужно использовать, чтобы тебя не задержали, и по поводу того, что появился еще один весомый повод выучить английский. Люди шутят по этому поводу, я понимаю, что им это кажется забавным, но я все же удивлен, что этот случай так разлетелся по сети, ведь я ничего особенного не сделал. Героем дня был Иван Голунов, арестованный журналист, а также те люди, которые вышли на улицы, чтобы требовать его освобождения, и им за это нужно сказать спасибо, общественное мнение сыграло свою роль. Я просто пришел на митинг, чтобы сделать несколько снимков, меня ненадолго задержала полиция, но довольно быстро отпустили, когда поняли, что я иностранец. А пришел я туда прежде всего для того, чтобы составить свое мнение о происходящем и поделиться им с другими людьми».


После дела Ивана Голунова в обществе заговорили о смягчении антинаркотического законодательства. Академик РАН Андрей Воробьев обратился к Владимиру Путину с требованием пересмотреть дела по 228-й статье. Он написал: «Почти треть всех заключенных в РФ осуждены и отбывают срок по «наркотическим статьям». Сейчас, когда один из них, Иван Голунов, освобожден, время вспомнить об остальных и задать вопрос: кто еще мог быть незаконно арестован?»

https://www.bfm.ru/news/416781

0

66

Голунов рассказал, почему оспаривает уже неактуальное решение о его домашнем аресте

Текст: Мария Локотецкая

По его словам, он оказался в довольно странной ситуации: руководитель следственной группы считает, что журналист не причастен к преступлению, а решение суда не отменено

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/14/413120_1000x665_815_e24a5cf4e951c810d6ba5fc40da149c1.jpg
Фото: Александр Авилов/АГН «Москва»

Мосгорсуд прекратил производство по жалобе защиты журналиста Ивана Голунова на постановление Никулинского суда столицы о его аресте. Об этом Business FM сообщила руководитель пресс-службы Мосгорсуда Ульяна Солопова.

Она рассказала, что, несмотря на прекращение уголовного дела и отмену меры пресечения, адвокаты Голунова не стали отзывать свою апелляционную жалобу и на заседании в пятницу, 14 июня, ходатайствовали о возвращении дела в районный суд для ознакомления с протоколом судебного заседания и внесения дополнений в жалобу в случае необходимости.

В свою очередь представитель прокуратуры просил снять жалобу с рассмотрения, поскольку она утратила актуальность, заметив, что «больше не имеется предмета судебного контроля». Суд удовлетворил его просьбу. «Суд огласил решение — производство по апелляционной жалобе прекратить», — сказала Солопова.

Сам Иван Голунов после окончания слушания признался, что ему до сих пор сложно осознать, что произошло, и его переполняют эмоции. Он объяснил, почему обжаловал уже, казалось бы, неактуальный судебный акт. «Когда дело было передано ГСУ по Москве и руководитель следственной группы, изучив все факты и проведя дополнительные экспертизы, вынесла постановление о моей непричастности к данному делу, при этом Никулинский суд, вероятно, не убедился в моей непричастности и [ранее] внес решение о моем домашнем аресте. Мне кажется, что я оказался в довольно странной ситуации, когда руководитель следственной группы считает, что я не причастен и у меня есть постановление [о прекращении дела], но решение суда не отменено», — сказал он.

Голунов отметил, что не хочет, чтобы кто-то еще оказался в подобной ситуации. «Я буду настаивать, чтобы решение суда было отменено, чтобы впредь судебная система более ответственно относилась к вынесению решений по подобным и другим статьям», — сказал он.

Говоря о своих дальнейших планах, Голунов рассказал, что пытался жить, как раньше, но потом понял, что «живет на адреналине» и его преследуют «панические атаки на тему безопасности». «Сейчас нужно как минимум немножко прийти в себя», — сказал он. При этом он добавил, что не планирует вносить изменения в свое последнее расследование. На вопрос о том, когда оно выйдет, он сказал: «Об этом надо спросить у редактора».

Голунов в очередной раз коснулся нарушений его прав при проведении оперативно-розыскных мероприятий, отметив, что 38 часов пробыл в наручниках, не будучи задержанным. «Это довольно странная, нелепая ситуация. Такой же казус случился и сейчас, когда мое преследование было прекращено, а судебный акт не отменен», — продолжил журналист. Он пока не знает, пойдет ли на митинг 16 июля, сославшись на необходимость отдыха и пообещав принять решение в ближайшие дни.

Восьмого июня Никулинский суд Москвы отправил под домашний арест спецкора интернет-издания «Медуза» Ивана Голунова, обвиненного в покушении на сбыт наркотиков. Журналист вину отрицал, утверждая, что наркотики ему подбросили, а его задержание связано с его профессиональной деятельностью. В день избрания ему меры пресечения в суде Голунов сообщил, что готовил еще одну публикацию про ГУП «Ритуал». Этому городскому учреждению, по оценке журналиста, принадлежит четверть всего рынка ритуальных услуг Москвы. «Мне настойчиво рекомендовали не заниматься этой темой. Меня задержали в день сдачи расследования», — сказал он.

Уже 11 июня МВД прекратило уголовное дело в отношении Голунова «в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления». По просьбе министра МВД начальник ОВД по ЗАО Москвы генерал Андрей Пучков и глава управления по незаконному обороту наркотиков ГУ МВД по Москве генерала Юрий Девяткин были уволены. Полицейских, непосредственно связанных с делом, в том числе начальника подразделения по контролю за оборотом наркотиков УВД по Западному округу Андрея Щирова, временно отстранили от работы. Их деятельность сейчас проверяет Следственный комитет.

https://www.bfm.ru/news/416793

0

67

Дело Ивана Голунова: какие вопросы остались после освобождения журналиста

МВД прекратило уголовное дело журналиста Ивана Голунова, которого полиция обвиняла в сбыте наркотиков. РБК сформулировал главные вопросы, которые остались в связи с его преследованием

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/5/76/755604020186765.jpeg
Иван Голунов (Фото: Андрей Любимов / РБК)

Имеет ли Иван Голунов право на реабилитацию? Обязаны ли правоохранительные органы возместить ущерб?

Дело против журналиста прекратили «в связи с непричастностью к совершенному преступлению». Теперь он может подать в суд иск и потребовать возместить моральный, а также имущественный вред.

Голунов после освобождения заявил, что лучшей компенсацией для него «будет то, чтобы такое больше не произошло ни с кем».

На практике право на реабилитацию реализуется редко, рассказал РБК адвокат Алхас Абгаджава. В случае Голунова, по его мнению, российский суд может присудить до нескольких десятков тысяч рублей, а Европейский суд по правам человека в аналогичных случаях присуждает от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч евро. «Прокурор ЗАО обязан перед ним официально извиниться. Обычно они делают это в письменном виде», — добавил адвокат.

Какую ответственность должны понести причастные к делу Голунова сотрудники правоохранительных органов?

МВД на шестой день после задержания Голунова признало его непричастность к сбыту наркотиков. Дело, по которому Голунову грозило от 10 до 20 лет заключения, прекращено. Следственный комитет назвал задержание незаконным и обнаружил нарушение прав Голунова. По материалам управления собственной безопасности МВД в отношении причастных к преследованию журналиста полицейских ведется доследственная проверка. Глава МВД Владимир Колокольцев ходатайствовал об увольнении начальника УВД по ЗАО генерал-майора Андрея Пучкова и начальника управления по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД по Москве Юрия Девяткина.

Действия полицейских могут образовывать состав преступления по статьям о превышении должностных полномочий (ст. 286 УК), фальсификации доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности (ст. 303 УК) и незаконном сбыте наркотиков (ст. 228.1 УК), считает руководитель юридического департамента фонда «Русь сидящая», бывший следователь Алексей Федяров. По его словам, случаи преследования полицейских за подбрасывание наркотиков «очень редки, но не единичны».

Голунов и его адвокаты заявляли, что после задержания журналист был избит. Во время освидетельствования в больнице № 71 медики обнаружили у него ссадины и гематомы, однако госпитализировать отказались. Если будет доказано, что к задержанному неправомерно применили силу, это тоже может быть основанием для преследования полицейских за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК).

Пресс-служба ГУ МВД по Москве за время расследования дела Голунова успела опубликовать фотографии нарколаборатории в квартире Голунова, а потом признать это ошибкой. Также ведомство сообщало о проверке Голунова на связь с группировкой распространителей наркотиков, отрицало избиение журналиста и нарушения в деле. Сейчас новости о деле Голунова с сайта ведомства удалены, вместо них появляется надпись «новость аннулирована».

Глава отдела по обороту наркотиков УВД ЗАО Андрей Щиров 10 июня в интервью «Настоящему времени» утверждал, что нестыковки в деле Голунова видят «только гражданские», а профессионалу «все понятно». Вечером 11 июня в разговоре с «Дождем» он говорил, что не получал информации о своем отстранении от работы.

8 июня следствие ходатайствовало в Никулинский суд об аресте журналиста. Требования следователя Игоря Лопатина на заседании поддерживал прокурор, называя изоляцию Голунова законной и обоснованной. Судья Михаил Максимов избрал журналисту более мягкую меру пресечения — домашний арест, однако в своем постановлении отметил, что подозрения в отношении него обоснованы.

Руководство прокуратуры пока не комментировало действия своего сотрудника на суде. В деле есть нарушения, на которые надзирающий прокурор должен был обратить внимание, считает Федяров. По его словам, ситуация, когда прокурор видит нарушения закона, но не реагирует на них, может служить основанием для увольнения.

Полицейские — участники дела против Ивана Голунова

Дмитрий Кожанов, оперуполномоченный

Денис Коновалов, старший оперуполномоченный

Игорь Лопатин, следователь

Акбар Сергалиев, оперуполномоченный

Роман Феофанов, оперуполномоченный

Андрей Щиров, начальник отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО

Евгений Машин, начальник следственной части УВД по ЗАО


Будут ли пересмотрены уголовные дела, к которым причастны полицейские УВД по ЗАО?

В заявлении Колокольцева речь не идет об «установленном факте фабрикации» доказательств в деле Голунова, поэтому вопрос о пересмотре других дел тех же оперативников и следователей «автоматом точно не стоит», отметил адвокат Андрей Гривцов.

Прямого императивного обязательства пересматривать другие дела тех же должностных лиц в законе нет, говорит и Абгаджава. «Когда происходят аресты руководителей СК по Москве Дениса Никандрова или Александра Дрыманова (а более мелких следователей берут чаще), их дела никто не пересматривает», — отмечает он. Но адвокат уверен в необходимости проверки других дел группы, которая вела дело Голунова: «В других их делах могут возникнуть те же понятые, те же вещества, такая же упаковка; может выясниться, что наркотики они взяли из каких-нибудь вещдоков».

Кто инициировал дело против журналиста?

В официальных заявлениях главы МВД Колокольцева и официального представителя СКР Светланы Петренко не говорится о заказном характере преследования Голунова. Они не употребляют слово «фальсификация» и не говорят о возможных причинах действий полицейских и наличии заказчика его преследования.

