Bookmark and Share
Page Rank

ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » СНИМАЕМ РЕЛЬСЫ СЗАДИ И КЛАДЕМ СПЕРЕДИ ... » Экономические и политические прогнозы для России на 2015 год


Экономические и политические прогнозы для России на 2015 год

Сообщений 61 страница 90 из 107

61

Набиуллина назвала два возможных сценария развития экономики России

Татьяна Алешкина, Жанель Куандыкова

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина назвала два сценария развития экономики России. Позитивный сценарий предполагает переориентацию экономики и структурные реформы. Негативный — рост цен на нефть и умеренный рост ВВП на 1–2%.

http://pics.v6.top.rbk.ru/v6_top_pics/resized/550xH/media/img/5/36/754334023487365.jpg
Председатель Банка России Эльвира Набиуллина
Фото: ТАСС

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина на Международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге назвала два возможных сценария развития российской экономики — позитивный и негативный, передает корреспондент РБК. В первом случае, по ее словам, произойдет переориентация экономики, будут проводиться структурные реформы, развиваться сектор обрабатывающей промышленности, сектор услуг, повысится производительность труда.

При негативном сценарии, считает глава ЦБ, цены на нефть снова начнут расти, это позволит экономике расти на 1–2% в год и «даст нам повод расслабиться». При этом она отметила, что рассчитывать на то, что экономику будет вытягивать экспорт, больше не стоит. «Цены на нефть выросли, но даже при стабилизации ситуации они будут ниже, чем последние пять лет», — отметила она. Она также добавила, что экономика будет недополучать $150–170 млрд долларов в год из-за изменившейся ценовой конъюнктуры.

При этом, по оценке ЦБ, достаточность капитала банковского сектора России даже при падении цен на нефть до $40 за барр. превысит 10%. «К началу мая величина активов банковского сектора превысила 72 трлн руб. Несмотря на непростые внешние условия, замедление экономического роста, банковский сектор в целом демонстрирует устойчивость, и проведенный стресс-тест подтверждает, что с учетом мер по докапитализации, достаточность совокупного капитала банковского сектора, даже при жестких сценариях, таких как снижение цен на нефть до $40 за барр., превысит наш регулятивный минимум в 10%», — цитирует ее РИА Новости.

По словам Набиуллиной, несмотря на то, что показатели экономики оказались лучше прогнозов экспертов, пока рано говорить о том, что кризисные явления миновали.

ЦБ в марте представил два возможных сценария макроэкономического развития. Базовый и рисковый сценарий исходят из разных прогнозов цены на нефть. Первый предполагает, что цена на Urals будет держаться на уровне $55 за барр. в 2015 году, а затем начнет постепенно расти до $70 к 2017 году. В рисковом сценарий цена на нефть сохранится на уровне $40 в течение 2015–2017 годов.

Согласно этому прогнозу, ЦБ ожидает сокращения импорта почти на 30% в 2015 году (по сравнению с прогнозом за декабрь 2014 года, когда регулятор ожидал 10-процентного сокращения импорта). По оценке Набиуллиной, риски охлаждения российской экономики сохранятся и в 2016 году. «Данные за январь и опережающие индикаторы за февраль, в первую очередь индексы настроений бизнеса, свидетельствуют о том, что ситуация в экономике продолжает ухудшаться и эта тенденция может сохраниться до первого квартала 2016 года», — заявила она (цитата по ТАСС).

http://top.rbc.ru/economics/04/06/2015/ … 1606520345

0

62

Деловая активность в России в сфере услуг вышла на максимум

PMI в сфере услуг в мае 2015 года достиг максимальной отметки с конца 2013 года. Вместе с тем ухудшился показатель обрабатывающих отраслей промышленности

Текст: Михаил Сафонов

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/06/03/index.jpg
Фото: PhotoXPress

Индекс деловой активности России в сфере услуг в мае достиг максимальной отметки с конца благополучного 2013 года. PMI вырос до 52,8, в апреле показатель составлял 50,7. Одновременно вырос российский совокупный Индекс деловой активности Банка HSBC. Этот показатель второй месяц подряд остается выше критической отметки в 50 баллов.

Вместе с этим индекс обрабатывающих отраслей промышленности России в мае снизился. Сокращение зафиксировано и в производстве, и в объемах новых заказов, и в рабочих местах.

Рост активности в сфере услуг на первый взгляд выглядит странным. Обычно в кризис граждане в первую очередь экономят именно на услугах. По словам главного экономиста по России и СНГ Bank of America Merrill Lynch Владимира Осаковского, PMI — не совсем корректный показатель, чтобы делать большие оценки состояния дел в экономике страны.

Владимир Осаковский
главный экономист по России и СНГ Bank of America Merrill Lynch

«Это средняя температура по больнице. А более углубленные данные по общему состоянию дел в экономике выходили и раньше, например, в апреле эти цифры были довольно плохие: спад реальных зарплат, промышленного производства и так далее. Услуги — это почти половина российского ВВП, так что это действительно очень значимая часть российской экономики, это очень важно. Но опять же показатель PMI — это все-таки не наилучший показатель того, в каком состоянии экономика сейчас находится. Нужно все-таки дождаться других статистических данных, которые выйдут в конце месяца».


Индекс деловой активности рассчитывается на основе опроса менеджеров компаний. Эксперты говорят, что повышение индекса, в частности, можно объяснить ростом внутреннего туризма на фоне девальвации. Аналитики говорят, что россияне верят, что острая фаза кризиса миновала, поэтому тратят средства на услуги — ходят в кафе, парикмахерские, путешествуют.

Тем временем Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) опубликовала сегодня пересмотренный прогноз российской экономики. Ранее эксперты организации экономического сотрудничества ожидали, что в текущем году ВВП России не будет ни падать, ни расти.

Теперь аналитики ОЭСР ждут падения и довольно крупного — минус 3,1%. По прогнозу главного экономиста МТС-банка Евгения Надоршина, падение будет и того больше — минус 4%.

Евгений Надоршин
главный экономист МТС-банка

«Я был еще более пессимистичен — минус 5 я ожидал даже в первом квартале этого года. Но, объективно говоря, внешняя конъюнктура вышла несколько позитивней, чем я предполагал, и средние цены на нефть явно были выше, в моем понимании, выше 50 долларов за баррель Urals в этом году в среднем, что станет одной из причин поддержки российской экономики. Пару месяцев было модно говорить, что дно уже пройдено, апрельская статистика четко показала, заметьте, несмотря на хороший индекс PMI в секторе услуг, в том же секторе услуг печальные результаты. Соответственно, дно не пройдено, дно еще впереди. И велика вероятность, что в третьем квартале этого года оно тоже пройдено не будет».


Глава «Комитета гражданских инициатив», экс-министр финансов России Алексей Кудрин, выступая в Совете Федерации, заявил, что российская экономика находится в полноценном кризисе. По мнению экс-главы Минфина, ВВП в этом году сократится на 4%. Двумя днями ранее Кудрин говорил, что России еще только предстоит пройти пик кризиса.

http://www.bfm.ru/news/294526

0

63

Пик инфляции, возможно, пройден, но от этого не легче

«Мы, действительно, еще не испытали всей глубины и всей остроты кризиса. Рецессия в экономике может и будет усугубляться», — уверены экономисты, несмотря на заявление главы ЦБ

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2014/12/16/nabi.jpg
Глава Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина. Фото: Илья Питалев/ТАСС

Пик инфляции пройден, дальше она будет снижаться, заявила Эльвира Набиуллина. В то же время, глава ЦБ РФ признала, что риски все еще остаются. К таковым Набиуллина отнесла нормализацию денежно-кредитной политики в США, рост тарифов естественных монополий и цены на нефть.

Однако к концу года ЦБ прогнозирует начало экономического роста квартал к кварталу, если не будет шоков, а инфляцию удалось взять под контроль, заявила Набиуллина.

Главный экономист МТС банка Евгений Надоршин соглашается с главой Банка России, но без особого оптимизма.

Евгений Надоршин
главный экономист МТС банка

«Как вы понимаете, инфляция на уровне 15,8% годовых, а это майские данные, это совсем некомфортное значение, и говорить об этом как о хорошей величине, — это, я бы сказал, сильно приукрашивать, как мне представляется, ситуацию. Потому что, если вы посмотрите на те же ставки по депозитам, вы там уже среди крупнейших банков с трудом будете находить ставки выше 12% годовых. То же самое по многим облигациям и так далее, и тому подобное. Если вы послушаете разговоры тех, кто хочет занять, то как вы понимаете, если использовать 15,8% как ориентир той ставки, которая, возможно, была бы справедлива в текущий момент для привлечения, то, наверное, желающих брать по таким ставкам кредит, отталкиваясь от той ставки кредита, я думаю, сейчас оказалось бы так же мало, как и полгода тому назад. Безусловно, инфляция прошла пик или, по крайней мере, сейчас находится на этом пике, и, почти наверное, она будет замедляться в ближайшее время. Но мы, действительно, еще не испытали всей глубины и всей остроты кризиса с высокой долей вероятности, просто он будет выражаться уже не в бурном росте потребительских цен. А вот рецессия в экономике может и будет усугубляться. И если мы говорим, например, о рынке труда, то что-то мне подсказывает, что острая фаза на рынке труда, возможно, еще даже не начиналась. Потому что экономика, в моем понимании, никоим образом не сможет начать восстанавливаться с третьего квартала, я пока не вижу для этого никаких предпосылок, а очень большое количество бизнесов заложило похожие ожидания по типу 2009 года в свои прогнозы. И с той занятостью, которую они не стали сокращать, ожидая восстановления экономики, они просто не смогут нормально работать в экономике, продолжающей двигаться вниз».


Пик инфляции, действительно, пройден, но сможет ли ЦБ добиться выполнения своих же долгосрочных планов по этому показателю? Главный экономист «Альфа-Банка» Наталья Орлова пока сомневается.

Наталья Орлова
главный экономист «Альфа-Банка»

«К концу года, по моим оценкам, мы можем выйти на инфляцию от 10 до 11%, в зависимости от того, насколько масштабным будет шок повышения тарифов в июле. Но, в принципе, вот и все влияние девальвации, действительно, на внутренние цены исчерпывается и, собственно, с этим связывается замедление инфляции. Другой вопрос, что более долгосрочно есть неуверенность в том, что мы увидим инфляцию в 4%, на которую ЦБ нацелен, но, во всяком случае, мне представляется, что для того, чтобы ее добиться, следовало бы не так резко снижать процентные ставки. И с большой вероятностью инфляция все-таки может оставаться в интервале от 8 до 10%, если мы говорим про следующие несколько лет, и в основном я это связываю с рисками бюджетной политики, которая все-таки демонстрирует увеличение расходов, так же как и с рисками повышения тарифов».


Набиуллина также отчиталась по пополнению золотовалютных резервов. По ее словам, за май и начало июня Банк России приобрел на рынке чуть более трех млрд долларов. «При возникновении волатильности и рисков финансовой стабильности мы будем готовы менять объемы покупок или приостанавливать их», — добавила глава ЦБ.

http://www.bfm.ru/news/281666

0

64

Лукавый счет: как Россия превращается в финансовую пирамиду

Владислав Иноземцев
Директор Центра исследований постиндустриального общества

В экономике России обозначилось несколько дыр, куда в огромных масштабах утекают государственные средства. До поры до времени эти дыры хорошо замаскированы, но уже в 2015 году могут проявиться в полный рост

Кризис в России, судя по последней статистике, продолжает углубляться. И есть основания полагать, что новая его волна, которую многие эксперты предрекают в ближайшие месяцы, будет обусловлена тем, что экономика прочувствует скрытые убытки и обязательства, которые до поры до времени удается скрывать под формально благополучной финансовой отчетностью — банковской, корпоративной, и региональной. Уже сегодня стоит обратиться — пусть и в самом общем виде — к оценкам происходящего в этой сфере.

Банки

Самыми очевидными выглядят сегодня банковские проблемы. С начала 2015 года Банк России отозвал 27 лицензий на совершение банковских операций, а за 2014 год — 88. За банкротством и реструктуризацией банков скрывается огромная структурная проблема. За последние годы только в десяти самых крупных эпизодах банковских коллапсов — Банк Москвы, БТА и АМТ банки, группа банков ВЕФК, «Глобэкс», Мастер-банк, «Траст», «Пушкино», Связь-банк и Мособлбанк — прямая недостача средств, по подсчетам автора, превысила $20 млрд. Сегодня — в отличие от 1990-х годов — на рынке нет прежней стихии: вклады частных лиц застрахованы, а сами банки санируются, что позволяет клиентам сократить потери своих средств или вообще их избежать. Однако деньги, сгинувшие в никуда, не возникают из ниоткуда.

Возмещение средств частных лиц производится из средств Агентства по страхованию вкладов, которое Банк России всегда готов докапитализировать через выдачу кредитов. С 2010 года таких кредитов на санацию банков было выдано почти на 1 трлн руб. (самый крупный был выдан в 2011 году для санации Банка Москвы — 295 млрд; последний из больших — в 2015-м для санации Мособлбанка — 117 млрд; оба на 10 лет и под 0,51% годовых). В конце мая стало известно, что агентство собирается привлечь от ЦБ кредит еще на 110 млрд руб. Естественно, он будет дан, но нужно понимать, что таким образом формируется альтернативный канал «впрыскивания» в экономику денег, причем канал очень широкий. И примеры множатся.

Учитывая, что лишь на санацию десяти крупнейших проблемных банков АСВ потратило более 750 млрд руб., можно говорить о возникновении параллельного бюджетному финансирования корпоративного сектора — прежде всего госкомпаний и приближенных к государству структур.

Происходит это довольно просто: сначала выделяются средства из бюджета; например, бюджет Роскосмоса в 2014 году составил 172 млрд руб. Потом оказывается, что половина этих денег (92 млрд), как говорит Счетная палата, была использована нецелевым образом или неэффективно. Параллельно банкротится Фондсервисбанк, большую часть пассивов которого составляли как раз деньги Роскосмоса — и уже не бюджет, а Банк России через АСВ спешит на помощь. В результате возмещаются выведенные в неизвестном направлении средства. Схема так незамысловата, что рискну предположить: в самое ближайшее время средства госкомпаний начнут пропадать уже через подконтрольные им банки, после чего власти будут их рекапитализировать, дважды оплачивая счета «неэффективных менеджеров».

В итоге АСВ вместе с «Российским капиталом» (в недавнем прошлом — тоже банкротом) или иным специально выбранным финансовым учреждением станет фактически «банком плохих долгов», который поддерживает жизнь банков и госкомпаний на 500–900 млрд в год, а по существу финансирует неэффективные компании и мешает структурным реформам. Дыра, замаскированная такими обязательствами, может составлять сегодня до 2 трлн руб.

Корпорации

Второй замечательный пример — поддержка системно значимых предприятий и компаний. За годы нефтяного изобилия правительство накопило серьезные резервы, часть из которых содержится в Фонде национального благосостояния. В начале 2014 года официальная оценка размера фонда составляла 2,9 трлн руб., и он практически полностью был размещен в иностранных ценных бумагах. Последняя оценка активов фонда указывает на сумму 4 трлн руб. — однако в пересчете на доллары сумма за последние 12 месяцев сократилась с $87,32 млрд до $75,86 млрд, или на 13,1%.

За этим процессом скрыты рублевые инвестиции фонда — от депозитов более чем на 400 млрд руб. в российских банках, размещенных до 2019–2020 годов под ставку 6,25–7,25% годовых до вложений в привилегированные акции отечественных банков (почти на 275 млрд руб.) и компаний (более чем на 300 млрд). Это и финансирование инвестиционных проектов: Центральной кольцевой автомобильной дороги, Транссибирской магистрали и даже строительства АЭС в Финляндии. Все средства фонда, предоставляемые российским компаниям, предполагается разместить с доходностью на уровне инфляция +1% годовых.

Однако проблема в том, что абсолютное большинство банков и компаний, имеющих шансы получить средства ФНБ («Росатом», «Росавтодор», РЖД, ВЭБ, ВТБ и «Роснефть», если ее заявка в конечном счете будет одобрена) сами либо принадлежат государству, либо подконтрольны ему через ряд цепочек владения активами. Следовательно, вполне вероятно, что возврат средств — в 2019 году или позже — будет осуществляться либо за счет бюджетных дотаций этим же компаниям, либо в результате предоставления им налоговых или иных льгот, поддерживающих их платежеспособность.

Весной 2015 года правительство сообщило, что намерено инвестировать из фонда национального благосостояния в этом году до 525 млрд руб. — это, по сути, также скрытое бюджетное финансирование экономики. При этом по мере ухудшения конъюнктуры сумма может быть пересмотрена в сторону увеличения, так что уже к концу года дыра, обусловленная «рыночным» финансированием госкомпаний, может достичь 1 трлн руб. и даже больше. По сути, власти финансируют компании, которые осваивают эти средства, создавая неокупаемые активы, но при этом выплачивая зарплату и налоги. Возникает иллюзия поддержания инвестиций, роста ВВП и промышленного производства. Это второй источник квазибюджетного финансирования экономики.

Регионы

Еще более важный пример — перекладывание многих проблем на региональные власти. Во многом новая экономическая программа, озвученная в мае 2012 года, была построена именно на перенесении «центра тяжести» в решении социальных проблем с центра на субъекты федерации. Сегодня можно видеть первые — но очевидные — итоги ее реализации.

Прямые поступления доходов в региональные бюджеты снижаются из-за падения прибыли и стагнации номинальных доходов населения — именно налог на прибыль и НДФЛ обеспечивают львиную долю поступлений. Трансферты из центра не успевают балансировать региональные финансы. При выделении бюджетных кредитов Минфин начал требовать специального соглашения с регионом, в котором прописываются меры по снижению регионального бюджетного дефицита, поэтому все больше субъектов федерации видят выход в обращении к коммерческим банкам (лидером тут выступает Сбербанк). В результате дефициты бюджетов не сокращаются, а накопленный долг регионов растет, как и сумма разного рода гарантий, выданных бюджетами.

За 2014 год суммарный дефицит региональных и местных бюджетов превысил 850 млрд руб., а их совокупный долг достиг на 1 мая, по оценке Standard & Poor's, 2,4 трлн руб. В текущем году ситуация почти наверняка станет еще сложнее — по итогам года для затыкания дыр может потребоваться до 1 трлн руб. (S&P оценивает общую потребность регионов в банковском финансировании в 4 трлн руб. в течение 2015–2017 годов). Дыры не будут закрыты дополнительными трансфертами из федеральных средств, получать которые все сложнее — гораздо вероятнее, что возрастут текущие рыночные заимствования и общий долг региональных властей.

Когда-то по всем этим обязательствам придется платить, хотя и не вполне понятно чем — особенно при снижающихся ценах на нефть и высоком курсе рубля. Похоже, что Россия постепенно превращается в своего рода «пирамиду», в подобие одного из тех банков, при санации которого обнаруживается масса не проведенных по балансу пассивов. Проблема, однако, в том, что никакого агентства, готового из ниоткуда взять денег для санации Российской Федерации, нет и вряд ли оно когда-то будет создано.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

http://daily.rbc.ru/opinions/economics/ … b2cd47a087

0

65

Кудрин заявил о «полноценном кризисе» российской экономики

Евгений Калюков

Бывший глава Минфина ожидает, что в 2015 году пребывающая в рецессии экономика страны сократится на 4%. Во втором полугодии, по его словам, курс доллара вырастет на 2-3 руб.

http://pics.v6.top.rbk.ru/v6_top_pics/resized/550xH/media/img/6/80/754333292344806.jpg
Председатель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин
Фото: AP

Экономика России находится в «полноценном кризисе» и темпы падения будут расти, предупредил бывший глава Минфина РФ, а ныне председатель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин, выступая сегодня на заседании Совета Федерации.

«Мы сейчас находимся в полноценном кризисе по всем меркам, которые существуют. Темпы экономического роста, по данным Минэкономразвития, будут минус 2,8%, то есть мы будем падать и сейчас находимся в рецессии. Но я думаю, падение будет глубже — около 4%», — заявил экс-министр (цитата по РИА Новости).

Причинами ухудшения ситуации в экономике Кудрин назвал падение мировых цен на нефть, конфликт на Украине и введенные Евросоюзом, США и другими странами антироссийские санкции.

«Я думаю, что этот конфликт и санкции забирают из нашего роста до 1,5% ВВП», — пояснил Кудрин.

Экс-глава Минфина также предупредил, что во втором полугодии случится «мягкое ослабление рубля», курс которого к доллару упадет на 2-3 руб. за полгода.

Ранее на этой неделе Кудрин заявил, что пик кризиса еще не пройден и во втором квартале 2015 года спад экономики будет даже большим, чем в первом, и это при том, что в некоторых отраслях промышленности он уже достиг пиковых значений 2008–2009 годов. «С точки зрения валютного курса ситуация даже хуже, чем шесть лет назад», — говорил он, уточняя, что то же самое можно сказать об уровне жизни граждан.

В среду Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) ухудшила прогноз экономического развития России на ближайшие годы. Если в предыдущей версии прогноза отмечалось, что по итогам 2015 года рост валового внутреннего продукта (ВВП) страны окажется нулевым, то в опубликованном сегодня документе предсказывается, что экономика РФ сократится на 3,1%.

В соответствии с подготовленным Минэкономразвития мониторингом текущей ситуации в экономике, в целом за январь—апрель 2015 года ВВП России сократился на 2,4%. Согласно официальному прогнозу Минэкономразвития, по итогам 2015 года ВВП России упадет на 3%, однако, по словам главы ведомства Алексея Улюкаева, в настоящее время ожидается, что падение не превысит 2,8%.

http://top.rbc.ru/economics/03/06/2015/ … 427fdb198e

0

66

Промпроизводство снова неприятно удивило Росстат

Показатели превзошли даже и без того пессимистичные ожидания. Business FM опрашивала как экономистов, так и представителей промышленности: в чем причина такого падения?

Текст: Михаил Сафонов

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/06/16/prom.jpg
Линия по производству тепловыделяющих элементов в цехе. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

В России резко сократилось промышленное производство. По данным Росстата, в мае этот показатель год к году снизился на 5 с половиной процентов. Такие результаты превзошли все пессимистичные ожидания экспертов. Почему так резко упало промпроизводство?

Для начала упомянем несколько хоть и важных, но второстепенных факторов. В мае этого года был на один рабочий день меньше, чем в мае 2014-го, что, конечно, повлияло на динамику промпроизводства. Пятый месяц прошлого года отметился очень неплохим ростом российской индустрии. Тогда она выросла на 2,8%, это был один из лучших показателей года. После роста, падение всегда болезненно. И тем не менее: спад в 5 с половиной процента, на процент выше, чем ожидали эксперты. При том, что ситуация в экономике вроде бы начала выправляться. Да и рубль весной подорожал, а значит, импортные составляющие в российских товарах подешевели.

Олег Нумеров
гендиректор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России

«Это конкретно падение потребительского спроса у населения, прежде всего, поскольку это касается нашей продукции: мебели, полы и так далее. Это связано со строительством конечно, с ремонтами и всем остальным. Такая вещь есть. По данным, которыми мы располагаем в нашей отрасли, сегодня это 54 тысяч предприятий в целом по стране — колоссальное количество».


Если посмотреть на данные Росстата по мебели: выпуск диванов упал на четверть, платяных шкафов почти на 40%. По словам производителей, элитная мебель по-прежнему востребована. А вот в самом важном массовом сегменте резкое снижение. Именно падение спроса стало главной причиной спада в промышленности - об этом нам заявили и опрошенные производители и эксперты.

Алексей Шепель
глава строительной компании S-Holding

«Что касается изделий из железобетона, которое производится на заводах для конкретных объектов. Или панельных домов, или мостов индивидуальные изделья. И тут заводы эти железобетонные сегодня испытывают колоссальный недозагруз. Они стоят, цепляются за любой заказ. Нет спроса на рынке на квартиры и нет работы предприятиям».


Выпуск стройматериалов показал очень низкие результаты. Производство тех же железобетонных конструкций снизилось в мае на 23%. С кирпичом и цементом ситуация чуть лучше — минус 10 и 11 с небольшим процентов. Люди перестали покупать: машины, квартиры, одежду (кроме носков —их производство увеличилось). Снизили закупки и предприятия. Производство, например, металлорежущих станков в мае упало почти в полтора раза. Нужно ли властям сейчас стимулировать спрос?

Владимир Брагин
директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики «Альфа-Капитал»

«То, что мы сейчас видим, это все-таки результат тех проблем, который копился длительные годы. Я могу сказать, чего не надо делать, на мой взгляд: в первую очередь, пытаться стимулировать занятость или ограничивать компании, увольнять сотрудников, например. То есть создавать предпосылки для того, чтобы препятствовать нормальной адаптации экономики к новым условиям. Снижение промышленного производства — это нормальный симптом, нормальное проявление этой самой адаптации».


Одна из немногих отраслей экономики, которая внушает оптимизм — сельское хозяйство. Росстат недавно опубликовал и данные по ВВП за первый квартал. Общее падение больше двух процентов. Но в сельском хозяйстве рост — почти 3%. Лучше себя чувствует только добывающий сектор, он вырос почти на 5%. У нас по-прежнему увеличивается производство мяса, сыра. Здесь работает импортозамещение и все нормально со спросом. Данные о резком спаде промпроизводства выглядят тревожно, но ничего удивительного нет. Зарплаты россиян за год упали на 13%, сложно ждать от жителей потребительского бума. Тем более при вставшем кредитовании и большей закредитованности населения. Кстати, как на днях отметили в ЦБ, сокращение спроса стало одной из причин падения инфляции. Это все логично при спаде, затишье или, как говорят специалисты, охлаждении экономики.

http://www.bfm.ru/news/295553

0

67

snezhinka написал(а):

В 2015 году зарплаты упадут почти на 10%, считают в ведомстве

По оценке Минэкономразвития, уровень зарплат в России в 2015 году снизится на 9,8%. Об этом сообщила в среду замминистра труда и соцзащиты Любовь Ельцова в ходе «круглого стола» в Госдуме, передает «Интерфакс».

В апреле этого года уровень реальных зарплат по сравнению с аналогичным периодом 2014 года снизился на 13,2%, рассказала Ельцова.


Экономические и политические прогнозы для России на 2018 год

0

68

Нужно ли увеличивать доходы населения для спасения промпроизводства?

Business FM опрашивает экономистов. Если следовать данным Росстата, в прошлом месяце показатель промышленности снизился на 5,5% в сравнении с прошлым годом

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/06/17/prom.jpg
Медный завод горно-металлургической компании. Фото: Денис Кожевников/ТАСС

В России резко снизилось промпроизводство. По данным Росстата, в мае этот показатель год к году снизился на 5,5%. По общему мнению, одной из главных причин спада стало снижение потребительского спроса.

Результаты, о которых объявили аналитики, превзошли все пессимистичные ожидания экспертов.

Почему так резко упало промпроизводство? Должно ли правительство простимулировать спрос путем повышения доходов населения? Business FM решила провести опрос среди российских экономистов.

Андрей Нечаев
председатель партии «Гражданская инициатива»

Потребительский спрос можно стимулировать разными способами, начиная от брутальных, посеяв в людях панику относительно их вкладов или будущей инфляции и девальвации рубля. Мы такого рода ажиотажный спрос наблюдали в ноябре-декабре прошлого года. А если говорить более серьезно, то первое — это повышение всех доходов, которые финансируются из бюджета, то есть зарплаты, пенсии, пособия, стипендии и так далее, но на это в бюджете сейчас нет денег; а второе — это потребительское кредитование. В этом плане кое-что можно сделать, если несколько ослабить надзорные требования к банкам. Конечно, к какому-то кардинальному скачку потребительского спроса это не приведет, но, по крайней мере, приостановит его падение, что уже немаловажно. Когда вы стимулируете потребительский спрос, всегда есть опасность, что какая-то его часть переключится на импорт, и вы будете стимулировать промпроизводство или аграрное производство в других странах, не вводя каких-то административных ограничений, что сейчас невозможно, потому что мы члены ВТО, или сильно не девальвируя свою валюту, в общем, вы препятствовать росту импорта не можете. Поэтому я бы сказал, что здесь цепочка более сложная, менее однозначная. Стимулировать промышленное производство можно налогами, поддерживая в первую очередь экспортоориентированные производства, не сырьевые, высокотехнологичные отрасли, потому что стимулировать какие-то традиционные, примитивные, низкоэффективные производства никакой необходимости у нас нет


По мнению, научного сотрудника Института экономической политики имени Гайдара Кирилла Рогова, в настоящее время потребительский спрос в небольших масштабах все-таки стимулируется.

Кирилл Рогов
научный сотрудник Института экономической политики имени Гайдара

Спрос стимулируется за счет увеличения социальных расходов, но это недостаточно эффективно, потому что если слишком стимулировать спрос, то будет два эффекта. Один эффект — это инфляция, просто будут расти цены. И второй эффект — если у вас вновь будут расти зарплаты и затраты на труд, то это будет подрывать позитивные эффекты девальвации, издержки будут расти. И в этом смысле это искусственная история, она мало что даст. Для развивающихся стран обычно доля расходов на оплату труда составляет примерно 40%, у нас такая доля расходов на оплату труда была в 2000 году. А в 2012-2014 годах она увеличилась до 52-53%, при такой доле оплаты труда в ВВП экономика типа российской расти не будет никогда


В падении потребительского спроса главный экономист ПФ «Капитал» Евгений Надоршин увидел не только угрозу для развития промпроизводства, но и для всей экономики России.