Но «коммерческий заказ» — одна из версий, которую сейчас рассматривают в рамках доследственной проверки по факту необоснованного задержания Голунова, рассказали РБК два источника в силовых структурах. По словам одного из собеседников, не исключено, что в дело был вовлечен «кто-то из коммерсантов», чьи интересы были затронуты расследованиями журналиста.

Голунов — журналист-расследователь. В августе 2018 года он опубликовал расследование о переделе рынка ритуальных услуг. На заседании суда по мере пресечения Голунов связал свое преследование с продолжением расследования о похоронном бизнесе. «Это из-за похоронного бизнеса. Мне поступали угрозы», — заявил журналист.

Речь во второй, пока не опубликованной части расследования идет, в частности, о возможной связи с похоронным бизнесом главы управления УФСБ по Москве и Московской области Алексея Дорофеева и его помощника — подполковника Марата Медоева, сообщало издание «Проект». Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального 11 июня опубликовал расследование о недвижимости Медоева на сотни миллионов рублей.

В чем претензии к «наркотическим» статьям УК?

Наркотические дела — одна из самых массовых категорий дел в России. За прошедший год по ст. 228–234 УК были осуждены почти 90,9 тыс. человек из 658 тыс. Больше осужденных — только за кражи, следует из данных судебного департамента при Верховном суде. При этом основная масса осужденных (более 70 тыс.) — не сбытчики, а те, кто приобретал или хранил запрещенные вещества.

Чаще всего у задержанных за незаконный оборот наркотиков находят именно столько вещества, сколько достаточно для возбуждения уголовного дела, либо ровно столько, чтобы количество образовывало крупный или особо крупный размер. К такому выводу пришел в 2017 году Институт проблем правоприменения, изучив отчетность МВД за 2013–2014 годы. По этим данным невозможно оценить, сколько дел о наркотиках является результатом манипуляций со стороны правоохранительных органов. Но они «ставят вопрос о том, почему, по данным ведомственной криминальной статистики, наркопотребители чаще всего имеют ровно столько марихуаны и гашиша, сколько нужно, чтобы против них было возбуждено уголовное дело», писал тогда автор исследования Алексей Кнорре.

Довольно часто экспертизы, назначаемые по делу, не выявляют у обвиняемого никаких признаков употребления наркотиков, рассказал в беседе с РБК юрист, эксперт Института прав человека Арсений Левинсон. Так было и в деле Голунова: специалист экспертно-криминалистического центра при УВД по ЗАО не нашел ничего в смывах с рук и срезах с ногтей журналиста.

«Подобные противоречия должны быть объяснены на предварительном следствии. Если анализы показали, что человек не употребляет наркотики, — значит, следствие должно объяснить мотив, почему он их хранил. Если, по версии следствия, он готовился их сбывать, это нужно доказывать. Если доказательств нет, дело должно быть прекращено, потому что есть неустранимые сомнения в виновности лица», — говорит Левинсон. На практике это часто не становится для МВД препятствием для преследования человека за хранение или сбыт наркотиков, добавил он.

Огромное количество дел, где экспертизы не находят у обвиняемого наркотиков, кончается обвинительными приговорами, подтверждает Федяров. «Более того, суды воспринимают такие ситуации как доказательство того, что человек — сбытчик. Не употреблял наркотики — значит, хранил не для себя», — пояснил правозащитник.

Как можно исправить ситуацию с «наркотическими делами»?

В Госдуме намерены смягчить законодательство в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков, выяснил «Дождь». 20 июня в Думе пройдет заседание профильной рабочей группы при комитете Госдумы по законодательству, на котором может быть принято решение о внесении законопроекта о смягчении наказания за хранение наркотиков, заявил руководитель группы, единоросс Николай Брыкин.

Законопроект предлагает перевести ч. 2 ст. 228 УК, предусматривающую ответственность за приобретение и хранение наркотиков в крупном размере, из категории тяжких преступлений в категорию преступлений средней тяжести, установив наказание от двух до пяти лет лишения свободы вместо действующей санкции от трех до десяти лет. Кроме того, авторы инициативы предлагают снизить нижний порог санкции по ч. 3 ст. 228 УК, устанавливающей наказание за те же деяния в особо крупном размере, с десяти до пяти лет (верхний порог в 15 лет остается).

О необходимости изменения закона после дела Голунова заявил и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Он опубликовал в Twitter предложения, которые в 2018 году он (на тот момент глава Центра стратегических разработок) направил Колокольцеву. В частности, Кудрин рекомендовал внести поправки в постановления, которые бы позволили «пресечь практики манипуляции» с определением веса изъятых наркотиков. Он предложил изменить норму, по которой в России масса изъятой наркотической смеси приравнивается к чистому наркотику, поскольку в нынешнем виде это положение «уравнивает наказание наркопотребителя и предполагаемого наркоторговца».

Проблема с преследованием по наркотическим статьям не в законе, а в правоприменительной практике, считает первый зампред думского комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов. «Если фабриковать уголовные дела, то никакие статьи Уголовного кодекса не помогут», — говорит он. Несколько показательных наказаний сотрудников правоохранительных органов, которые подбрасывают наркотики, могли бы изменить ситуацию, уверен парламентарий.

«Есть разъяснение пленума Верховного суда, который говорит, что недостаточно для привлечения к уголовной ответственности самого факта изъятия наркотиков. Необходима какая-то иная совокупность доказательств: свидетельские показания, наличие оперативно-разыскных материалов, результаты биохимии», — отметил зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн. Еще одна проблема, по мнению депутата, в сохранении палочной системы. «Никто сегодня не заинтересован в уничтожении наркомафии как таковой, поскольку [с полицейских] спрашивается определенный результат, превышающий показатель предыдущего периода», — заключает он.

«Необходимо уйти от палочной системы в борьбе с наркотиками», — заключает он.

Авторы: Маргарита Алехина, Елизавета Антонова

При участии: Дмитрий Серков, Евгения Кузнецова, Наталья Галимова

https://www.rbc.ru/society/12/06/2019/5 … rom=center

0

68

Голунов объяснил решение не пойти на митинг в свою поддержку

Спецкор «Медузы» Иван Голунов не вышел на несанкционированный марш в его поддержку 12 июня, так как решил не провоцировать задержания, объяснил он в интервью Ксении Собчак

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/9/47/755605210388479.jpeg
Иван Голунов (Фото: Андрей Любимов / РБК)

Журналист Иван Голунов рассказал в первом интервью после освобождения, которое вышло на YouTube-канале Ксении Собчак в пятницу, 14 июня, об отношении к несанкционированной акции в свою поддержку. По словам Голунова, изначально у него было желание присоединиться к протестующим и «выразить им благодарность» за оказанную поддержку.

«Это был первый момент, когда я зашел в интернет, увидел, что происходит марш. Я понял, что мне нужно оказаться там, сказать спасибо всем этим людям. У меня была эмоция выйти сказать всем спасибо», — подчеркнул журналист, добавив, что до этого ему казалось, что марш должен был проходить в другой день.

Однако уже на выходе на улицу Голунова остановили, отметил он. «Это же был несанкционированный митинг… Там все говорили, что мы просто стоим, мы просто гуляем. Мне сказали, что, если я появлюсь, люди сконцентрируются каким-то образом вокруг меня и это может быть началом, толчком к задержаниям, к какому-то винтилову. Винтилово произошло и без этого… Но я решил, что, так как я не понимаю ничего про свою безопасность, я уж не хотел точно подставлять других людей», — объяснил он.

Комментируя нежелание организаторов акции 12 июня встретиться с представителями мэрии, Голунов выразил мнение, что «нам всем не хватает диалога, <...> потому что власть защищается от нас, мы защищаемся от власти». «Мы зашли в какую-то такую ситуацию, когда мы друг от друга защищаемся… Все немножко закрываются в свой кокон и не хотят ни с кем договариваться», — пояснил он.

Голунов признался, что опасается за собственную безопасность, «потому что не очень понятно, что чувствуют сейчас оперативники, которые не знали, что так может все обернуться». «Даже у меня не было такой фантазии, что так может все произойти», — добавил он. Журналист отметил, что очень хотел бы вернуться к своей прежней жизни, «спокойно ездить в метро и писать заметки».

Голунов назвал имя полицейского, который наносил ему удары после задержания по ложному обвинению — Максим Уметбаев. Оперативник дважды ударил его кулаком в висок, а когда журналист упал, наступил на него ногой. Это произошло в наркодиспансере, куда Голунова привезли из УВД по ЗАО Москвы для медицинского освидетельствования.

Отвечая на вопрос Собчак о возможных заказчиках дела против него, журналист рассказал, что в последнее время занимался расследованием рынка ритуальных услуг, который в Московском регионе контролируют силовики, в частности, люди, близкие к УФСБ по Москве и Московской области.

Голунов отметил, что получал угрозы в свой адрес, в первый раз перед выходом первой части этого расследования, рассказал он. «Это звучало как какие-то неприятные штуки. Мне говорили, что очень не нравятся кому-то твои вопросы и так далее. Была фраза о том, что «на кладбище много свободных мест», — отметил журналист.

Кроме того, продолжил спецкор «Медузы», недавно у него вышел текст про высокопоставленных чиновников из России, связанных с микрокредитами. «Эта заметка вышла, но там люди немножко странные, они могли обидеться. С другой стороны обычно после выхода расследований кулаками никто не машет и предпринимать какие-то активные действия можно только из чувства мести каким-то странным людям», — рассуждал он.

12 июня, в День России, в Москве прошел несанкционированный марш в поддержку Ивана Голунова. В числе организаторов акции был бывший коллега Голунова по «Медузе», журналист и муниципальный депутат Илья Азар. Накануне акции Азар сообщил в своем аккаунте в Facebook, что получил предложение обсудить акцию от мэрии Москвы, однако отказался делать это за закрытыми дверями. После освобождения Голунова 11 июня часть журналистов отказалась от планов выходить на марш. «ОВД-Инфо» сообщало о задержании более 500 человек по итогам акции. По официальным данным, были задержаны более 200 человек.

Автор: Елизавета Антонова

https://www.rbc.ru/politics/14/06/2019/ … =from_main

0

69

Глава СЖР пригласил Голунова на митинг в его поддержку

Пока неизвестно, как ответил Голунов на это предложение

Председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев считает, что журналисту «Медузы» Ивану Голунову следует прийти и выступить в воскресенье на митинге в Москве на проспекте Академика Сахарова.

«Этот митинг очень важен для всего журналистского сообщества. Нам нужно поговорить о том, как нам жить дальше, как развивать гражданское общество. И было бы очень хорошо, если бы на нашем митинге появился герой этих дней — Иван Голунов», — сказал Соловьев «Интерфаксу».

Соловьев пока не знает, как ответил на это приглашение корреспондент «Медузы».

Согласованный с властями митинг в поддержку Голунова состоится 16 июня. Заявленная численность участников мероприятия — 20 тысяч человек. Лозунг этого мероприятия был изменен с «поддержки журналиста Голунова» на «Закон и справедливость для всех».

https://www.bfm.ru/news/416889

0

70

Как прошел митинг «Закон и справедливость для всех»?