Евгений Надоршин
главный экономист ПФ «Капитал»

Безусловно, именно внутренний спрос, в частности, конечный спрос домохозяйств, потребительский спрос, является основной причиной падения не только промпроизводства, но и всей российской экономики. Надо также отметить: вообще это был практически единственный локомотив роста российской экономики аж с середины 2012 года. В том факте, что более двух последних лет российская экономика росла только потребительским спросом, и кроется, возможно, ответ на вопрос, почему стимулировать его смысла практически нет. Дело в том, что рост за счет потребления — это рост, в принципе, неустойчивый. То есть в тот момент, когда потребление насыщается, этот рост прекращается достаточно быстро. Если такой рост не дополнен созданием новых мощностей со стороны предложения, новыми перспективами экономики, условиями для дальнейшего улучшения благосостояния населения, не только в том, что касается доступности кредитов, хотя это может отчасти сгладить ситуацию... И самое главное, если это не сопровождается довольно высокими ожиданиями населения, постоянно растущими относительно возможностей потребления, то по большому счету, стимулирование потребительского спроса — вещь, которая может принести локальное улучшение в экономическую динамику, но никаких оснований для устойчивого стабильного развития не создаст!


А вот что по этому поводу думает Наталья Орлова, главный экономист «Альфа-Банка»:

Наталья Орлова
главный экономист «Альфа-Банка»

У нас в стране низкая норма сбережения. Мы сейчас экономика, которая, по сути, не имеет доступа к международным рынкам. В таких условиях нам необходимо повышать норму сбережения, чтобы иметь источники финансирования инвестиций, потому что с международных рынков мы эти инвестиции больше привлечь не можем. Вы меня сейчас спрашиваете, нужно ли в таких условиях стимулировать потребление. С точки зрения макроэкономики ответ отрицательный, потому что, стимулируя потребление, мы подрываем инвестиционный рост, и в конечном счете ухудшаем перспективы нашего роста. Поэтому если сейчас мы будем это делать, то через несколько лет у нас компании столкнутся с еще более жестким падением спроса, чем они сейчас наблюдают. Потребление и так уже на шоковом уровне. Вопрос заключается в том, что нужно сделать, чтобы ускорить экономический рост, а не в том, чтобы поддерживать потребление. Грубо говоря, почему у нас экономика не имеет потенциала роста и что нужно сделать, чтобы эти ограничения расширить? К сожалению, с точки зрения структуры роста, все равно без инвестиций мы можем технически делать тонкие настройки: улучшать рынок труда, повышать мобильность рабочей силы. Но все равно этого большого эффекта не даст. Основной эффект должен был связан с восстановлением инвестиционной активности, а для этого нужны деньги


Майское падение промпроизводства на 5,5% в годовом выражении стало максимальным с октября 2009 года.

http://www.bfm.ru/news/295668

0

69

Михаил Задорнов: «Люди уменьшают чеки, розничный товарооборот падает»

По словам председателя правления ВТБ-24, с каждым месяцем падение розничного товарооборота все серьезнее. На фоне кризиса россияне все значительнее ограничивают свои бюджеты, и касается это практически всего: услуг, одежды, непродовольственных товаров

Текст: Илья Копелевич

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/06/18/zador.jpg
Президент-председатель правления ВТБ 24 Михаил Задорнов. Фото: Максим Шеметов/ТАСС

В России в связи с непростой экономической ситуацией сократился потребительский спрос. Насколько велика эта проблема и стали ли наши соотечественники копить на черный день? Главный редактор Business FM Илья Копелевич обсудил это с председателем правления ВТБ-24 Михаилом Задорновым в рамках Петербургского международного экономического форума — 2015.

Банк розничный, доходы населения снижаются, внешние рынки закрыты. Очень важный вопрос. Мы видим, говоря языком понятным, но полуакадемическим, — склонность к потреблению населения упала. Может быть это и хорошо, а может и нехорошо, по крайней мере промышленность от этого страдает. Растет ли склонность к сбережению?

Михаил Задорнов: Да, склонность к потреблению, безусловно, упала, индикатор этого — падение розничного товарооборота в мае к маю прошлого года, почти 10%, и падение товарооборота наблюдается, на самом деле, все первое полугодие, и оно углубляется. То есть каждый месяц следующий — это более серьезное падение товарооборота. Если можно было сказать в январе-марте, что люди уже все автомобили, чайники и холодильники купили во время декабрьского всплеска, то теперь ясно, что это не просто реализация заранее спроса, это, действительно, поджатие бюджета. Причем мы как розничный банк видим, что люди вопреки даже прошлому кризису, меньше стали тратить, в том числе на продовольствие. То есть просто они уменьшают чеки, уменьшают даже некоторые долю расходов на продовольствие в своих бюджетах, и это распространяется практически на все: на услуги, на непродовольственные товары, одежду.

Я вам скажу так, у нас был представитель одного из автомобильных брендов — из лакшери-сегмента, потому что долгое время считалось, что средний бюджет...

Михаил Задорнов: Их не касается.

Нет, он сказал, что все уже, все те же цифры — то есть дошло и до богатых тоже сокращение покупок.

Михаил Задорнов: Так что, безусловно, есть сокращение потребления. Это естественно после нескольких лет такого бурного роста. Но вы абсолютно правы, в том, что это плохо для тех секторов экономики, которые работают на этот сектор.

Мы видим большие цифры спада, которые уже однозначно продиктованы именно низким спросом. Это такая серьезная проблема, о ней, кстати, пока, мне кажется, никто всерьез не говорит. Это же на самом деле спираль. Сегодня люди меньше покупают, завтра они получают меньше зарплату и послезавтра покупают еще меньше. Если не возникает инвестиционного спроса в экономике, а для инвестиций должны быть те самые сбережения. раньше инвестиции мы брали на западных рынках капитала, сейчас не берем.

Михаил Задорнов: Сейчас перейдем к сбережениям. Казалось бы да: доходы людей, действительно номинально не выросли, реально упали, и люди не потребляют. И, кстати говоря, они не потребляют, это тоже косвенный удар по банковскому сектору, они стали существенно меньше брать кредиты. То есть новые кредиты, именно розничные, кредиты физических лиц, сократились в разы. Где-то с марта-апреля идет некоторое оживление, но тем не менее, все равно: если мы возьмем май-июнь, то в целом по системе самый распространенный кредит наличными примерно вдвое меньше новых кредитов выдано в мае-июне, чем в мае-июне прошлого года, и примерно вдвое меньше также ипотечных кредитов. То есть еще и падает спрос на кредиты со стороны физических лиц. Со сбережениями прямо противоположная ситуация. Я напомню: вь прошлом году мы вообще не видели прироста, если мы уберем валютную переоценку, конверсию в валюту рублевых счетов, то в целом, без переоценки было сокращение примерно 2,5% по системе. В этом году мы видим достаточно серьезный прирост депозитов и остатков на счетах населения, причем как населения, так и малого бизнеса. Например, в масштабах ВТБ 24 мы получили 130 млрд рублей за период 5,5 месяца, вот к середине июня. Это чистый прирост без переоценки. То есть мы все эти валютные колебания уберем, считаем, что курс валюты такой же, как он был на 1 января, то это 130 млрд рублей плюс. Это каждый месяц по 20-25 млрд мы получаем новых денег.

Кстати, большая сумма. И очень бурное изменение динамики.

Михаил Задорнов: Это большая сумма, для нас это 7-8%. У нас, конечно, это больше, чем в целом по сектору с начала года, но сектор тоже дал где-то порядка 5-6% прироста только за это первое полугодие. Мы ждали по году в целом прирост 12%, я думаю, что он может быть в целом по банковской систем и побольше. То есть мораль: не потребляя, люди все-таки подушку безопасности для себя определенную в виде сбережений создают.

Можно я в макроэкономическую плоскость переведу этот разговор, потому что основная ведь тема — сегодня люди думают и участники форума тоже, что мы действительно сейчас то ли находимся в нижней точке, самое главное, в надежде. Что дальше — начнется восстановительный рост или же мы находимся в таком медленном соскальзывании все глубже и глубже? То, что люди перестали потреблять, очень сильно уже бьет по промышленности, это спираль вниз, но если вдруг у нас возникнет инвестиционный ресурс, которого в стране, на самом деле, никогда не было, почему мы так и зависели от иностранных инвестиций фактически, потому что собственных накоплений и сбережений не было. Значит, макроэкономически вот эта появившаяся склонность к сбережению, этот массив денег, он может стать макроэкономическим определенным стимулом для оживления?

Михаил Задорнов: Он, безусловно, является таким фактором.

Уже инвестиционного оживления, не потребительского.

Михаил Задорнов: Он дает ресурс для... Здесь такая не совсем прямая связь, почему? Потому что сейчас активы банков равны примерно 110% ВВП. Соответственно, средства населения примерно 25-28% активов банков. То есть можете себе представить, что это достаточно существенно. Это, соответственно, получается около 30% ВВП, это деньги населения.

Вы говорите, что и остатки на счетах предприятий тоже растут.

Михаил Задорнов: Остатки на счетах предприятий растут, хотя меньшими темпами, чем средства населения, это еще 30% банковских пассивов. Вот эти два источника, они, безусловно, являются вот таким постоянным источником для именно инвестиций, вложений. Но надо понимать, что банковские кредиты дают не более 10% общего объема инвестиций. То есть, как правило, когда люди инвестируют, они на две трети это делают за счет собственных средств, собственных средств предприятия или средства акционеров. 10% банковский кредит и 20% — это бюджетные инвестиции, это инвестиции чисто федеральных и региональных бюджетов. Поэтому, когда мы говорим об инвестиционном спросе, он, очевидно, будет сейчас подрезаться вместе с бюджетами, то есть прежде всего, сейчас сохраняют социальные расходы военные и подрезают инвестиционные, поэтому здесь будет довольно серьезный удар. Компании, как мы видим, государственные, они также свои инвестпрограммы подрезают, и поэтому остается, видимо, роль банковского как раз кредита на инвестиционные цели, она будет расти.

Ну, это ведь чисто теоретически, потому что дальше есть вопрос: а есть ли спрос на инвестиции, потому что тогда бизнес должен видеть, что строишь, во что вкладывать. Кроме сельского хозяйства у нас ничего не растет.

Михаил Задорнов: Очень важное замечание: именно проблема в том, что получается — деньги-то есть в системе.

Девать их некуда.

Михаил Задорнов: Да. То есть, по сути, предприниматели сейчас не берут деньги в долг на инвестиционные проекты и не вкладывают собственные средства, а часть их выводят за границу не просто потому, что там офшоры, нужно их сберечь, потому что они видят, к сожалению, за пределами России объекты инвестирования, более для них интересные. Конечно, это еще и страховка от риска, но объекты более интересные с точки зрения просто отдачи на инвестиции или, по крайней мере, более защищенные. Поэтому вопрос именно конкретной привлекательности проектов и защиты...

В общем, вся ваша статистика такая прикладная скорее говорит о том, что у нас пока тренд вниз в целом, если говорить об экономике.

Михаил Задорнов: Тренд вниз, с точки зрения, конечно, потребления, ВВП и склонности к инвестициям.

Пока только вниз, это пока не конец, это еще, так сказать, точка равновесия нижнего далеко еще не найдена. Но теперь практически: раз денег в банках стало больше, спрос на деньги заметно уменьшился, что у нас будет с процентными ставками? Пока они очень высокие.

Михаил Задорнов: Процентные ставки, на самом деле, снижаются одновременно и по депозитам, и по кредитам. Я могу просто привести пример по рознице. Очевидно. что первый квартал ставки по депозитам были на уровне 15% в рублях, и кредиты доходили до 25-30%. По ипотеке те, кто кредитовал, ВТБ 24 и Сбербанк, там ставка была где-то от 15 до 16%, и большого энтузиазма это не вызывало, но некоторые люди берут кредит, если необходимо и по таким ставкам. Сейчас уже ставки по депозитам примерно 11,5%, ставки по кредитам снизились тоже примерно...

Это кредиты для населения или для бизнеса?

Михаил Задорнов: Кредиты для населения.

А для бизнеса?

Михаил Задорнов: Например, для малого бизнеса ВТБ 24, мы с 22 числа снижаем очередной раз на 1,5% ставку по кредитам малому бизнесу, по овердрафтам также, и наша ставка будет примерно на уровне 16-16,5%. Но в январе эта ставка была, то есть у нас самая нижняя ставка была 19 после повышения ставки ЦБ. То есть видите, тоже получается за 5 месяцев, по существу, после новогодних праздников это снижение в среднем где-то на 4-4,5%. То есть идет это снижение, просто оно, как и движение всей стоимости денег и ставки ключевой ЦБ идет поэтапно.

Послушав бы первую часть нашего разговора, если бы была возможность, подождал бы с привлечением кредита еще месяца три, потому что, слушая вас, я понимаю: денег становится больше, спрос на них все ниже. Это правильно или…

Михаил Задорнов: Нет, неправильно, потому что спрос становится больше, спрос, безусловно, сегодня на кредиты гораздо больше, чем он был в феврале-марте. Денег не становится больше просто по той причине, что пришли деньги населения, но банки вернули, например, Центральному банку с начала года 2,5 триллиона рублей.

То есть деньги от населения сейчас дешевле, чем деньги от Центробанка?

Михаил Задорнов: Да. Сейчас пока еще дешевле, потому что Центральный банк последнее движение по ставке сделал буквально на днях. Сейчас средняя ставка по депозитам населения — 11,5%.

Возвращаясь к большой теме, к пониманию, в какой стадии кризиса мы находимся: может быть, действительно пора бы резче снижать Центральному банку?

Михаил Задорнов: Не согласен. Вопрос в том, что ЦБ прошел уже с начала года путь — на 5,5% снижена ставка. Сказать, что мы увидели какой-то бурный рост спроса на кредиты, например, после последнего, или к нам кто-то обращается, этого нет. Все равно эта ситуация более комплексная. Она в понимании того, что тебе есть куда инвестировать, у тебя есть такие объекты, что в сужающейся экономике, на самом деле, не так очевидно, в основном, ты выпускаешь продукцию на уже имеющихся мощностях. И здесь одной ставкой ты ситуацию полностью не перевернешь. А слишком быстрое снижение ставки — это ощущение у рынка того, что Центральный банк пренебрег инфляцией, и ситуация сама по себе будет нестабильной. Сейчас все-таки рынок при прочих равных, все равно мы ждем, наши клиенты, рынок ждет чего? Что будет происходить дальнейшее снижение ставки. И к концу года мы понимаем, что ставка ЦБ будет, соответственно, где-то 9,5-10%, и ставки стоимости денег на рынке будут тоже около 10-10,5%. С этой точки зрения кто из предприятий может дотерпеть до этого момента? Конечно, можно занять через полгода, конечно, подешевле, но а в чем смысл? В конце концов, сегодня занять у нас можно под 16%, а через полгода провести переговоры с нами же или в другом банке и перекредитоваться по ставке на пару процентов ниже. Если есть потребность в деньгах, то предприятия так и делают. О чем как раз вопрос: пока данное ощущение — это не краткосрочные ставки, конец года как пройдет, а именно ощущение долгосрочной неопределенности, то есть непонимание, что нас ждет.