Текст: Дмитрий Гаврилов

Иван Голунов на проспект Сахарова не пришел, но там был Сергей Полонский, а журналисты насчитали меньше участников, чем правоохранители

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/16/golunov.jpg
Фото: Андрей Никеричев/АГН «Москва»

Журналист «Медузы» Иван Голунов отказался от участия в акции, состоявшейся 16 июня, которая изначально планировалась в его поддержку. Митинг начали готовить, когда Иван еще был под домашним арестом, а уже после его освобождения организаторы митинга, союзы журналистов России и Москвы, изменили лозунг мероприятия. Акцию согласовали со столичными властями.

По оценкам журналистов, на проспект Сахарова пришли до 600 человек. По сведениям МВД, более полутора тысяч. Собралась довольно пестрая публика: журналисты, студенты, представители ветеранских организаций, а также завсегдатаи политических акций, от сторонников Навального до сталинистов. Говорили об ответственности руководителей. «Власть — это наркотик» было написано на растяжке, которую держал Борис, работающий администратором в кафе.

«Некоторые люди не могут справиться с соблазном, который получают при занятии определенных должностей, и начинают использовать эти силы против закона в своих личных интересах — как наркотик, для кайфа собственного. Поэтому я считаю, что некоторые люди просто не способны выдерживать ощущение от власти».


Со сцены потребовали отпустить из-под ареста главного редактора РИА Новости Украина Кирилла Вышинского. В толпе рядом с баннером «Свободу Вышинскому» стоял коллега журналиста Владимир Сачко, которому на Украине тоже грозит тюрьма.

«В Украине меня преследуют по этому же делу. За статьи именно в РИА Новости мне предъявлено обвинение в сепаратизме, поэтому не прийти сюда я не мог по той простой причине, что для меня дело Голунова и дело Вышинского как чистейший произвол властей в отношении свободы слова — дела одной крови, одной наглости, одного цинизма в исполнении властей, что российских, что украинских. Это не имеет никакого значения. Природа власти — хватать, цеплять, не пускать и не давать, она, видимо, везде одинаковая, везде держимордовская, злокозненная».


Один из организаторов митинга, главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев со сцены напомнил, что в случае с Голуновым власть решила проявить инициативу.

Павел Гусев
главный редактор и владелец газеты «Московский комсомолец»

«Мы сумели создать обстановку, когда власть пошла нам навстречу, и она сама изменила ситуацию. Мы считаем, что власть должна с журналистами работать в рамках закона. Журналисты работают в рамках закона».


Журналист Екатерина Винокурова считает, что нужно менять статью 228 Уголовного кодекса, по которой полиция арестовала Ивана Голунова.

Екатерина Винокурова
журналист

«У меня была ситуация, когда мне самой чуть не подкинули наркотики, притом что я готова сдать тест на наркотики вообще в любой момент. Я не употребляю наркотики. При этом, к сожалению, в отличие даже от статьи типа 148 об оскорблении верующих (статья 282), в ситуации если вам просто физически подкинули пакет с наркотиками, вы ничего уже не сможете сделать, ваша защита уже не сможет сделать ничего. Очевидно, что в нынешнем виде эта статья не работает».


Винокурова сообщила, что на акцию не смог прийти Голунов. Его звали, но непонятно, хотел ли он прийти на Сахарова. На несогласованное шествие 12 июня он тоже не вышел. Неожиданным стало появление в толпе Сергея Полонского, экс-главы Mirax Group. Предприниматель считает, что журналистам, бизнесменам и всем-всем нужно объединиться, чтобы вместе предотвратить заказные уголовные дела.

Сергей Полонский
экс-глава Mirax Group

«По-другому эту войну с беспределом, с теми людьми, которые нарушают закон, которые подкидывают наркотики, которые возбуждают незаконные уголовные дела, [не выиграть]. Каждый год в отношении предпринимателей возбуждается 450 тысяч уголовных дел. У нас столько предпринимателей нет в России! Западный округ (Западный административный округ Москвы. — Ред.) — это те негодяи, которые возбудили в 2011 году против меня уголовное дело (которое заключалось в том. — Ред.), что я создал компанию — 4,5 млрд долларов в десяти странах мира, чтобы украсть 103 построенные квартиры. Если бы вы, журналисты, десять лет назад вышли, то не посадили бы Голунова. Всех нужно уволить из этого Западного округа!»


В конце митинга собравшиеся одобрили резолюцию с требованием провести проверку по делу Голунова и привлечь к ответственности виновных в его незаконном преследовании, а также пересмотреть ту самую «наркотическую» статью и создать новый регламент работы между журналистами и силовиками.

Один из инициаторов несогласованного марша 12 июня, спецкор «Новой газеты» Илья Азар назвал акцию на проспекте Сахарова митингом-фейком. Он считает, что организаторы так или иначе связаны с Кремлем. Алексей Навальный в своем Twitter утверждает, что около половины участников были привезенными бюджетниками.

https://www.bfm.ru/news/416954

0

71

В Махачкале проходят одиночные пикеты в поддержку Абдулмумина Гаджиева

Редактора отдела «Религия» издания «Черновик» задержали 14 июня по подозрению в финансировании терроризма

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/16/abdulmumin-gadzhiev.jpg
Фото: скриншот видео Caucasian Knot/YouTube

В Махачкале 16 июня проходят одиночные пикеты в поддержку задержанного редактора издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева. Его подозревают в финансировании терроризма.
Советский райсуд столицы Дагестана отложил на двое суток рассмотрение ходатайства об избрании Гаджиеву меры пресечения, поскольку оглашенных сведений недостаточно для принятия решения. Пока Гаджиев останется в СИЗО.

Сотрудники следственного управления СК по Республике Дагестан 14 июня задержали редактора отдела «Религия» издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева и провели обыски в его доме.

Параллельно были задержаны Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев. Всех троих подозревают в финансировании террористической деятельности. Ризванов ранее был судим по той же статье и вышел на свободу в прошлом году. Он собирал и перечислял деньги террористам.

Сам Гаджиев заявил в суде, что невиновен и не знаком ни с кем из приписываемых ему подельников. По его словам, у него одна-единственная банковская карта, все операции по которой легко отследить.

В издании «Черновик» сравнили ситуацию с задержанием Ивана Голунова. По мнению коллег, Гаджиеву пытаются вменить абсурдное обвинение.

«Мы будем требовать снять с Гаджиева все абсурдные обвинения и требовать привлечь к ответственности тех, кто откровенно выдумывает обвинения и формирует пустые уголовные дела, ломающие людям судьбы», — отмечается в публикации на сайте издания.

Старейшего сотрудника редакции «Черновика» Гаджиева подозревают на основании показаний одного из задержанных. В суде он сознался, что оговорил журналиста под пытками, рассказал спецкор «Черновика» Магомед Магомедов.

— Всегда за время существования наша газета в основном занималась освещением антикоррупционной деятельности. Были разные столкновения с правоохранительными органами. В 2008 году было возбуждено уголовное дело в отношении уже пятерых сотрудников. Якобы мы разжигаем ненависть в отношении сотрудников правоохранительных органов. Мы были полностью оправданы судом. Уверены, что мы сможем доказать невиновность Абдулмумина Гаджиева. Сегодня суду был представлен один из свидетелей обвинения, по показаниям которого был задержан Абдулмумин Гаджиев. Это Кемал Тамбиев. Он был доставлен из Москвы в Махачкалу. Он тоже был задержан в пятницу. На лице его видны гематомы, ссадины. В суде Кемал Тамбиев заявил, что он оговорил Абдулмумина Гаджиева под пытками.

— Гаджиев не подвергался никаким насильственным действиям?

— Сам Гаджиев нет, не подвергался. Помимо того, что он является редактором отдела религии газеты «Черновик», он достаточно хорошо известный в республике эксперт в области исламской экономики. Достаточно громкое для дагестанского и вообще северокавказского исламского мира имя. Он аспирант математического факультета.


В 2011 году основателя газеты «Черновик» Хаджимурада Камалова расстрелял киллер. Правоохранители связывали это убийство с профессиональной деятельностью погибшего. Следствие продолжается до сих пор.

https://www.bfm.ru/news/416956

0

72

«История с Голуновым придала дополнительных сил». В Калининграде проходят пикеты в поддержку Игоря Рудникова

Главного редактора издания «Новые колеса» обвиняют в вымогательстве 50 тысяч долларов. Журналист находится в СИЗО уже 19 месяцев

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/16/igor-rudnikov.jpg
Игорь Рудников. Фото: Виталий Невар/ТАСС

В Калининграде проходит акция в поддержку задержанного журналиста — главного редактора издания «Новые колеса» Игоря Рудникова. Он обвиняется в вымогательстве 50 тысяч долларов у главного следователя по Калининградской области Виктора Леденева.

Якобы тот просил журналиста оставить его в покое после публикаций о роскошном особняке на берегу озера, где проживал генерал. Леденев позже заявлял, что дом не его, а московского друга-бизнесмена, хотя и признал, что не только проживал в особняке, но и занимался его постройкой, отделкой и меблировкой.

По версии следствия, журналист согласился больше не печатать компромат и выдвинул условия: переквалифицировать на более тяжкую статью о групповом вооруженном покушении на его жизнь в 2016 году и 50 тысяч долларов.

Посредником в переговорах о взятке был заместитель полпреда по СЗФО Александр Дацышин. В этой истории также фигурируют генерал МВД Евгений Мартынов и губернатор Псковской области Михаил Ведерников.

При задержании и обыске Рудникова избили, ему вызывали скорую. Гособвинитель запросил для Рудникова десять лет колонии строгого режима, для Дацышина — восемь. Оба подсудимых настаивают на своей невиновности. Их адвокаты и коллеги считают, что в деле много нестыковок и противоречий.

По словам коллеги Рудникова, журналиста издания «Новые колеса» Алексея Малиновского, это сам Леденев предлагал главреду деньги за молчание. Журналист уже 19 месяцев в СИЗО. За год до ареста на жизнь Игоря Рудникова покушались, рассказывает Малиновский.

Алексей Малиновский
журналист издания «Новые колеса»

«На него напали двое неизвестных и нанесли ему пять ударов ножом. Он остался жив только благодаря экстренной медицинской помощи. На скамье подсудимых оказался только один из двух киллеров — бывший сержант-омоновец Алексей Каширин. Каширину дали сначала полтора года колонии-поселения. Игорю Рудникову удалось обжаловать приговор, и в итоге Каширина приговорили к девяти годам строгого режима. Рудников стал требовать, чтобы Следственный комитет нашел заказчика преступления. Но Следственный комитет препятствовал расследованию этого дела. Рудников начал писать жалобы на руководителя Следственного комитета Виктора Леденева. Поскольку все эти жалобы Рудникова в вышестоящие инстанции создавали большие проблемы Леденеву, он попытался фактически подкупить журналиста. Но Рудников брать деньги отказался. Леденев притворился жертвой вымогательства и, пообещав передать документы Рудникову, подсунул в папку с документами меченые доллары и вручил эту папку даже не Рудникову, а его помощнице. Сам Рудников в это время вообще находился дома. Все это время каждые два месяца люди выходили на согласованные митинги в поддержку Игоря Рудникова. Сейчас, накануне суда, в центре Калининграда прошла серия одиночных пикетов. История с Голуновым, конечно, придала дополнительных сил».