Гораздо было бы хуже, да? Лучше пусть плохая, но стабильность, предсказуемость, нежели броски туда-сюда.

Михаил Задорнов: Она не такая уж плохая. На мой вкус, ЦБ двигается быстрее все-таки, чем мы ожидали. Мы ожидало гораздо более медленного снижения ставки Центрального банка.

Еще одна страшилка кризисная, особенно в связи с тем, что мы реально наблюдаем очень серьезное снижение реальных доходов населения, соответственно, способности платить кредиты, а у нас был кредитный бум пару лет назад, эта страшилка реализуется или нет? Личные дефолты, личные банкротства.

Михаил Задорнов: Нет. Это очень популярная тема, она отражает сложившиеся тренды на рост просрочки населения. Но цифры первого квартала, даже не первого полугодия, уже говорят о том, что пик, во-первых, общей закредитованности населения, то есть доля долга населения к ВВП и доля платежей по долгу к ежемесячным денежным доходам населения начала снижаться. Она начала снижаться в конце 2014 года. То есть самый большой пик кредитования был в 2012-2013 годы. Рост просрочки самый большой мы пережили в 2014 году.

Население на самом деле ощущало приближение плохих времен и резко сократило заранее.

Михаил Задорнов: Конечно. У нас просто растет доля просрочки и растет ее общий объем, но это неизбежность выдач 2012-2013 годов. А сама проблема, ее пик мы испытали в 2014 году, сейчас, конечно, будет отрабатываться этот проблемный портфель — кто-то из людей уйдет в банкротство, с кого-то долги все-таки взыщут.

Как вы относитесь к закону о личном банкротстве?

Михаил Задорнов: У меня большой скепсис к этому закону. Во-первых, там еще много былых пятен и абсолютно непонятных вещей, я даже не будут пугать, мы еще изучили, готовясь к вступлению в силу, — там множество абсолютно нерегулируемых вещей. И самое главное, что с нашей точки зрения судебная система абсолютно не готова к его вступлению в силу. Я назову только одну цифру: последние пять лет сейчас передали эту функцию, банкротство физлиц, арбитражным судам.

Их очень мало, это не для населения.

Михаил Задорнов: Они в год рассматривают 30 тысяч дел. Один ВТБ24 — просудились мы в прошлом году против 65 тысяч заемщиков.

Мы тоже называли цифру примерно в 300 тысяч: это те, кто мог бы претендовать на статус личного банкротства.

Михаил Задорнов: Да, сейчас 700 тысяч может претендовать, но из них придет, может быть, от 100 до 300 тысяч. В любом случае, для арбитражных судов только одно это дело потенциально в 10 раз увеличивает нагрузку, и, конечно, к этому надо быть готовыми, то есть надо понимать, куда люди придут, есть ли там эти составы судей, практики, просто элементарный бюджет.

Для банков, для кредиторов вообще, появление такой опции у должника, возможности объявить себя банкротом, — это скорее неприятность?

Михаил Задорнов: Как будет закон работать. В чем-то это наоборот нам упрощает ситуацию.

В чем? По Гражданскому кодексу можете с него все взыскивать и все. А тут у него есть защита в виде этого статуса.

Михаил Задорнов: Там вступает целый ряд ограничений на пять лет, то есть он не может занимать определенные должности, он не может брать новые кредиты. Там целый ряд серьезно ограничивающих для человека возможностей. Причем все думают, что это только банковский долг. Ничего подобного» Там же собирается долг по четырем основным направлениям: это долг перед кредитными организациями; это долг по ЖКХ, у нас население должно примерно 450 млрд рублей долгов по ЖКХ, и они туда входят, в эту задолженность; дальше у нас по алиментам порядка 300 млрд рублей долгов; у нас долги есть по налогам, и когда говорим, что собирается долг, это происходит за счет этих четырех основных источников, и правовые ограничения для человека достаточно серьезные, и там затрагиваются в том числе семейные права. Я не буду глубоко углубляться, потому что, как правило, у тех семей, которые живут долго, квартиры — это совместно нажитое имущество, машина —совместно нажитое имущество. Соответственно, будет сколько споров между супругами в этой ситуации личного банкротства. Я бы этот закон очень-очень осторожно внедрял. Внутренне я абсолютно не верю в то, что это поможет людям в России конкретно. То, что создаст еще дополнительную возможность на них заработать, это пожалуй, но с учетом предыдущей нашей темы о том, что нагрузка-то уже падает, я бы, честно, ограничился практикой существующей судебной системы. Это предпочтительнее, чем вводить новый институт.

http://www.bfm.ru/news/295759

0

70

Экономисты пообещали ускорение спада в России из-за продления санкций

Дмитрий Коптюбенко, Елена Малышева, Яна Милюкова

Продление европейских санкций будет иметь негативные последствия для экономики России. Они проявятся в виде дополнительного падения ВВП до 1,5% и оттоке капитала, говорят опрошенные РБК эксперты

http://pics.v6.top.rbk.ru/v6_top_pics/resized/550xH/media/img/4/85/754349838983854.jpg
Фото: ТАСС

В понедельник утром министры иностранных дел государств ЕС продлили действие экономических санкций против России до 31 января 2016 года. Продление санкций может дать эффект в 1%, максимум — 1,5% дополнительного падения ВВП, ожидает директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.

«По моему прогнозу, падение ВВП в текущем году составит около 3%. Таким образом, если санкции продляются без ужесточения, падение ВВП по итогам года может составить 3,5–4% ВВП. Максимальное падение возможно в случае, если ухудшится ценовая конъюнктура на углеводородное сырье и сработает ряд других, например инфляционных, факторов», — рассуждает он.

Эффект от санкций по мере их продления будет снижаться, ожидает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. «В год мы можем из-за санкций терять 1–1,5% ВВП. Потери будут понемногу снижаться из-за снижения объема внешнего долга, подлежащего погашению. Симметричный ответ даст дополнительный эффект в виде разгона инфляции и снижения уровня жизни».

Москва уже заявила о желании продлить продовольственные антисанкции на тот же срок, что и санкции Евросоюза. Поручение подготовить обращение на имя президента с предложением продлить действие указа о введении ограничительных мер дал на встрече с вице-премьерами глава правительства Дмитрий Медведев.

Ранее вице-премьер Аркадий Дворкович в интервью РБК говорил, что список запрещенной к ввозу продукции не претерпит существенных изменений. При этом он не исключил точечных изменений: «Некоторые заявления по этому поводу уже были, в том числе по биоматериалам для выращивания рыбной аквакультуры. Это вполне возможно».

По словам директора Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлии Цепляевой, хотя санкции обходятся стране в том числе и потерей в экономическом росте, но во многом это транслируется через канал оттока капитала. «В прошлом году отток капитала составил около $150 млрд, из них отток $100 млрд был спровоцирован санкциями», — объясняет она.

Согласно прогнозу Минэкономразвития, чистый отток капитала в 2015 году может составить около $110 млрд.

«По моей оценке, в текущем году нужно заплатить [по внешнему долгу] примерно 5% от ВВП. Соответственно, это и есть та цена, которую экономика России заплатит [за санкции]», — сказал РБК бывший первый зампредседателя Банка России Сергей Алексашенко.

Цепляева оценивает падение экономики России в 2015 году чуть более чем в 3% ВВП при нынешних ценах на нефть. «Частично это объясняется эффектом низких цен на нефть и структурными проблемами. Моя оценка на этот год эффекта санкций — 1–1,5% ВВП в этом году. Он уже учитывается в общем падении», — отмечает она.

Но, предупреждает она, краткосрочный эффект от санкций уже прошел, а долгосрочный — еще не проявился в полной мере. «В среднесрочной перспективе влияние санкций, возможно, будет транслироваться через другие каналы — недоступность закупок оборудования и прочее. Но пока этого нет», — предупреждает она.

Официальные прогнозы падения ВВП основываются на предпосылке о том, что в 2015 году антироссийские санкции отменены не будут. Минэкономразвития прогнозирует в 2015 году спад ВВП на уровне 2,8%, Минфин — 2–2,5%, ЦБ — 3,2%.

Базовый сценарий Минэкономразвития на 2016 и плановый период 2017–2018 годов также предполагает продление санкций и на ближайшую трехлетку. «Это означает сохранение ограничений доступа к мировому рынку капитала для российских компаний и достаточно высокий уровень чистого оттока капитала из частного сектора, связанный с погашением внешнего долга», — говорится в «Сценарных условиях и основных параметрах прогноза социально-экономического развития России». Министерство прогнозирует рост ВВП в 2016 году на 2,3%.

http://top.rbc.ru/economics/22/06/2015/ … cd3f564f62

0

71

Две трети россиян стали экономить на еде — опрос ФОМ

0

72

Падение ВВП России. Когда ждать улучшений

«В какой-то момент, видимо, власти сами себя убедили, что все, очередное дно экономики случилось. Это стало как раз самой большой совершенной ошибкой»

Текст: Михаил Задорожный

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/06/26/pl.jpg
Фото: Gleb Garanich/Reuters

В мае ВВП России сократился почти на 5% в годовом выражении. С начала года падение этого показателя ускоряется. Об этом говорится в мониторинге Минэкономразвития по итогам предыдущего месяца.

В то же время, министерство пока еще не исключает, что годовое сокращение экономики может быть меньше прогнозного и составит около 2,5%. Что стало причиной падения ВВП? И когда стоит ожидать улучшения?

Некоторые признаки улучшения можно найти в том же мониторинге Минэкономразвития. С очисткой от сезонности в месячном выражении динамика спада ВВП в мае замедлилась до минус 0,4% против 1,5% в январе. Но если считать год к году, картина получается совсем другая: в январе ВВП снизился на 1,4%. Примерно столько же было и в феврале. В марте падение ускорилось до минус 2,7% , а в апреле уже до минус 4,2%.

Всего же за первые пять месяцев года экономика России сократилась на 3,2% к соответствующему периоду года предыдущего. По данным министерства, наиболее негативное влияние на темпы падения ВВП оказали обрабатывающие производства, оптовая и розничная торговля. Есть и другие причины, говорит главный экономист аналитического управления «УРАЛСИБ Кэпитал» Алексей Девятов.

Алексей Девятов
главный экономист аналитического управления «УРАЛСИБ Кэпитал»

«Мы видим серьезное падение в строительстве, например. Мы видим достаточно серьезное падение на транспорте. Это связано с динамикой инвестиций. Инвестиционная активность останется пока слабой. Опять же опыт показывает, прошлого кризиса в т.ч., что инвестиции начинают останавливаться позже чем, скажем, промышленность. Поэтому я бы начал говорить о восстановлении инвестиций, может быть, в конце следующего года».


Что касается торговли, то здесь причина спада очевидна — это сокращение потребительского спроса из-за снижения реальных доходов населения. Недавно глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявлял, что через 2-3 месяца мы достигнем дна. Стоит ли ждать начала восстановления в четвертом квартале? Мнение главного экономиста пенсионного фонда «Капитал» Евгения Надоршина.

Евгений Надоршин
главный экономист пенсионного фонда «Капитал»

«В какой-то момент, видимо, власти сами себя убедили вот этими постоянными заявлениями, что все, вот уже очередное дно экономики случилось. Это стало как раз самой большой совершенной ошибкой. Тот факт, что ситуация не так плоха, как она развивалась в 2009 году, вовсе не делает ее хорошей. Если мы говорим о каких-то быстрых мерах, то крайне мало что уже можно сделать, потому что основные заготовки были произведены в конце прошлого года. В существенной степени так или иначе использованы, и что-то здесь быстро едва ли уже изменится. Пока у нас даже санкции, собственно говоря, остались ровно в прежнем объеме, и поэтому даже этот фактор, который мог что-то улучшить как раз в третьем квартале этого года, сходит со сцены».


Что может стать драйвером экономики в сегодняшних условиях? Рассуждает главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик.

Ярослав Лисоволик
Deutsche Bank

«Есть определенные предпосылки для восстановления экономического роста в том числе на фоне того, что скорее всего действительно мы увидим дальнейшее замедление инфляции. На фоне этого можно ожидать дальнейшего снижения ставок со стороны ЦБ. Это должно несколько поддержать и рост по инвестициям и по потреблению. Можно ожидать значительно более низкого оттока капитала в течение этого года по сравнению с прошлым годом. Это тоже должно стать определенным фактором, который может поддержать экономический рост».


С тем, что по итогам года ВВП России сократится на 2,8%, как считают в ведомстве Улюкаева, согласны не все. Правда, и катастрофического обвала в 4 и более процента уже никто не ждет. Вопрос в том, что будет в следующем году. Минэкономразвития ожидает роста на 2,3%. Пока этот прогноз выглядит слишком оптимистичным.

http://www.bfm.ru/news/296496

0

73

Падение ключевых отраслей российской экономики обновило 6-летний рекорд

Евгений Калюков

В мае 2015 года объем производства в основных сферах российской экономики упал на 6,8%. Больше в последний раз было только в сентябре 2009 года, когда индекс снизился сразу на 7,6%

http://pics.v6.top.rbk.ru/v6_top_pics/resized/550xH/media/img/0/19/754357628397190.jpg
Фото: ТАСС

Объемы выпуска продукции и оказания услуг в базовых отраслях экономики России (сельское хозяйство, промпроизводство, строительство, грузооборот, розничная и оптовая торговля) в мае 2015 года падали рекордными за последние шесть лет темпами. Как следует из опубликованного сегодня доклада Росстата, в прошлом месяце выпуск по базовым видам экономической деятельности сократился в годовом исчислении на 6,8%. Так сильно индекс не падал с сентября 2009 года — тогда он сократился сразу на 7,6%.

За первые пять месяцев 2015 года объем выпуска продукции и услуг снизился на 4%, при этом в мае падение оказалось вшестеро сильнее, чем в январе — 6,8% против 1,1%. В феврале падение в годовом исчислении составило 3,1%, в марте — 2,8%, а в апреле — 5,8%.

Напомним, что за 2014 год выпуск увеличился по сравнению с 2013 годом на 0,5%.

Ранее сообщалось, что объем промышленного производства в России по итогам мая 2015 года упал в годовом исчислении на 5,5%, сообщает Росстат. Так быстро индекс промпроизводства не сокращался с октября 2009 года. По сравнению с апрелем 2015 года темпы падения промпроизводства ускорились почти на четверть — с 4,5% до 5,5%.

Согласно докладу Росстата, добыча полезных ископаемых в мае 2015 года сократилась в годовом исчислении на 0,9%, в том числе добыча топливо-энергетических ископаемых — на 0,8%, а всех прочих — на 2%.

Объем выпуска на предприятиях обрабатывающих производств сократился в мае 2015 года к маю предыдущего года на 8,3%. При этом в металлургии сокращение составило 11,2%, в текстильной промышленности — 23,8%, в машиностроении — 24,9%.

Объем производства пищевых продукта в мае сократился на 1,5%, в том числе молока — на 2,1%, водки — на 2,5%, шоколада — на 7%, мясных консервов — на 7,8%, фруктовых и овощных соков — на 15%.

http://top.rbc.ru/finances/01/07/2015/5 … c4d8c50844

0

74

Падение промпроизводства в России за первое полугодие составило 2,7%

В июне падение промпроизводства составило 4,8%, что оказалось хуже прогнозов экономистов

Промышленное производство в России в июне упало на 4,8% по сравнению с июнем 2014 года после снижения на 5,5% в мае, на 4,5% в апреле, на 0,6% в марте, на 1,6% в феврале и роста на 0,9% в январе, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на данные Росстата.

В целом за первое полугодие 2015 года промпроизводство в России снизилось на 2,7% по сравнению с соответствующим периодом 2014 года.

Падение в промышленности в июне превысило ожидания экономистов, которые прогнозировали снижение на 4,1% (согласно консенсус-прогнозу, составленному «Интерфаксом» в конце прошлого месяца).

Тем не менее, оно оказалось ниже майского. Как сообщалось ранее, снижение промпроизводства в мае на 5,5% в годовом выражении стало максимальным с октября 2009 года.

С учетом исключения сезонного и календарного факторов промпроизводство в июне уменьшилось на 0,1% после снижения на 0,6% в мае, на 1,7% в апреле (скорректированные данные), роста на 0,3% в марте, снижения на 0,8% в феврале (скорректированные данные) и на 2,1% в январе.

Хотя годовые темпы падения промпроизводства в июне и снизились по сравнению с апрельскими данными, они все равно оказались значительными, несмотря на благоприятный календарный фактор: в июне 2015 года было сразу на два рабочих дня больше, чем в июне 2014 года. При этом в мае 2015 года было на один рабочий день меньше, чем в мае 2014 года, а в апреле 2015 года и апреле 2014 года количество рабочих дней было одинаковым.

Существенное падение в июне было зафиксировано в обрабатывающей промышленности — на 6,6% после снижения на 8,3% в мае, на 7,2% в апреле, на 1,9% в марте, на 2,8% в феврале, на 0,1% в январе (за 6 месяцев — падение на 4,5%).

В добывающих производствах в июне наблюдалось снижение на 0,9% после падения также на 0,9% в мае, на 0,8% в апреле, роста на 0,4% в марте, на 0,1% в феврале и на 1,5% в январе (за 6 месяцев — нулевой рост).

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды снизилось в июне 1,0% после падения на 1,4% в мае, роста на 1,8% в апреле, на 0,8% в марте, снижения на 1,7% в феврале, роста на 1,2% в январе (за 6 месяцев — снижение 0,1%).

Майский прогноз Минэкономразвития на 2015 год предполагает снижение промпроизводства на 1,3%. Последние фактические данные пока не привели к пересмотру ведомством ожиданий, но министерство в дальнейшем может ухудшить прогноз, говорил министр экономического развития Алексей Улюкаев в середине июня.

Консенсус-прогноз экономистов, подготовленный «Интерфаксом» в конце июня, по падению промпроизводства на 2015 год равняется 2,5%.

http://www.bfm.ru/news/298063

0

75

Сырная экономика

http://image.subscribe.ru/list/digest/economics/im_20150722152747_15294.jpg

Некоторым отраслям нашей промышленности политика импортозамещения пошла на пользу. Но другие демонстрируют такой обвал, что кажется: их, наоборот, ликвидируют для замены импортной продукцией.

В минусе и в плюсе

По итогам мая падение промышленного производства составило 5,5%, в обрабатывающих отраслях — 8,3%. Причём производство некоторых машин и станков сократилось на 40-75%, что уже похоже на ликвидацию целых отраслей. Импорт также продолжает снижаться, особенно ввоз машин и оборудования — на 48,1% за май. Ежегодно выбывает из строя в среднем 60 тыс. станков, и как заместить их за счёт тех 167 штук, что были выпущены в мае, и даже тех 2-3 тыс., что мы производим за год?

Есть, правда, и успехи — пока немногочисленные, но впечатляющие. Так, например, производство сыра в России подскочило на 27,7%, на те же 27% вырос выпуск товаров из кожи, на 41,8% — производство литейного и сталеплавильного оборудования. «Рост происходит в производстве многих продовольственных товаров и лекарств, — отмечает экономист Яков Миркин. — Здесь сыграли свою положительную роль продовольственное эмбарго и удешевление рубля. В лёгкой промышленности есть рост в отдельных сегментах, но в целом производство снижается».

http://static1.repo.aif.ru/1/80/432032/eda92eb541fc4b253d6bffcc30e8222f.jpg

Почему наши производители не могут воспользоваться преимуществами, которые дают запрет на ввоз импортных продуктов и падение рубля?

«Производство отечественного молока от введения продовольственного эмбарго более рентабельным не стало, — поясняет Мария Жебит, представитель Национального союза производителей молока. — А кредитные ставки растут. Из-за этого российское молоко получается дороже белорусского и из других стран СНГ. Вот и продолжается та же тенденция, что господствовала все последние годы, — сокращение производства молока и поголовья молочного скота. Отрасли нужны специальные кредитные программы. Выиграли от эмбарго переработчики молока — их обороты выросли, поскольку переработанная или расфасованная в России продукция почему-то не считается импортной».

«Резко упал спрос на отечест­венную мебель, — рассказывает о проблемах своей отрасли Сергей Степанчиков, представитель Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России. — Отсюда и падение производства. Мы, российские мебельщики, работаем для небогатых покупателей, вся отечественная мебель экономкласса. А бедные сегодня стали ещё беднее. Производители разрабатывают новые модели, а у людей на их покупку денег нет. Все мебельные фабрики перешли на четырёхдневную неделю».

Продовольственное эмбарго и государственные субсидии смогли бы обеспечить подъём производства, уверен производитель комбайнов Константин Бабкин. Но только в том случае, если ставки по кредитам и налоги снизятся. А о том, насколько действенной может быть поддержка государства, он знает на своём опыте: «Недавно подписано правительственное постановление об увеличении до 25% госсубсидий аграриям на приобретение отечественных сельхозмашин. Поэтому продажи у нас уже выросли». Так повезло, однако, далеко не всем.

«Из субсидий, которые Минпромторг распределяет по предприятиям в рамках программы импортозамещения, на него пойдёт, думаю, очень небольшая часть, — считает Сергей Габестро, член Генерального совета общероссий­ской общественной организации “Деловая Россия”. — Недавно я задал главе Фонда развития промышленности Алексею Комиссарову вопрос: есть ли у него перечень производст­венных мощностей? Нет, представьте себе! Потому риск, что на деньги государства будут созданы никому не нужные производственные мощности, очень велик. О тех, кому нужны средства и кто действительно будет полезен стране, власти просто не знают».

Алексей Чеботарёв

Из выпуска от 22-07-2015 рассылки «Аргументы и Факты - Культура»

http://subscribe.ru/digest/economics/ne … 97842.html

0

76

Данные Росстата указывают на погружение России в рецессию

Данные Росстата о снижении экономики РФ оказались хуже ожиданий правительства. Во втором квартале 2015 года российский ВВП сократился на 4,6 процента.

http://www.dw.com/image/0,,18083964_303,00.jpg

Низкие цены на нефть и экономические санкции Запада продолжают влиять на замедление темпов экономического роста в России. Согласно распространенным в понедельник, 10 августа, данным Федеральной службы государственной статистики (Росстат), российский ВВП снизился во втором квартале 2015 года на 4,6 процента по сравнению с тем же периодом 2014 года. В первом квартале падение ВВП составило 2,2 к аналогичным показателям годом ранее.

При этом цифры Росстата оказались менее обнадеживающими, чем предварительные расчеты Минэкономразвития. Российское министерство ожидало сокращение ВВП во втором квартале 2015 года на уровне 4,5 процента. По его оценкам, период с апреля по июнь снижение экономики достигнет самой низкой отметки, а с третьего квартала начнется постепенный рост. В 2016 году Миэкономразвития спрогнозировало рост ВВП на два процента.

Большинство экономистов на Западе склоняется к тому, что в 2015 году снижение экономики составит 3 процента, а в следующем произойдет рост ВВП на 0,6 процента.

Дата 10.08.2015

Автор Сергей Косяков

http://dw.com/p/1GCxz

0

77

Рубль как индикатор настроения

http://image.subscribe.ru/list/digest/economics/im_20150810170451_14504.jpg

Российский рубль вернулся к своими минимальным отметкам с начала года, и рядовым россиянам впору снова загрустить.

Итак, доллар сегодня стоит уже 64 с лишним рубля, а евро выше 70 руб. Еще несколько месяцев назад ситуация для рядового потребителя была намного более оптимистичной, ведь и евро, и доллар стоили в районе 50 руб.

Очевидно, что в первую очередь грустят представители бизнеса. Ведь для того, чтобы заместить зарубежное оборудование, должно пройти достаточно длительное время, а значит, вместе с падением рубля к уровням начала года падает и оптимизм предпринимателей. Еще бы, от весенних минимумов рубль ослаб к евро на 35%, а значит, и расходы на закупку оборудования или продукции из Европы также выросли на треть.

Осложняют ситуацию и ставки по кредитам. Они по-прежнему запредельны. Сейчас в столице легко можно встретить рекламные билборды, кричащие о кредитной сенсации, и это при ставке в 18%. Звучит скорее как издевательство. Речь, правда, идет о физлицах, но и для корпоративных заемщиков условия ненамного лучше.

В связи с этим нет ничего удивительного, что промышленное производство в России упало в июне на 4,8% в годовом выражении против 5,5% в мае, 4,5% в апреле, 0,6% в марте, 1,6% в феврале и роста на 0,9% в январе, сообщает Росстат. В целом в первом полугодии промпроизводство снизилось на 2,7% в годовом выражении.

Очевидно, что работать в таких условиях крайне трудно, тем более что, опять же, купив в начале мая валюту, можно было бы увеличить рублевый эквивалент сбережений на 35% - зачем что-то производить! В общем и целом, импортозамещение, конечно, идет, но одними призывами ситуацию тут не исправить.

Об этом говорит и статистика по доходам бюджета. По оценке Минэкономразвития, общий объем нефтегазовых доходов, поступивший в федеральный бюджет в первом полугодии, составил почти 3 трлн руб., или 48% общего объема бюджетных доходов. В первом полугодии прошлого года нефтегазовый сектор принес казне почти 52% доходов.

То есть фактически ничего и не изменилось. Просто в том году нефть стоила условно $100, а в этом почти в два раза ниже. Девальвация рубля позволила нефтегазовому сектору остаться на плаву.

Другая группа лиц, которая не может радоваться ослаблению рубля, - рядовые граждане. Они еще в прошлом году столкнулись с резким ростом цен на импортную продукцию, которую опять же заменить отечественной зачастую невозможно. Ну а если рубль по-прежнему слаб, то и падения цен ждать не стоит. Иными словами, россияне просто становятся беднее.

На свои зарубежные поездки они также теперь тратят намного больше, причем в данном случае не нужно ждать повышения цен. Ценник на путевку меняется в режиме онлайн. Например, бронь в отеле стоит 1 тыс. евро. Если 26 мая за нее нужно было заплатить около 55 тыс. руб., то сегодня уже 70 тыс. руб. Можно, конечно, отдать предпочтение российским туристическим центрам, но, например, зимой людям хочется на море, а в России таких мест нет, да и вообще люди любят сменить обстановку, причем это нормальная практика в большинстве стран.

Резюмируя вышесказанное: пока рубль слабеет, население становится беднее, а значит, и его потребительская активность падает. Падает, конечно же, и настроение. Ну а как иначе, если еще год назад человек, получавший $3 тыс., сейчас получает чуть больше $1,5. При этом продукты и одежда за рубежом стоит в рублевом выражении дороже, чем в РФ.

Из выпуска от 08-08-2015 рассылки «Вести - Экономика»

http://subscribe.ru/digest/economics/mo … 78072.html

0

78

Рецессия углубляется: ВВП России за II квартал упал на 4,6%

Темпы снижения российской экономики ускорились. Данные Росстата оказались хуже прогноза Минэкономразвития. Экономисты предупреждают, что улучшения в этом году ожидать не стоит

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/08/11/grafik.png
Фото: Артем Геодакян/ТАСС

ВВП России за II квартал упал на 4,6%, сообщает Росстат. Для сравнения — за I квартал ВВП России уменьшился на 2,2%, поэтому новые цифры говорят об ускорении темпов снижения экономики

Точные показатели по II кварталу Росстат опубликует позднее. В Минэкономразвития ожидали, что за II квартал ВВП снизится на 4,4%, так что реальные цифры оказались несколько хуже прогнозных.

Также Росстат пока не приводит оценку по динамике экономики за полугодие. Минэкономразвития оценивало снижение ВВП РФ в I полугодии на 3,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Из данных Росстата следует, что падение по итогам полугодия составило 3,4-3,5%.

Ввиду резкой волатильности на нефтяном рынке властям РФ уже неоднократно приходилось корректировать макроэкономические прогнозы и параметры бюджета. Последний прогноз Минэкономразвития сформирован исходя из среднегодовой цены на нефть в этом году в 50 долларов за баррель. В то же время, согласно обновленному прогнозу аналитиков JP Morgan, средняя цена барреля Brent в этом году составит 54,5 доллара. Что же ждать от российской экономики в ближайшие полгода?

Евгений Надоршин
главный экономист компании «ПФ Капитал»

«Чуть хуже оказался II квартал, я ожидал падение на 4%, в итоге получилось несколько глубже. Но в моем понимании это не принципиальное отличие, я пока полагаю, что развитие ситуации идет в контексте в целом. Я ожидаю 4-процентного снижения ВВП по итогам этого года и, соответственно, в III и IV квартале я жду снижения на 4,5 и 5%. Второе полугодие будет хуже, чем первое, и в первую очередь это связано с теми же самыми факторами, которые и привели к ухудшению ситуации во II квартале по сравнению с первым. То есть я не жду существенного положительного вклада от чистого экспорта, я не думаю, что федеральный бюджет будет активным фактором поддержки. Тенденция к ухудшению ситуации с потреблением, тенденции ухудшения ситуации в производстве, в инвестициях сохранятся. Во II квартала мы уже видели это ярче, нежели в I. Во втором полугодии они проступят еще ярче, там уже будет достаточно мало таких светлых моментов, которые мы наблюдали в I квартале, когда вроде казалось, в производстве все ничего, инвестиции не так страшно проваливаются. А второе полугодие окончательно расставит все точки над «i», дав понять, что рецессия довольно глубокая, быстро она не закончится, и тенденция к ухудшению просто так не прекратится во II квартале или в III. Я не думаю, что это катастрофа, мне кажется, что таких оптимистов, которые бы верили в официальный прогноз, не так уж и много, поэтому большая часть рынка явно исходит из несколько более пессимистичных вариантов развития событий».