Приговор Игорю Рудникову должны вынести 17 июня.

https://www.bfm.ru/news/416949

0

73

СМИ: суд не нашел состава преступления в деле калининградского журналиста Рудникова

Дело переквалифицировано с «вымогательства» на «самоуправство», статья не предусматривает лишения свободы

Московский районный суд Петербурга не нашел состава преступления в деле журналиста Игоря Рудникова, квалифицируемого как вымогательство, и переквалифицировал его на статью о самоуправстве (статья 330 УК), передает корреспондент «Медиазоны».

Судья еще не закончил читать приговор журналисту, но теперь обе статьи, вменяемые Рудникову, не предусматривают лишения свободы.

Рудникова обвиняли по пункту «б» части 3 статьи 163 УК (вымогательство в целях получения имущества в особо крупном размере) и статье 330.2 УК (неисполнение обязанности по подаче уведомления о наличии иностранного гражданства).

Ранее, 6 июня, прокуратура попросила приговорить Рудникова к десяти годам колонии строгого режима.

По версии следствия, Рудников требовал от главы калининградского управления Следственного комитета Виктора Леденева заплатить ему 50 тысяч долларов. В случае отказа он грозил опубликовать в своей газете «Новые колеса» «позорящие сведения» о генерале. Защита журналиста настаивала, что уголовное преследование Рудникова связано с его профессиональной деятельностью и статьями о коррупции в Следственном комитете.

https://www.bfm.ru/news/417014

0

74

Суд освободил журналиста Игоря Рудникова, расследовавшего коррупцию в Калининграде

Его обвиняли в вымогательстве у главного следователя по Калининградской области Виктора Леденева, обвинение требовало десять лет колонии строгого режима. Ранее в Калининграде прошла акция в поддержку журналиста

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/17/tass_23867850.jpg
Игорь Рудников. Фото: Виталий Невар/ТАСС

Обновлено в 12:46

Суд освободил калининградского журналиста Игоря Рудникова, переквалифицировав вменяемую ему статью о вымогательстве на «самоуправство». Московский районный суд Петербурга не нашел состава преступления в деле журналиста, сообщает корреспондент «Медиазоны».

Игоря Рудникова обвиняли в вымогательстве 50 тысяч долларов у главного следователя по Калининградской области Виктора Леденева. Обвинение требовало для Рудникова десять лет в колонии строгого режима. 16 июня в Калининграде прошла акция в поддержку журналиста.

Рудников был главным редактором калининградского оппозиционного издания «Новые колеса». Журналиста задержали 1 ноября 2017 года. В начале этого года Роскомнадзор добился закрытия «Новых колес».

Виктор Леденев стал руководителем Следственного управления СКР по Калининградской области в 2013 году, до этого он возглавлял Следственное управление СКР в Чечне. Уже через четыре года журналисты издания Рудникова нашли у генерала четырехэтажный особняк в элитном районе города.

Сам Леденев во время следствия постоянно менял показания, а в деле очень много нестыковок, говорит адвокат Рудникова Анна Паничева.

Анна Паничева
адвокат

«Этот генерал в судебном заседании заявил, что угроз ему и требований не было. Для квалификации деяния по статье 163 «вымогательство» требуется, чтобы одновременно была и угроза, и требование. На следствии он менял показания. Генерал объясняет нам в суде, и на следствии он говорил: «Я все ждал и ждал, когда ходоки придут и будут там что-то просить». И, говорит, я так и не дождался ходоков, пришлось самому начинать действовать. В конце концов он выходит на Дацышина, бывшего заместителя полномочного представителя президента в Северо-Западном округе, и просит как-то посодействовать, чтобы больше публикаций не было. Дацышин, который является подсудимым по этому же делу и которому прокурор предложил назначить восемь лет, рассказывает, что, когда он поговорил с Рудниковым, Рудников говорил: «Уже поздно, все опубликовано, больше ничего нет». — «А какие у тебя требования?» — «Чтобы расследовали дело правильно, чтобы привлекли к уголовной ответственности всех лиц, которые покушались на мое убийство, поскольку мне и моим журналистам продолжают поступать угрозы». И, по словам Дацышина, в конце Рудников сказал: «Пусть еще он мне возместит, я столько денег потратил на расследование этого дела, 50 тысяч долларов». Рудников это категорически отрицает. Когда я с ним разговаривала, спросила, может быть, действительно так было. Он говорит: «Поверьте, Анна Ильинична, мне не нужно было никому платить, люди приходили и сами все сообщали». Законных оснований для вынесения обвинительного приговора нет. На самом деле, знаете, чему посвящено огромное, большое обвинительное заключение? Тому, что публикации не соответствуют действительности и порочат этого генерала. Но это же речь о клевете. Но наш потерпевший отказался предъявлять иск о защите чести и достоинства, отказался привлекать по делу о клевете. Он не может доказать, что это клевета. Но все обвинительное заключение посвящено именно этому. Про вымогательство тут даже говорить нельзя и вообще ни про какое другое преступление. Тут есть недовольный генерал, все резервы государства, которые использованы для того, чтобы наброситься вот на этого журналиста. Его задерживали с повреждением руки, с сотрясением мозга и так далее, как будто он террорист».


Впервые на Рудникова подали в суд в 1996-м, когда «Новые колеса» только появились. Следствие началось после статьи о трате бюджета на строительство дорог в регионе. Тогда дело быстро закрыли, а замгубернатора области ушел в отставку.

Спустя два года на Рудникова впервые напали. Двое неизвестных с арматурой и гаечным ключом набросились на журналиста в подъезде его дома. Нападавших так и не нашли.

Второе покушение на Рудникова произошло в 2016 году прямо в центре города. В кафе, куда многие пришли на обед, двое неизвестных нанесли журналисту пять ножевых ранений и скрылись. Расследование нападения велось с нарушениями, а попытки добиться справедливости стали началом конфликта с главой регионального СК Виктором Леденевым, рассказывает коллега Рудникова Алексей Малиновский.

Алексей Малиновский
журналист издания «Новые колеса»

«На скамье подсудимых оказался только один из двух киллеров — бывший сержант-омоновец Алексей Каширин. Каширину дали сначала полтора года колонии-поселения. Игорю Рудникову удалось обжаловать приговор, и в итоге Каширина приговорили к девяти годам строгого режима. Рудников стал требовать, чтобы Следственный комитет нашел заказчика преступления. Но Следственный комитет препятствовал расследованию этого дела. Рудников начал писать жалобы на руководителя Следственного комитета Виктора Леденева».


Рудникову 53 года, с 1990-х он известен расследованиями о коррупции среди калининградских чиновников. Рудников был депутатом калининградской областной думы четырех созывов, каждый раз он избирался как самовыдвиженец. В середине ноября 2017-го Рудникова лишили мандата калининградской облдумы.

https://www.bfm.ru/news/417008

0

75

Раскол в нигилистах: непримиримые против соглашателей. Комментарий Георгия Бовта

Каков общий знаменатель у прошедшего 16 июня в Москве митинга «Закон и справедливость для всех» и отказа Нюты Федермессер баллотироваться в Мосгордуму?

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/14/tass_440259_1.jpg
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В Москве 16 июня прошел согласованный митинг «Закон и справедливость для всех». Заявку на него подали в связи с делом Ивана Голунова. Объединить тех многих, кто поддержал журналиста, в результате акции не получилось.

По официальным данным, на нее вышли всего около полутора тысяч человек. Некоторые же участники и организаторы несогласованного митинга 12 июня назвали воскресную акцию фальшивкой. За день до митинга, 15 июня, с выборов в Мосгордуму снялась глава благотворительного фонда «Вера» Нюта Федермессер. Что общего между двумя этими событиями?

Едва Нюта Федермессер объявила о намерении баллотироваться по округу, где она живет и работает, как против нее началась кампания давления со стороны тех, кого можно назвать «непримиримой оппозицией».

Дескать, она перешла дорогу соратнице Алексея Навального Любови Соболь, а потому является соглашателем с властью. Виртуальное «партбюро» «непримиримых» смачно разбирало «личное дело гражданки Федермессер», заталкивая ее под фейсбучное улюлюканье в резервацию для нерукопожатных. И нервы у нее сдали.

Такие факторы, как приобретение политического веса для продвижения по мере реальных возможностей того важного дела, которому Федермессер отдает все свои силы, а именно паллиативной медицины, «непримиримыми» не рассматриваются. Потому как какая может быть паллиативная медицина, пока не свергнут «кровавый режим».

«Преступен», мол, сам по себе диалог с властью. Непонятно, зачем же тогда та же Соболь так стремится в Мосгордуму, там ведь без диалога никак. Шла бы сразу в бомбистки, как радикальные народовольцы ХIХ века.

Впрочем, политический «большевизм» признает только ту логику, которая ему выгодна. Тем более что, судя по ее программе, городскими проблемами, тем более скучной «социалкой», Соболь заниматься не собирается. Мосгордума — это лишь трибуна для обличения «кровавого режима».

То же самое и с воскресным митингом. Он был спешно согласован мэрией 11 июня, меньше чем за положенные десять дней и явно в противовес несогласованной акции 12 июня, в результате которой было задержано более 500 человек.

Организаторов воскресного митинга «непримиримые» тоже обвинили в соглашательстве. Возможность использовать хотя бы такую трибуну, чтобы продвигать идеи «умеренной оппозиционности», подавалась как «предательство» интересов свободы.

Оппозиция опять раскололась, выставив себя для широкой публики скорее политическими клоунами, нежели серьезным движением, способным влиять на политическую повестку. Раскол в нигилистах выразился даже в том, о какой численности митинга писали те или иные информресурсы.

ГУВД Москвы сообщило о численности в 1600 человек. Ровно столько, во сколько оценили численность несогласованной акции 12 июня. Оппозиционные издания говорили чуть ли не о 500 участниках.

На мероприятии были замечены в небывалом для таких случаев количестве камеры федеральных телеканалов, да и на трибуне появлялись ведущие политических ток-шоу, чтобы напомнить о судьбе сидящего в украинской тюрьме российского журналиста Кирилла Вышинского.

На воскресный митинг все же пришли те, кому было что содержательно сказать с трибуны. И по части требований относительно правил проведения массовых акций и работе на них журналистов, и по поводу конкретных случаев беззакония со стороны силовиков. Так что, на мой субъективный взгляд, даже несмотря на известный конформизм в поведении некоторых организаторов данного мероприятия, не стоит считать его полностью бессмысленным.