Сложный внешний фон и отсутствие инвестиций явно не способствуют экономическому росту. Пока надежда сохраняется только на следующий год, если будут проведены какие-то структурные изменения, добавляет главный экономист «Дойче Банка» в России Ярослав Лисоволик.

Ярослав Лисоволик
главный экономист «Дойче Банка» в России

«Быстрого восстановления экономики вряд ли стоит ждать. Во втором полугодии мы прогнозируем примерно сохранение тех же темпов спада экономики, который мы видели в первой половине года и во второй половине текущего года. Наш прогноз на этот год — 3,2% снижения ВВП, и это говорит о том, что примерно темпы снижения ВВП будут, может быть, только немного лучше того, что мы видели в первой половине года. Действительно, сложно увидеть сейчас какие-то явные, осязаемые драйверы для экономики. Необходимы какие-то структурные факторы, какие-то факторы улучшения экономической политики, которые бы позволили инвестиционному драйверу заработать и вытянуть экономику из фазы спада. Поэтому на данный момент мы скорее предполагаем увидеть некоторое улучшение в течение следующего года».


По итогам этого года глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев в конце июля ожидал спада экономики на уровне 2,6-2,8%.

При этом независимые аналитики не столь оптимистичны — консенсус-прогноз, подготовленный в конце июля по снижению ВВП в текущем году, равняется 3,7%.

В Минэкономразвитии Business FM сказали, что официально ведомство представит скорректированный прогноз по ВВП на второе полугодие в сентябре.

http://www.bfm.ru/news/300138

0

79

Над экономикой России нависли тучи финансового кризиса. Что ждать осенью?

Будет ли усиление экономического кризиса и как оно отразится на жителях? И о чем можно судить, если взглянуть на несколько последних сообщений из разных отраслей?

Текст: Михаил Сафонов

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/08/13/ugu.png
Фото: YAY\TASS

Российский Минфин не видит предпосылок для повышения нефтяных цен. Скорее наоборот — мир переживает фазу низких цен на энергоносители, считают в финансовом ведомстве.

В последнее время все чаще и чаще звучат предположения, что в ближайшие месяцы экономическая ситуация в России будет только ухудшаться.

В то же время «Автостат» сообщает, что в России продажи элитных автомобилей за полгода выросли в два раза. При том что общие продажи машин в стране резко падают, как и производство. Есть мнение, что состоятельные россияне тоже решили во время кризиса инвестировать средства. Только не в телевизоры, а в люксовые иномарки. А значит и у обеспеченной прослойки общества ожидания, что кризис будет только углубляться. И поскольку ажиотажный спрос имеет обыкновение быстро заканчиваться, можно предположить, что осенью, к примеру, на BMW седьмой серии очереди из нетерпеливых покупателей не будет. В стране сокращают работников и зарплаты. Причем и у топ-сотрудников тоже.

Глеб Лебедев
директор по исследованиям компании HeadHunter

«Мы фиксируем снижение публикуемой зарплаты, то есть работодатели пользуются тем, что на рынке больше стало свободных соискателей. Люди корректируют свои ожидания и готовы двигаться в своих требованиях, чтобы выйти на работу. В каждой компании есть план сокращения, и руководитель компании четко представляет, какого сотрудника, при каком сценарии они будут увольнять».


Помимо снижения зарплат, в России подорожали продукты. Для среднего класса, который тратит на еду не слишком большую часть доходов, это не так существенно. Тем не менее некоторые продукты повысились в цене в полтора раза. Это данные правительственных экспертов, которые пришли к выводу, что импортозамещение даже в сегменте продовольствия в России полноценно не заработало. А то, что появилось на прилавках вместо импорта, не всегда хорошего качества, хоть и дорогое. Показателен последний опрос ВЦИОМ: респонденты считают, что можно жить и быть довольным жизнью с зарплатой в 23 тысячи рублей в месяц.

Дмитрий Востриков
директор по развитию ассоциации «Руспродсоюз»

«Последний год снижаются реальные доходы населения, и население начинает ходить по нескольким магазинам, чтобы найти более дешевое предложение, чего раньше не было. Раньше покупатель заходил в магазин у дома, покупал все необходимое и не заморачивался тем, что нужно пройти и промониторить несколько магазинов. Сейчас показывает, что один и тот же покупатель проходит по 4-5 магазинам, определяется, где дешевле продукты, и покупает там. К сожалению, это не радостная тенденция».


Мы специально смотрели не на макроэкономические прогнозы, они обычно не сбываются, а просто изучали последние сообщения из разных отраслей. Например, авиаперевозки. В Минэкономразвитии недавно признали, что ситуация так тяжела, что придется смириться с уходом с рынка нескольких авиакомпаний. По данным Центробанка, больше чем в два раза выросла задолженность у строителей и организаций транспорта и связи. А если вернуться к автомобильному сектору, недавно СМИ сообщали, что автодилеры проводят массовое сокращение персонала. А конкурс на вакансии — как в хороший вуз — 13 человек на место. Глядишь, придет россиянин в салон за дорогой иномаркой, а продать ее некому.

http://www.bfm.ru/news/300330

0

80

Moody's: российская экономика еще не на дне

Худшее для российской экономики еще не миновало, прогнозируют экономисты. В результате снижения цен на нефть и пикирования рубля выход из рецессии начнется не раньше 2016 года.

http://www.dw.com/image/0,,15801251_303,00.jpg

Еще в конце июля министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев заявлял, что во втором квартале нынешнего года падение российской экономики достигло своей низшей точки, а начиная с третьего, "будет некая корректировка в позитивную сторону". Однако прогнозы аналитиков свидетельствуют, что дно рецессии еще не пройдено, а снижение цен на нефть и ослабление рубля отложат восстановление экономики.

Такие выводы, в частности, содержатся в новом исследовании международного рейтингового агентства Moody's Investor Service. "Поскольку возобновившееся падение цен на нефть вновь привело к ослаблению рубля, возрастает риск того, что худшая стадия рецессии еще впереди", - говорится в исследовании. В результате восстановление экономики начнется не ранее 2016 года, полагают в Moody's.

"Россия официально находится в рецессии"

Аналитики агентства ссылаются на обнародованные в понедельник, 10 августа, данные Росстата, согласно которым объем ВВП за период с апреля по июнь сократился на 4,6 процента вслед за падением на 2,2 процента в первом квартале. Сокращение экономики в течение двух кварталов подряд означает, что Россия официально находится в рецессии, подчеркивают в Moody's.

http://www.dw.com/image/0,,16095667_404,00.jpg
Худшее для российской экономики еще не миновало, предупреждают экономисты Moody's

Такое сильное снижение свидетельствует о том, что ключевые макроэкономические показатели, промышленное производство и розничные продажи, в июне продолжили снижение, говорится в исследовании. Двузначные показатели снижения реальных зарплат на фоне ускорившейся в первой половине 2015 года инфляции, а также сокращение капитальных расходов компаний свидетельствуют о том, что под ударом, прежде всего, оказались частное потребление и инвестиции. Это и привело к углублению рецессии, отмечают в Moody's.

Еще одним фактором, вызвавшим спад российской экономики, стали международные санкции, которые фактически отрезали российским компаниям и банкам доступ к зарубежному финансированию, констатируют аналитики агентства. В результате введенных Западом санкций и ответных мер со стороны Москвы российская экономика в прошлом году недосчиталась 1-1,5 процента реального ВВП, свидетельствуют приведенные в исследовании данные Международного валютного фонда. В ближайшие годы этот эффект может усилиться, предупреждают в Moody's.

Худшее еще впереди

Авторы исследования констатируют, что российская экономика остается сильно уязвимой к колебаниям нефтяных цен. Они напоминают, что снижение цен на нефть уже "привело к падению курса рубля более чем на 20 процентов к доллару", а это значит, что "новый всплеск инфляции может впоследствии сократить доходы, тормозя инвестиции и усугубляя рецессию".

http://www.dw.com/image/0,,18095611_404,00.jpg
Падение цен на нефть и слабый рубль могут усугубить рецессию в России, считают эксперты

Июльские показатели промышленного производства и продаж легковых автомобилей указывают на то, что экономика продолжит сокращаться и в третьем квартале, прогнозируют в Moody's. Такого мнения придерживаются и аналитики Capital Economics. "Экономические перспективы на ближайшие кварталы довольно мрачные, - говорится в аналитической записке лондонской компании. - На фоне продолжившегося в последние месяцы падения цен на нефть пока слишком рано говорить о восстановлении".

В Capital Economics прогнозируют, что в третьем квартале спад российской экономики составит 6,3 процента. Прогноз Deutsche Bank на этот период - минус 4-5 процентов. Аналитики банка связывают сокращение экономики с плохими показателями, прежде всего, в промышленном производстве и строительстве. "Скорее всего, экономический рост останется отрицательным", - прогнозируют они в аналитической записке, которую цитирует агентство Bloomberg.

Восстановление откладывается

В HSBC ожидают, что самый сильный спад придется на четвертый квартал. "Резкое падение цен на нефть однозначно ведет к быстрому ослаблению российской валюты, что может угрожать финансовой стабильности", - заявил агентству Bloomberg главный экономист банка по России Александр Морозов. За один только июль мировые цены на нефть рухнули на 20 процентов. Это оказалось самым значительным месячным падением с кризисного октября 2008 года, отмечает агентство Reuters.

Перспективы роста российской экономики в ближайшие месяцы остаются слабыми, полагают в Moody's. В совокупности с недостаточными мерами со стороны властей это означает, что восстановление экономики может начаться не раньше 2016 года, говорится в исследовании агентства. В Moody's прогнозируют, что в 2015 году объем российского ВВП сократится на 3 процента, в 2016 году рост окажется нулевым.

Если цены на нефть останутся на нынешнем уровне, восстановление может быть отложено, соглашается главный экономист банка ING по России и СНГ. "Более того, риски того, что рецессия продолжится и в 2016 году, будут расти", - приводит его комментарий Bloomberg. По мнению экономиста ING Global Insight Чарльза Мовита, 2017 год окажется первым, когда Россия увидит экономический рост в каждом из кварталов.

Дата 14.08.2015

Автор Ирина Филатова

http://dw.com/p/1GFjL

0

81

Россия падает быстрее прогнозов

http://image.subscribe.ru/list/digest/economics/im_20150812182034_21407.jpg

Падение российской экономики во втором квартале этого года ускорилось и оказалось более глубоким, чем предполагало Минэкономразвития. Глава ведомства Алексей Улюкаев, комментируя статданные, отметил, что это повод задуматься о пересмотре прогноза на текущий год, предполагающего спад на 2,8%. Эксперты полагают, что ВВП упадет на 3,4–3,7%.

Во вторник министр экономического развития России Алексей Улюкаев, отвечая на вопрос журналистов о необходимости пересмотра основных параметров прогноза социально-экономического развития на 2015 год из-за плохих данных за второй квартал, заявил, что «наверное, есть повод серьезно задуматься», передает РИА «Новости».

В понедельник Росстат опубликовал сведения по ВВП за второй квартал текущего года. По данным статведомства, «индекс физического объема валового внутреннего продукта во втором квартале 2015 года относительно соответствующего периода 2014 года, по предварительной оценке, составил 95,4%».

Ранее Минэкономразвития оценило темпы спада в 4,4% во втором квартале и в 3,4% за первое полугодие (в первом квартале ВВП упал на 2,2%). Официальный прогноз в целом на текущий год — 2,8%.

Алексей Улюкаев полагает, что во втором квартале была, вероятно, достигнута «нижняя точка, а затем начиная с третьего квартала будет некая корректировка в позитивную сторону». «Думаю, третий квартал будет лучше, чем второй», — говорит министр.

В Минэкономразвития «Газете.Ru» сообщили, что плановый пересмотр прогноза будет в августе-сентябре текущего года, но не стали уточнять, будет ли прогноз обязательно ухудшен, отметив вновь, что «в третьем квартале прогнозируется разворот бизнес-цикла».

Но вряд ли динамика третьего и четвертого кварталов будет настолько положительной, что позволит выйти на текущий прогнозный уровень. Возможное ухудшение прогноза по ВВП всего лишь подтянет официальную версию к мнению экспертного сообщества.

В последнем обзоре «Комментарии о государстве и бизнесе», подготовленном институтом «Центр развития» НИУ ВШЭ, отмечается, что консенсус-прогноз экономистов падения ВВП на 2015 год ухудшился — с 3,6 до 3,7%.

«По итогам первого полугодия 2015 года экономическая динамика набрала определенную инерцию, и даже существенное изменение текущих тенденций мало повлияет на результаты текущего года. На это же указывает динамика сводного опережающего индекса Центра развития, которая восьмой месяц остается в отрицательной зоне (-3,6%), но пока больше не ухудшается», — отмечает Наталья Акиндинова, руководитель «Центра развития».

Сходных оценок придерживаются и международные финансовые организации. Международный валютный фонд ожидает, что в 2015 году Россия будет пребывать в состоянии спада вследствие резкого падения цен на нефть и санкций.

Прогнозируется снижение ВВП на 3,4% «вследствие уменьшения внутреннего спроса, находящегося под влиянием падения реальной заработной платы, повышения стоимости капитала и ослабления доверия», отмечается в августовском докладе фонда.

В МВФ считают также, что внешнеэкономическое положение России будет оставаться сложным, ввиду уменьшения использования заемных средств по причине ограниченного доступа на финансовые рынки.

Впрочем, есть и более оптимистичные прогнозы на текущий год (хотя оптимисты в явном меньшинстве). Так, экономисты Sberbank CIB подчеркивают, что, несмотря на сложную ситуацию, в июне экономика России избежала дальнейшего спада, а в отдельных сегментах (строительство, грузоперевозки) годовая динамика даже улучшилась.

Во второй половине года на макроэкономическую динамику, вероятно, позитивно повлияют замедление инфляции и ослабление рубля. Девальвация российской валюты будет способствовать повышению конкурентоспособности местных производителей, снижение темпов инфляции замедлит падение реальной заработной платы по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а ожидающееся снижение ставок ЦБ упростит привлечение кредитов и обслуживание долговых обязательств, считают в Sberbank CIB.

«Мы по-прежнему полагаем, что по итогам всего 2015 года российский ВВП, вероятно, сократится приблизительно на 2,5%», — резюмируют аналитики Sberbank CIB.

Кто окажется прав, мы узнаем в ближайшее время. Прогнозы на следующий год пока позитивные, правда, рост всеми аналитиками прогнозируется минимальный — от 0,3 до 1,5%. Но могут быть и проблемы. В «Центре развития» не исключают сценарий «повышенной волатильности, когда цены, а вместе с ними и курс рубля, будут постоянно колебаться». «Такой сценарий, на наш взгляд, может оказаться даже хуже, чем сценарий со стабильно низкими ценами на нефть, например, около 50 долларов за баррель. Волатильность в большей степени будет препятствовать восстановлению экономической активности», — отмечает Наталья Акиндинова.