Это все напоминает спор между большевиками и меньшевиками об участии в работе Государственной думы в начале ХХ века. Ленин резко обрушивался на «соглашателей», призывая к бойкоту. Ему и другим радикалам удалось взять верх. Россия пошла по пути революции. На сей раз покамест все будет куда скучнее. Соратницу Навального Любовь Соболь, мне почему-то кажется, либо не допустят до выборов, забраковав подписи в ее поддержку, либо она их проиграет. Федермессер с ее гуманитарными идеями в Мосгордуме не будет. На ее место уже объявился другой кандидат — бывший футболист Булыкин. Логично, если он и станет «московским законодателем».

Власти сами сделали фактически невозможным легальный оппозиционный процесс, если не считать таковым всякие симулякры. Созданы предельно жесткие условия для организации легального мирного протеста. Даже тех, кто встает в одиночные пикеты, которые вообще не требуют согласования, и то порой винтят. Протест словно сознательно выдавили в «незаконную» сферу. Так что нечего удивляться, что теперь всякая согласованная акция вызывает подозрение у многих как «соглашательская». Клапан для выпуска пара перекрыт. Что бывает в таких случаях? Ответ — в школьном учебнике по физике.

https://www.bfm.ru/news/416819

0

76

Дам в рыло, и ничего мне не будет

Сказал гвардеец гражданину России

два дня назад в 19:10

Журналисты вышли на улицу в защиту журналиста Голунова, а простой народ привычно обиделся: «Вот! За своего вы заступаетесь, а за простого человека — нет!»

Да, простых людей сажают чаще, чем журналистов. Может быть, потому, что простых людей гораздо больше. И когда простого человека сажают несправедливо, хотелось бы спросить:

— Граждане простые люди, вас 110 миллионов (взрослых, имеющих право голоса). Почему вы не заступаетесь за своего — за простого человека? Ждёте, чтоб вас организовали? чтоб подогнали вам автобусы, отвезли на акцию протеста и немножко заплатили? Ждите.

https://static.mk.ru/upload/entities/2019/06/16/19/articles/detailPicture/94/5e/b7/de/8688906cb8027ff4aa1ec8d6335e72b8.jpg
Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

У вас есть замечательная Конституция, где перечислены ваши прекрасные права. Почему вы ею не пользуетесь? Посмотрите: президент, всякий раз вступая в должность, кладёт на неё, допустим, руку и обещает свято исполнять — вот какой это важный документ.

В Конституции России статья 22 гласит: «Заключение под стражу допускается только по судебному решению».

А потом случается Всемирный экономический форум в Питере, где президент России и как бы его команда рассказывают богатейшим людям планеты, какой у нас тут прекрасный инвестиционный климат.

Например, встал перед мировой бизнес-элитой генеральный прокурор нашей Родины и предложил: «Кардинально менять вопрос о полномочиях прокурора. Использовать модель, которая была в Советском Союзе: прокурор арестовывает, а его действия обжалуются в суд. И суд отстранен от участия в процессе ареста».

С точки зрения карательных органов предложенная «поправка» очень полезна. С момента ареста до рассмотрения жалобы в суде может пройти неделя, а может и месяц, хотя арестанта легко за пять минут убедить признаться (есть такие способы). Но ведь прокурор выступал не перед МВД, ФСБ, СК и т.п., а перед настоящими бизнесменами, которые хотят строгого и стабильного (неизменного) соблюдения законов. И на первом месте у них у всех (особенно западных) — Конституция. В США, например, каждый день стоят очереди в Национальный архив — это школьников со всей страны везут посмотреть на оригинал Конституции, на священный документ. Тамошний прокурор не отважился бы…

Не хочется огорчать нашего генерального прокурора, но «кардинально изменить» 22‑ю статью Конституции (и вообще первые 64 статьи) не может ни Дума, ни Совет Федерации, ни президент — таков закон.

Добавим (хоть это и мелочь), напрасно прокурор сослался на «модель Советского Союза». В СССР суд вообще не имел права рассматривать и тем более отменять решение прокуратуры об аресте. Хотим вернуться?

До 2002 года арест был в руках прокуратуры. Арестовывали тогда от 360 тысяч до 400 тысяч в год. С 2002‑го вопрос об аресте решает суд. В 2017‑м арестовано 113 тысяч, в 2018‑м — 102 тысячи. Это не проценты, это в три с лишним раза меньше людей попали в тюрьму до приговора, до решения: виновен или нет. За семнадцать лет (с 2002 года) несколько миллионов людей избежали опасности без вины попасть в камеру, в пресс-хату, быть избитым или даже убитым в результате многократного неудачного падения с кровати.

Арестант гораздо быстрее соглашается расстаться с деньгами и с убеждениями. Перед ним примеры многочисленных покойников: Магнитский, Алексанян, Евдокимов, Пшеничный… У последнего обнаружились ожоги во рту — видимо, некоторые самоубийцы, перед тем как повеситься, суют себе в рот кипятильник.

Прокуроры, которые по просьбе своих товарищей следователей требуют ареста, сами мало верят в справедливость этого. Вот статистика: в 2018 году прокуроры обжаловали только 5% судебных отказов в аресте. Чтобы было понятно, о каком числе граждан идёт речь, сообщаем: суд отказался заключить под стражу 12 тысяч человек в 2017 году и 11 тысяч в 2018‑м. Эти тысячи людей, их жёны, дети, родители, наверное, были благодарны суду за отказ в аресте, но их благодарность не попадает в газеты, в новости, в телевизор.

Постоянно утверждается, что в России ничтожен процент оправдательных приговоров. Это все выучили наизусть. Но есть статистика, о которой упоминают редко. В 1999‑м в тюрьмах и зонах содержались 1 060 000 (один миллион шестьдесят тысяч) человек. Сейчас — 546 тысяч. Вдвое меньше.

Кто-то, может, этому рад, но только не силовики. Каждый заключенный увеличивает бюджет ФСИН, каждый освобожденный лишает систему доходов. Вот и считайте, сколько потеряло тюремно-лагерное ведомство от того, что зэков стало вдвое меньше. Что ли, Следственный комитет и прокуратура стали вегетарианцами, человеколюбцами? Нет, это суды стали вдвое меньше сажать.

* * *

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин (один из наиболее уважаемых чиновников России) на Всемирном форуме в Питере — борясь за привлечение инвестиций — заявил: «У меня любимое произведение — «Дубровский». Все же помнят романтическую историю между Машей и Дубровским. В романе помещик Троекуров подкупил судью и забрал поместье у соседа, и там большие последствия потом были, бунтовщики были. Подобные ситуации и сейчас встречаются в России. (Неужели? Что-то мы бунтовщиков не видим. — А.М.). Больше 55% бизнесменов не доверяют нашей судебной системе, две трети считают ее зависимой и необъективной».

Пушкинисту Кудрину решимся напомнить не про Машу и Дубровского, а про Марфушку, которая (в стихах Пушкина) ответила Антипьевне на её упрёки в пониженной социальной ответственности:

Молчи ж, кума: и ты, как я, грешна,
А всякого словами разобидишь;
В чужой гм-гм соломинку ты видишь,
А у себя не видишь и бревна.
                     (Канонический текст стихотворения читатели могут найти в собрании сочинений поэта.)

Почему Кудрин начинает с конца? Он говорит о недоверии к суду, а Следственному комитету бизнесмены доверяют? А прокурорам доверяют? Дело в суд поступает от следователей и прокуратуры, доказавших, по их мнению, вину подсудимого. И суду приходится возражать этим могущественным государственным структурам, возражать государству. Присяжным легче — они не связаны «государственной солидарностью». И действительно, суды присяжных выносят оправдательный вердикт в разы чаще, чем обычные суды. Это вызывает недовольство системы.

Год назад районные суды начали рассматривать дела с участием присяжных. Через полгода председатель Мосгорсуда огорчалась в интервью: «Сразу отмечу, что каждый второй вердикт — оправдательный. О чём это говорит? Безусловно, о сильной работе защиты, но и о низком качестве сбора и представления доказательств стороной обвинения. Следователи, увы, разучились собирать и анализировать доказательства».

Это её «увы» чрезвычайно красноречиво. Это «увы» выражает явную досаду по поводу большого числа оправдательных приговоров. Но настоящий судья должен сожалеть только о несправедливых и незаконных решениях… Судья, недовольный оправданием, похож на врача, который недоволен выздоровлением. Больной выздоровел и перестал платить и доктору, и за лекарства.

Заметьте, как радикально простые люди присяжные влияют на статистику приговоров. Это такая народная медицина в судебной сфере. А ведь многократный рост оправдательных приговоров произошёл без замены кадрового состава судейского корпуса. Судьи-то остались те же.

КУДРИН. У нас нет стабильных правил, нет справедливости в соблюдении этих правил. Я мог бы и другие проблемы назвать, которые структурно не решаются, институциональные проблемы, и поэтому у нас потенциал роста не растет. Вот, например, суд — кадровый потенциал судов ухудшается.

А кадровый состав следователей? А кадровый состав прокуроров? А кадровый состав депутатов, губернаторов, министров? А кадровый состав России?

В День России на несанкционированное шествие вышло 2 тысячи человек. Забрали (некоторых очень жёстко, с побоями) около 500. Значит, если бы вышли 2 миллиона, то забрали бы 500 тысяч? Нет, ноль. Тут работает не школьная, а политическая арифметика. Выйди на улицы Москвы два миллиона простых людей, те же самые менты превратились бы в ангелочков, помогали бы старушкам нести транспарант. (Да 500 тысяч и посадить некуда.)

Простые люди, ау! Почему вы не вышли на защиту ограбленных пенсионеров? Почему вы не вышли на защиту ограбленных дальнобойщиков? А ведь фуры многокилометровыми колоннами выстроились на дорогах…

Выходили простые учителя — их не поддержали простые врачи. Выходили врачи — их не поддержали учителя. Выходили люди, задыхающиеся от горящей свалки, но соседи (которые пока не задыхаются) не вышли — просто, чтобы поддержать.

…Когда вы недовольны: почему, мол, журналистам привилегии? почему их нельзя трогать на митингах? почему… Да потому, что когда выходят врачи, то единственный, кто идет рядом, — это журналист.

Врач идет в борьбе за свою зарплату, а журналист идет с ним рядом, чтобы об этом стало известно.

Жестокий разгон видели все, кто вообще хочет видеть, что происходит в стране. Попадёте под раздачу, попробуйте успеть спросить «космонавта»: «Эй, солдат, где твой генерал? Летит на собственном самолёте на собственный остров, где пришвартована его яхта? Эй, солдат, где твой полковник? Покупает ещё одну квартиру, чтоб спрятать еще миллиард наличными?»

Где были храбрые чекисты, когда в 1991‑м совершенно безоружные демонстранты на Лубянке валили Железного Феликса? Сидели тихо как мыши, жгли документы.

Александр Минкин

[i]Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27998 от 17 июня 2019[/i

https://www.mk.ru/politics/2019/06/16/d … AC57XI0Pol

0

77

Кто заказал Голунова? Связь ФСБ и московской мафии

11 июня 2019

АВТОР
Алексей Навальный
политик

«Эхо Москвы» публикует данное расследование — выводы вы можете сделать сами.

https://echo.msk.ru/blog/corruption/2443429-echo/

0

78

«Второе дно» дела Ивана Голунова

Текст: Наталия Шашина

Возможно, оно стало результатом междоусобных войн российских силовых кланов — такая мысль содержится в большой статье спецкора «Новой газеты» Андрея Сухотина

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/21/scrin.jpg
Андрей Сухотин. Фото: скриншот с видео «Новой газеты»

Версия журналиста Андрея Сухотина такова. В общественном сознании, кажется, уже укоренилось, что наркотики Голунову подбросили по заказу тех, о ком он готовил статью. Но что, если и Голунов, и объединившиеся в его защиту журналисты невольно стали инструментом в чьих-то других руках?

Сухотин пишет о противостоянии двух «кланов» силовиков — в один входят те самые Дорофеев и Медоев из ФСБ по Москве и области — а Медоев якобы является крестным сыном начальника СЭБ ФСБ Сергея Королева. Во главе другой противостоящей силы был и остается бывший замначальника УСБ ФСБ Олег Феоктистов — известный общественности участием в задержании Улюкаева. И, возможно, Ивану Голунову не повезло — что он стал писать свое расследование про ГБУ «Ритуал», когда в рядах силовиков планировалась важная ротация: Сергей Королев намеревался занять пост первого замдиректора ФСБ. А сразу после скандала с Голуновым и огромного резонанса имя Королева убрали из проекта президентского указа о присвоении воинских званий. Говорит журналист Андрей Сухотин.

Андрей Сухотин
журналист

«Мы становимся свидетелями исторических событий, а именно — большой драки двух очень влиятельных и мощных кланов внутри силового блока страны, которые делят главное — это контроль за правоохранительными органами на ближайшие годы перед окончательной передачей власти в 2024 году. Как я считаю, дело Ивана Голунова было заведомо возбуждено и направлено определенной группой лиц, которые находятся сейчас по одну сторону конфликта за контроль над силовым блоком. И цель этого уголовного дела — это создание большого информационного скандала и доведение в правильном виде этой информации до президента страны для принятия им определенных кадровых решений, которые способствовали бы этой борьбе за контроль над силовым блоком».


По данным Сухотина, задержание Голунова происходило так: еще в начале марта сотрудник оперчасти одного из СИЗО получил от своего агента информацию и номер некого Ивана, продающего мефедрон в одном из ночных клубов. И якобы, задерживая потом Голунова, оперуполномоченные были уверены, что задерживают наркоторговца. Хотя есть странности: сообщается, что были проверены даже его зарубежные перелеты, и неужели в этот момент полицейские не поняли, что речь идет об известном журналисте?

Так или иначе возникает вопрос: кто же подбросил ему наркотики, если допустить, что это была многоходовка, инициированная извне? Сам Голунов сейчас недоступен для комментариев, его адвокат Сергей Бадамшин воздержался от высказываний о статье Сухотина.

— В связи с этой статьей хочу как раз подчеркнуть, что меры безопасности не лишние.

— Сейчас он находится под госзащитой?

— Единственное, что могу вам сказать, что он находится под госзащитой. Все остальное, будут какие-то официальные заявления, официальные документы, мы сможем уже прокомментировать.


С другой стороны, возможно, и не стоит уходить в конспирологию, возражает версии Сухотина о борьбе силовых кланов директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

Павел Салин
директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ

«Сейчас очень широко распространены версии относительно того, что вся эта история с Голуновым была подставой. Варианты разнятся: от того, что это хотели подставить Колокольцева, с тем чтобы он рассорился со своими подчиненными, сдав этих генералов, или то, что клан банкиров ФСБ, представителя которого недавно арестовали, наносит ответный удар клану «ритуальщиков». Сейчас теории заговора множатся. Но, с методической точки зрения, все это выглядит достаточно сомнительно, потому что очень и очень сложно все».


И все же. В понедельник, 24 июня, выйдет то самое расследование Ивана Голунова, где наверняка будут упомянуты многие высокопоставленные сотрудники ФСБ. Если бы не его задержание во время питерского форума и не массовые акции в его защиту, оно бы не было такой ожидаемой информационной бомбой. И, к сожалению, кому-то в ФСБ это тоже на руку. Пожалуй, одна из главных вещей, которая абсолютно бесспорна в публикации Андрея Сухотина из «Новой газеты», — рекомендация журналистам быть осторожнее с источниками, особенно с теми, которые в итоге ведут на Лубянку.

https://www.bfm.ru/news/417444

0

79

В Москве проходит митинг против незаконных преследований журналистов

Он согласован городскими властями. Один из лозунгов — «Как защититься от тех, кто должен нас защищать?»

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/23/miting-1.jpg
Митинг в поддержку журналистов в Москве. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Организаторами акции на проспекте Сахарова выступили Либертарианская партия России и Независимый профсоюз журналистов. По мнению активистов, проблема, с которой столкнулся журналист «Медузы» Иван Голунов, имеет системный характер. «Гражданское общество добилось освобождения лишь одного невиновного, в то время как тысячи журналистов до сих пор находятся в заключении по сфабрикованным делам», — отметили организаторы.

Корреспондент Business FM Иван Ермолаев пообщался с участниками акции, в частности, с журналистом Максимом Шевченко.

Максим Шевченко
руководитель центра стратегических исследований религии и политики современного мира

«Я на этот митинг шел сознательно, мы на «Эхе Москвы» выступали вместе с журналистами «Черновика» из Дагестана, рассказывали об Абдулмумине Гаджиеве, который арестован по подложному и огульному обвинению в том, что он якобы спонсировал терроризм. Я очень рад, что журналисты и общественные деятели обратили внимание на невинно сидящих в тюрьмах людей, которых очень много. Дело Голунова просто было толчком к этому. Просто многие даже не представляют, насколько это — оказаться по ту сторону клетки. Да, вроде ты хороший парень, но органы же не ошибаются. А они не просто ошибаются, они сознательно это фабрикуют».


Член движения «Молодые консерваторы» Александр Самохин не был на предыдущем митинге в поддержку Голунова, но отмечает, что повестка не теряет своей актуальности:

— Почему не были в прошлый раз?

— Потому что тот митинг был создан, дабы фальсифицировать протест, грубо говоря, в поддержку свободы слова и в поддержку независимых журналистов.

— По твоим оценкам, сейчас здесь сколько человек присутствует?

— Я думаю, что не более полутора тысяч человек. Между тем этот митинг все равно не теряет свою ценность, он, конечно, важен, хоть и не до конца, я считаю, протестное движение выложило свой потенциал. Потому что, я думаю, что потенциал современного протестного движения — это в районе 50 тысяч человек в Москве по такой вот теме.


Многие на митинге со значками и плакатами, призывающими смягчить наказание по статье 228. Своим отношением к проблеме с нами поделился москвич Сергей.

Сергей
москвич

«Узнал я про митинг, как и все, которые следили за делом Ивана Голунова. К сожалению, накал уже спал несколько, прошло некоторое время. Время сработало не за нас, поэтому здесь народа меньше, чем хотелось бы, чем ожидалось. Мои права в лице нарушенных прав Ивана Голунова и всех остальных заключенных, политзаключенных, всех тех, кому подбросили наркотики, мы знаем, по 228-й это массово происходит, это надо прекращать. И это единственная законная форма, в которой я могу принять участие, чтобы выразить свое несогласие».


Напомним, в ходе последней «прямой линии» Владимир Путин высказался против либерализации статей УК за незаконный оборот наркотиков, отметив, что этого делать нельзя, так как угроза для страны слишком велика.

Аналогичные московской акции уже прошли во многих российских городах — Хабаровске, Нижнем Новгороде, Калининграде, Краснодаре, Новосибирске и других. Все они были малочисленными — пришли несколько десятков человек. В Ульяновске власти митинг не согласовали.

В Петербурге власти не разрешили акцию из-за фестиваля выпускников «Алые паруса». В итоге организаторы предложили активистам выйти к Гостиному двору с фото, по их мнению, несправедливо осужденных людей, говорит координатор регионального отделения движения «Весна» Александр Верещагин.

Александр Верещагин
координатор регионального отделения движения «Весна»

«Мы пытались согласовать митинг с момента, когда еще в Москве появилась идея о митинге 23 числа. Мы подали уведомление, нам отказали на всех пяти заявленных площадках, которые мы предлагали. Мы подали дополнение, в котором указали еще две площадки, нам снова отказали. Согласования как такового не было. Нам предложили перенести на 25 число, но мы уже чувствовали, что это достаточно поздно, плюс настаивали в комитете на времени с трех до шести, что также было достаточно неудобно, потому что будний день и так далее. К тому же акции, которые направлены против полицейского произвола, происходят по всей стране именно сегодня, поэтому сегодня мы решили сделать акцию, которая бы была не в форме митинга, а просто выйти с фотографиями людей, которые сейчас осуждены по политическим мотивам, или дела, которые совершенно точно требуют какого-то дополнительного разбирательства. Это не должно быть шествие, именно то, как это задумывалось, это ближе к пикетам. Потому что знаем петербургскую специфику такую, которая достаточно жестко всегда задерживалась, людей, которые с несанкционированными публичными мероприятиями работают всегда достаточно жестко. И сегодня вышло заявление, по-моему, МВД, оно заявило о том, что они ожидают какие-то провокации в преддверии «Алых парусов» (сегодня у нас проходит праздник «Алые паруса»), и они намерены жестко пресекать любые провокации подобного вида».


Самая первая акция в поддержку Ивана Голунова прошла в Москве 12 июня — она не была согласована. Многие пришедшие туда журналисты отметили, что не будут принимать участие в последующих акциях.

https://www.bfm.ru/news/417565

0

80

Дело Голунова как часть внутривидовой борьбы силовиков

Текст: Иван Медведев

«Новая газета» выдвинула версию, что журналист попал в разработку борцов с наркотиками в результате тщательно спланированной атаки одного клана в спецслужбах на другой

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/23/ivan.jpg
Иван Голунов. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Журналист Андрей Сухотин в своей статье очень подробно описывает все обстоятельства задержания Ивана Голунова и то, что параллельно проходило на ПМЭФ. Согласно Сухотину эти события по времени пересеклись тоже не случайно. Силовикам из одного клана важно было подставить оппонентов и сделать это так, чтобы ситуацию в выгодном для них свете донесли до президента.