Естественно, не надо сбрасывать со счетов и возможное обострение конфликта между Россией, Украиной и западными странами. «Основной риск для прогноза создает геополитическая напряженность», — указывают в МВФ.

Петр Орехин

Из выпуска от 12-08-2015 рассылки «Газета.Ru - Первая полоса»

http://subscribe.ru/digest/economics/ne … 89529.html

0

82

Дно уходит из-под ног

http://image.subscribe.ru/list/digest/economics/im_20150814165643_31146.jpg

Россия старается не замечать, как экономика страны катится в пропасть

Летом россияне — как на площадках официальных СМИ, так и в социальных сетях в интернете — обсуждают интереснейшие вещи. Часы Пескова, памятник Дзержинскому, американскую учительницу, осужденную за совращение учеников, приключения губернатора Одесской области Саакашвили. Все это происходит в то время, когда экономическая реальность все настойчивее и жестче стучится в наши двери. Рубль начал новое затяжное падение, промышленное производство и торговля продолжают сокращаться, число бедных растет. Мы пока не хотим видеть, как пресловутое «дно кризиса» постоянно уходит у нас из-под ног. Россия еще не привыкла жить в условиях дешевой нефти и отсутствия западных кредитов. Ответственность за то, что мы пытаемся отвернуться от реальности, лежит в том числе и на бесконечных «белых шумах» в медиа.

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2015/08/14/1439511122_117920_97.png
http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2015/08/14/1439511122_453230_37.png

В середине мая вице-премьер Игорь Шувалов проявил уверенный оптимизм в вопросах экономики. Самого худшего сценария, по его словам, еще тогда удалось избежать. Месяц спустя на международном экономическом форуме в Петербурге эту риторическую линию продолжил Владимир Путин, заявив, что Россия уверенно прорывается сквозь тяготы кризиса к своему светлому будущему. По итогам июня оборот розничной торговли сжался на 9,1% по сравнению с июнем 2014 года — сопоставимого спада в российской рознице не наблюдалось со времен далекого кризиса 1998–1999 годов.

Немного позже стало известно, что промышленное производство в июне упало на 4,8%, лишь чуть восстановившись после глубокого спада на 5,5% в мае. Один только выпуск легковых автомобилей сократился на 24,4% за первое полугодие. Зато могла вот-вот расцвести индустрия исторической памяти. Летом началось активное обсуждение возможного возведения в Москве памятника князю Владимиру, партия КПРФ собиралась провести всенародный референдум о восстановлении на Лубянке монумента Дзержинскому, а единоросс Петров задумал репатриировать потомков императорского дома Романовых в целях возрождения многовековой истории России.

Но объективная экономическая конъюнктура уже давала о себе знать. Реальные располагаемые доходы населения в период с января по июнь снизились на 3,1% (за весь прошлый год — на 0,7%), а реальная заработная плата — на 8,5%. Все это привело к тому, что к апрелю за чертой бедности оказалось на 3,1 млн человек больше, чем годом ранее, — практически 23 млн россиян. Параллельно в августе было принято решение устроить ритуальное сжигание и закапывание санкционных продуктов питания по всей России. Впрочем, даже этот жест, представляющийся в данном контексте особенно циничным, не вызвал у большинства населения хоть сколько-нибудь активной реакции.

22 июня страны Евросоюза договорились о продлении экономических санкций против России, но и эту скучную новость быстро затмили прокатившиеся по Сети споры о влиянии страусов-квартирантов Януковича на последующую политическую судьбу Украины.

Тем временем инвестиции в основной капитал в России в июне 2015 года уменьшились на 7,1% в годовом исчислении. В совокупности все это могло бы показаться достаточно тревожным, если бы накануне губернатором Одесской области не был назначен Михаил Саакашвили, а затем его помощницей не стала бы тогда еще россиянка Мария Гайдар. Оба события вызвали негодование и насмешки у одной части российского общества и восторг вкупе с большими надеждами у другой. Между тем если приглядеться, то и в российских регионах можно найти не менее важные темы для обсуждения.

В нашей стране по итогам прошлого года 75 субъектов Федерации имеют дефицитные бюджеты, существенная часть находится в зоне особого риска дефолта после подписания президентом майских указов в 2012 году. В свою очередь, федеральный центр тоже ожидают серьезные трудности по выполнению социальных обязательств в связи с сокращающимися бюджетными доходами — именно поэтому предложения Минфина по ограничению индексации пенсий после некоторого сопротивления все же встретили понимание в правительстве. Плюс ко всему государственных резервов к 2018 году у России может фактически не остаться.

Всему этому есть одно элементарное объяснение. Российский экономический рост с некоторых пор превратился не более чем в функцию от изменения нефтяных котировок. Цены на углеводороды за июль упали на 16%, оказавшись в августе на несколько дней ниже отметки в $50 за баррель. Примерно на такой же процент с конца июня и до сегодняшних дней дрогнул рубль, причем колебания порой доходили до 3% в течение одного торгового дня.

Но чуть ли не столько же внимания, как ценам на нефть, российские медиа уделили делу Дженнифер Фихтер — тридцатилетней учительницы из Флориды, приговоренной к 22 годам заключения за половые связи с учениками. Этот пример, с одной стороны, вызвал новую волну обличения бездуховного Запада, а с другой — разговоры о бессмысленной жестокости американского правосудия. Точно так же американский город Фергюсон, в котором недавно вновь начались массовые беспорядки, в свое время очень долго не сходил с экранов федерального телевидения.

По последним данным, ВВП России во втором квартале сократился на 4,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а в среднесрочной перспективе Россию, по-видимому, ожидает продолжение рецессии или же вялый экономический рост в пределах 1% ВВП в год (действительно, не худший сценарий). В этом вряд ли напрямую виноваты чрезмерно дорогие обеды Валентины Матвиенко или прогулки Евгении Васильевой по центру Москвы, но именно такого рода явления притягивают к себе львиную долю внимания российского общества.

Этот парадокс хорошо обыгрывает недавно появившийся в рунете сайт, чья концепция выстроена вокруг нашумевших «свадебных» часов Дмитрия Пескова. Автор интернет-странички называет их рублевую стоимость «наиболее достоверным индикатором российской экономики» и предлагает отслеживать месячную динамику «индекса Пескова» для мониторинга экономической ситуации в стране. (До этого россиянам уже предлагалось наблюдать за снижающимися нефтяными котировками и пикирующим рублем в режиме дзен-медитации.)

Похожие инструменты вполне могли бы взять на вооружение и государственные СМИ, если не серьезные экономические ведомства России. Все равно создается четкое впечатление, что на высшем уровне власти экономике отводится ничтожно малое значение — впрочем, этого от нас особенно и не скрывают. Приоритет геополитического заметен повсеместно, а деградация страны по основным макроэкономическим показателям воспринимается обществом как некая неизбежность. Поэтому очередные ее проявления не способны вызвать продолжительного интереса в публичном пространстве у кого-либо, за исключением экономистов и журналистов деловых изданий.

Где же во всем этом найдется дно?

Арнольд Хачатуров

Из выпуска от 14-08-2015 рассылки «Новая газета»

http://subscribe.ru/digest/economics/ne … 76817.html

0

83

Дальше будет хуже

http://image.subscribe.ru/list/digest/economics/im_20150814161936_16964.jpg

В своем новом докладе аналитики международного рейтингового агентства Moody's в своем новом исследовании пришло к выводу, что возобновившееся падение цен на нефть и последовавшее за этим ослабление рубля станут причинам углубления рецессии экономики России.

По оценке Moody’s Analytics, Россия, которая вступила в рецессию в первом квартале, может оказаться в еще более сложной ситуации. Недавно Федеральная служба статистики опубликовала предварительные данные, согласно которым во втором квартале валовой внутренний продукт сократился на 4.6%. Такие данные приводятся на сайте Росстата. Для сравнения — за I квартал ВВП России уменьшился на 2,2%, поэтому новые цифры говорят об ускорении темпов. Показатели оказались хуже прогноза Минэкономразвития, в котором ожидали, что за II квартал ВВП снизится на 4,4%.

Moody's прогнозирует спад российской экономики на 3% в 2015 году с последующим нулевым ростом в 2016 году. В свою очередь, аналитики Capital Economics Ltd. считают, что в третьем квартале падение российской экономики ускорится до 6.3%, тогда как в HSBC Holdings Plc прогнозируют, что худшие показатели будут установлены в период с октября по декабрь. Более резкий спад противоречил бы заявлениям правительственных чиновников о том, что Россия достигла "дна" в последнем квартале. При этом рост должен возобновиться в конце этого года или в начале 2016 года.

Аналитики уверены, что при сохранении текущих цен на нефть улучшение наступит нескоро. По мнению экспертов, падение цен на сырую нефть до шестимесячного минимума наносит удар по рублю и подрывает стабильность в стране, в которой поступления в бюджет наполовину состоят из доходов от нефти и газа. Снижение цены на нефть, уронившее рубль более чем на 20%, может привести к новому всплеску инфляции, разрушающей доходы, усилению спада инвестиций.

Негативно сказываются на российской экономике и западные санкции, которые фактически отрезали доступ российских банков и компаний к международному капиталу, говорится в докладе, который приводит телеканал "Дождь". По оценкам Международного валютного фонда, санкции и продовольственное эмбарго стоили экономике России в прошлом году 1-1,5% ВВП, и этот ежегодный эффект сохранится до 2020 года.

"Я не вижу предпосылок для роста в России в данный момент", - заявил экономист IHS Global Insight в Вашингтоне Чарльз Мовит, слова которого приводит портал "ПроФинанс".

Отметим, что в настоящее время кредитный рейтинг России по версии Moody's находится на уровне Ba1 с негативным прогнозом.

Инна Васейкина

Из выпуска от 14-08-2015 рассылки «Московский Комсомолец - свежий номер газеты»

http://subscribe.ru/digest/economics/ne … 43641.html

0

84

Stratfor пишет о развале России

http://image.subscribe.ru/list/digest/economics/im_20150814155631_20866.jpg

Российская экономика достаточно сильно пострадала от сочетания низких цен на нефть, санкций Запада и ответных шагов, а также от обвала рубля. Но иногда различные источники не могут адекватно оценивать состояние российской экономики, поэтому прогнозы выглядят слишком мрачно или оптимистично.

Особенно интересно наблюдать за традиционными оппонентами России. Например, американскую частную разведывательно-аналитическую компанию Stratfor Global Intelligence часто критикуют за предвзятую антироссийскую позицию, но в последнее время выводы аналитиков кажутся просто надуманными.

Стагнация в российской экономике началась в 2013 г., но в реальности стране так и не удалось оправиться от рецессии 2008-2009 гг. Сочетание санкций и падения цен на нефть является идеальным экономическим штормом, который угрожает России, считают эксперты американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor Global Intelligence.

Российское правительство снизило расходы бюджет на 10% почти по всем направлениям, за исключение оборонки. В результате социальные программы были серьезно сокращены, даже финансирование проведения чемпионата мира по футболу в 2018 г. серьезно сдерживается.

Во II квартале экономика России сократилась на 4,6%. Хотя средства массовой информации сосредоточены на стабильности в Москве и Санкт-Петербурге, экономический спад в других регионах гораздо серьезнее.

Долг в 83 российских регионах вырос на 100-150% с 2010 г. Даже министр финансов Антон Силуанов признал, что 60 регионов находятся в кризисном режиме, а 20 близки к дефолту по долгу.

Спасение регионов происходит за счет использования валютных резервов, а также Фонда национального благосостояния и Резервного фонда.

Stratfor предсказывает, что экономическая ситуация в российских моногородах, которые полагаются на одно предприятие или отрасль, будет ухудшаться.

Сейчас на моногорода приходится около 30% промышленного производства страны. Проблема в том, что многие жители этих городов имеют достаточно узкую специализацию, поэтому им сложно мигрировать в поисках лучших рабочих мест и более высоких зарплат.

Аналитики Stratfor считают, что "Москва будет наращивать контроль за губернаторами и мэрами".

Инфляция в России достигла 16,9% в первом полугодии 2015 г., тогда как заработные платы сократились на 14% в течение последних 12 месяцев.

На фоне резкой девальвации рубля, которая оказалась сильнейшей с кризиса 1998 г., национальный уровень бедности увеличился на 14%. Но пока, видимо, показатель не достиг критического уровня, так как минимальные заработные платы и социальные пособия не увеличены.

Stratfor ожидает, что протесты против Кремля будут усиливаться, так как все большее число россиян окажется за чертой бедности, а муниципальные и региональные долги будут расти.

При этом аналитики американской компании ожидают от властей ответных мер по борьбе с протестными и оппозиционными движениями.

В своем докладе Stratfor предсказывает, что популярность президента России Владимира Путина будет быстро снижаться, а регионы могут начать процесс, который в 1991 г. привел к распаду Советского Союза.

Как известно, Джордж Фридман, основатель и глава Stratfor, которую называют "теневым ЦРУ", всегда придерживался курса антисоветизма и антикоммунизма. При этом в разведке Фридман, являющийся представителем консервативных республиканцев, никогда не служил.

Но если простое сгущение красок еще можно понять, то очевидную ошибку в выводах вряд ли можно простить компании, чью аналитику используют власти США.

В последнем отчете, посвященном уничтожению продуктов в России, Statfor пишет, что ответные продуктовые санкции привели к росту стоимости не только импортных товаров, но и к резкому росту цен на отечественные продукты питания:

"Даже если только определенные продукты были запрещены, санкции – не говоря уже о колебаниях валютных курсов – способствовали увеличению стоимости продуктов питания на 20% за прошлый год. Стоимость некоторых основных товаров, таких как капуста, выросла более чем на 60% в начале 2015 г.".

Тут, конечно, Stratfor пишет о фактах: цены действительно росли примерно такими темпами. Вот только увеличение стоимости любой плодоовощной продукции в России зимой никак не связано с санкциями или падением рубля. Кроме того, стоимость продуктов питания в 2015 г. выросла на 15,4%.

О снижении цен на такую продукцию летом на 30% и более Strator почему-то решила не упоминать.

Из выпуска от 14-08-2015 рассылки «Вести - Экономика»

http://subscribe.ru/digest/economics/ne … 22166.html

0

85

Росстат отчитался о продолжении падения российской промышленности

В июле промышленное производство в России продолжило снижение, следует и опубликованных Росстатом данных по итогом семи месяцев 2015 года. Если падение промпроизводства за первое полугодие составило 2,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, то при учете данных за июль падение составило 3% по отношению к семи месяцам 2014 года.