Если коротко, целью было закрепить мысль о том, что Голунову наркотики подбросили по заказу тех, о ком он готовил статью. Вторая часть расследования Ивана Голунова еще не вышла, но судя по тому, что за последние недели писали другие СМИ, в тексте, скорее всего, будет упоминаться подполковник ФСБ Марат Медоев. Как сообщало издание «Проект», он напрямую связан с рынком похоронных услуг. Это важно для общественного мнения. Однако по версии Андрея Сухотина, не менее, а возможно и более важно то, что Марат Медоев приходится крестным сыном начальнику СЭБ ФСБ Сергею Королеву. И возможно, как раз крестный отец, как бы специфично это ни звучало в контексте, был целью этой сложной многоходовки. Или не только он. Все очень масштабно, говорит Андрей Сухотин

Андрей Сухотин
журналист

«У Управления ФСБ по Москве и Московской области давнее противостояние с коллегами из УСБ ФСБ еще с момента знаменитого побоища на Хованском кладбище. Тогда это была постановка УСБ ФСБ с целью последующего доклада руководству страны о причастности к этому московского управления. В принципе, если бы УСБ ФСБ тогда не пострадало в результате скандального обыска у Андрея Бельянинова, я думаю, что и Марат Медоев, и Алексей Дорофеев уже давно бы лишились возможности руководить московским управлением. Но им повезло, они остались, а люди, которые организовывали обыск у Бельянинова, временно лишились должностей. Стройная система УСБ ФСБ посыпалась. Прошло несколько лет. Эта система вновь заработала. Люди распределились по местам и стали действовать, используя старые методы, которые, надо сказать, надо отдать должное, они используют абсолютно блестяще. Операция против Ивана Голунова филигранна».


В своей статье Сухотин резюмирует: тот самый крестный отец Медоева — Сергей Королев еще совсем недавно намеревался занять пост первого замдиректора ФСБ. Но сразу после скандала с Голуновым его имя убрали из проекта президентского указа о присвоении воинских званий. Стоять за всем этим по версии журналиста «Новой газеты» может бывший замначальника УСБ ФСБ Олег Феоктистов — известный общественности как минимум участием в задержании Алексея Улюкаева. Однако некоторые политологи, опрошенные нами, призывают не вдаваться в конспирологию. Хотя бы потому, что и в версии журналиста «Новой» есть слабые места.

По данным Сухотина, задержание Голунова происходило так: еще в начале марта сотрудник оперчасти одного из СИЗО получил от своего агента — сидящего в изоляторе, и наверняка подставного и спровоцированного на эту информацию и номер некого Ивана, якобы продающего мефедрон в одном из ночных клубов. И якобы, задерживая потом Голунова, оперуполномоченные были уверены, что задерживают наркоторговца. Вполне реально, говорит управляющий партнер компании «РИ-консалтинг», бывший следователь Роман Воронин.

Роман Воронин
управляющий партнер компании «РИ-консалтинг»

«Относительно того, что сотрудник в оперчасти сам там что-то решает, это действительно так, потому что они ведут оперативную работу, общаются с заключенными, и в зависимости от того, что за заключенный, насколько подробно информацию он дает, сотрудник части принимает решения оформлять записку или не оформлять. Дальше ход самой этой записки, ее прохождение по инстанциям, да, она, скорее всего, оказалась там именно потому, что он там живет или там ночной клуб. Это все изложено совершенно верно».


Но если оперативники были уверены в том, что берут дилера, а наркотиков у него при этом не оказалось? Их же кто-то все-таки подбросил. И опять-таки непонятным остается, как можно было вести подозреваемого несколько месяцев, собрать информацию обо всех его перелетах, но так и не выяснить, кем же он работает. А представитель МВД напомню, на камеру говорил, что о том, что Голунов журналист — полицейские узнали только после его задержания.

Ответов на эти вопросы в статье Андрея Сухотина нет. Зато автор предостерегает коллег: «будьте осторожнее с источниками, особенно с теми, которые в итоге ведут на Лубянку». Тут спорить сложно, потому как на Лубянку в итоге могут привести и автора той или иной статьи. Но если последовать совету журналиста «Новой газеты» и сделать выводы из дела Голунова, то первый вопрос, который приходит в голову — а не является ли и статья Андрея Сухотина частью не менее сложной многоходовки, ведь в ней тоже очень много подробностей, также полученных от источников. И если все так, то непонятно, на чьей стороне прямо сейчас невольно может играть автор конкретно этих строк.

https://www.bfm.ru/news/417568

0

81

«Кавказский Голунов»: «Я им сказал, что иначе меня бы убили»

Текст: Мария Локотецкая

Глава черкесской общественной организации «Хабзэ» Мартин Кочесоков в суде объяснил, почему признался в хранении наркотиков. Он рассказал о двух «вариантах», которые предложили ему сотрудники регионального Центра по противодействию экстремизму

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/06/24/photo_2019-06-24_11-48-50.jpg
Сопредседатель Демократического конгресса народов России, руководитель черкесской общественной организации «Хабзэ» Мартин Кочесоков. Фото: личный архив

Верховный суд Кабардино-Балкарии 24 июня приступил к рассмотрению вопроса о законности ареста сопредседателя Демократического конгресса народов России, руководителя черкесской общественной организации «Хабзэ» Мартина Кочесокова, обвиняемого в хранении более 260 граммов марихуаны. В суде Кочесоков, которое называют «кавказским Голуновым», рассказал, как сотрудники Центра по противодействию экстремизму подбросили ему наркотики, и объяснил, почему ранее вынужден был оговорить себя.

Уголовное дело гражданского активиста вызвало широкий резонанс на Кавказе. Оно встало в один ряд с делом корреспондента «Медузы» Ивана Голунова, а также главы чеченского отделения правозащитного центра «Мемориал» Оюба Титиева. Однако удаленность от федерального центра делает надежды на объективность расследования более туманными.

Задержание в безлюдном месте

Дело в отношении 30-летнего Кочесокова было возбуждено Следственным отделом отдела полиции по Лескенскому району КБР в 0:30 8 июня этого года, всего через двое суток после того, как в Москве стало известно о возбуждении уголовного дела против журналиста «Медузы» Ивана Голунова.

Кочесокову инкриминировали ч. 2 ст. 228 УК РФ — незаконное приобретение и хранение наркотиков в крупном размере, за которое ему грозит от трех до десяти лет лишения свободы. Это произошло после того, как днем 7 июня «Жигули» ехавшего с рыбалки от родственников активиста остановил наряд ДПС, а подоспевшие вскоре сотрудники Центра по противодействию экстремизму с бойцами СОБРа «Эльбрус» уложили водителя на землю. При обыске из левого кармана джинсов у него изъяли 4,7 грамма марихуаны (в высушенном виде), а под сиденьем в автомобиле нашли пакет с 263,4 грамма марихуаны.

Сразу же последовало признание: обвиняемый «вспомнил», что сорвал травку «примерно в 14:00 на окраине сельского поселения Урух в начале ноября 2018 года для личного употребления без цели сбыта», часть упаковал в пакет, высушил и возил все эти месяцы с собой. 9 июня Лескенский районный суд арестовал Кочесокова.

Причины «нелюбви» силовиков

Кочесоков вырос в семье школьных преподавателей, окончил исторический факультет КБГУ, является аспирантом НИИ Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований и пишет диссертацию на тему «Традиционные и современные проблемы самоорганизации адыгов (черкесов)». При этом его «трения» с властями хорошо известны. В сентябре 2018 года он попал в поле зрения правоохранителей, когда участвовал в урегулировании конфликта вблизи балкарского селения Кенделен. Конный поход в честь годовщины исторической битвы перерос в массовые беспорядки между балкарцами и кабардинцами на национальной почве и столкновения с полицией. Эксперты говорят, что именно они стали истинной причиной ухода со своего поста главы Кабардино-Балкарии Юрия Кокова.

По официальной версии, Коков перешел на работу в Москву, по мнению же политологов, лишился кресла из-за того, что не смог контролировать обстановку в республике. Главное управление по противодействию экстремизму МВД РФ — детище генерала Юрия Кокова, которому в 2008 году Владимир Путин поручил возглавить борьбу с экстремизмом на федеральном уровне, а позже назначил на пост главы региона, потому вовсе не удивительно, что именно сотрудники ЦПЭ задержали общественника.

«Нелюбовь» к деятельности Кочесокова со стороны местных силовиков усилило также его письмо, отправленное в мае 2018 года Владимиру Путину. В нем активист резко осудил поправки в закон «Об образовании», призванные перевести изучение национальных языков на добровольную основу. Мартин считал, что без государственного финансирования и обязательного обучения в школе их попросту забудут. Тон, каким было написано «сходившее» в Москву послание, возможно, расценили как оплеуху местным властям. Как предполагают местные жители, вероятно силовикам намекнули, что подобные «революционеры» нежелательны на Кавказе.

В Верховном суде Кабардино-Балкарии защита общественника просила отменить решение районного суда, а сам Кочесоков просил зачитать обращение, в котором заявил о своей невиновности. Фигурант рассказал о событиях, предшествовавших его задержанию, а также подробно поведал, как оно проходило и почему он вначале сознался в хранении наркотиков, которые никогда не употреблял.

Копия документа имеется в распоряжении Business FM. Из него следует, что просьбу успокоиться Кочесоков получил совсем незадолго до своего задержания — в конце весны 2019 года. «16 мая прошел круглый стол на тему федерализма в РФ, где я принимал участие. После этого ко мне домой пришел замглавы Баксанского района КБР — Анзор Ахобеков. Он сказал мне и моему отцу в присутствии других свидетелей, что мне необходимо снизить свою общественную активность. Иначе мне подбросят наркотики, закроют на 15 лет или вообще не найдут. Я согласился с этим и сказал, что ничего плохого делать не собирался», — рассказал Кочесоков. Однако 24 и 25 мая активист нарушил слово и поехал в Москву, где принял участие в круглом столе. По возвращении он дал интервью местным СМИ, а спустя несколько дней был задержан.

Кочесоков рассказал, как при задержании на безлюдной дороге сотрудники ЦПЭ «обмазали» ему лицо, голову, руки и одежду наркотиком. С его слов, они даже не пытались тайком подбросить пакетик с марихуаной ему в джинсы, а сделали это прямо у него на глазах.

«Два варианта»

«После этого один из сотрудников сказал мне: «У тебя два варианта, первый — ты продолжаешь лежать, и мы будем делать с тобой все, что захотим, либо ты сделаешь так, как мы скажем, и все пройдет «цивилизованно». Испугавшись за свою жизнь, понимая, на что способны эти люди, что при их желании меня действительно потом могут не найти, я согласился с ними и выбрал второй вариант. Они сказали, что я должен признать, что у меня есть наркотики в кармане и в машине, и заявить это при понятых. Мне обещали, что я отделаюсь легким испугом», — рассказал обвиняемый.

После этого оперативники показали, где лежит второй пакет, и заставили Кочесокова достать его из-под водительского сидения. «При этом на заднем сидении у меня находился пакет с пойманной рыбой вчера, который они даже не обследовали, — это говорит о том, что они четко знали, где лежит марихуана, а осмотр машины являлся формальностью», — продолжил арестованный.

В отделе полиции он подписал признание и был настолько запуган, что не решился сказать о подбросе наркотиков «бесплатному» адвокату, который появился лишь в самом конце, когда протокол допроса был написан. В суде во время ареста Кочесоков объяснил родным, почему признал вину: «Я им сказал, что иначе меня бы убили».

По словам общественника, угрозы в его адрес продолжились даже после того, как в СМИ и социальных сетях поднялась волна поддержки в его адрес. Сотрудник СИЗО Нальчика Таов Ислам отвел его в свой кабинет и сказал: «Если ты откажешься от признательных показаний, ты понимаешь, что у ЦПЭ есть тут большое влияние и они могут сделать так, что тебя переместят в самую худшую камеру, могут сделать с тобой все что угодно и добавить другие эпизоды уголовного дела», — передал арестованный содержание состоявшейся беседы. Он подчеркнул, что все признания он был вынужден сделать под давлением, из страха за свою жизнь.

Обвиняемый предупредил, что такие опасения у него сохраняются до сих пор, подчеркнув, что его никогда не посещали мысли о суициде. «Поэтому, если со мной что-то произойдет, это точно будет делом рук недобросовестных сотрудников правоохранительных органов», — сказал он, отметив, что никогда не употреблял наркотики.

Штатные понятые

Поддержать Мартина Кочесокова в Верховный суд 24 июня пришли свыше 200 человек, многие из которых надели майки с надписью: «Я/Мы Мартин Кочесоков». Но самый большой зал вместил не более полусотни зрителей.

Следователь и прокурор высказались в пользу сохранения ареста. Защита же требовала отменить заключение в СИЗО, говоря о фабрикации дела и предлагая в качестве альтернативы содержанию под стражей домашний арест.

«По нашему мнению, данная мера пресечения позволит фигуранту продолжать являться к следователю и разобраться в этом сложном и резонансном деле, которое всколыхнуло всю республику», — заявил Business FM защитник Кочесокова Руслан Закалюжный. Он подчеркнул, что защита будет настаивать на прекращении уголовного преследования активиста, по которому уже выявлен ряд серьезных нарушений.

«Так, оказалось, что участвовавшие в деле понятые являются штатными понятыми и ранее участвовали в трех аналогичных делах. А сотрудник ЦПЭ Мурад Гонов, выступивший инициатором уголовного преследования Кочесокова, до этого засветился в другом скандальном деле — главы общественной организации «Вольный аул» Аслана Иритова. Этого человека, у которого нет кистей обеих рук, обвинили в том, что он душил полицейского, а данный оперативник это подтверждал», — сказал адвокат.

Ожидается, что 25 мая участники процесса выступят с репликами, а подсудимый скажет последнее слово. После этого судья Валентина Хаткутова огласит свое решение.

https://www.bfm.ru/news/417606

0

82

Путин назвал произволом дело против Голунова

Президент РФ подчеркнул, что необходимо тщательно расследовать этот инцидент — должны быть приняты соответствующие решения в связи с задержанием журналиста «Медузы»

Президент РФ Владимир Путин назвал произволом ситуацию с задержанием журналиста «Медузы» Ивана Голунова и подчеркнул, что этот инцидент должен быть расследован. Об этом сообщает «Интерфакс».

«Что касается ситуации с Голуновым — там не несправедливость, там произвол», — сказал Путин.

Он подчеркнул, что необходимо тщательно расследовать этот инцидент — должны быть приняты соответствующие решения по этому вопросу.

https://www.bfm.ru/news/418079

0

83

Опубликовано расследование Ивана Голунова о московском рынке похоронных услуг

Оно вышло в «Медузе» и многих других СМИ. Журналисту предъявили обвинение в хранении наркотиков в момент подготовки именно этой статьи. В материале Голунов назвал фамилии людей, контролирующих рынок ритуальных услуг в Москве и Подмосковье

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/07/01/golunov-ivan.jpg
Иван Голунов. Фото: АГН «Москва»

Опубликовано расследование Ивана Голунова о рынке похоронных услуг Москвы. Во время подготовки именно этого материала журналиста обвинили в хранении наркотиков.

Голунов работал над этим расследованием несколько месяцев. После его ареста к работе над материалом подключились журналисты из российских изданий Forbes, The Bell, «Ведомостей», «Новой газеты», РБК, а также Русской службы ВВС и «Фонтанки». Полный текст опубликован, в частности, на сайте издания «Медуза».

В расследовании утверждается, что контроль над рынком ритуальных услуг в Москве и Подмосковье получили люди, близкие к руководителю столичного управления ФСБ Алексею Дорофееву и его помощнику Марату Медоеву, а также ставропольской семье братьев Мазараки.

В новой статье Ивана Голунова упоминаются руководитель регионального УФСБ генерал-полковник Алексей Дорофеев и его помощник подполковник Марат Медоев.

Источники «Медузы» называют действующего директора московского ГБУ «Ритуал» Артема Екимова протеже генерала Дорофеева и близким другом подполковника Медоева. По словам источника издания, Марат Медоев иногда «разруливает со стороны «Ритуала» неприятные ситуации».

Возглавив «Ритуал», Екимов уволил всех прошлых руководителей структурных подразделений службы и назначил своим заместителем ставропольского бизнесмена Валериана Мазараки. Как говорится в публикации, во главе почти всех московских кладбищ встали выходцы со Ставрополья, не имевшие опыта работы на ритуальном рынке.

Выгодные контракты на охрану кладбищ и транспортные услуги получили компании Эмилии Лешкевич. Она, по данным журналистов, является родственницей Анастасии Мазараки, жены Льва Мазараки, брата первого замглавы «Ритуала».

Семьи Медоевых и Мазараки близки друг к другу, часто отмечают совместные праздники в заведениях, принадлежащих сыну Анастасии Мазараки, и даже живут рядом в коттеджном поселке «Лесная бухта». Там же находится недвижимость Алексея Дорофеева. Участки Дорофеева, Медоева и Мазараки фактически образуют отдельную улицу.

Как отмечается в расследовании, установив контроль за московским ритуальным рынком, новые люди начали экспансию в Подмосковье. В конце прошлого года подмосковные власти передали надзор за похоронным бизнесом главному управлению региональной безопасности, которое возглавляет Роман Каратаев.

До прихода в Московскую область он работал в управлении «М» ФСБ России, которое тогда возглавлял Алексей Дорофеев. Источник в похоронной отрасли региона рассказал «Медузе», что новые люди уже взяли под контроль похоронный бизнес в четырех районах Подмосковья, граничащих со столицей, — Красногорском, Ленинском, Домодедово и Химках.

По оценке департамента торговли и услуг Москвы, объем столичного похоронного рынка составляет примерно 14-15 млрд рублей в год.

При этом, как отмечается в статье, ритуальный бизнес — надежный источник наличных денег, включая черный нал от продажи участков на кладбищах, платы за копку и благоустройство могил, а также организацию похорон. Объем теневых наличных в этой индустрии опрошенные журналистами участники рынка оценивают еще в 12-14 млрд рублей в год.

https://www.bfm.ru/news/418222

0

84

Что раскрыло новое расследование Ивана Голунова и на какие вопросы оно не отвечает?

Текст: Андрей Жвирблис

«Медуза» и ряд других изданий обнародовали расследование Ивана Голунова о том, кто и как связан с похоронным бизнесом в столице

https://cdn.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2019/07/01/rassl.jpg
Фото: depositphotos.com

После более чем двухнедельного ожидания «Медуза» одновременно с рядом других изданий обнародовала расследование Ивана Голунова о том, кто и как связан с похоронным бизнесом в Москве. Над материалом больше двух недель кроме Голунова работали 15 журналистов из девяти изданий.

Ответа на главные вопросы — кто мог заказать задержание журналиста и кто, возможно, подкинул ему наркотики? — расследование не дает, но тем не менее в нем есть фамилии высокопоставленных чинов столичного управления ФСБ, бизнесменов и их друзей и родственников, связанных с этими чинами.

Иван Голунов был задержан 7 июня, через несколько часов после того, как сдал текст своего расследования редактору. После его освобождения редакция решила потратить максимум усилий для того, чтобы материал стал максимально развернутым и подробным. В результате в новом тексте имен и связей перечисляется масса.

В частности, более подробно в нем развивается тема братьев Льва и Валериана Мазараки, которые некогда занимались в Ставропольском крае алкогольным и лотерейным бизнесом и нефтеперевозками, а после 2010 года переехали в Москву и оказались связаны с банками.

По странному стечению обстоятельств их одного за другим закрывали за «нарушения законодательства в области противодействия легализации доходов». Суммы фигурировали разные — от сотен миллионов до десятков миллиардов рублей, однако ни под какое уголовное дело братья Мазараки не попадали.

Ничего не утверждая, авторы расследования просто приводят факты, говорящие о тесных связях этих людей с высокими чинами из ФСБ, в частности с начальником управления по Москве и области Алексеем Дорофеевым и его помощником Маратом Медоевым.

Стоит отметить, что объем столичного похоронного рынка в статье «Медузы» приводится со ссылкой на оценку департамента торговли и услуг Москвы — примерно 14-15 млрд рублей в год, и большая часть этих денег проходит в виде наличных.

Поэтому иметь похоронный бизнес рядом с нелегальным обнальным может быть весьма удобно, считает бывший банкир, у которого в свое время отняли банк, а ныне председатель российской коллегии Хельсинкского международного коммерческого арбитража Михаил Завертяев.

Михаил Завертяев
председатель российской коллегии Хельсинкского международного коммерческого арбитража

«Эта связь, в общем-то, очевидна: основное «кормление» у всех этих оборотней из ФСБ, с которыми и мне пришлось столкнуться. У них же основной был бизнес — «сжигание» банков! И нет такого преступления, перед которым остановились бы как обнальщики из ЦБ, так и крышующие их оборотни из ФСБ. Понятно, что в похоронном бизнесе образуются большие обороты наличных денежных средств, которые через «сжигаемые» банки «продают» тем, у кого есть потребности в обналичивании».


Ценность публикации именно в том, что она дает сводную картину запутанной, сложной, подпольной, скрытой от людей жизни и ясное понимание того, кто стоял за фальсификацией дела Ивана Голунова, считает издатель и председатель редакционного совета «Новой газеты» Дмитрий Муратов.

Дмитрий Муратов
один из основателей «Новой газеты»

«Впервые — в деталях, в связях, в контрактах, в родственных отношениях, в земельных участках — показано слияние управления кладбищенским бизнесом в России с руководством управления ФСБ по Москве и Московской области. Прослежены все родственные связи этих людей и даже совместное ведение дачного хозяйства. Мы видели весь передел этого рынка, мы узнали его объемы — там приблизительно 15 млрд рублей».


Надо понимать, что огромный резонанс и особое внимание к новому расследованию Ивана Голунова возникли из-за скандальной истории с его арестом и последующим освобождением, которое связывают как с беспрецедентной общественной мобилизацией в его поддержку, так и с тем, что внутри силовых структур сейчас идет очередной виток борьбы за контроль над полулегальными, полукриминальными видами бизнеса.

Стоит отметить, что начинается публикация Голунова с описания побоища, которое произошло в 2016 году на Хованском кладбище в Москве, когда в драке с перестрелкой участвовали от 200 до 400 человек и было три трупа. Контроль же над столичными кладбищами после этого перешел от выходцев из Химок к выходцам со Ставрополья.

https://www.bfm.ru/news/418254

0