В июле промпроизводство снизилось на 4,7% по отношению к прошлогодним показателям (падение производства в июне составило 4,8% по отношению к июню 2014 года). По сравнению с июнем 2015 года этот показатель фактически вырос на 2,3%, хотя с учетом сезонного и календарного факторов промпроизводство в июле не изменилось по отношению к июньским показателям.

Рекордные для 2015 года цифры падения промпроизводства были зафиксированы в мае. Тогда снижение этого показателя составило 5,5% по сравнению с тем же месяцем 2014 года.

Как ранее сообщал РБК, опрошенные Bloomberg аналитики считают, что в течение ближайших 12 месяцев рублевая выручка 50 компаний из индекса ММВБ упадет на 17%, а валютная — на 25%. Эксперты также увеличили прогноз по спаду российской экономики в текущем году и полагают, что ее рост возобновится не ранее второго квартала 2016 года. В среднем оценки 40 аналитиков свидетельствуют о том, что ВВП России в 2015 году, вероятно, сократится на 3,6%, а в 2016 году вырастет на 0,5%.

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/55d1ec909a7947c3d2d4b27f

0

86

http://i72.fastpic.ru/big/2015/0818/f0/9b000f594647340d64dc91b3b487e9f0.jpg

http://i68.fastpic.ru/big/2015/0818/cc/735065cd8c2ebaf63ff2d7463106c8cc.jpg

История повторяется: использует ли Путин «окно возможностей»

0

87

Клепач сравнил ситуацию в российской экономике с кризисом 1998 года

Яна Милюкова, Елена Малышева

Сокращение потребительского спроса оказалось серьезнее, чем в кризис 1998 года, говорит главный экономист ВЭБа Андрей Клепач. Падение экономики в целом в этом году также может приблизиться к значениям времен дефолта

http://pics.v6.top.rbk.ru/v6_top_pics/resized/550xH/media/img/8/22/754399921113228.jpg
Главный экономист ВЭБа Андрей Клепач
Фото: РБК

Сокращение потребительского спроса в этом году оказалось серьезнее, чем в кризисы 1998 и 2009 годов, сообщил в эфире РБК главный экономист ВЭБа Андрей Клепач. По его словам, нынешний спад в экономике связан с падением спроса, в первую очередь розничной торговли.

«Это очень большой шок. Он тяжелее чем то, с чем мы сталкивались и в 1998 году и в 2009 году. Причем если в 2009 году у нас доходы населения не сокращались в реальном выражении, то сейчас идет падение в реальном выражении и заработной платы и доходов населения в целом. Уменьшился потребительский кредит», — сказал Клепач. По данным Росстата в первом полугодии 2015 года оборот розничной торговли упал на 8% к соответствующему периоду прошлого года. По данным Центра конъюнктурных исследований ВШЭ вклад розничной торговли в общий объем ВВП составляет примерно 8-9%, вместе с оптовой торговлей — примерно 17%.

Однако прогноз у Клепача оптимистичный: падение может ограничится одним годом, а со следующего начнется восстановление. «Это серьезная встряска для всего потребительского сектора... На следующий год... потребительский спрос начнет восстанавливаться. По мнению зампреда ВЭБа, восстановление спроса будет идти быстрее, чем «то, что связано с инвестиционной сферой», но такого роста как в 2000-е уже не будет. В ближайшие годы потребительский спрос и доходы населения будут расти на 2-3% в год, говорит он.

Базовый вариант прогноза социально-экономического развития от Минэкономики предполагает, что розничная торговля в этом году сократится на 8,2%, а в следующем году министерство ожидает роста в 1,5%. Реальные располагаемые доходы населения в этом году сократятся на 7,8%, в следующем году прогнозируется их рост на 1,1%. Сокращение ВВП в этом году в соответствии с базовым прогнозом может составит 2,8%. Но на этой неделе помощник президента Андрей Белоусов не исключил, что спад может оказаться больше и составить 3,5-4%.


Нефть и санкции

Ранее эксперты ВШЭ в экономическом обзоре «Комментарии о государстве и бизнесе» отметили, что третьем-четвертом квартале 2015 года уровень падения экономики может приблизится к показателям кризиса 1998 года. Падение ВВП может составить 4,5%, «даже если в третьем и четвертом квартале» будет нулевой рост, рецессия в 2016 году может продолжиться. В 1998 году ВВП снизился на 5,3%.

Пессимистичные прогнозы они объясняют несколькими факторами. Нефть Urals подешевела с 60–65 долларов за баррель в июне до 46–48 в середине августа, что сопровождалось ослаблением рубля. Резко ухудшилась обстановка в Китае: основной китайский фондовый индекс Shanghai Composite упал с середины июня более чем на 20%, и это сказывается на оценке перспектив роста торговых партнеров Китая. «Продление западных санкций и присоединение к ним новых стран спровоцировало ответное расширение списка подсанкционных стран и ужесточение Россией контрсанкций, несмотря на отсутствие явных подвижек в области импортозамещения», — отмечается в обзоре.

На минувшей неделе аналитики Moody's сообщили, что падение цен на нефть и ослабление рубля приведет к тому, что ситуация с российской экономикой начнет улучшаться позднее, чем это предполагалось. Они прогнозируют спад на 3% в 2015 году и нулевой рост в 2016 году, при условии начала слабого роста в конце текущего года. Среди факторов рецессии аналитики называют сокращение потребительского спроса и объема инвестиций и санкции.

Андрей Клепач с июля 2014 года занимает пост заместителя председателя и главного экономиста ВЭБа. До этого Клепач в течение 10 лет — с 2004 по 2014 годы — проработал в Минэкономразвития, где отвечал за макроэкономическое прогнозирование. С 2008 года он занимал пост заместителя министра. В декабре 2008 года Андрей Клепач стал первым чиновником российского правительства, который официально объявил о начале рецессии в России. Уход Клепача из Минэкономразвития человек из его окружения объяснял РБК тем, что у него и министра Алексея Улюкаева «не сложились» отношения и «какие-то идеи Клепача не принимались». Однако сам в интервью РБК это опровергал. «Мы не скрываем — у нас по многим вещам разные позиции. Но особенно в этом году мы выступаем бок о бок, и предложения по бюджетному правилу, по изменению подходов к денежной политике, процентной политике ЦБ отстаиваем вместе. Я считаю, он ведет себя очень мужественно».


http://top.rbc.ru/economics/19/08/2015/ … 14d62b3bb0

0

88

МЭР: Экономика России достигла «дна»

В связи с этим, итоги IV квартала 2015 года будут значительно лучше III квартала

Глава Минэконоразвития Алексей Улюкаев заявил о том, что экономика России достигла «дна», передает ТАСС. В связи с этим, итоги IV квартала 2015 года будут значительно лучше III квартала.

Несмотря на такой прогноз, Минэкономразвития констатирует, что спад ВВП РФ по итогам июля в годовом выражении ускорился до 4,6% с июньских 4,2%. В то же время с очисткой от сезонности экономика в июле даже выросла на 0,1%, пояснил Улюкаев.

Минэкономразвития также ухудшило прогноз снижения ВВП РФ в 2015 г. до 3,3% с 2,8%, в 2016 г. ожидается рост в интервале 1—2%.

Отток капитала из РФ в 2015 году составит $93 млрд, в 2016 году — $70 млрд, а инфляция по итогам года должна быть чуть больше 11%, отметил глава Минэкономразвития.

Министерство в своем уточненном прогнозе исходит из продолжения санкций как минимум до 2018 года, пояснил Улюкаев.

http://www.bfm.ru/news/301234

0

89

Экономика — на дне. Рубль отыгрывает потери

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил сегодня, что экономика России лежит на дне. Вместе с тем рубль укрепился и практически отыграл потери накануне

Текст: Иван Медведев

http://m1-n.bfm.ru/news/maindocumentphoto/2015/08/25/rubl.jpg
Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Рубль практически отыграл все потери «черного понедельника». Нефть Brent пусть в слабом, но плюсе — уже выше 44 долларов. Европейские биржи растут, в плюсе — некоторые металлы. Таким образом, сегодня происходит коррекция после обвала накануне.

Как заявил глава Минэкономразвития России Алексей Улюкаев сегодня, волатильность рубля сохранится до тех пор, пока цена нефти не найдет равновесия. Он утвердительно ответил на вопрос, есть ли у него ощущение, что экономика достигла «дна»:

«Да, есть. Но это все очень хрупко. Видно, что мы где-то на «дне» лежим, или как назвать это движение».


Власти уже давно озвучили свое отношение к происходящему, отмечает профессор Высшей школы экономики Иван Родионов.

Иван Родионов
профессор Высшей школы экономики

«Началось это не вчера, а в середине прошлой недели, и власть, как раз в лице Медведева к этому выразила отношение. С одной стороны, было сказано, что и 30  долларов — для нас ничего страшного за нефть. Плохо, конечно, но ничего страшного. А с другой стороны, что опять будем валюту продавать через компании, то есть поддержим курс. С этой точки зрения, может быть, и разумно, что ЦБ словесными интервенциями перестал заниматься, а занимается своим делом. Все, что можно было сказать глупого и неразумного, уже и ЦБ, и Минэкономразвития в прошлом году успели сказать. Аккуратнее стали в высказываниях, потому что идея словесных интервенций, то есть обмана собственного народа, непродуктивна. Просто народ начинает относиться ко всем высказываниям правительства, независимо от того, объективные они или не объективные, как к заведомой лжи, что никому пользы не приносит».


Сегодня же Минэкономразвития опубликовало уточненный прогноз, в котором оно исходит из того,   что санкции в отношении России будут действовать как минимум до 2018 года.

Ухудшен прогноз падения ВВП с 2,8 до 3,3%. Отток капитала составит 93 млрд долларов, в 2016 году — 70 млрд долларов. Инфляция по итогам года — 11%.

Прогноз по инвестициям, розничной торговле и реальным доходам населения улучшен. При этом, по словам экспертов, на слуху пока только заявление премьера о давлении на экспортеров и фраза «нужно просто переждать», которую с подачи источника РБК в правительстве теперь повторяют на все лады.

По сути, это и есть стратегия власти, говорит генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Константин Симонов
генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности

«Скорее всего, наши макроэкономические власти ждут того, что ситуация на внешних рынках начнет исправляться, и это избавит их от необходимости поиска каких-то сложных и проблемных решений внутри, потому что так и было в течение последнего года. Потому что, как только наши финансовые макроэкономические власти начинают что-то делать самостоятельно, это вызывает катастрофические последствия. Я прекрасно помню конец 2014 года и те решения, которые принимались по корректировке ключевой ставки, которые в совокупности с выдачей кредита одной компании привели к падению рубля. В этом плане, думаю, основная экономическая идея заключается в том, чтобы день простоять да ночь продержаться, а дальше цены на нефть могут вырасти, и ситуация начнет исправляться. Это позволит получить еще несколько лет пусть и с ужатыми  ремнями, но тем не менее. И самое смешное заключается в том, что частично такой план вполне может и сработать».


Напомним, на открытии торгов на Московской бирже сегодня рубль укрепился до 69,95 рубля за доллар. Евро опустился до 80,71 рубля. Это произошло на фоне роста стоимости нефти марки Brent на 2,29% — до 43,45 доллара за баррель.

http://www.bfm.ru/news/301261

0

90

Эксперты ВШЭ допустили рост инфляции выше 15% в 2015 году

Ольга Волкова

Из-за слабеющего рубля инфляция в 2015 году может достичь 15,2%, оценили в Высшей школе экономики. Эксперты также ожидают роста инфляционных ожиданий на фоне волатильности цен на нефть и внешнеполитических проблем

http://pics.v6.top.rbk.ru/v6_top_pics/resized/550xH/media/img/3/47/754412951509473.jpg
Фото: Lori

«Повторный выход курса рубля на пиковые уровни января—февраля добавит не менее 2 процентных пунктов к годовой инфляции в 2015 году», — пишет ведущий эксперт института «Центр развития» НИУ ВШЭ Николай Кондрашов в отчете «Комментарии о государстве и бизнесе». Поэтому эксперты ВШЭ пересмотрели свой прогноз по инфляции в сторону повышения и ожидают, что рост цен по итогам года составит от 12,8 до 15,2% вместо предполагавшихся ранее 11%.

Официальный прогноз Минэкономразвития — 11,9%, консенсус Bloomberg — 15,2%. Самый оптимистичный прогноз среди аналитиков, которые учитываются в базе Bloomberg — у финансовой корпорации «Уралсиб»: 10,8% по итогам года. Самую высокую оценку инфляции дает IHS Economics — 16,7%.

Накопленная инфляция в июле, по оценке Росстата, составила 9,4%. В конце августа стоимость американского доллара достигала 70 руб., евро — 81 руб. В августе инфляция еще не начала ускоряться, но это вопрос времени, считают эксперты ВШЭ.

Зимняя девальвация рубля на 55% привела к ускорению инфляции на 9–9,5 п.п., и дальнейшее укрепление отечественной валюты до 50 руб. за доллар позволило отыграть не более 1,5 п.п. Это связано с тем, что рост закупочных цен на импортную продукцию в рублевом выражении ведет к увеличению розничных расценок, а обратная коррекция оптовой и розничной стоимости происходит в меньшей степени или не происходит вообще. По итогам первого квартала сальдированный финансовый результат (разница между прибылью и убытками) оптовых и розничных предприятий выросла на 36% год к году, а во втором квартале рост составил уже 49%. Торговая маржа могла абсорбировать незначительные колебания валютного курса, пишут эксперты.

Таким образом, в случае реализации негативного сценария, при котором курс рубля окажется в районе минимума — 71 руб. за доллар и 82 руб. за евро, стоит ожидать инфляции в 15,2% по итогам года. При этом в октябре годовой темп инфляции, который в июле был равен 15,6%, может достичь 17%. При менее пессимистичном сценарии — 65 руб. за доллар и 73 руб. за евро — эксперты ВШЭ прогнозируют инфляцию в 12,8%. При любом сценарии цены начнут ускорение в сентябре, и оно достигнет пика в октябре.

В обзоре ВШЭ говорится про неизбежность высокой инфляции в будущем (из-за уже описанного разрыва в изменении закупочных и розничных цен) и «подрыв веры в саму возможность в среднесрочной перспективе добиться низкой (менее 5%) инфляции в России», то есть про рост инфляционных ожиданий. Цель Центрального банка РФ по инфляции — 4% к 2017 году. Однако для умеренных инфляционных ожиданий, пишет Кондрашов, «нужна и внешнеполитическая стабильность, и более комфортные для рубля цены на нефть, и решение фискальных проблем неинфляционными способами — и все это одновременно на протяжении нескольких лет подряд».

http://top.rbc.ru/economics/03/09/2015/ … 7dc7ea0a52

0


Вы здесь » ПОИСКОВЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ САДОВОДЧЕСКИХ И ДАЧНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ "СНЕЖИНКА" » СНИМАЕМ РЕЛЬСЫ СЗАДИ И КЛАДЕМ СПЕРЕДИ ... » Экономические и политические прогнозы для России на 2015 год